Роль курганов в сохранении степной флоры Украины: итоги десятилетнего исследования | №35 лето 2012 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№35 лето 2012

СтратегияСтепи под охранойРежимы сохранения степейКультурное наследие в степяхСтепи под угрозойЗащита уязвимых видовКлючевые видыОрганизацииПроектыЗаконодательствоСобытияОбъявления Новые книги Финансирование номера

Культурное наследие в степях

Роль курганов в сохранении степной флоры Украины: итоги десятилетнего исследования

И. Мойсиенко (Херсонский госуниверситет, Херсон),
Б. Судник-Войциковска, И. Дембич (Варшавский университет, Варшава)

Курганы – древние захоронения, перекрытые сверху куполообразной земляной насыпью. Курганные захоронения были очень распространены в прошлом. На территории Украины они сооружались многими народами на протяжении более пяти тысяч лет (с IV тыс. до н.э.). Всего в Украине сегодня известно около 100–150 тыс. курганов, а в ХIХ сто­летии их насчитывалось около полмиллиона. До массовой распашки юга Украины курганы столетиями были окружены целинной степной растительностью, что способствовало формированию на них близких к естественным растительных сообществ. В ХVIII–XX вв. степи были распаханы, но на курганах, особенно крупных, которые никогда не пахали, часто продолжает сохраняться степная растительность. Таким образом, сегодня курганы выступают своеобразными микрорефугиумами степной флоры.

Идея исследования флоры курганов родилась во время польско-украинской экспедиции по степным заповедникам Украины (Аскания-Нова, Каменные Могилы, Хомутовская степь) в мае 2003 г. Недалеко от отделения Украинского степного заповедника «Каменные Могилы» на территории Запорожской области мы посетили два крупных кургана, расположенных среди пашни. Курганы оказались очень богаты степными видами и произвели неизгладимое впечатление на участников экспедиции. Впечатлены были даже украинские ботаники, хорошо знакомые с особенностями флоры курганов. Тогда и родилась идея изучения курганов как рефугиумов степной флоры в агроландшафтах Украины.

Безусловно, сама эта идея не нова для Украины. Еще почти сто лет назад она была озвучена известными ботаниками И. Пачоским (1914; Paczoski, 1933) и А. Янатой (1913). Позднее роль курганов в сохранении степного растительного покрова неоднократно подчеркивалась многими учеными, о чем свидетельствуют как публикации (Бортняк, 1979; Андриенко и др., 1999; Мельник, 2001; Парникоза и др., 2009), так и гербарные сборы степных растений с курганов (А. Кузьмичев, М. Котов, А. Дойч – гербарий Института ботаники им. Н.Г. Холодного НАН Украины, Киев). Тем не менее, целенаправленного изучения растительного покрова курганов в Украине не проводилось, а существующие данные были очень скудными.

Приступая к специальному исследованию роли курганов в сохранении растительного покрова, пришлось разработать его оригинальную методику (Sudnik-Wуjcikowska, Moysiyenko, 2006a, б). В частности предложено курган разделить на 5 экотопов в соответствии с различиями почвенно-климатических и антропогенных условий: верхушка кургана, южный и северный склоны, южное и северное подножие. Такое разделение позволило установить закономерности распространения растений на кургане. Для обеспечения полноты данных исследования проводились посезонно: отдельно изучалась весенняя, летняя и осенняя флора.

Исследования проводились в различных частях степной полосы Украины: в зоне пустынных степей, подзонах злаковых, разнотравно- и богаторазнотравно-злаковых степей, зоны настоящих степей и в луговых степях лесостепной зоны (согласно «Карте естественной растительности Европы» – Karte…, 2001). Изучением были охвачены територия Кировоградской, Николаевской, Полтавской, Херсонской и Черкасской областей. Для обеспечения статистической достоверности в каждой из четырех подзон исследовано минимум 25 курганов. Определялось обилие видов в каждом экотопе с использованием трехбальной шкалы: обычно, спорадически, редко. На основании распространения видов в отдельных экотопах и на курганах устанавливалась их встречаемость. Детальная методика исследований позволила получить надежные флористические данные, которые с успехом можно использовать для установления закономерностей географических и экологических особенностей флоры курганов.

