Как сохранить природное разнообразие степей в южноуральском секторе Российско-Казахстанского приграничья | №30 осень 2010 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№30 осень 2010

Степной регионСтепи под охранойЗащита уязвимых видовСобытияЗащита уязвимых видовКлючевые видыСтепи в опасностиЗаконодательствоПроектыСобытияОбъявления Новые книги

Степной регион

Как сохранить природное разнообразие степей в южноуральском секторе Российско-Казахстанского приграничья

С.В. Левыкин, В.П. Петрищев, Г.В. Казачков, И.Г. Яковлев (Институт степи, Оренбург),
Р.П. Шкаликов (Оренбургский университет, Оренбург),
М.Ж. Нурушев (Кокшетауский университет, Кокшетау)

Степная миссия Казахстана

Республика Казахстан – вторая по площади страна постсоветского пространства. Степная зона в Казахстане занимает свыше 60 млн га, что является также вторым после России показателем по площади, но в процентном отношении и с учетом полосы опустыненых степей это почти половина территории страны. Веками степное пространство выступало основой мировоззрения и культуры казахского народа. Эта связь многократно нарушалась при попытках массового земледельческого освоения степей Западного и Северного Казахстана. Основным и окончательным ударом по традиционному казахскому номадизму стала кампания по освоению целинных и залежных земель в середине XX в., когда вместо научно обоснованных 8–10 млн га в Казахстане было распахано свыше 25 млн га целинных и залежных земель. О животноводстве вспомнили уже после распашки основных массивов наиболее продуктивных степей, последующие попытки развития животноводства на неудобьях и в полупустынной зоне не принесли желаемого результата. На десятилетия Казахстан стал восприниматься как зерносеющая страна.

В советское время лишь отдельные почвоведы и экологи констатировали, что зерновая мощь Казахстана дается слишком дорогой ценой утраты зональных степей. В 1990-е гг. после самоустранения государства от регулирования аграрного сектора посевные площади сократились почти в три раза, что в целом составило практически всю площадь, освоенную в 1950-е гг. Но при этом не произошла и переориентация на пастбищное животновод­ство, огромные земельные массивы десятилетие практически не использовались.

К сожалению, в этот период не была сформулирована концепция долговременного неистощительного использования степного ландшафта, опирающаяся на многовековой исторический опыт казахского народа. В Казахстане отдается должное историческому наследию номадизма, можно отметить, например, создание в Астане крупного музея истории номадной культуры казахов. Но в экономике сельского хозяйства остались преобладающими земледельческие приоритеты.

Складывается впечатление, что государ­ства постсоветского пространства воспроизводят советские стереотипы. Практически всеми ими, в том числе и Казахстаном, инициированы национальные проекты развития сельского хозяйства, по существу представляющие собой новые целинные кампании, заключающиеся в масштабной распашке, выведенных из земледельческого оборота в 1990-х гг залежей.

Площадь пашни в Казахстане за по­след­ние годы увеличилась практически вдвое и уже превышает 20 млн га. Вопреки многим прогнозам, земледелие вновь вернулось в подзону каштановых почв, хотя урожайность здесь даже с применением современной техники очень низкая и неустойчивая. Например, в 2009–2010 гг. из-за засухи в Западном Казахстане посевы яровых зерновых были списаны практически полностью. Природоохранные усилия в Казахстане почему-то вновь сосредоточены на чем угодно, только не на зональных степных ландшафтах: на сосновых лесах, озерах или полупустыне, почему-то отнесенной к степной зоне; на отдельно взятых биологических видах, например, сайгаке. В 1990-е гг. представился исторический шанс сохранить и восстановить уничтоженные в целинную кампанию зональные степи на полнопрофильных почвах. Этот шанс совершенно не реализован и постепенно теряется по мере распашки вторичных степей.  

Южноуральское приграничье

В России за последние годы также были распаханы крупные массивы вторичных степей, особенно в приграничье. Например, в Оренбургской области из 150 тыс. га залежей, вовлеченных в оборот в 2009 г., больше 100 тыс. га было распахано в приграничных районах.

