Что имеем – не храним: К дискуссии по поводу одичавших лошадей Ростовского заповедника | №34 зима 2012 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№34 зима 2012

Степи под охранойЭкологическая сетьИнвентаризация степейСтепи под угрозойЗащита уязвимых видовСобытияИменаНовостиКлючевые видыПроектыСобытияОбъявления Новые книги Финансирование издания

Ключевые виды

Что имеем – не храним: К дискуссии по поводу одичавших лошадей Ростовского заповедника

Н.Н. Спасская (Зоомузей МГУ, Москва),
Н.В. Паклина (ИПЭЭ РАН, Москва)

Споры вокруг популяции обитающих в Ростовском заповеднике одичавших лошадей не утихают уже несколько лет, но окончательного конструктивного решения так и нет – ни в заповеднике, ни в министерстве (см. статью автора в СБ № 30, 2010). Безуспешно решаемые вопросы кажутся вечными, как традиционные «Кто виноват?» и «Что делать?». В данном случае это: каков статус популяции лошадей и что же с ней делать дальше?

Казалось бы на первый вопрос есть четкий и однозначный ответ. Популяция существует на территории федеральной ООПТ, входит в состав фаунистического комплекса наиболее крупного участка заповедника – соответственно, она подлежит охране. В заповедной системе России это уникальный случай – одичавшие домашние животные в качестве аналогов диких копытных официально присутствуют на охраняемой территории столь высокого уровня. Ростовские мустанги (как их образно окрестили) стали визитной карточкой не только заповедника, но и всей Ростовской области. Здесь и возникают первые проблемы и противоречия.

Лошади достались заповеднику «в нагрузку»: при его организации в 1995 г. они уже обитали на острове, где ранее было животноводческое отделение местного совхоза. Здесь выпасали мелкий и крупный рогатый скот в немалых количествах (до 5 тыс. овец), косили сено. Для животных существовал искусственный водопой (артезианская скважина), которым пользовались и лошади. Кстати, именно поэтому остров называется Водный, в отличие от соседних островов, где постоянного источника пресной воды не было. После создания заповедника скот вывели и скважина постепенно заглохла. Для оставшихся лошадей был проведен водопровод с материка: их поят раз в сутки в засушливое время года (в другие сезоны они пользуются накоплениями атмосферных осадков). Искусственный водопой – это биотехническое мероприятие, которое противоречит принципу заповедности. Но без водопоя популяция исчезнет в течение месяца.

Вот здесь и возникает проблема статуса. Популяция лошадей вполне может называться одичавшей – ведь во внутреннюю жизнь группировки животных человек не вмешивается. Но само существование популяции напрямую зависит от человека, дающего воду – значит, лошадь все-таки домашняя? Определение статуса важно для того, чтобы решить, сохранять ли популяцию лошадей или, наоборот, признать ее чужеродной для заповедника.

Проблема обострилась в связи с тем, что численность популяции растет, возникает угроза перенаселенности острова. Что делать? Надо не только предложить решение, но подумать о последствиях предложенных меро­приятий!

Теперь позвольте небольшое отступление для прояснения некоторых деталей.

Для любого прогнозирования будущего необходима первоначальная база знаний. Этой базы для оценки состояния экосистемы и популяций отдельных видов самого крупного кластера заповедника до 2006 г. не было. В первые 10 лет работы заповедника лошадей специально не изучали, была известна только динамика их общей численности (которая не соответствовала действительности, по крайней мере для 2005 и 2004 гг.). Не были исследованы ни состояние растительности участка, ни процессы и степень восстановления степи после значительной пастбищной нагрузки, не было геоботанической карты острова*. После приглашения меня в качестве специалиста-зоолога с 2006 г. началось комплексное исследование самой популяции лошадей. После первого же полевого сезона заместитель директора заповедника по науке И.И. Гизатулин потребовал от исполнителей написания «стратегии управления популяцией». Под этим понималось четкое указание, сколько и кого надо отстрелять. Несмотря на заключенный пятилетний договор об исследованиях, проведение реального мониторинга, похоже, никого не интересовало. Мы отказались составлять стратегию на основании результатов одного года работ при отсутствии данных о состоянии растительных сообществ. После этого заповедник не выдал разрешение на продолжение исследований в 2007 г. Удалось провести только общий подсчет животных, но собранные в 2006 г. данные о структуре популяции обесценились.

