Реинтродукция степного сурка в Центрально-Черноземном заповеднике | №35 лето 2012 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№35 лето 2012

СтратегияСтепи под охранойРежимы сохранения степейКультурное наследие в степяхСтепи под угрозойЗащита уязвимых видовКлючевые видыОрганизацииПроектыЗаконодательствоСобытияОбъявления Новые книги Финансирование номера

Ключевые виды

Реинтродукция степного сурка в Центрально-Черноземном заповеднике

О.В. Брандлер (ИБР РАН, Москва),
О.П. Власова, Е.А. Власов (Центрально-Черноземный заповедник, Курская обл.)

Степной сурок или байбак (Marmota bobak) был широко распространен в Центральном Черноземье вплоть до середины ХIX в. В конце ХIX – начале ХХ в. под воздействием различных факторов произошло резкое сокращение его численности и ареала практически на всей территории региона (см. СБ № 34, 2012). Восстановление ареала степного сурка началось во второй половине ХХ в., и сейчас этот вид находится в относительно благополучном состоянии в Белгородской и Воронежской областях.

В Курской области, в том числе на степных участках Центрально-Черноземного биосферного заповедника (ЦЧЗ), к началу ХХ в. байбак полностью исчез (Плигинский, 1926). В настоящее время этот вид начинает проникать в южные и восточные районы области, но в заповеднике и его охранной зоне не встречается. Однако отсутствие сурков в заповеднике является одним из факторов деградации его луговых степей, ведет к дальнейшей потере здесь характерных степных видов и растительных сообществ. Сурки являются важнейшей экологической группой, поддерживающей биоразнообразие и обеспечивающей самоподдержание степных экосистем. Норы сурков способствуют структурированию почвы, ее аэрации, перемещению органики и минеральных веществ, повышают проницаемость почв для воды. Это улучшает условия существования, повышает продуктивность и разнообразие степных растений. Норы и выбросы из нор сурков (сурчины) служат убежищами и являются важными стациями десятков видов других позвоночных и местообитаниями сотен видов беспозвоночных животных, многие из которых обитают практически только в этих норах. Как для сохранения байбака, так и для поддержания ценности степных экосистем ЦЧЗ представляется желательным возвращение (реинтродукция) этого вида в подходящие биотопы на территории заповедника. В случае формирования активной жизнеспособной колонии роющих беличьих можно ожидать появления сопутствующих им видов животных и растений. Так, например, с расширением ареала степного сурка на северо-востоке Украины в охранной зоне заповедника «Стрельцовская степь» в 1987 г. отмечено появление огарей, которые устраивают свои гнезда в норах сурков. Однако естественное восстановление популяций сурков в ЦЧЗ в обозримом будущем представляется маловероятным.

В предыдущие годы неоднократно поднимался вопрос о восстановлении популяции сурков в ЦЧЗ. В 1962 г. в заповеднике прошло широкое совещание, которое особенно отметило необходимость организации работы по реакклиматизации исчезнувших представителей фауны (стрепет, дрофа, сурок и др.) (Летопись природы ЦЧЗ). Этот вопрос поднимался позже в 1980-х гг. Р.И. Злотин (1985) писал: «…Представляется целесообразным предложить для Стрелецкого и Казацкого участков ЦЧЗ следующие мероприятия: …г) реакклиматизировать на Казацком, а затем и на Стрелецком участках степного сурка (байбака) – типичного обитателя луговых степей, истребленного человеком в районе ЦЧЗ всего около 200 лет назад».