Между тем это районы с пониженным биоклиматическим потенциалом, где изучались возможности создания трансграничных степных ООПТ на базе самопроизвольно восстановившихся степных экосистем. До последнего времени в приграничной полосе Оренбуржья и сопредельных областей Казахстана существовало три таких перспективных территории. На западе области – примыкающие к участку «Таловская степь» Оренбургского природного заповедника степные участки Западно-Казахстанской области; в Предуралье – окрестности Троицких меловых холмов в Оренбургской области и меловых холмов Ишкаргантау – в Актюбинской области; в Зауралье – вторичные степи Тургайского плато в Айтекебийском районе, подвергшиеся массовой распашке в 1950–1980-х гг. Однако в 2008–2010 гг. возможности для создания трансграничных степных ООПТ свелись к минимуму из-за массовой распашки вторичных степей в Казахстане и допашке залежей со стороны России.

На западе, южнее Таловской степи, единовременно были распаханы практически все вторичные степи, основу травостоя которых составлял ковыль Лессинга (ковылок). По сообщениям местных жителей, здесь на протяжении последних 15 лет постоянно обитала и размножалась дрофа, был обилен стрепет, со стороны Оренбургской области шло активное расселение сурка. Учитывая, что сама Таловская степь представляет собой не зональный участок, а солонцеватую балку, значительные массивы вторичных степей могли существенно повысить ценность заповедной территории. Земельные площади в окрестностях бывшего­ пос. Щучкин массово не распахивались в течение 15 лет, но в результате кредитной по­литики Казахстана в 2010 г. нашелся инвес­тор из Уральска, который распахал практически все вторичные степи в этом районе, уничтожив, таким образом, один из наиболее перспективных очагов самовосстановления степных экосистем. При этом были утрачены местообитания целого ряда «краснокнижных» видов, а перспективы расширения Таловского участка в крупную трансграничную охраняемую территорию, включающую не только солонцы и заросли кустарников, но и зональные лессингоковыльные степи Заволжья, были утрачены.

В значительной степени ухудшилась ситуация и на Подуральском плато, где были распаханы залежи на территории Казахстана в окрестностях Троицких меловых гор (близ бывшего с. Отрадное). Но по состоянию на 2010 г. еще сохраняются массивы вторичных ковылковых степей в Чингирлаусском районе – севернее Миргородского заказника и на востоке района по границе с Оренбургской областью, а также в приграничной части Хобдинского района Актюбинской области. Здесь высока численность стрепета, отмечено массовое пребывание степного орла.

До недавнего времени наилучшие перспективы организации трансграничных степных ООПТ имелись на востоке южноуральского сектора российско-казахстанского приграничья. Айтекебийский район Актюбинской области рассматривался нами как модельный в этом отношении. Со стороны Оренбургской области таковым является Светлинский район, где уже существует участок Оренбургского заповедника «Ащисайская степь».

Именно здесь процессы самовосстановления степей на пост-целинном пространстве проходили в наибольших масштабах с высокой интенсивностью. Полностью восстановилась крупнейшая в регионе популяция сурка, вновь стал обилен стрепет, приумножались популяции уязвимых видов растений, в том числе занесенных в Красную книгу РФ ковыля Залесского, тюльпана Шренка (Геснера). Ковылок на отдельных участках превратился в практически единственный доминирующий вид, хотя другие участки, особенно внутри залежных массивов, оставались еще на пырейно-острецовой стадии восстановительной сукцессии. Все это делало Айтекебийский район особенно интересным для степеведения как природный эксперимент по самовосстановлению зауральско-тургайских степей и потенциальный полигон отработки новых форм степных ООПТ, в том числе трансграничных.

Айтекебийский район

Айтекебийский (бывший Комсомольский) район расположен в северо-восточной части Актюбинской области, граничит на севере с Оренбургской областью РФ, на востоке – с Костанайской областью РК. Площадь района составляет 3,59 млн га. Районный центр – пос. Комсомольский, удален от Актобе (Актюбинска) на 320 км. Численность населения – около 31 тыс. человек (на 1.07.2008 г.). Район отличается низкой плотностью населения – менее 1 чел./км2 в среднем по району и 3–5 чел./км2 в северной земледельческой части района (на ту же дату).