В последующие годы здравый смысл воз­обладал, и работы все-таки продолжились­. Планомерное исследование процесса воздейст­вия лошадей на растительность острова на­ча­лось только в 2007 г., кормовой базы лошадей – в 2009 г., мониторинг популяций гры­зунов участка – в 2011 г. С 2008 г. появились подробные данные о демографической и социальной структуре популяции одичавших лошадей. Оказалось, что темпы прироста популяции значительно ниже ранее заявленных; смертность в популяции составляет не 1–2%, а 15–30% численности даже в относительно благополучные годы; популяция имеет постоянную угасающую возрастную структуру; существует целый ряд особенностей этологической структуры, которые не встречаются в других известных популяциях одичавших и диких лошадей (подробнее: Спасская и др., 2010).

Начиная с 2005 г. администрация заповедника постоянно твердила: лошадей много, они все съели. Раз нет хищников – их необходимо отстреливать, чтобы искусственно регулировать численность популяции.

Много ли стало лошадей? Максимальной численности популяция достигла в 2007 г. – 419 особей, плотность популяции в этот период была 22,2 особи/км2. С чем сравнивать этот показатель? Если с другими популяциями одичавших лошадей, то в островных условиях достигается и более высокая плотность: 27,8 особи/км2 (Sable Island, Канада), 37,8 особи/км2 (Rachel Carson, США). Если плотность популяции превышает биологически допустимый предел, то следует ожидать изменений в поведении животных. Это хорошо известно животноводам, работникам зоопарков и питомников. Тем не менее, специально проведенные нами исследования не выявили в поведении ростовских лошадей признаков стресса из-за перенаселенности (Пчелкина, Спасская, 2009).

Съели ли лошади всю растительность, подорвав таким образом свою кормовую базу? Допустимой пастбищной нагрузкой считается 1 особь/га. В период максимальной численности на острове было 0,2 особи/га. Катастрофические падежи в популяции случились зимой 2007/08 и 2009/10 гг. В первом случае, 2007 г. был крайне засушливым (около 40 животных погибло до осени, в том числе более десятка летом из-за поломки водопровода), и кормов действительно не хватило до весны. При осенней численности лошадей 419 особей, за год погибло 139 животных, но при этом не менее 60 из них – поздней осенью из-за полного отсутствия пресной воды (водопровод не работал из-за морозов, а атмосферных осадков не было более месяца). Кормовая база осенью 2009 г. была значительно лучше, а численность популяции меньше, чем в 2007 г. (361 особь), но в январе–феврале 2010 г. погибло 231 животное и еще примерно 50 особей ушли с территории острова**. Сотрудники заповедника единодушно считают, что причиной падежа была только нехватка кормов, которую обусловили высокая численность лошадей и вспышка численности общественной полевки. Независимой экспертизы для установления причин массового падежа проведено не было, нет результатов вскрытия животных и экспертизы биопроб. Заместитель директора заповедника по науке А.Д. Липкович не желает принимать во внимание другие причины, которые могли быть не менее, а, возможно, даже более значимы: недостаточность осадков в декабре – январе, что способствовало обезвоживанию животных, и продолжительный период сильных сырых ветров, приводящих к очень быстрой потере животными энергии и тепла.

Поясним: зимой в зависимости от погоды потребность лошадей в воде колеблется от 12 до 75 л на взрослую особь, а суточная потребность для табуна в 250 голов может доходить до 20 тыс. л. Усвояемость кормов находится в прямой зависимости не только от количества потребленной воды, но и от равномерного распределения ее потребления в течение суток (см.: Каштанов, 2011, с. 71–73***). Отсутствие достаточного количества атмосферных осадков способствует обезвоживанию организма лошади и снижению усвояемости кормов – это, вероятно, и имело место в течение нояб­ря – декабря 2009 г.****.