В рамках проекта ПРООН/ГЭФ «Совершенствование системы и механизмов управления ООПТ в степном биоме России» подготовлено обоснование реинтродукции степного сурка на территорию Центрально-Черноземного заповедника. Основное внимание при подготовке обоснования было уделено следующим вопросам: имеются ли в заповеднике достаточно большие территории, пригодные для жизнедеятельности сурков; способен ли растительный покров этих участков обеспечить кормовые и коммуникационные потребности животных; какие подготовительные работы необходимо провести на заселяемых участках; каким должен быть состав переселяемой группы сурков. Необходимо было подобрать оптимальную методику отлова и выпуска реакклиматизантов, определить возможные риски и пути их снижения. Для решения этих задач в 2011 г. были обследованы территории заповедника и районы Курской области, в которых обитают байбаки, проведен анализ существующего опыта переселения сурков и связанной с этим информации.

Территории ЦЧЗ, пригодные для реакклиматизации степного сурка

Исследование территории заповедника показало, что из всех его кластерных участков только Стрелецкий и Казацкий обладают достаточно большими площадями степных участков, пригодными для реинтродукции сурков. Кроме того, и состояние растительного покрова только этих участков можно признать пригодным для успешного вселения этих животных. Степные участки Стрелецкого и Казацкого участков являются неоднородными по составу растительного покрова и режиму заповедания. На обоих участках имеются как абсолютно заповедные территории, где исключено изъятие фитомассы, так и участки с разными режимами сенокошения. В Стрелецкой степи к абсолютно заповедным относятся 122 га степей, в условиях пятилетнего сенокосооборота находится 275 га, десятилетнего – 174 га; в Казацкой степи абсолютно заповедные степи составляют 375 га, пятилетний сенокосооборот занимает 635 га.

Абсолютно заповедные участки следует исключить из рассмотрения возможных мест реинтродукции сурков как совершенно непригодные для этих целей. Неоднократно было доказано, что неизымаемое высокотравье, приводящее к накоплению толстого слоя ветоши, непригодно для обитания байбака, так как не обеспечивает необходимой обзорности для осуществления коммуникативных функций животных, обеднено кормовыми растениями и не обеспечивает кормовой базой выходящих из зимней спячки животных (в связи с более поздним началом вегетации). На степных участках, где проводится сенокошение, применяют 5-летний и 10-летний сенокосообороты с выпасом КРС по отаве. Кроме косимых участков, в Стрелецкой степи также имеется пастбище. Сенокосооборот с выпасом по отаве позволяет снизить количество мортмассы (мертвой фракции фитомассы) в 2–10 раз по сравнению с абсолютно заповедными участками, что благоприятно для мелких растений, весенних эфемеров и эфемероидов, а также для раннелетних видов. На этих участках не накапливается избыточная ветошь и летнее высокотравье носит кратковременный характер. Поэтому в качестве пригодных для реинтродукции сурков в ЦЧЗ могут рассматриваться степные участки Стрелецкого и Казацкого кластеров заповедника, подвергающиеся регулярному сенокошению и выпасу.

Сезонная динамика вегетации
и кормовой потенциал перспективных для сурков
участков ЦЧЗ

Осмотр растительного покрова степных участков Стрелецкого и Казацкого кластеров ЦЧЗ в апреле, мае–июне и в августе позволил проследить динамику вегетации и высоту растительного покрова в период активности сурков. На косимых территориях и на пастбище весной высота растительности составляет 10–20 см, что создает хорошую обзорность. Это позволяет зверькам заранее реагировать на появившуюся опасность и удаляться от норы на значительные расстояния во время кормежки. Количество вегетирующих растений в апреле – достаточное для обеспечения кормовых потребностей вышедших из спячки животных.

В начале июня степные участки были покрыты активно вегетирующей растительностью высотой 50–70 см. Такое высокотравье ухудшает способность сурков обнаруживать опасность на удаленном расстоянии во время кормежки и тем значительно снижает защищенность местообитаний. В то же время наличие большого количества растений, пригодных для питания сурков, позволяет зверькам не удаляться далеко от норы. Необходимо также отметить, что в 2011 г. высота травостоя в начале июня была гораздо выше обычной для этого времени.