В результате проведенных исследований были получены разносторонние флористические данные: определено флористическое богатство флоры курганов, выявлены ее таксономические, хорологические, биоморфологические и экологические особенности, установлены экотопологическая дифференциация, уровень синантропизации, созологическая (природоохранная) ценность флоры, сформулированы принципы охраны биоразнообразия на курганах, намечены дальнейшие направления исследования. Ниже мы в краткой форме представим основные результаты проведенных десятилетних исследований. Более детально с полученными результатами можно ознакомиться в наших публикациях (Мойсієнко, Суднік-Войциковська, 2007, 2008; Moysiyenko, Sudnik-Wójcikowska, 2004, 2006, 2009а, б, 2010; Moysiyenko at al., 2011а, б; Rowinska at al., 2010; Sudnik-Wójcikowska, Moysiyenko, 2006, 2008а, б, 2010а, б, 2011а, б; Sudnik-Wójci­kowska at al., 2009, 2011).

Поскольку главной целью наших исследований было показать роль курганов как рефугиумов степной флоры, для изучения отбирались наиболее сохранившиеся курганы. В частности, известно, что лучше сохранились крупные курганы, поэтому мы сосредоточились на курганах более 4 м высотой. В качестве индикаторов сохранности растительного покрова было выбрано присутствие ковылей (Stipa).

Всего нами было детально исследовано 106 курганов (26 – в зоне пустынных степей, 26 – в злаковых, 29 – в разнотравно- и богаторазнотравно-злаковых подзонах настоящих степей и 25 – в луговых степях лесостепи). Всего обнаружен 721 вид сосудистых растений, среди которых 549 (76,1%) аборигенных видов, 332 (46,1%) – несинантропных, 341 (47,3%) – степных (то есть имеющих фитоценотический оптимум в составе класса Festuco-Brometea и некоторых близких синтаксонах – Festucetalia vaginatae, Galietalia veri, Polygono-Artemisietea). Среди 721 вида флоры курганов юга Украины 69 (9,6%) относятся к созофитам (видам растений, имею­щим природоохранное значение). С учетом того, что некоторые виды включены сразу в несколько природоохранных списков, в общем они занимают 96 позиций в различных таких списках: Красный список МСОП включает 7 видов, Европейский Красный список – 8, Красная книга Украины – 14, Приложение Бернской конвенции – 1, Приложения конвенции СИТЕС – 2, Красный список Херсонской области – 8, Красный список Николаевской области – 5, Красный список Кировоградской области – 3, Красный список Полтавской области – 7, Красный список Черкасской области – 33. В частности, международной охране подлежат такие выявленные на курганах растения как Allium regelianum, Astragalus dasyanthus, A. pallescens, Dianthus lanceolatus, Eremogone rigida, Galium volhynicum, Linaria biebersteinii и Phlomis hybrida. В Красную книгу Украины включены Adonis vernalis, A. wol­gensis, Stipa lessingiana, S. ucrainica, Tulipa biebersteiniana s.l., T. schrenkii. Из растений, включенных в региональные Красные списки соответствующих административных областей, назовем, к примеру: Amygdalus na­na, Anemone sylvestris, Hesperis tristis, Hya­cinthella leucophaea, Muscari neglectum, Iris pumila, I. hungarica, Salvia austriaca, S. nutans.