Территория района представляет собой почти идеальную равнину, в отдельных местах которой встречаются поднятия в виде сопочных увалов с выходами коренных пород. Абсолютные высоты варьируют в пределах 260–280 м, отдельные гряды достигают отметок 340–399 м. Понижения представлены речными долинами, по которым протекают степные речки Иргиз, Каракай, Улькояк, Талдык. На севере расположены бессточные озерные котловины, наиболее крупная и известная из которых занята оз. Айке.

Климат района резко континентальный с малым среднегодовым количеством осадков – 220 мм. Максимум осадков в XX в. приходился на весенне-летние месяцы, но в последние годы наблюдается аномально жаркий июнь с минимальным количеством осадков. Для района характерны сильные ветра, преимущественно южного и юго-западного направлений.

В северной половине района представлена сухостепная подзона, занимающая порядка 1,5 млн га, на юге ее сменяет полупустыня, занимающая 2,1 млн га. В пределах сухостепной подзоны выделяются полоса типчаково-ковылковых степей на темно-каштановых почвах и полоса ксерофитноразнотравно-типчаково-ковылковых степей на каштановых почвах.

Различные варианты степных почв и со­лонцово-степных комплексов занимают в общей сложности около 1,5 млн га, из них на темно-каштановые почвы с содержанием­ гумуса 3–3,5 % приходится 650 тыс. га; на каштановые почвы с содержанием гумуса 2–3 % – 850 тыс. га. Из этого клина на су­гли­нистые полнопрофильные карбонатные и карбонатно-солонцеватые почвы приходится около 550 тыс. га, или 35 %. В целинную кампанию 1950-х гг. было распахано около 300 тыс. га и еще 200 тыс. га было допахано в 1970-е гг. Район обладал наибольшими площадями пашни в области.

До подъема целины зональная степная растительность на темно-каштановых почвах была представлена ковылковой ассоциацией, где доминировал ковыль Лессинга с участием степного разнотравья. Высота травостоя составляла 45 см, общее проективное покрытие – около 40 %. На каштановых почвах преобладала ромашниково-типчаково-ковыл­ковая ассоциация с высотой травостоя не более 30 см и общим проективным покрытием 30–40 %. При снижении доли ковыля Лессинга вдвое увеличивалось обилие типчака и ксерофитного разнотравья. В настоящее время здесь сохранились в основном интразональные степные растительные ассоциации­. Пологие склоны сопочных увалов покрыты комплексом типчаково-красноковыльной, со­лончаковополынной и камфоросмово-черно­полынной ассоциаций. В многочисленных замкнутых мезопонижениях преобладают разнотравно-злаковые ассоциации лугового типа с преобладанием полыни, пырея, с участием ковыля-тырсы. Степные солонцы покрыты типчаково-солончаковополынной, камфоросмово-чернополынной и тырсово-ромашниковой ассоциациями. Все они характеризуются относительно низкими продуктивностью и проективным покрытием.

Данных по фауне района у нас недоста­точно. Но отметим обилие степного сурка, популяция которого сейчас находится в остро­стрессовом состоянии. Из редких видов встречена единичная особь стрепета на границе с Оренбургской областью. Высоким биологическим разнообразием, особенно богатством водоплавающей дичи, характеризуются уникальные водно-болотные угодья района. Это важная орнитологическая территория, место концентрации редких и хозяйственно ценных видов птиц.

Уничтожение и восстановление степей Айтекебийского района

В Айтекебийском районе основным видом природопользования является сельское хозяйство, в сухостепной зоне преимущественно богарное зерновое. Эта территория была типичным регионом сплошного освоения целины в 1950-е гг. В то же время особенностью Айтекебийского района является  последующее масштабное доосвоение целинных земель в 1960–1970-е гг. В сухостепной подзоне максимальная распашка пришлась на конец 1989 г. и составляла тогда 448,5 тыс. га, или порядка 90 % сухостепных плакоров района.

