Белгородская область: Сплошное облесение | №33 осень 2011 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№33 осень 2011

СтратегияСтепной регионСтепное природопользованиеЗаконодательствоСтепи под угрозойЗащита уязвимых видовСтепи под охранойОптимизация использования степейПроектыСобытияОбъявления От редакции

Степи под угрозой

Белгородская область: Сплошное облесение

В Белгородской области завершается второй год реализации пятилетнего областного проекта «Зеленая столица» (2010–2014 гг.), направленного на значительное повышение лесистости области и озеленение ее населенных пунктов. В СМИ проект, как правило, называют «экологическим». Его заявленная цель – улучшение экологической обстановки в области и снижение проявлений водной и ветровой эрозии почвы. Проект включает пять направлений (в том числе одно служебное, задачей которого является обеспечение остальных посадочным и посевным материалом). Два направления не вызывают вопросов и действительно могут быть признаны важным вкладом в сохранение окружающей среды и улучшение условий жизни людей. Это (1) озеленение и ландшафтное обустройство населенных пунктов и (2) рекультивация участков, испытавших техногенное воздействие со стороны предприятий горнорудного комплекса и других промышленных отраслей. Еще одно направление – развитие рекреационных зон по берегам рек и водоемов и в лесных массивах – представляется неоднозначным в экологическом отношении и сопряжено с серьезными рисками. Однако настоящей экологической бомбой оказалось четвертое направление – сплошное облесение меловых склонов и эрозионно-опасных участков.

Крупнейшие меловые склоны на карте Белгородской области

В рамках реализации этого направления в 2010–2014 гг. в области запланировано произвести посадку лесных культур на меловых склонах и эрозионно-опасных участках на площади 100,27 тыс. га. Для сравнения, общая площадь земель лесного фонда Белгородской области – 215 тыс. га, а лесами вообще занято немного более 246 тыс. га. В первый год реализации областного проекта было предусмотрено высадить 5000 га леса, фактически же посажено 7400 га. На 2011 г. план посадок составлял 16060 га, по-видимому он также будет перевыполнен (во всяком случае, за весну этого года высажено больше 100% к плану). Губернатор, подводя итоги первого года реализации проекта, сказал даже, что «увеличение и сохранение темпов облесения способно привести к удвоению регионального лесного фонда» (цит. по сообщению пресс-службы губернатора, 3.12.2010). Фактически это возможно только в случае превышения плана в два раза.

Что это означает для степей Белгородской области? По сути дела – смертный приговор.

Уровень аграрного освоения Белгородской области – один из высочайших в России, пашня занимает более 60% площади региона, область входит в десятку наиболее распаханных в стране (и всего на 7% отстает от Липецкой, возглавляющей этот список). По количеству населенных пунктов на единицу площади – область также в первой десятке. По плотности населения она занимает 15-е место в России. В этих условиях для природных экосистем почти не остается места, тем более – для экосистем степных. Область находится в степной зоне и до распашки большую ее часть занимали настоящие богаторазнотравно-крупнодерновинные ковыльные степи и различные субстратные варианты степей, среди которых наиболее характерными и разнообразными были кальцефитные степи на многочисленных здесь меловых склонах. В настоящее время, когда зональные степи на территории области почти нацело распаханы, основную массу сохранившихся степных экосистем составляют именно эти меловые и вообще склоновые степи. Их общая площадь в области никогда не оценивалась, но можно предположить, что большая их часть существует на участках, отнесенных по земельному учету в категорию земель запаса. По совпадению (?), земли этой категории занимают в области 112,3 тыс. га, чуть больше, чем плановый показатель областного проекта.

Конечно, экосистемы меловых склонов (степи, каменистые степи и сосняки) отчасти охраняются в ООПТ. На территории Белгородской области они представлены на трех участках заповедника «Белогорье» и в границах более 20 региональных ООПТ – памятников природы и участков природного парка «Ровеньский». Областные власти стараются не допускать ущерба этим ООПТ от облесительных работ и в целом заботятся об их поддержании. Например, в этом же 2011 г. на межевание и кадастровый учет ООПТ регионального значения из областного бюджета выделено 5,4 млн р. Однако, за небольшим исключением, все меловые ООПТ в области – фактически точечные объекты, их совокупная площадь не дотягивает до 2000 га (вместе с участками заповедника – немногим более 2000 га). Это значит, что существующая сеть ООПТ не сможет обеспечить долгосрочное сохранение меловых степей. Можно не сомневаться, что даже их типологическое разнообразие представлено в ней далеко не полностью. Говорить же о поддержании экологических функций и экосистемных услуг в масштабе области просто не приходится. Таким образом, не менее 98% площади меловых степей Белгородчины лишены правовой защиты, и до конца 2014 г. почти все они должны быть засажены деревьями.