«…В снежную зиму водопой лошадей не производится вовсе и лошади удовлетворяют свою потребность в воде поеданием снега. Видимых вредных последствий, при условии привычки, это не вызывает, но влечет за собой нерациональную потерю тепла, а следовательно, и питательных веществ на таяние съеденного снега. Если в благоприятных условиях эта потеря может быть несущественной, незаметной, то в период холодов и буранов, когда тепловой баланс организма лошади становится дефицитным, она в соединении с неизбежной потерей на наружную теплоотдачу может вывести лошадь из теплового равновесия, последствия чего крайне опасны» (Каштанов, 2011, с. 71). Л.В. Каштанов особо отмечает, что сильные ветра и бураны являются наиболее опасной погодой при круглогодичном табунном содержании лошадей. На холодном ветру лошадь быстро теряет тепловой баланс, чтобы его сохранить она должна непрерывно есть. «Жировой запас лошади не в состоянии восполнить прорыв в кормлении потому, что для его быстрой реализации, т.е. превращения в тепловую энергию, требуется движение или работа мускулов, тогда как лошади, теряя тепловое равновесие, перестают двигаться вовсе, сбиваясь в кучу для того, чтобы взаимно согреться. Поэтому не стоит думать, что пока табун жирен, можно не опасаться за его состояние» (2011, с. 75). Весной 2010 г. мы обнаружили большую часть трупов лошадей и огромные кучи навоза по берегу острова, под обрывами, где растительность представлена только солянками и куда лошади до этого вообще не заходили ни летом, ни зимой. Это является прямым доказательством не только их попыток укрыться от ветра, но и того, что здесь они вынужденно оставались очень долго, не имея возможности кормиться и быстро теряя тепловой баланс.

Далее возникает следующий вопрос: сколько лошадей может прокормить остров? Примерные расчеты по методике У.Б. Юнусбаева (2001) без учета урожайности реальных растительных сообществ острова давали допустимую численность популяции в 370 голов. По собранным З.Г. Пришутовой на острове данным по количеству фитомассы с учетом условий наиболее засушливого 2007 г. – не более 120 животных (Пришутова, 2010). Расчеты В.Д. Казьмина, также с учетом наиболее засушливого года, показывают цифру в 160–200 особей (Казьмин, Дёмина, 2010; Казьмин и др., 2011). Заместитель директора заповедника по науке, отрицая результаты исследований и расчеты З.Г. Пришутовой и В.Д. Казьмина (а они работали непосредственно на Островном участке заповедника), ориентируется лишь на конезаводческий авторитет Л.В. Каштанова 76-летней давности и настаивает на удержании численности популяции не выше 100 голов.

Тем не менее, какую бы численность не считать предельно допустимой, никто не утверждает, что островная популяция может беспредельно увеличиваться. Вопросы, что делать с этой популяцией и каким принять ее статус, не снимаются с повестки дня. Постараемся еще раз сформулировать свою позицию.