Характеристика флоры курганов степной и лесостепной зон Украины

Характеристика флоры курганов в различных природных зонах

В целом

Зона/подзона

пустынные степи

(D)

злаковые степи

(P)

разнотравно- и богато раз­но­травно-зла­ко­вые степи (R)

лесостепь (F)

Общее количество видов

721

305

355

435

460

Доля от общего видового богатства флоры курганов, %

100

42,3

49,2

60,3

63,8

Среднее число видов на кургане

107,1

82,3

110,0

125,5

107,5

Мин. и макс. число видов на кургане

48–189

48–103

72–141

89–171

85–189

Доля аборигенных видов, %

76,1

77,2

70,4

74,2

75,4

Доля несинатропных видов, %

46,1

39,6

38,9

41,2

41,8

Доля степных видов, %

47,3

41,0

56,1

49,9

49,0

Доля адвентивных видов (антропофитов), %

24,9

22,8

29,6

25,8

24,6

Ряд представленных на курганах растительных сообществ также признаны редкими и требующими охраны, включены в Зеленую книгу Украины (2009). Это, в частности, Amyg­daletea nanii, Stipetea capillatae, Stipetea lessingianae и др.

Важно оценить сохранность флоры курганов. Для этого мы провели сравнение полных флористических списков флоры курганов, расположенных в зоне злаковых степей, с флорой находящихся в этой зоне резерватов, представляющих различные варианты степей. Для сравнения были выбраны биосферный заповедник «Аскания-Нова» – плакорные степи в комплексе с растительностью подов, заказник «Яковлевский» – степные склоны с известняковыми обнажениями и проектируемый заказник «Лессовый каньон» – степные склоны с лессовыми обнажениями (Moysiyenko et al., в печати). В целом параметры флоры курганов, характеризующие ее сохранность, оказались на уровне таковых, показанных для заповедных территорий.

Сравнивая с тремя изученными резерва­тами, флора курганов оказалась ближе всего к флоре степных склонов с лессовыми обнажениями (заказник «Лессовый каньон»). Это закономерно объясняется, на наш взгляд, конструктивными особенностями курганов – в их сооружении, кроме собственно почв, широко использовался также подстилающий их почвообразующий лессовый горизонт.

Нужно сказать, что приведенные выше количественные показатели далеко не исчерпывают общее богатство флоры курганов в Украине. Они лишь показывают видовое богатство более или менее компактной территории, которая была полигоном для проведения наших исследований. Об этом ярко свидетельствует тот факт, что посещение новых курганов почти обязательно дополняет список флоры новыми видами. Так, уже закончив изучение флоры курганов злаковых степей (26 курганов в Херсонской области), мы дополнительно посетили несколько курганов, расположенных в той же области. На одном из них в Бериславском районе (окрест­ности с. Трифоновка) обнаружено два новых для флоры курганов этой подзоны созофита: Astragalus henningii (Европейский Красный список, Красная книга Украины) и Limonium platyphyllum (Красный список Херсонской области). На другом кургане в Нижнесерогозском районе обнаружен новый для Херсонской области и всего северного Причерноморья вид очитка Hylotelephium triphyllum. Таким образом, представленные нами цифры далеко не исчерпывают абсолютное богатство флоры курганов, а лишь показывают количество видов на детально изученных 106 курганах (среды тысяч сохранивших степной растительный покров).

Итак, флора курганов (в которой значительную долю составляют аборигенные, несинантропные, степные виды и созофиты) по своим объему и природоохранной ценности вполне сравнима с флорами степных заповедных объектов, и резко отличается от преимущественно сегетальной флоры окружающих ландшафтов, что явственно указывает на роль курганов как рефугиумов степной флоры.

Курганы довольно равномерно разбросаны по степной зоне, к тому же они имеют приблизительно одинаковые размеры. С учетом этого курганы оказались очень удобными объектами для установления тех или иных особенностей определенной флоры. Проведенное нами сравнение флоры курганов различных зон показало, что они хорошо сохраняют зональные черты (Sudnik-Wójcikowska, Moysiyenko, 2010б). В частности, с севера на юг снижается видовое богатство и суммарное обилие видов  многолетников, древесных растений, мезофитов и др.; в противоположном направлении возрастает роль однолетников, ксерофитов, галофитов и др. Таким образом, курганы можно широко использовать при установлении ботанико-географических особенностей как региональных, так и зональных степных флор. Полученные данные можно использовать для реконструкции потенциальной природной растительности, так как курганы располагаются в основном на наиболее высоких местах – на водоразделах или в верхних частях склонов, которые теперь практически полностью трансформированы.