При этом меловые степи уникально богаты редкими и узкоареальными видами растений. О природной ценности кальцефитных степей и меловых обнажений хорошо говорит то, что из 36 видов растений территории Белгородской области, охраняемых на федеральном уровне, 21 вид произрастает именно в этих местообитаниях; из списка видов растений и животных областной Красной книги с меловыми обнажениями и кальцефитными степями связано 60% видов. Своеобразные почвы кальцефитных степей – черноземы остаточно-карбонатные на меловых отложениях – характерны для Среднерусского Белогорья и включены в областную Красную книгу почв*. Меловые и просто крутые степные склоны – чуть ли не единственный биотоп, который обеспечивает существование на Белгородчине многих видов птиц, млекопитающих и рептилий. В том числе, таких занесенных в Красные книги России и/или области видов, как филин, курганник, степная гадюка. Массовая утрата местообитаний неизбежно приведет к исчезновению видов и потере целых экосистем.

Не вызывает сомнений, что занятые степями меловые и другие крутые склоны во многих случаях действительно представляют эрозионную опасность. Но будет ли она снижена в результате грандиозного проекта – в сущности, неизвестно. Если перед проектом и были выполнены какие-то обоснования и расчеты, они нигде публично не представлены. Остается строить догадки. При всей своей динамичности склоновые степи обладают немалым естественным противоэрозионным потенциалом (и он мог бы быть существенно усилен осторожными, хорошо продуманными мерами). Посадки неизбежно нарушают эту естественную устойчивость. Там, где они ведутся механизированным методом, она нарушается сразу, а на участках, где деревья сажают вручную (пока это большая часть посадок) – по мере подрастания деревьев. Что экологической устойчивости замена природных экосистем искусственными посадками не добавит – нечего и говорить. Тем более, что среди рекомендованных видов деревьев фигурируют такие чужеродные для региона, как белая акация и каштан (робиния и конский каштан). Правда, основные площади посадок приходятся на сосну, которая, конечно, встречается на белгородских мелах и в естественных насаждениях. Но нужно иметь в виду, что даже естественные сосновые боры в таких условиях отличаются очень высокой пожароопасностью (напр., см. статью С.В. Лиманского в СБ № 32, 2011). Искусственные же посадки, для которых характерны загущенность и одновозрастность древостоя и значительное количество отпада, в первые несколько десятилетий существования будут представлять собой буквально пороховую бочку. Что касается эффекта для гидрологического режима региона – он может оказаться даже противоположным ожидаемому.

В итоге, «экологический проект» может привести к тяжелым и вероятно не всегда восполнимым потерям для экосистемного покрова территории Белгородской области, способен уменьшить запас устойчивости экосистем и ухудшить экологическую обстановку в области. За последние десятилетия это, пожалуй, самый выдающийся по масштабу вклад в уничтожение степных экосистем Русской равнины.

Печальная ирония заключается в том, что все это, видимо, делается из лучших побуждений. Просто ни лица, принимающие решения в Белгородской области, ни эксперты, подготовившие проект, не видят существенной разницы между природными и искусственными экосистемами и не считают важным сохранение природного каркаса с максимальной полнотой. Это удивительным образом сочетается с тем, что идеи рационального природопользования, бассейнового подхода, внедрения биологической системы земледелия и т.п. давно развиваются в области и находят горячую поддержку властей.

Надо заметить, что в истории областного проекта «Зеленая столица» и особенно его четвертого направления многое выглядит странным.

Например, каким образом возникла итоговая плановая цифра? По сообщениям областных СМИ, в начале реализации проекта в марте 2010 г. произошел удивительный спор. Назначенный руководителем рабочей группы по направлению начальник департамента агропромышленного комплекса области В.Я. Родионов полагал, что облесению должно подвергнуться не более 8,5 тысяч га склонов. Однако по мнению губернатора таких участков должно быть на порядок больше, «несколько десятков тысяч га» (Новости БелФМ, 15.03.2010, http://belfm.ru/news/). Очевидно, с учетом точки зрения губернатора, департамент агропромышленного комплекса в рамках этого направления подготовил план на 43 тыс. га (и была выполнена его раскладка по районам и годам на весь срок проекта). Однако установленный в итоге плановый показатель оказался еще в два с лишним раза выше. Сам разброс – от 8,5 до более 100 тыс. га – достаточно характеризует степень проработанности и обоснованности планового показателя.