1. Придать популяции статус диких животных. Об этом писалось уже неоднократно (Спасская, 2009; СБ № 30, 2010). По всем основным популяционным, этологическим, экологическим параметрам она живет как нормальная дикая популяция. Единственное, что связывает ее с человеком – искусственный водопой. При таком подходе необходимо минимизировать эту зависимость от человека. Сейчас лошади по 6–8 часов ждут включения воды на один час! В конезаводческой литературе общепринято (и Л.В. Каштановым тоже – см. с. 104, с. 297), что лошадей поят три и более раза в сутки, причем время водопоев должно попадать на утренние и вечерние часы. Уже неоднократно и статистически достоверно было показано, что применяемый режим искусственного водопоя приводит к дестабилизации пространственной и этологической структуры, сбивает суточный ритм, меняет социальное поведение животных, заставляет их использовать ограниченную территорию острова для пастьбы, что соответственно приводит к деградации растительных сообществ на территории, прилегающей к водопою (Махоткина, Спасская, 2009; Свинаренко, Спасская, 2009; Спасская, 2009; Спасская и др., 2010; Пчелкина, Спасская, 2011). А все это в конечном итоге способствует тому, что нарушаются физиологические процессы, в том числе и терморегуляция. Лошади не нагуливают достаточных жировых запасов для благополучной зимовки. Именно этим объясняется гибель преимущественно в осенне-зимний период, а наиболее уязвимыми оказываются молодые особи (см. демографические показатели – Спасская и др., 2010). Еще на рабочем совещании, организованном Росприроднадзором в 2008 г., было заострено внимание на вопросах жизнеобеспечения популяции – не только в отношении ее кормовой базы, но и водообеспечения. Но все остается по-прежнему. Даже в дни, когда температура воздуха достигает +45–50 ºС, лошадей поят всего один раз в день, причем каждое животное имеет доступ к водопою не более 5–7 мин! Самоизливающаяся артезианская скважина или подходящий аналог, обеспечивающие постоянный водопой, полностью решили бы эту многолетнюю проблему.

2. Вмешательство в жизнь животных должно быть минимальным и допустимо только в действительно критические моменты. При регуляции численности популяции (если необходимость этого будет неопровержимо доказана) следует способствовать в первую очередь естественным процессам: например, миграциям за пределы острова (что возможно только в морозные зимы, когда образуется устойчивый ледовый покров на озере). Следует принять и то, что колебания численности из-за климатических или внутренних популяционных причин – это естественные процессы. Собственно, это и есть соблюдение принципа заповедности – невмешательство в природные процессы на эталонных территориях.

Однако администрация заповедника упорно не хочет признавать этих лошадей дикими животными. Не хочет создавать условия для независимого существования популяции (прежде всего, ее водообеспечение). Можно понять, что спокойно реагировать на естественную гибель в популяции после двух катастрофических падежей морально тяжело. Но почему не способствовать миграции животных в буферную и охранную зоны, и тем самым не мешать естественным процессам саморегуляции популяции при увеличении ее плотности? В конце концов, по закону заповедник должен не только сохранять биоразнообразие в своих пределах, но и способствовать его повышению на прилегающих территориях за счет миграций. Да, за пределами заповедника лошадей стреляют (все 50, ушедших с острова зимой 2010 г., до весны не дожили), но с населением нужно работать — и это проблема не только Ростовского заповедника и не только в отношении лошадей.

Может быть, удобнее считать популяцию табуном домашних лошадей, за что ратует А.Д. Липкович? Но тогда это должно быть подкреплено целым комплексом биотехнических мероприятий, необходимых для нормального существования животных: постоянно следить за состоянием животных и растительности пастбища, соблюдать режим водопоя и кормления, регулярно осуществлять ветеринарный контроль, устроить укрытия от солнца, насекомых, ветра и расколы для сортировки животных. Тот же Л.В. Каштанов (2011) рекомендует для полноценного нагула лошадей и во избежание деградации пастбищ располагать водопои не более чем в 4 км друг от друга (для справки: длина острова 12 км, а искусственный водопой располагается на северо-восточном конце острова).

Реально же лошади в настоящее время предоставлены сами себе. Сотрудники заповедника месяцами не бывают на острове в осенне-зимний период, так как из-за погодных условий и несовершенства транспортных средств переправа бывает подолгу невозможна. В летний период лошадей поят только раз в день, другие биотехнические мероприятия не проводятся вовсе.

Администрация заповедника не признает, что сама популяция одичавших лошадей имеет биологическую и научную ценность как уникальный природный объект. Она нуждается в охране и изучении не менее, чем степные биоценозы заповедника. В конце концов, участки степей в России есть и за пределами Ростовского заповедника, а вот подобного феномена – больше нет! Численность популяции же в 100 голов, которую рекомендует удерживать искусственным путем А.Д. Липкович, противоречит положениям популяционной биологии и биологии охраны природы: для крупных млекопитающих такая численность не сохраняет необходимый уровень генетического разнообразия для будущего устойчивого существования группировки, и не обеспечивает «гарантийного запаса» популяции при неожиданных катаклизмах.

