Трагедия вольного табуна в заповеднике «Ростовский»: попытка работы над ошибками | №34 зима 2012 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№34 зима 2012

Степи под охранойЭкологическая сетьИнвентаризация степейСтепи под угрозойЗащита уязвимых видовСобытияИменаНовостиКлючевые видыПроектыСобытияОбъявления Новые книги Финансирование издания

Ключевые виды

Трагедия вольного табуна в заповеднике «Ростовский»: попытка работы над ошибками

А.Д. Липкович (Ростовский заповедник, Ростовская обл.)

Написать настоящую статью побудил негативный опыт неоднократного массового падежа в популяции свободноживущих лошадей, обитающей на Островном участке государственного природного заповедника «Ростовский». Гибель лошадей происходит из-за превышения емкости пастбищных угодий при неконтролируемом росте их поголовья. Теоретические споры специалистов о путях возможного решения этой проблемы и отказ от принятия своевременных мер по регулированию численности вольного табуна дважды в течение трех лет (2008 и 2010 гг.) приводили к катастрофическим последствиям.

В 2010 г. имело место создание чрезвычайной зооветеринарной обстановки, связанной с массовым падежом «мустангов», в ликвидации которой принимали участие органы МЧС, прокуратуры, областной администрации, производились непредвиденные траты значительных средств из бюджетов разного уровня. Еще одним негативным последствием этих ситуаций является серьезный ущерб, наносимый имиджу природоохранных организаций. Во время наблюдавшихся критических периодов состояние растительного покрова на заповедном острове было значительно хуже, чем на сопредельных участках сезонно выпасаемых пастбищных угодий вне заповедника. Фактически участок особо охраняемой природной территории становился зоной антропогенного опустынивания.

Кобыла с жеребенком, родившимся 1 февраля, о. Водный, 14 февраля 2012 г. Фото А.Д. ЛипковичаТабун вольноживущих лошадей обитает на о. Водный, расположенном среди соленого озера Маныч-Гудило. Свое происхождение лошади ведут от рабочих животных, преимущественно донской породы, завезенных на остров во времена его пастбищного использования. Позже использование островных пастбищ признали нерентабельным, крупный рогатый скот был переправлен на коренной берег паромом, а лошадей смогли отловить не всех.

До придания острову заповедного статуса лошади периодически отстреливались на мясо, что сдерживало рост их поголовья. С введением режима строгой охраны численность стала неуклонно возрастать и дважды достигала более 400 особей.

Оба раза это приводило к массовым падежам животных, сопровождавшимся сильнейшим сбоем растительности. В 2008 г. погибло более 100 лошадей, а зимой 2009–2010 гг. – более 250. В последнем случае кризису популяции лошадей сопутствовал пик численности обитающей на острове общественной полевки (Microtus socialis), которая составила ощутимую пищевую конкуренцию лошадям. В этой ситуации заповедником с помощью партнерских организаций была налажена подкормка лошадей – на остров доставлено 40 т сена. Возможно, если бы эта мера не была принята, мог быть потерян весь вольный табун.

Состоянию вольного табуна на о. Водный посвящено немало публикаций (Паклина, Климов, 1990; Савельева, Пыхов, 2004; Спасская и др., 2007; Спасская, Щербакова, 2007; Пришутова, Дутова, 2009; Спасская и др., 2010; Пришутова, 2010; Казьмин, Демина, 2010 и др.). Их авторы неоднозначно относятся к сложившемуся положению, и делают из проводимых наблюдений значительно отличающиеся выводы. Так, Е.С. Савельева и С.Г. Пыхов (2004) в результате своих наблюдений приходят к парадоксальному заключению: «Принимая к сведению постоянное поение лошадей посредством искусственного водопоя, сделан вывод: предельная нагрузка на остров (в засушливый год) составляет 260 голов, в средне-дождливый год 285 голов, в дождливый год 320 голов. Естественно, что такое количество копытных на ограниченной территории, сохраняющей фиторазнообразие степей, недопустимо. … Отстрел некоторых, даже незначительных, иерархических элементов приведет к нарушению всей социальной структуры, а отстрел целиком группы (косяка), включая молодняк, противоречит общечеловеческой гуманности. Единственно возможный выход из сложившейся ситуации – это убрать с острова искусственный водопой, дав, таким образом, возможность регулирования численности популяции естественным путем».