В августе большинство участков, находящихся в сенокосообороте, уже скошены. В это время растительный покров оптимальный для наземных беличьих. Малая высота травостоя позволяет животным беспрепятственно перемещаться по семейному участку и готовить норы к зимовке. В то же время сенокос стимулирует вегетацию срезанных растений, что обеспечивает зверьков подходящим кормом для завершения набора веса перед зимней спячкой.

Для питания степного сурка большое зна­чение имеет доступность кормовых растений, которая зависит от доли некормовых видов в общей массе травостоя (Ронкин, Савченко, 2000). При неблагоприятном соотношении пое­даемой и непоедаемой фитомассы скорость потребления сурками кормовых растений снижается почти в 5 раз (с 51 до 11% от максимальной), что чрезвычайно неблагоприятно сказывается на их выживаемости. На участке с 10-летним сенокосооборотом в Стрелецкой степи доля фитомассы кормовых видов составила приблизительно 60%, а на абсолютно заповедном – 28% (по материалам Собакинских, 2007). Наличие участков с сенокошением и выпасом позволяет подобрать благоприятные для обитания степного сурка территории заповедника.

Для степного сурка в качестве предпочитаемых кормовых растений в условиях Харьковской области (наиболее близко распложенный регион, где проводились подобные исследования) было описано 52 вида, относящихся к 31 роду (Ронкин, Савченко, 2000). Неоднократно отмечалась кормовая толерантность байбака, позволяющая ему использовать в пищу широкий набор растений, заменяя виды в пределах одного рода в своем рационе в разных частях ареала. Учитывая это, можно сказать, что на Стрелецком участке произрастает 35, а на Казацком – 43 вида, относящихся к 24 и 25 родам соответственно, которые степной сурок способен использовать в качестве кормовых (по материалам Собакинских, 2007, Филатовой и др., 2010). Среди прочих в заповеднике встречаются наиболее предпочитаемые сурком кормовые растения: цикорий (Cichorium intybus), одуванчик лекарственный (Taraxacum officinale), ястребинка волосистая (Hieracium pilosella), пырей ползучий (Elytrigia repens), виды тысячелистника (Achillea spp.), василька (Centaurea spp.), клевера (Trifolium spp.) и др. Кроме предпочитаемых сурки могут поедать в ранний период вегетации растения, которые в другое время ими практически не употребляются в пищу. В Стрелецкой степи произрастает 22 таких вида, а в Казацкой – 34. Несмотря на то, что эти виды не отличаются высоким обилием в видовом составе степной растительности, они относительно равномерно встречаются на всех участках, обеспечивая разнообразие рациона.

Учитывая высокую продуктивность лугово-степных растительных ассоциаций заповедника (около 50 ц/га сухого веса для косимых участков в Стрелецкой степи), можно оценить продуктивность кормовых видов в 25–30 ц/га. Так как сурки употребляют в пищу только молодые растущие части растений, которые составляют примерно половину всей надземной части кормовых видов (Ронкин, 2003), кормовые запасы на косимых и выпасаемых участках степи можно оценить в 12–15 ц/га. Установленная потребность в кормах составляет 0,6 кг сухого вещества в сутки на одного сурка, продолжительность нажировочного периода около 50 дней в условиях наибольшей плотности популяции (4 особи/га). Исходя из этого, для обеспечения сурков кормовыми ресурсами необходимое изъятие на территории обитаемой колонии составляет 1,2 ц/га (сухой массы). Продуктивность потенциальных участков для реинтродукции сурков превышает этот показатель в 10 раз.

Как организовать реинтродукцию степного сурка в ЦЧЗ

За основу для разработки мероприятий­ по реинтродукции степного сурка в ЦЧЗ бы­ли взяты «Методические рекомендации по расселению степного сурка в РСФСР» (Деж­кин­, Тихонов, 1987) с учетом опыта их примене­ния и рекомендаций специалистов ВНИИОЗ (Машкин, 1997) и особенностей условий ЦЧЗ.