Впрочем небрежность подготовки становится понятной, если учесть, с какой необычной скоростью проект прошел путь от первого упоминания в декабре 2009 г. до фактического старта. Его концепция (1,5 страницы текста) утверждена областным правительством 25 января 2010 г. (распоряжение № 35-рп). А уже в марте того года рассчитанный на 5 лет проект перешел в стадию реализации. При этом текст собственно проекта (а не сверхкраткой концепции) так и не был официально опубликован и утвержден, и вообще никаких других нормативно-правовых документов Белгородской области по этому областному проекту так и не было обнародовано (только в районах принимались документы на муниципальном уровне).

Сам по себе статус «областного проекта» тоже не тривиален. Это не областная целевая программа, не ведомственная программа, не стратегия или др. подобный документ, порядок разработки, принятия и финансирования которых регламентирован законодательством. Областной проект «Зеленая столица» – единственный в своем роде, никаких других «областных проектов» в Белгородской области не существует. Создается впечатление, что этот статус придуман специально для данного случая.

Посадка лесных насаждений на меловых склонах и эрозионно-опасных участках (по информации сайта Департамента агропромышленного комплекса Белгородской области, http://belapk.ru/proekty/oblastnaya_programma_zelenaya_stolica/)  

Районы 2010 г., га 2011 г., га
План Факт % План
Алексеевский 473 494,6 104,6 1514
Белгородский 216 348 161,1 692
Борисовский 87 172,6 198,4 278
Валуйский 356 562 157,9 1140
Вейделевский 424 669 157,8 1356
Волоконовский 300 480 160 960
Грайворонский 77 158 205 246
Губкинский 248 437 176,2 792
Ивнянский 103 144 139,8 330
Корочанский 245 440,7 179,8 784
Красненский 195 268 137,4 624
Красногвардейский 371 606 163,3 1188
Краснояружский 95 161 169,5 304
Новооскольский 293 453 154,6 938
Прохоровский 266 436 163,9 852
Ракитянский 110 180,1 163,7 352
Ровеньский 381 208,8 54,8 1220
Ст.Оскольский 165 252,6 153,1 528
Чернянский 228 360,3 158 730
Шебекинский 206 314,3 152,6 660
Яковлевский 161 254 157,8 512
Всего 5000 7400 148 16060

Однако, неоднозначный правовой статус проекта «Зеленая столица» никак не мешает ему получать очень хорошее финансирование. В 2011 г. его сводный консолидированный бюджет должен составить 1,82 млрд р. – такая цифра была озвучена на сессии областной думы 22 апреля. Это около 3,8% всех расходов бюджета области на этот год. Из этой суммы более 865 млн р. должно быть истрачено на озеленение и ландшафтное обустройство населенных пунктов, почти 166 млн р. – на рекультивацию территорий после техногенного воздействия, 587 млн р. – на создание и обустройство рекреационных зон. На облесение меловых склонов и эрозионно-опасных участ­ков – немногим более 146 млн р. Судя по плановым показателям на последующие годы, областные власти ожидают, что финансирование проекта, по меньшей мере, не снизится.

Наконец, стороннему наблюдателю кажется удивительной подзабытая с советских времен атмосфера всеобщего энтузиазма, какой сопровождается «Зеленая столица» в областных СМИ. Районы, ведомства, частные компании и школы будто соревнуются в выполнении и (обязательно!) перевыполнении плановых заданий. Никто не задает неудобных вопросов, никто не высказывает сомнений.

Кое-что в этих странностях проясняет тот факт, что проект с самого начала развивается при постоянном пристальном внимании губернатора Е.С. Савченко. Какое значение губернатор придает проекту – иллюстрирует его фраза о том, что «Зеленая столица» должна стать визитной карточкой региона. Что касается важности направления по облесению склонов, то ее хорошо характеризует выбор руководителя рабочей группы по его реализации. Упоминавшийся выше начальник департамента агропромышленного комплекса области – еще и заместитель председателя областного правительства, одно из первых лиц Белгородской области.

Однако не может не вызвать удивления, что проект общей стоимостью несколько миллиардов рублей, затрагивающий практически всю территорию области и тысячи людей, инициированный и курируемый лично губернатором – выполняется на основании все той же концепции объемом 1,5 страницы. Приходится признать, что этот огромный проект на уровне субъекта РФ с участием всех ветвей областной власти и всех муниципальных образований, был начат и уже два года развивается практически вне правового поля.


 

* Белгородская область – одна из немногих в России, где разработана и издана Красная книга почв (см. СБ № 23-24, 2007).

 






Наверх
600 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России