Удалось выявить особенности экотопо­ло­гической дифференциации конкретных флор. В частности, установлено возрастание видо­вого богатства от верхушки к основанию­ кургана; северные экотопы оказались богаче юж­ных. Верхушка кургана является наиболее нарушенным местообитанием; склоны в наи­большей степени способствуют сохранению­ степной флоры; подножие характеризуется­ возрастанием роли мезофитных и древестных­ растений, а также значительным участием сорных видов, чему способствует контакт с пашней. Подножия курганов пустынно-степ­ной зоны отличаются повышенной активностью галофитов (Moisienko, Sudnik-Wójci­kowska, 2004; Sudnik-Wójcikowska, Moy­siyenko, 2008б).

В некоторых случаях курганы играют существенную роль в процессе восстановления степной растительности. Нам посчастливилось наблюдать ускоренное заселение прилегающей к кургану подветренной территории заброшенного поля степными видами растений, в том числе и созофитами. Следует отметить, что расселение степных растений с курганов происходит значительно эффективнее, чем с другого сохраняющего степной растительный покров ландшафтного элемента – балок. Очевидно, что это связано с большей легкостью выноса семян с положительных форм микрорельефа, нежели из отрицательных.

Важно еще, что курганы являются рефугиумом степной флоры не только сосудистых растений, но и грибов, лишайников, мохообразных, а также местом сохранения редких видов животных. Нами встречены некоторые широко известные раритетные представители указанных групп. По нашему убеждению, исследование соответствующими специалистами позволит значительно расширить списки охраняемых видов, связанных с курганами.

Степной растительный покров большин­ства курганов, особенно мелких, был в свое время уничтожен. Значительное антропогенное влияние оказывается также на курганы с сохранившимся степным покровом. Об этом свидетельствуют полученные нами данные относительно синантропизации их флоры: бо­лее половины общего списка видов принадлежат к синантропным, среди которых почти четверть адвентивные. Вероятно, негативное­ антропогенное влияние тем сильнее, чем мень­ше размер кургана и чем более он удален (часто значительно) от других сохранившихся степных участков. По нашим наблюдениям, степные растения, включая созофиты, нередко представлены на отдельном кургане всего несколькими особями, что ставит вопрос выживания локальных популяций. Подобное распространение на курганах имеют такие охраняемые растения, как Astragalus dasyanthus, A. pallescens, Tulipa schrenkii. Детальным изучением проявления островного эффекта во флоре курганов и состоянием метапопуляций степных растений на них мы собираемся заниматься в ближайшие годы. Очевидно, под значительным антропогенным прессом находятся на курганах не только растения, но и другие группы живых организмов. В связи с этим остро стоит вопрос охраны курганов как целостных природных (культурно-природных) объектов.

В настоящее время курганы в Украине охраняются как памятники археологии. Однако этого очевидно недостаточно. Особенно досадно, что растительный покров на курганах повреждается, а при  современных технологиях раскопок и полностью уничтожается археологами. Происходит это официально, с разрешения государства. И происходит потому, что ни на официальном уровне, ни в археологических кругах, ни в массовом сознании не зафиксировано, что ценны в курганах не только захороненные под ними археологические материалы, но и находящийся на их поверхности растительный покров и экосистемы в целом. Получается, что раскопки курганов, на которых сохранились степные экосистемы, сопровождаются нарушением действующего природоохранного законодательства (законов «О Красной книге Украины» и «О растительном мире», требований Бернской и иных международных конвенций и др.). Наилучшим способом исправить эту ситуацию стало бы признание на государственном уровне природной ценности курганов и создание законодательной базы, обязывающей сохранять растительный покров курганов во время их раскопок.

