Пятнадцать лет в сохранении степей | №37 зима 2013 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№37 зима 2013

От редакцииСтратегияЭкологическая сетьИнвентаризация степейОптимизация природопользованияСтепи под охранойСтепной регионСтепи под угрозойЗащита уязвимых видовСобытияОбъявления Новые книги Финансирование номера – №37

От редакции

Пятнадцать лет в сохранении степей

Весной этого года Степному Бюллетеню исполняется 15 лет. Его первый номер был подписан в печать 30 апреля 1998 г. Не самая круглая дата, но все же полтора десятилетия, три пятилетки – есть повод отметить. Не в смысле «отпраздновать», а скорее – оглянуть­ся назад и подумать о будущем.

В следующем выпуске мы попробуем под­вести некоторые итоги работы СБ за эти годы: повторить на новом этапе ту статистику изда­ния, которую публиковали к пятилетию Бюл­летеня (см. СБ № 14, 2003); подумать о том, справляется ли Бюллетень со своей миссией; может быть даже систематизировать свои ошибки.

Но не менее интересно посмотреть, что же произошло «снаружи» издания, в той сфере, которую СБ отражает и ради которой суще­ствует. Что изменилось за эти годы в деле со­хранения степных экосистем и их общественно­го признания в наших странах?

На первый взгляд, ответ – ничего. Во всех «степных» постсоветских странах степи по-прежнему остаются наименее защищен­ным и наименее оцененным биомом, они все так же «не существуют» для законодательства и управления, не выделяются среди экологи­чески безличных «естественных кормовых уго­дий». Массового движения за сохранение и восстановление степей как не было, так и нет.

Но представляется, что есть и основания для оптимизма. Не имея возможности сейчас «огласить весь список, пожалуйста», ограни­чимся одним пунктом.

Да, сохранение степных экосистем ни в одной из наших стран пока не вошло в чис­ло официальных приоритетов. Мы привычно констатируем, что степи обделены территори­альной охраной – и по многим критериям это правда. Но все же: за эти 15 лет сеть особо ох­раняемых степных территорий в наших странах расширилась, как никогда. Количество таких территорий общегосударственного (в России – федерального) значения возросло примерно на треть. А совокупная площадь степных экоси­стем, защищенных территориальной охраной, выросла на порядок, а то и на два.

Наиболее впечатляющий рост произошел в Казахстане. К 1998 г. в республике еще не было ни одной степной ООПТ общегосудар­ственного значения, два заповедника и два национальных парка в степной зоне охраняли преимущественно озера и леса. Теперь же в границы Наурзумского и Коргалжынского за­поведников включено почти 300 тыс. га степных экосистем; создано четыре новых националь­ных парка, сохраняющих вместе еще около 300 тыс. га степных территорий, и создается пятый («Бурабай», «Каркаралинский», «Буйратау», «Жонгар-Алатауский» и «Тарбагатайский»); организовано два государственных природных резервата для сохранения огромных массивов опустыненных степей и популяции сайгака («Иргиз-Тургай» и «Алтын-Дала», общей пло­щадью более 1,2 млн га, хотя не все там степи) – и это еще не полный перечень.

В Украине за прошедшие годы создан новый степной заповедник – «Михайловская целина» (правда, на основе существовавшего и ранее отделения Украинского степного запо­ведника); два степных участка пополнили со­став существующих Луганского и Украинского степного заповедников; появилось 10 нацио­нальных парков, включающих значительные степные участки; и еще целый ряд достаточно крупных областных заказников и региональ­ных ландшафтных парков. Конечно, суммар­ная площадь степных экосистем во всех этих объектах природно-заповедного фонда не до­тянет, наверное, и до сотни тысяч га. Но не забудем, что и созданы они в регионах, где сте­пи уничтожены, порой, на 90% и более. И под охрану здесь взяты такие степные экосистемы, которые действительно нужно буквально спа­сать – как луговые степи Русской равнины и некоторые типы степей Причерноморья.

Наименее впечатляющий прирост про­изошел в России. Но и здесь возникло более десятка новых крупных степных ООПТ. Пре­имущественно, они регионального значения (в основном, природные парки и заказники в Волгоградской области, Республике Алтай, Алтайском крае и др.). Но также созданы но­вый Сайлюгемский национальный парк на Ал­тае (правда, степи не занимают в нем большой площади и сам парк еще в процессе создания) и федеральный заказник «Долина дзерена», площадью более 200 тыс. га в Забайкалье; новые степные участки присоединены к запо­веднику «Убсунурская котловина» в Туве. В сумме, под охраной оказалось не менее 400 тыс. га степных экосистем. А если осуществит­ся федеральный План мероприятий по реали­зации Концепции развития системы ООПТ, то до 2020 г. в России появится еще три степ­ных заповедника и два национальных парка, плюс новые степные территории войдут в со­став трех уже существующих заповедников. Уже сейчас в процессе расширения находятся Даурский, Оренбургский и Центрально-Черно­земный степные заповедники.

Все это дает повод взглянуть в будущее с чуть большим оптимизмом. Может быть, наше общее дело не так уж безнадежно, как ка­жется?






Наверх
90 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России