При выборе площадок для реинтродукции учитывались состояние растительного покрова, наличие достаточной площади для обитания минимальной жизнеспособной колонии (6 семейных участков) с перспективой увеличения численности колонии, наличие реликтовых сурчин, возможность наблюдения, охраны и контроля созданной колонии.

Реликтовая сурчина в Стрелецкой степи. Фото авторовОсобенностью Стрелецкого и Казацкого кластерных участков является наличие реликтовых сурчин, сохранившихся благодаря тому, что эти территории никогда не распахивались (фото). О том, что микровозвышенности, покрывающие степные плакоры Стрелецкого и Казацкого участков, являются сурчинами, оставшимися со времен обитания в этих местах байбаков, говорили многие исследователи. Например, Е.С. Птушенко (1940) писал: «Байбак… В настоящее время не водится в степных участках заповедников: был выбит здесь приблизительно в 80-х годах прошлого столетия. Но следы его деятельности сохранились до сих пор и самый микрорельеф Стрелецкой и Казацкой степей определяется бесчисленными сурчинами, довольно густо покрывающими плакорные участки степи. Такое распределение сурчин является естественным и по указанию проф. А.Н. Формозова встречается и в настоящее время там, где байбаки еще многочисленны, например, в Наурзумском заповеднике. Вместе с тем присутствие этих сурчин является неопровержимым доказательством древности плакорных участков степи».

Опытный специалист достаточно легко может идентифицировать сурчины нор различного назначения на местности. В Стрелецкой и Казацкой степях сохранились более крупные сурчины зимовочных и больших постоянных нор. Такие норы, как правило, располагаются ближе к центру семейного участка и позволяют приблизительно определить его границы.

Для реинтродукции сурков рассматривались участки с площадью более 6 га, учитывая, что средний размер семейного участка европейского байбака равен приблизительно 1 га. На всех отобранных участках имеются хорошо выраженные реликтовые сурчины. Их расположение и величина позволяют реконструировать структуру существовавших на этой территории колоний и наметить границы бывших семейных участков. Известно, что успешность реинтродукции сурков значительно возрастает в случае вселения животных в старые норы, даже в том случае, если норовые отверстия уже давно закрыты. Поэтому планируемые семейные участки в новых колониях привязывались к реликтовым сурчинам. Такой подход позволяет восстановить пространственную структуру реликтовой колонии.

Для реинтродукции сурков было отобрано три площадки (см. картосхемы). В Стрелец­кой степи предполагается создать колонии на двух площадках (картосхема 1) площадью 21 и 20 га на пастбище и на участке с 10-летним сенокосооборотом. В первой колонии планируется организовать 8, а во второй – 10 семейных участков. В Казацкой степи предполагается создать одну искусственную колонию степного сурка площадью 21 га на участке с 5-летним сенокосооборотом.

Картосхема 1. Планируемые участки для реинтродукции степного сурка в Стрелецкой степи

Перед переселением сурков на выбранных площадках необходимо создать условия для их успешного закрепления. Прежде всего необходимо подготовить норовые отверстия и подземные ходы с использованием реликтовых сурчин. В практике переселения сурков чаще всего искусственные норы устраиваются путем копания траншей с устройством настила из досок и последующим закапыванием либо применяется бурение отверстий буровыми установками на базе грузового автомобиля. Оба эти подхода существенно нарушают почвенный горизонт и растительный покров на участках реинтродукции, что нежелательно в условиях заповедника. Наиболее оптимальным для устройства искусственных нор в условиях ЦЧЗ может быть признано ручное бурение с помощью ложкового или змеевикового бура. Этот метод не требует использования громоздкой буровой техники, что минимизирует воздействие на природу заповедника, и позволяет достаточно быстро бурить скважины диаметром до 25 см под произвольным углом к поверхности земли. Бурение скважины под норовый ход должно проводиться под углом 50–70° к горизонту в верхней части сурчины. Диаметр хода – 20 см, длина – 2,5 м. Такая длина наклонного хода обеспечит расположение конечной точки хода на глубине около 2 м, что является достаточной глубиной для залегания гнездовой камеры у байбака на Среднерусской возвышенности.