Однако это длительный и сложный процесс. Для первоочередной защиты отдельных курганов на данном этапе целесообразным решением является объявление их объектами природно-заповедного фонда (особо охраняемыми природными территориями). Действующее законодательство позволяет это делать, а практически все исследованные нами курганы заслуживают отнесения к объектам ПЗФ. Курганы на которых сохранилось естественное фиторазнообразие, в том числе раритетное, следует объявить памятниками природы. Также необходимо провести в Украине обширную информационную кампанию с целью донести до широких слоев населения представление о природной ценности курганов.

Еще одной важной задачей является изменение отношения к таким курганам со стороны археологов. Среди них также встречается понимание необходимости комплексной охраны археологических и природных достопримечательностей (Петрашенко, 1998). Это вселяет надежду, что конфликт интересов между археологическим и природоохранным направлениями исследования курганов вполне может быть разрешен. Действительно, при археологических раскопках растительный покров на курганах полностью уничтожается. Однако можно проводить его грамотное восстановление по завершению раскопок. Верхний задернованный слой почвы, как правило, не содержит археологического материала. В начале раскопок он может быть аккуратно снят и перенесен для временного хранения. По окончанию раскопок целесообразно предусмотреть максимальное возобновление насыпи кургана и возвращение на нее снятого дерна.

Если восстановление насыпи на прежнем месте почему-либо невозможно, этот дерн может быть транспортирован и использован для восстановления степей на месте залежей. Это актуальная задача для юга Украины, где подавляюще большую часть территории занимает пашня (например, в Херсонской области около 82% суши).

В некоторых случаях сохранение курганов можно обеспечить созданием крупных охраняемых природных территорий. Так, в Голопристанском районе Херсонской области на приморской солончаковой равнине в окружении сел Ивановка, Очаковское, Вольная Дружина, Индустриальное, Садовое и Памятное компактно расположены 134 кургана (из которых нами детально исследовано 12 – Moysiyenko, Sudnik-Wojcikowska, 2006). Всю эту группу целесообразно охранять в составе регионального ландшафтного парка «Долина курганов» (Мойсієнко, 2006). Комплексное сохранение курганов как археологических и природных достопримечательностей идет в русле современных тенденций интегрированного понимания ландшафта как целостной естественно-культурной системы, что нашло отражение и в Европейской ландшафтной конвенции (Гродзиньский, Тищенко, 1998).

Проведение наших исследований стало возможным благодаря поддержке фонда КБН (польского аналога Фонда фундаментальных исследований), который предоставил два гранта: № 2 P04G 046 27 «Курганы как рефугиумы степной флоры в агроландшафте юга Украины» (2004–2007) и № 304 081835 «Курганы как центры биологического разнообразия, которые требуют особой охраны в антропогенном ландшафте степной и лесостепной зон юга Украины» (2008–2011).

Литература

Андрієнко Т.Л., Онищенко В.А., Клєстов М.Л., Прядко О. І., Арап Р.Я. 2001. Система категорій природно-заповідного фонду України та питання її оптимізації (під ред. д.б.н. проф. Т.Л. Андрієнко). К.: Фітосоціоцентр. 60.

Бортняк Н.Н. 1979. Флора кургану «Роблена Могила» в Переяслав-Хмельницком р-не Киевской области и необходимось ее охраны // Тез. докл. к Респ. семинару по развитию заповедного дела в УкрССР. Херсон–Аскания-Нова, 40.

Гродзинський М.Д., Тищенко П.Г. 1998. Збереження та відтворення ландшафтного різноманіття в контексті сталого розвитку // Заповідна справа в Україні. 4 (1). 3–8.

Зелена книга України. Рідкісні і такі, що перебувають під загрозою зникнення, та типові природні рослинні угруповання, які підлягають охороні. 2009. / Під. заг. ред. Я.П. Дідуха. К.: Альтерпрес. 448 с.