Жеребец охраняет свой гарем, о. Водный, 14 февраля 2012 г. Фото А.Д. ЛипковичаКак видно из цитаты, авторы относятся к вольным лошадям как к диким животным, «вписанным» в степную экосистему заповедного острова. Подразумевается существование некоего внутреннего механизма популяционной «саморегуляции», который в состоянии привести численность лошадей в баланс со средой обитания. При этом для авторов неочевидна простая истина, ясная любому животноводу: без искусственного водопоя все поголовье лошадей острова в жаркое время года обречено на быструю гибель. Особо гротескным выглядит пассаж по поводу «общечеловеческой гуманности». Отстрел части лошадей противоречит таковой, а обречение сотен животных на мучительную смерть от жажды признается единственно возможным выходом.

З.Г. Пришутова (2010), проводившая исследование воздействия лошадей на островную экосистему, пришла к выводу о необходимости регулирования их численности. Рекомендуемая этим автором оптимальная численность указывается как не превышающая 120 особей.

Эти выводы были сформулированы З.Г. При­шутовой на несколько лет раньше, чем опубликованы. Впервые они были доложены на совещании, посвященном проблеме островной популяции, которое прошло в заповеднике «Ростовский» в феврале 2008 г.

На совещании наметилось противоречие позиций двух групп специалистов: сотрудники заповедника, специалисты ЮНЦ РАН и пединститута Южного федерального университета выступили сторонниками необходимости регулирования численности и сдерживания ее на уровне, предложенном З.Г. Пришутовой. В случае отказа от проведения регуляционных мероприятий прогнозировался массовый зимний падеж лошадей от бескормицы. При этом группой повышенного риска назывались жеребые кобылы и жеребята. Как результат такой ситуации прогнозировалось искажение половозрастной структуры табуна, появление избытка жеребцов и возникновение острой конкуренции между ними за кобыл, которые в этом случае становятся дефицитным ресурсом.

Другое мнение высказали московские специалисты (Н.Н. Спасская, В.В. Рожнов), настаивавшие на необходимости создания «саморегулирующейся популяции» и «минимизации антропогенного воздействия путем увеличения точек водопоя».

В резолюцию совещания был включен следующий пункт: «Считать популяцию лошадей, обитающих на о. Водный, неотъемлемой частью степной экосистемы».

Но от того, что группа специалистов успешно лоббировала включение этой формулировки в резолюцию совещания, лошади не перестали быть табуном домашних животных, когда-то поселенных на острове людьми и остающихся в полной зависимости от людей.

Как уже указывалось, само существование популяции полностью зависит от подачи пресной воды в жаркое время года. Логика «признания» табуна частью заповедной экосистемы делает вполне оправданной приведенную выше рекомендацию Е.С. Савельевой и С.Г. Пыхова о необходимости прекращения искусственного поения лошадей. Пусть живут по законам дикой природы, как и все другие ее «неотъемлемые части».

Однако один из лоббировавших этот пункт специалистов выдвигает прямо проти­воположные требования. Сама проблема превышения емкости пастбищных угодий острова представляется искусственно созданной: «Возникший в заповеднике конфликт между существованием степных экосистем и наличием лошадей является искусственно созданным. Лимитированный в пространстве и времени ресурс (источник пресной воды) в сухой период нарушает естественную смену типов активности животных, препятствует выработке компенсаторных терморегулирующих механизмов адаптаций. Кроме этого, вынужденное скопление лошадей на ограниченной территории приводит к деградации растительных сообществ острова. Для устранения этих негативных явлений необходимо изменить условия существования одичавших лошадей на острове Водный, максимально приблизив их к естественным. В качестве первоочередных мер предлагается изменить режим водопоя с ограниченного на постоянный – вода должна подаваться на остров круглосуточно и/или накапливаться в искусственно созданном водоеме в качестве резервного запаса. В дальнейшем на острове необходимо создать несколько подобных источников пресной воды, что позволит лошадям более равномерно осваивать территорию» (Спасская, 2009).

В приведенной цитате отчетливо просматривается полное игнорирование автором требований заповедного режима. На острове, окруженном соленым озером, предлагается устроить постоянно изливающиеся источники пресной воды. К каким сдвигам в гидрологическом режиме, составе и численности флоры и фауны крупнейшего участка заповедника это приведет – автора не интересует.

Превращение крупнейшего участка заповедника в зону антропогенного опустынивания автора не заботит, а тревога по этому поводу сотрудников заповедника высмеивается: «Большая часть участников совещания была особенно обеспокоена фактом вытаптывания степи лошадьми в районе искусственного водопоя («От заповедной степи ничего не осталось!»). Призывы же разобраться в причинах этой ситуации и минимизировать ее дальнейшее негативное развитие не были услышаны («Надо просто снизить численность популяции и проблемы решатся сами собой!») (Спасская, 2009).