Распад СССР, массовый отток русскоязычного населения из Казахстана, экономические сложности, отсутствие экономической поддержки со стороны государства и источников кредитования, а также две последовательные катастрофические засухи 1995 и 1996 гг. привели к трехкратному сокращению посевных площадей к концу 1990-х гг. Максимальная площадь залежных земель наблюдалась в 1999–2003 гг., когда она исчислялась сотнями тысяч гектаров. Площадь пахотных земель по государственному учету на конец 2003 г. составляла 278,6 тыс. га, из них пашни 156,8 тыс га, залежей 121,8 тыс. га. Эти земли были закреплены за сотнями негосударственных товариществ и десятками акционерных обществ. Земли запаса, расположенные в основном в центре и на юге района, на этот же период составляли 1,9 млн га и использовались в качестве кормовых угодий. Согласно официальной статистике, в кормовые угодья, вероятно, переведены также около 170 тыс. га (38 %) бывшей пашни. В этот период посевы зерновых ежегодно составляли порядка 100–130 тыс. га.

В 2003–2007 гг. сельское хозяйство района начало интенсивно развиваться в связи с ускоренным сооружением автомобильной и железной дорог Актюбинск – Костанай и реа­лизацией национального проекта по развитию села. Новая железная дорога Актюбинск – Костанай, пересекающая сухостепную часть района в широтном направлении и проходящая через районный центр, в значительной степени активизировала земледелие в северной части района. В конце 1990-х гг. в республике в полной мере возрождается деятельность Министерства сельского хозяйства и его региональных управлений. В 2003–2005 гг., раньше чем в России, был осуществлен национальный проект по развитию села. Со вводом в строй современных железной и автомобильных дорог земледельцы района получили су­щественно улучшившиеся возможности для реализации зерна. С целью восстановления земледелия в районе в 2003 г. сельским кре­дитным товариществом был образован районный специализированный банк. Была поставлена задача в конечном итоге вернуть в оборот все земли, когда-то распаханные в целинную кампанию.

Начиная с 2003 г. посевная площадь под зерновыми по области увеличилась почти в два раза – с 400 до 750 тыс. га. Достигнув площади порядка 750 тыс. га, пашня сохранялась на этом уровне до 2008 г. включительно. В Айтекебийском районе посевные площади были доведены до 150 тыс. га.

В 2008 г. ситуация принципиальным образом изменилась. При падении цен на энергоносители возросла мировая цена на зерно, что создало наиболее благоприятные экономические условия для возвращения залежных земель в оборот даже на каштановых почвах в подзоне особо рискованного земледелия. Несмотря на то, что в конце 2008 г. мировые цены на зерно рухнули более чем вдвое и появились признаки развития мирового финансового кризиса, правительство Республики Казахстан активизировало господдержку производства зерна.

По данным полевого обследования, проведенного нами в конце мая 2009 г., практически все массивы залежных земель вов­лечены в оборот. К моменту распашки более по­ловины этих земель уже было покрыто вторичной степной растительностью. Полностью распаханы залежи в окрестностях населенных пунктов Комсомольское, Кумкудук, Северное и Сулукуль. При этом граница богарного зем­леделия вновь опустилась на юг вплоть до границы с полупустынной зоной.

Что уцелело

Нами выявлено всего несколько сохранившихся массивов залежных земель, в том числе с признаками вторичного остепнения.

1. Самый крупный залежный массив площадью 20 тыс. га расположен юго-западнее п. Актасты. Залежь находится в подзоне каштановых почв на пырейной стадии демутации и пока не представляет особой природоохранной ценности.

2. Залежь с признаками активного остепнения площадью 3,2 тыс. га расположена в 8 км к северу от оз. Шалкар-Карашатау. Отмечена высокая доля дерновинных злаков в травостое, участок плотно заселен сурком. На восточной окраине участка нами отмечена активная распашка залежей. Сурки быстро покидают распахиваемые земли.