Мельник В.І. 2001. Лучні степи Лісостепу України. Фітогеографічний нарис // Вісті біосферного заповідника «Асканія-Нова». 3. 7–14.

Мойсієнко І.І. 2006. Цінна в созологічному відношенні Приморська солончакова рівнина «Долина курганів» (Херсонська область, Україна) // І-й Відкритий з`їзд фітобіологів Херсонщини (Херсон, 6 квітня 2006 р.): збірник тез доповідей. Херсон: Айлант. 35.

Мойсієнко І., Суднік–Войциковська Б. 2007. Збереження фіторізноманіття Херсонщини на курганах // Заповідні степи України. Стан та перспективи їх збереження : [матер. міжнар. наук. конф.] (Асканія-Нова, 18–22 вересня 2007). Армянськ: ПП Андрєєв О.В. 73–75.

Мойсієнко І.І., Суднік-Войциковська Б. 2008. Созофіти у флорі курганів – рефугіумів степової флори на півдні України // Заповідна справа в Україні. 14 (1). 16–24.

Мосякін С.Л. 1999. Рослини України у Світовому Червоному списку // Укр. ботан. журн. 56 (1). 79–88.

Парнікоза І., Василюк О., Іноземцева Д., Мішта А., Некрасова О., Балашов І. 2009. Степи Київської області: сучасний стан та проблеми збереження // Серія: Збережемо українські степи. К.: НЕЦУ. 160 с.

Пачоский И.К. 1914. Херсонская флора: Высшие тайнобрачные, голосеменные, однодольные. 1. Херсон. 518 с.

Петрашенко В.О. 1998. Охоронювані природні території Канівщини очима археолога // Заповідна справа в Україні. 4 (2). 69–71.

Яната А.А. 1913. Флора степи Мелитопольского и юго-западной части Днепровского уездов Тав­ри­ческой гу­бер­нии // Труды естеств.-историч. музея Таврич. губерн. земства. Т. Іі. 1–256.

Karte der natürlichen Vegetation Europas, Maßstab 1:2 500 000. 2000. Bohn U., Gollub G., Hettwer C. und al. Bonn: Bundesamt für Naturschutz.

Moisienko I., Sudnik-Wójcikowska B. 2004. The ecological and floristic differentiation of kurgans in Southern Ukraine // Й.К. Пачоський та сучасна ботаніка : [зб. наук. праць] (відп. ред. М.Ф. Бойко). Херсон : Айлант. 39–47.

Moysiyenko I.I., Sudnik-Wójcikowska B. 2006. The Flora of kurgans in the Desert steppe zone of Southern Ukraine // Чорномор. ботан. журн. 2 (1). 5–35.

Moysiyenko I., Sudnik-Wójcikowska B. 2009а. The flora of kurgans in the Steppe Zone of southern Ukraine – phytogeographical and ecological aspects // Polish Botanical Studies. 22. 387–398.

Moysiyenko I.I., Sudnik-Wójcikowska B. 2009б. Flora of kurgans in the Pontic herb (–rich) grass steppe zone in Ukraine // Чорномор. ботан. журн. 5 (3). 333–369.

Moysiyenko I.I., Sudnik-Wójcikowska B. 2010. Kurgans of Ukraine as a refuge of steppe flora // Bulletin of the European Dry Grassland Group. № 6. 9–13.

Moysiyenko I., Sudnik-Wójcikowska B., Dembicz I. 2011а. Kurgans as refugia of the steppe flora and vegetation in Ukraine (an example of “Mezhovyi” kurgan near Kuripchino, Pervomaisk District, Mykolaiv region) // 8th European Dry Grassland Meeting. Dry Grasslands of Europe: biodiversity, classification, conservation, and management. Abstracts & Excursion Guides. Uman: Publishing-polygraphic center “Vizavi”. 81–83.