По нашему мнению, такая позиция зависит от  специализации исследователя. Занимаясь поведением лошадей, Н.Н. Спасская внимательно подсчитывает количество конфликтов в единицу времени. Естественно, что при скоплении большого количества лошадей у водопоя этот показатель существенно возрастает. Однако, как показывает практика, рост численности табуна это не останавливает. Дважды за короткий промежуток времени численность оказывалась около или свыше 400 особей. Оба раза это приводило к массовой гибели животных. По нашему мнению, этого достаточно, чтобы понять: 400 особей – предел, за которым неизбежны катастрофа популяции и сильнейшая деградация растительного покрова острова.

Частота конфликтов среди лошадей может служить лишь показателем степени комфортности поведения, но не критерием для определения предельно допустимой емкости угодий. У исследователя создается иллюзия, что, увеличив количество водопоев и тем самым снизив количество агрессивных взаимодействий лошадей в единицу времени, можно увеличить емкость угодий острова.

Фактически же методикой для определения таковой Н.Н. Спасская не располагает и потому не может судить об оптимальной численности лошадей на острове. Показательно и то, что падеж происходит не летом, в период ограниченной доступности водопоя, а зимой, во время максимального стравливания кормовых ресурсов.

Утверждение Н.Н. Спасской, что «на вопросы: сколько лошадей может прокормить остров… – ответа дать пока невозможно» (там же), по меньшей мере, странно и свидетельствует о незнании литературы по табунному коневодству. Еще в 1930-е гг. работавший в приманычских степях Л.В. Каштанов писал: «Основным недостатком, свойственным современному табунному коннозаводству, является его экстенсивность. Для производства лошади табунным способом, при существующем уровне техники, требуются большие земельные территории от 35 до 50 га и более на 1 матку с приплодом и подсобными отраслями» (Каштанов, 1935).

Другие авторы для зоны сухих степей приводят потребность в земельных площадях на одну комплексную конематку из расчета: выпасы – 23,60 га, сенокосы – 10,54 га, пашни – 3,4 га (Крюков, Чабаевский, 1949). Как видим, даже при интенсивном табунном коневодстве с использованием в рационе сена и зерна общая площадь на расчетную конематку составляет не менее 37 га.

По данным Н.Н. Спасской (2011), в настоящее время численность половозрелых кобыл на острове составляет 41. Таким образом, исходя из рекомендаций Л.В. Каштанова (35–50 га/голову), для них требуется не менее 1550–2500 га степных угодий.

При площади пастбищ острова 1841 га (Казьмин и др., 2010) уже при нынешней численности лошадей в 120 особей (данные учета осени 2011 г.) емкость пастбищных угодий острова близка к насыщению либо даже превышена. Следует помнить, что рекомендации коневодов давались для пастбищ, предназначенных к товарному производству лошадей, а не для заповедника.

Подходы к решению проблемы периодически возникающих кризисов на заповедном острове зависят от приоритетов дискутирующих специалистов. Автор настоящей статьи считает приоритетом бескризисное существование экосистемы крупнейшего участка заповедника – недопущение массовых падежей лошадей, сочетающихся с периодическим катастрофическим стравливанием растительности. Лошади в заповеднике не рассматриваются ни как высшая ценность, ни как «неотъемлемая часть степной экосистемы».

Обитание здесь вольного табуна допустимо в той мере, в какой он содействует оптимальному существованию степных растительных сообществ. Критерий для определения численности лошадей в заповеднике – благополучное состояние степной экосистемы без приз­наков существенной пастбищной дигрессии.

Для оппонентов приоритеты видятся ины­ми. Табун лошадей представляется «уникальным», его развитие при минимальном воздействии человека признается приоритетным.

Следует напомнить, что ни содержание «уникального табуна» в генетической чистоте, ни тем более выведение какой-то особой «островной» породы лошадей не является целью заповедника. Изучение внутренних закономерностей существования табуна – одна из попутных, но ни в коем случае не приоритетная научная тема заповедника. Совпадение интересов заповедника и специалистов по изучению поведения и демографии лошадей возможно до тех пор, пока не ставится под угрозу выполнение заповедником тех задач, ради которых он был создан. В случае конфликта интересов приоритет должен быть отдан стратегическим задачам заповедного дела.

Рассмотрение кризисной ситуации в заповеднике приводит к определенным выводам. Руководством, от которого зависит принятие управленческого решения о проведении регулирования численности копытных животных на ООПТ, игнорировались рекомендации и многочисленные предупреждения специалистов, непосредственно работающих на месте и проводящих многолетние наблюдения за состоянием экосистем.