Отлов переселяемых сурков можно проводить с 20 июня по 15 июля. Одним из важных условий успешного переселения является отлов семьями. Сурки живут семейными группами, тщательно маркируют и охраняют свою территорию от соседей. При нарушении социальной структуры семьи, выпуска сборными группами зверьки разбегаются и вероятность их гибели в этом случае очень высока. Во время отлова необходимо собрать экскременты переселяемой семьи и разложить их у новых нор-убежищ в радиусе 5–10 м, чтобы создать запаховое «сигнальное поле». Специфический «семейный» запах способствует закреплению зверей на новом месте.

Для заселения трех колоний в ЦЧЗ необходимо отловить 27 семейных групп степных сурков. Семейная группа может состоять минимум из 2 особей – взрослых самца и самки, и включать также от 1 до 3–4 сеголетков. Возможно включение в состав семьи 1–2 годовалых особей. Таким образом, количество сурков в семейной группе может быть от 2 до 8, в среднем 4 особи. Общее количество реинтродуцентов может составить от 54 до 216 особей. Ожидаемое количество переселяемой группы около 110 сурков. Необходимо учитывать, что более важно не количество животных, а соблюдение половозрастного состава и семейно-социальной структуры формируемой колонии.

Картосхема 2. Планируемый участок для реинтродукции степного сурка в Казацкой степи

Для реинтродукции степного сурка в ЦЧЗ в качестве доноров могут рассматриваться популяции Белгородской и Воронежской областей. Обследование 2011 г. показало, что большая часть колоний в Курской области образовалась благодаря миграции сурков из Белгородской области. На территории ЦЧЗ ранее обитал европейский подвид степного сурка M. b. bobak. Белгородская и Воронежская области являются ближайшими территориями, где в настоящее время встречается этот подвид. В обеих областях наибольшая численность сурка наблюдается в южных районах, граничащих с Украиной.

Факторы, представляющие опасность
для реинтродуцированных сурков

В качестве факторов, способных представлять угрозу для переселяемых степных сурков в Стрелецкой и Казацкой степях, могут рассматриваться: прямое преследование человеком, хищники, климатические аномалии. Болезни и паразиты, как правило, не наносят ощутимого вреда зверькам.

Если преследование со стороны человека в условиях заповедного режима не представляет существенной угрозы для вселенцев, то влияние хищников нельзя недооценивать. Наибольшую опасность для переселенных сурков могут представлять лисицы и бродячие собаки. Численность лисицы в ЦЧЗ, как и везде по Курской области, высокая. Особенную опасность лисица представляет для молодых сурков и переселенных животных в первоначальный период вселения, когда еще не сформирована структура семейных участков, не установилось запаховое сигнальное поле и недостаточно защитных нор.

Бродячие собаки также представляют существенную опасность для колоний, организуемых на заповедных территориях. На Казацком участке собаки встречаются нечасто, но на Стрелецкий участок, расположенный вблизи крупных населенных пунктов, они заходят часто и регулярно. Для предотвращения хищничества бродячих собак необходимы постоянный контроль за их перемещением из прилежащих к заповеднику территорий и своевременное их устранение.

Средством, снижающим опасность воздействия лисицы и собак на первых этапах реинтродукции сурков, может служить сооружение временных легких ограждений вокруг создаваемых колоний.