Осенью 2010 г. было решено приступить к подготовке стратегии управления популяцией лошадей (о создании такого плана действий говорилось еще на рабочем совещании 2008 г. – см. СБ № 25, 2008). Нужные данные в настоящее время собраны. Необходим серьезный анализ и обсуждение комплекса биотехнических мероприятий, который мог бы обеспечить дальнейшее устойчивое существование островной экосистемы. Однако обсуждения не случилось. Стратегия написана А.Д. Липковичем, представлена членам НТС заповедника и на том же заседании утверждена. Ни о каком комплексе мероприятий в стратегии речи нет – на первом месте стоит регуляция численности.

Остается непонятной причина упорного желания администрации заповедника получить разрешение на отстрел животных, несмотря на то, что необходимость этого меро­приятия изначально не была доказана, да и сейчас неясна. В то же время другие способы регуляции численности даже не обсуждаются. Если исключить отлов и продажу лошадей (как бесперспективные), то остаются, например, выселение части лошадей в охранную зону заповедника или химическая контрацепция. Кто реально просчитывал экономическую выгоду и риски разных способов? Отстрел только кажется самым простым и дешевым вариантом (правда, можно выручить деньги за сбыт мяса). При этом технические детали никого не беспокоят: как отбирать изымаемых конкретных животных из общего стада, какое оружие использовать. Ведь первые же выстрелы вызовут неминуемую панику в стаде, которая повлечет увечья и даже гибель значительного числа животных, прежде всего молодняка; животные перестанут подпускать людей даже на расстояние выстрела (повторная акция станет невыполнимой). Отстрел без учета этологической и половозрастной структуры популяции неминуемо приведет к изменению состава социальных групп, стрессу и в результате к плохо предсказуемым демографическим последствиям (какое же тут будет устойчивое существование популяции?).

Присваивающая экономика закончилось, по мнению специалистов, в неолите. А генетически заложенная программа поведения осталась? Почему принцип «не навреди» забывается? Почему по-прежнему велико желание переделать, перекроить на свой лад природу, не думая о последствиях поведения слона в посудной лавке? Вот уж действительно: что имеем – не храним, потерявши – плачем.

ЛИТЕРАТУРА

Беспалова Е.В., Беспалова Л.А. 2006. Ландшафтно-фациальное разнообразие острова Водный заповедника «Ростовский» // Современные проблемы аридных и семиаридных экосистем юга России. Ростов-на-Дону: Изд-во ЮНЦ РАН. 313–326.

Казьмин В.Д., Дёмина О.Н. 2010. Кормовые ресурсы, их использование и реакция растительности острова Водный на трофическое воздействие лошадей // Мониторинг  природных экосистем долины Маныча. Труды ФГУ «Государственный природный  заповедник «Ростовский». Вып. 4. Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ. 172–188.

Казьмин В.Д., Позднякова М.К., Пришутова З.Г., Розенфельд С.Б. 2011. Экология питания вольных лошадей (Equus caballus) и устойчивость степных экосистем острова Водный // Изучение и освоение морских и наземных экосистем в условиях арктического и аридного климата: Мат-лы Межд. научной конф. (6–11 июня 2011 г., Ростов-на-Дону). Ростов-на-Дону: Изд-во ЮНЦ РАН. 54–57.

Каштанов Л.В. 2011. Табунное коневодство / Под ред. Г.В. Александрова. Изд-е 2-е. М.: Книжный дом
ЛИБРОКОМ. 416 с.

Пришутова З.Г. 2010. Одичавшие лошади (Equus caballus) как компонент охраняемых степных экосистем в заповеднике «Ростовский» // Экология, №1. 58–62.