Очевидно, что динамические процессы в популяциях копытных животных могут происходить стремительно, особенно с ростом общей численности. Для адекватного управления экосистемами ООПТ необходимо быстрое реагирование на такие изменения. Как показывает практика, существующая система руководства ООПТ слишком инертна для такого реагирования.

Выжидательная позиция (или отсутствие позиции) привела к возникновению кризисной ситуации, массовому падежу лошадей и высокой степени пастбищной дигрессии, граничащей с опустыниванием. Заповедник оказался на грани не только потери эталонных функций, но приведения в состояние худшее, чем расположенные рядом хозяйственно используемые территории.

Важную роль играют сложившиеся у части специалистов представления о существовании некоего «механизма саморегуляции», якобы проявляющего себя в популяциях копытных животных, в том числе обитающих в неполночленных экосистемах, лишенных крупных хищников. Существование этого научного мифа приводит к острым дискуссиям и отсутствию единой позиции среди ученых, консультирующих управленцев.

Ожидание проявлений «саморегуляции» в какой-то мере может быть оправданно на пространствах больших заповедников с площадями в сотни тысяч гектаров (например, в Таймырском). На ограниченных территориях ООПТ Европейской России, где площади исчисляются первыми десятками тысяч га, возникает необходимость в активном управлении популяциями копытных, особенно в случае отсутствия хищников.

Если принять за действие механизма «саморегуляции» периодически происходящие массовые падежи от бескормицы, сопровождающиеся сильнейшей деградацией растительного покрова, то вряд ли такая схема уместна в небольших заповедниках Европейской России.

Для недопущения кризисных ситуаций и осуществления грамотного управления ООПТ необходимо использовать богатый опыт российской и мировой экологической и охотоведческой науки, а не ставить неоправданные эксперименты над охраняемыми природными экосистемами.

Литература

Казьмин В.Д., Демина О.Н. 2010. Кормовые ресурсы, их использование и реакция растительности острова Водный на рофическое воздействие лошадей // Мониторинг природных экосистем долины Маныча. Труды ФГУ «Государственный природный заповедник «Ростовский». Вып. 4. 172–188.

Каштанов Л.В. 2011. Табунное коннозаводство. Изд-е 2-е.  Энциклопедия конника. Москва. 416 с.

Крюков Д.П., Чебаевский В.Ф. 1949. Табунное коневодство. М.: Изд-во сельскохозяйственной лит-ры. 250 с.

Паклина Н.В., Климов В.В. 1990. Социальная организация популяции одичавших лошадей Equus caballus острова Южный (Озеро Маныч-Гудило)// Зоол. журн. 69 (10). 107–116.

Пришутова З.Г., Дутова Ю.А. 2009. Одичавшие лошади в пастбищных экосистемах заповедника «Ростовский» // Мат-лы Всеросс. науч.-практ. конф. «Экология, эволюция и систематика животных». Рязань. 261–262.

Пришутова З.Г. 2010. Одичавшие лошади (Equus caballus), как компонент охраняемых степных экосистем в заповеднике «Ростовский» // Экология, №1. 121–133.

Савельева Е.С., Пыхов С.Г. 2004. Проблемы регулирования численности островной популяции одичавших лошадей (заповедник «Ростовский» Ростовской  области) //

http://www.horse.ru/oloshadi/structure.php?cur=4640 , доступ 3.01.2012

Спасская Н.Н., Спасский В.С. 2007. Исследование популяции одичавших лошадей на юге Европейской территории России // Териофауна России и сопредельных территорий (VIII Съезд Териологического общества): Мат-лы Междунар. совещ., 31 января – 2 февраля 2007 г. М.: Товарищество научных изданий КМК. 478.

Спасская Н.Н. 2009. Степь и лошади: конфликт или сотрудничество? (государственный природный заповедник «Ростовский») // Заповедное дело: проблемы охраны и экологической реставрации степных экосистем. Оренбург. 130–134.

Спасская Н.Н. 2011. Демографические показатели динамики популяции вольно живущих лошадей и прогноз ее дальнейшего развития // Летопись природы за 2010 г. п. Орловский. 159–178.

Контакт:
Александр Давидович Липкович, зам. директора по НИР
Ростовский государственный биосферный заповедник
РОССИЯ 347510 Ростовская обл.,
п. Орловский, пер. Чапаевский, 102
Тел.: (86375) 3 40 10
Факс: (86375) 3 14 10
E-mail: alexandr.lipkovitch@yandex.ru






Наверх
505 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России