Moysiyenko I., Sudnik-Wójcikowska B., Dembicz I. 2011б. Floristic value of kurgans versus flora of the reserves in the west Pontic grass steppe zone (southern Ukraine) // 8th European Dry Grassland Meeting. Dry Grassland of Europe: biodiversity, classification, conservation and management. Abstracts & Excursion Guides. – Uman: Publishing-polygraphic center “Vizavi”. 41.

Paczoski I. K. 1933. Szata roślinna kurhanu króla Władysława Warneńczyka. Prace Komisji Matemat-Przyr. PTPN, Ser. B, 6. 157–172.

Rowińska A., Sudnik-Wójcikowska B., Moysiyenko I.I. 2010. Kurhany – dziedzictwo kultury w krajobrazie antropogenicznym strefy stepów i lasostepu – oczami archeologa i botanika// Wiadomości Botaniczne. 54 (3–4). 7–20.

Sudnik-Wójcikowska В., Moysiyenko I.I. 2006. The flora of kurgans in the west Pontic grass steppe zone of southern Ukraine // Чорномор. ботан. журн. 2 (2). 14–44.

Sudnik-Wójcikowska В., Moysiyenko I.I. 2008а. The floristic differentiation of microhabitats within kurgans in the desert steppe zone of southern Ukraine // Acta Societatis Botanicorum Poloniae. 77 (2). 139–147.

Sudnik-Wójcikowska В., Moysiyenko I.I. 2008б. The synanthropic flora of kurgans within three steppe zones in southern Ukraine // Biodiv. Res. Conserv. 11–12. 41–48.

Sudnik-Wójcikowska B., Moysiyenko I. 2008б. The synanthropic flora of kurgans within three steppe zones in southern Ukraine // VII Int. Conf. on Antropization and Environment of Rural Settlements. Flora and vegetation in a changing landscape (Katowice, Poland, 30.06–02.07.2008). Katowice. 54.

Sudnik–Wójcikowska В., Moysiyenko I.I., Zachwatowicz M. 2009. Kurgans as a refugia of the steppe flora in anthro­pogenic landscape of three steppe zones in sou­thernUkraine // Степи северной Ев­ра­зии : [Мат-лы V междунар. симп.] / Под науч. ред. чл.-кор. РАН А.А. Чибилева (Оренбург, 18–21 мая 2009 г.). Оренбург : ИПК «Газпромпечать» ООО «Оренбурггазпромсервис».  636–641.

Sudnik-Wójcikowska B., Moysiyenko I.I. 2010а. Flora of kurgans in the forest steppe zone inUkraine// Чорномор. ботан. журн. 6 (2). 162–199.

Sudnik-Wójcikowska В., Moysiyenko I.I. 2010б. Zonal character of the flora of kurgans in central and southernUkraine// Biodiv. Res. Conserv. 17. 47–52.

Sudnik-Wójcikowska B.,  Moysiyenko I.I. 2011а. Anthropogenic elements of the Ukrainian landscape and the problem of local steppe restoration // Annales UMCS. Sectio C. 66 (1). 85–103.

Sudnik-Wójcikowska B., Moysiyenko I. 2011б. Charakterystyczne elementy ukraińskiego krajobrazu: Kurgany i pasy wiatrochronne – a problem restytucji stepów // Zróżnicowanie muraw kserotermicznych w Polsce: Ogólnopolska Konferencja Naukowa (Lublin, 2–4 czerwca 2011). Lublin, WAL Gaudium. 92–93.

Sudnik-Wójcikowska B., Moysiyenko I., Zachwatowicz M., Jabłońska E. 2011. The value and need for protection of kurgan flora in the anthropogenic landscape of steppe zone inUkraine// Plant Biosystems. 145 (3). 638–653.

Контакт:
Иван Иванович Мойсиенко, заведующий лабораторией экологии растений
Кафедра ботаники Херсонского государственного университета
УКРАИНА 7300 Херсон, ул.40 лет Октября, 27
Моб.: 99-0104211, 67-6092766
E-mail: moysiyenko@i.ua






Наверх
375 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России