3. Залежный участок площадью 4 тыс. га примыкает с юга к железной дороге в окрестностях п. Мир. Характерен западинно-плакорный тип местности, причем западины составляют не менее 30–40 %. Западины, отличающиеся повышенным увлажнением, заняты пырейным травостоем, а межпадинное пространство активно заселяется степными дерновинными злаками, прежде всего ковылем Лессинга.

4. Вторичная степь вдоль юго-восточного угла границы Оренбургской области площадью около 2 тыс. га. Отмечен самец стрепета. Участок плотно заселен сурком, начинают доминировать дерновинные злаки, в первую очередь ковыли Залесского и Лессинга, типчак, тонконог и др. Данный участок представляет особую природоохранную ценность как место обитания целого ряда видов, внесенных в Красную книгу.

5. Вторичная степь площадью 10 тыс. га, примыкающая к восточной границе Оренбург­ской области. По нашим оценкам, на участке обитает одна из самых крупных в районе колоний сурков. Многочисленные кост­ные останки, обнаруженные нами около нор, свидетельствуют о зрелости популяции. Преобладают ковыли Залесского и Лессинга, типчак, тонконог и другие степные виды. Участок также представляет особую природоохранную ценность как место обитания целого ряда видов, внесенных в Красную книгу.

В районе сохранилось крайне мало эталонных степных участков. Нами выявлено только несколько.

1. Степной эталон площадью 600 га, расположенный в 5 км восточнее границы с Домбаровским районом Оренбургской области, в 1 км севернее дороги п. Караганда – п. Кокпактас.

2. Степной эталон площадью 80 га, расположенный в 0,5 км от границы с Домбаров­ским районом. В центре участка отмечены единичные выходы коренных пород. На участке обитает изолированная колония сурка.

3. Степной эталон площадью 120 га, расположенный в 8 км к юго-западу от станции Союзная и в 5 км к юго-востоку от с. Ушкаты.  На участке доминирует ковыль Залесского.

4. Степной эталон площадью 250 га, расположенный вдоль автомобильной дороги на ст. Союзная у п. Кокпактас. Эталон ковылковой степи на темно-каштановых почвах.

5. Эталонный участок ковылковой степи на темно-каштановых почвах в пределах Оренбургской области. В этом месте государственная граница России образует острый угол, вдающийся в территорию  Казахстана на 10 км. У самой вершины этого угла по технологическим причинам сохранился от распашки участок степи площадью 60 га. Со стороны Оренбургской области отмечена распашка полосы целины шириной 150 м. Будучи окруженным полями, участок служит убежищем степного биоразнообразия. При единичном посещении нами отмечено плотное поселение сурков, встречены заяц-русак и лисица. Участок заслуживает первоочередного присвоения статуса памятника природы.

Гораздо лучше сохранились массивы петрофитных степей в пределах холмисто-увалистого и останцово-грядового типов местности. Нами выявлены два таких массива:

1) прииргизский массив холмисто-увалистых степей площадью около 25 тыс. га между п. Аралтобе и п. Кокпактас.

2) массив останцово-грядовых степей Карашатау северо-восточнее п. Комсомольский и западнее п. Кумкудук площадью около 30 тыс. га с высотами 340–399 м.

Также хорошо сохранились, а в последние годы и дополнительно восстановились, массивы псаммофитных степей. Южнее поселка Амангельды (Толыбай) песчаные степи с доминированием ковыля перистого (днепровского) протянулись в широтном направлении полосой шириной 30–40 км. Аналогичный массив песчаных степей отмечен нами в 25 км к югу от п. Комсомольский. Таким образом, практически от восточной окраины холмогорья Мугоджары и до границы Костанайской области вдоль южной границы полосы каштановых суглинистых карбонатно-солонцеватых почв протянулся пояс полностью восстановившихся песчаных степей шириной 30–50 км. В настоящее время эти земли практически не используются.