Перспективы развития создаваемых колоний степного сурка в ЦЧЗ

Согласно наблюдениям за развитием интродуцированных колоний степного сурка, в первый десяток лет колонии растут довольно медленно. Бурный рост начинается приблизительно с 12-го года существования колонии (Колесников, 2011). Можно ожидать начало активного расширения границ созданных колоний на территории Стрелецкой и Казацкой степей после 2020 г. В последующее десятилетие сурки могут заселить все доступные для их обитания степные территории (см. картосхемы). В этом случае колонии 1 и 2 объединятся и возникнет единая колония Стрелецкой степи, насчитывающая до 170 семейных участков. В Казацкой степи колония может достичь величины приблизительно 300 семейных групп. В процессе роста колоний вероятен выход сурков за границы ЦЧЗ на окрестные поля. В этом случае необходимо будет проводить мероприятия по отлову и перемещению сурков в пригодные для их обитания места. Популяции заповедника могут стать источником мигрантов для заселения балочной системы в бассейнах рек Млодать и Полная.

При благополучном проведении реинтродукции степного сурка в заповеднике будет сформирован специфический биоценоз сурочьей колонии с его особенностями микрорельефа и растительной мозаичности. В этом случае можно будет рассматривать возможность вселения в заповедник другого представителя наземных беличьих – крапчатого суслика, резко сократившего свою численность на рубеже ХХ и ХХI веков и исчезнувшего в заповеднике в течение последнего десятилетия. Известно, что крапчатый суслик охотно селится и обитает на колониях степного сурка. Суслики используют сурчины для устройства своих нор, находя там возвышенные участки с низкой разнообразной растительностью. Используют они также и заброшенные норы сурков. Вселение крапчатого суслика в колонии степного сурка после их сформирования и стабилизации можно рассматривать в качестве практической перспективы восстановления характерного разнообразия степной фауны в заповеднике.

Литература

Дежкин А.В., Тихонов А.А. 1987. Методические рекомендации по расселению степного сурка в РСФСР. М.: ЦНИЛ Главохоты. 15 с.

Злотин Р.И. 1985. Организация экосистем европейской лесостепи и режим их сохранения в Центрально-Черноземном заповеднике // Современное состояние и перспективы развития заповедного дела: Тез. докл. обл. научн. конф., посвящ. 50-летию деятельности Центрально-Черноземного заповедника. Курск. 35–36.

Колесников В.В. 2011. Ресурсы и управление популяциями степного (Marmota bobak), серого (M. baibacina) и монгольского (M. sibirica) сурков. Автореф. дис. на соискание уч. ст. канд. биол. наук. Киров. 43 с.

Машкин В.И. 1997. Европейский байбак: экология, сохранение и использование. Киров: Кировская областная типография. 160 с.

Плигинский В.Г. 1926. Животные Курской губернии // Курский край. Сборник по природе, истории, культуре и экономике Курской губернии. Вып. 2. Курск: Изд-во «Советская деревня». 83–95.

Птушенко Е.С. 1937. Материалы к познанию териологической фауны Курского края // Сб. науч. тр. памяти акад. М.А. Мензбира / Ред. Н.М. Кулагин. М.–Л.: Изд-во АН СССР. 409–463.

Ронкин В.И. 2003. Особенности питания степного сурка (Marmota bobak Müll.) на северо-востоке Украины. Автореф. дис. на соискание уч. ст. канд. биол. наук. М. 26 с.

Ронкин В.И., Савченко Г.А. 2000. Зависимость пригодности местообитаний для степного сурка, Marmota bobak (Rodentia, Sciuridae) от структуры растительного покрова // Зоол. журн. 79 (10). 1229–1234.

Филатова Т.Д., Власов А.А., Золотухин Н.И. 2010. Состояние лугово-степных экосистем Курской области // СБ № 28. 33–35.

Контакт:
Олег Владимирович Брандлер
Институт биологии развития им. Н.К. Кольцова РАН
117334 Москва, ГСП-1, Вавилова, 26
Тел.: (499) 135 75 83
E-mail: rusmarmot@yandex.ru






Наверх
340 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России