Пчёлкина Д.С., Спасская Н.Н. 2009. Анализ факторов, влияющих на уровень агрессии в популяции одичавших лошадей // Поведение и поведенческая экология млекопитающих. Мат-лы 2-й науч. конф. 9-12 ноября 2009 г., Черноголовка. М.: Тов-во научных изданий КМК. 38.

Свинаренко А.Е., Спасская Н.Н. 2009. Особенности миролюбивого поведения домашних лошадей // Поведение и поведенческая экология млекопитающих. Мат-лы 2-й науч. конф. 9-12 ноября 2009 г., Черноголовка. М.: Тов-во научных изданий КМК. 39.

Спасская Н.Н. 2009. Степь и лошади: конфликт или сотрудничество? (Государственный природный заповедник «Ростовский») // Заповедное дело: проблемы охраны и экологической реставрации степных экосистем: Мат-лы межд. научно-практич. конференции, посвященной 20-летию организации ГПЗ «Оренбургский», проходящей в рамках V Межд. симпозиума «Степи Северной Евразии». Оренбург: ИПК «Газпромпечать» ООО «Оренбурггазпромсервис». 130–134.

Спасская Н.Н., Махоткина К.А. 2009. Социальное игровое поведение в популяции одичавших лошадей // Поведение и поведенческая экология млекопитающих. Мат-лы 2-й науч. конф. 9-12 ноября 2009 г., Черноголовка. М.: Тов-во научных изданий КМК. 43.

Спасская Н.Н., Щербакова Н.В., Ермилина Ю.А., Махоткина К.А., ПчёлкинаД.С., Свинаренко А.Е. 2010. Результаты комплексного мониторинга популяции одичавших лошадей о. Водный Государственного природного биосферного заповедника «Ростовский» // Тр. ФГУ «ГПЗ «Ростовский». Вып. 4. Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ. 197–211.

Шмараева А.Н., Шишлова Ж.Н., Федяева В.В., Буркина Т.М. 2006. Сводный список сосудистых растений заповедника «Ростовский» и его охранной зоны // Роль особо охраняемых природных территорий в сохранении биоразнообразия: Мат-лы межд. научно-практич. конф., посвященной 10-летию Государственного природного заповедника «Ростовский». Ростов-на-Дону. 130–143.

Юнусбаев У.Б. 2001. Оптимизация нагрузки на естественные степные пастбища. Методическое пособие. Саратов: Изд-во «Научная книга». 48 с.

Контакты:

Наталья Николаевна Спасская
Научно-исследовательский Зоологический музей МГУ им. М.В. Ломоносова
РОССИЯ 125009 Москва, ул. Б. Никитская, 6
E-mail: equusnns@mail.ru

Наталья Владимировна Паклина
Институт проблем экологии и эволюции
им. А.Н. Северцова РАН
РОССИЯ 119071 Москва, Ленинский пр., 33
E-mail: 66can66.60@mail.ru


* Были выполнены только флористическое исследование и оценочная работа по ландшафтно-фациальным особенностям участка (Беспалова, Беспалова, 2006; Шмараева и др., 2006).

** Следует добавить, что та зима оказалась катастрофической на значительной части степей Евразии – джут был и в Причерноморье, и в Монголии.

*** Цитаты здесь и далее намеренно приведены только из работы Л.В. Каштанова, написанной еще в 1936 г., поскольку А.Д. Липкович при расчете пастбищной нагрузки особенно доверяет авторитету именно этого автора, упорно не замечая другие важные методические работы.

**** Метеонаблюдения проводятся на усадьбе заповедника в пос. Волочаевский, расположенном в 12 км от острова. По нашим многолетним наблюдениям, на острове погодные условия отличаются: сильнее ветер, резче перепады суточных температур, в осенне-весенний период температура воздуха ниже из-за постоянно дующих ветров. Поэтому в имеющиеся данные метеонаблюдений необходимо вносить корректировку, но даже без этого в рассматриваемый период недостаток осадков прослеживается.






Наверх
326 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России