Массовая единовременная распашка залежей в центре и на севере сухостепной подзоны района стала причиной острого стресса многочисленных популяций сурков, восстановившихся за последние десять лет. На всем протяжении маршрута в мае 2009 г. постоянно отмечалось хаотическое перемещение сурков, особенно активное на вновь распаханных залежах и перепаханных сурчинах. Отмечены факты варварского истребления сурков вдоль автомобильных дорог. Можно предположить, что нами наблюдался массовый исход сурка, подобный тому, который описывали во второй половине 1950-х гг.

Перспективы сохранения

По итогам экспедиционных исследований мы составили обращение к акиму Актюбинской области Е.Н. Сагиндыкову с просьбой рассмотреть вопрос о возможности сохранения последних в районе вторичных степей севернее оз. Айке на площади 10 тыс. га вдоль государственной границы. Сегодня даже с учетом массовой распашки залежных земель в районе остается возможность создания трансграничной ООПТ. С актюбинской стороны в нее могут быть включены целинные и вторичные степи севернее оз. Айке, само озеро и его окрестности. С оренбургской стороны вполне возможно создание охраняемого коридора с особым статусом от оз. Айке до участка «Ащисайская степь» Оренбургского заповедника. Такая трансграничная охраняемая территория, безусловно, должна быть рассчитана, в том числе, на развитие туризма. Этому будет способствовать то, что в 150 км юго-восточнее находится некрополь Хан-Моласы, место захоронения Абулхаир-хана – одного из известнейших исторических деятелей Казахстана, сыгравшего исключительно важную и неоднозначную роль в истории казах­ско-российских отношений. В настоящее время в Республике Казахстан реализуется проект создания здесь крупного мемориального комплекса с последующим развитием на его базе международного туристического объекта.

Следует особо подчеркнуть, что при выборе участков для трансграничной ООПТ, ос­новной целью которой будет сохранение степ­ных ландшафтов, необходимо руковод­ствоваться рядом критериев. Выбираемые территории должны:

  • включать компактные участки вторичных сте­пей с зональной растительностью (с домини­рованием ковыльно-типчаковых сообществ на черноземах южных и темно-каштановых почвах), составляющих не менее 30–40 % от площади ООПТ;
  • играть важную роль в сохранении популяций «титульных» видов степной фауны – степного орла, стрепета, сурка, возможно дрофы и др.;
  • отличаться максимально возможной удаленностью от крупных транспортных магистралей и важных хозяйственных объектов (населенных пунктов, разрабатываемых месторождений), а также не быть перспективными для освоения в обозримом будущем (не должны быть включены в национальные проекты, планы развития областей и районов);
  • включать различные объекты природного и историко-культурного наследия, которые могут стать объектом туризма (например, могила Абулхаир-хана).

Российская и казахстанская ООПТ долж­ны иметь выход на государственную границу и по ней непосредственно граничить друг с другом, их функциональное зонирование должно быть взаимно увязано.

Актуальность создания именно здесь первой трансграничной российско-казахстанской степной охраняемой территории повышается в связи с реализацией в обеих странах степных проектов ПРООН/ГЭФ. В Казахстане это проект ГЭФ/ПРООН/РК «Сохранение и устойчивое управление степными экосистемами», в России – проект ПРООН/ГЭФ/МПР «Совершенствование системы и механизмов управления ООПТ в степном биоме России». Логично ожидать, что приоритетом реализации этих проектов должны быть зональные степи, целинные или вторичные, как наиболее пострадавшие от массовой распашки и в наи­меньшей степени представленные в системе ООПТ любого ранга, как в России, так и в Ка­захстане.

Представляется, что для Казахстана, как для государства, несущего особую степную­ миссию в Северной Евразии, сохранение и восстановление степных экосистем могло бы стать главным элементом национальной стратегии устойчивого развития.

Контакт:
Сергей Вячеславович Левыкин,
заведующий лабораторией агроэкологии и землеустройства
Институт степи УрО РАН
РОССИЯ 460000 Оренбург,
ул. Пионерская, 11
Тел.:   (3532) 77 62 47  
E-mail: stepevedy@yandex.ru






Наверх
329 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России