О двух концах палки | №33 осень 2011 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№33 осень 2011

СтратегияСтепной регионСтепное природопользованиеЗаконодательствоСтепи под угрозойЗащита уязвимых видовСтепи под охранойОптимизация использования степейПроектыСобытияОбъявления От редакции

Степное природопользование

О двух концах палки (Программы поддержки пастбищного животноводства в степных регионах России)

С точки зрения земельного учета, степные экосистемы в России существуют преимущественно на кормовых угодьях. Как правило, они и действительно используются (сейчас или в недавнем прошлом) для выпаса скота. Фактически, выпас сельскохозяйственных животных – важнейший комплексный фактор из числа оказывающих влияние на эти экосистемы. Любые изменения в пастбищном животноводстве степных регионов обязательно отражаются на состоянии степей, причем могут нести как новые угрозы степным экосистемам, так и новые возможности для их сохранения. Соответственно, государственная политика в сфере пастбищного животноводства оказывает большое влияние на состояние и судьбу степного биома, хотя ни заказчики, ни разработчики этой политики обычно не задумываются о ее экологических эффектах.

Летом 2011 г. два из числа важнейших степных регионов России – Забайкальский край и Республика Калмыкия – приняли программные документы, отражающие политику региональных властей в отношении пастбищного животноводства. Знаменательно, что среди всех субъектов РФ эти регионы занимают первые два места по площади пастбищ (среди которых преобладают степные) и находятся практически на противоположных концах степной полосы России. К слову, оба входят в число пилотных регионов Российского степного проекта ПРООН/ГЭФ.

Программа по развитию табунного коневодства в Забайкалье

Ведомственная целевая программа «Развитие традиционной для Забайкальского края подотрасли животноводства – табунного мясного коневодства (2011–2013 годы)» утверждена приказом Министерства сельского хозяйства и продовольствия Забайкальского края от 3.08.2011 г. № 114.

Программа ставит задачу к 2013 г. почти вдвое увеличить численность мясных табунных лошадей в сельскохозяйственных организациях и крестьянских (фермерских) хозяйствах – с 24,3 тыс. голов (уровень 2011 г.) до 42,8 тыс. голов. Другие установленные в ней целевые показатели не характеризуют воздействие на пастбища: это увеличение объема производства мяса от таких лошадей (примерно вдвое), рост численности занятых в подотрасли и прирост выручки от реализации сельскохозяйственной продукции. Среди не количественных целей Программы – сохранить забайкальскую породу мясных табунных лошадей, не утратить существующий опыт круглогодичного пастбищного содержания животных.

Трудно переоценить потенциал такой программы для сохранения степей российской Даурии. Общепризнано, что табунное коневодство, особенно с использованием зимнего выпаса – наиболее экологически адекватный вид использования степных пастбищ. Это именно та форма животноводства, которая наилучшим образом поддерживает степи в оптимальном состоянии, обеспечивая необходимый уровень пастбищной нагрузки, создание необходимой для многих степных видов мозаики нарушенности травостоев и снижение вероятности разрушительных степных пожаров, тогда как ее негативные эффекты минимальны. Но увеличение поголовья мясных лошадей и повышение внимания к табунному пастбищному коневодству не только приведет к оптимизации состояния степных территорий, которые будут использованы для выпаса. Другой важный эффект – повышение хозяйственной (в том числе денежной) ценности степных экосистем, что должно увеличить мотивацию к их сохранению.

Обосновывающая часть программы констатирует, что по численности лошадей Забайкальский край занимает четвертое место среди субъектов Российской Федерации. В мясном табунном коневодстве края практикуют низкозатратную пастбищно-тебеневочную систему содержания лошадей с элементами культурно-табунной системы. Выпас на естественных и культурных пастбищах является необходимым технологическим приемом. Для пастбищного коневодства в Забайкалье используют, прежде всего, горные, лесные и частично степные и сухостепные пастбища. Особенно большие возможности для развития табунного коневодства мясного направления имеются в настоящее время, когда резко сократилась численность крупного рогатого скота и овец и, соответственно, высвободились большие территории природных пастбищ (прежде всего в степной части края – прим. СБ). Потенциал для возрождения коневодства в крае характеризуют тем, что численность лошадей здесь сейчас почти в 10 раз ниже, чем была в 1940 г.

Таким образом, программа ориентирована именно на поддержку использования естественных и слегка улучшенных пастбищных угодий в режиме круглогодичного содержания лошадей на пастбище и на сохранение местной забайкальской породы лошадей, адаптированной к таким условиям.

Основным экономическим инструментом программы является предоставление крестьянским хозяйствам и сельскохозяйственным организациям субсидий на развитие племенного и товарного мясного коневодства. Запланированный объем финансирования из средств бюджета Забайкальского края на период 2011–2013 гг. составляет 105,398 млн р. (2011 г. – 26,918 млн р.; 2012 г. – 35,8 млн р.; 2013 г. – 42,68 млн р.).

Программа предлагает набор конкретных мер, которые получат поддержку. Сюда входят строительство (реконструкцию) производственных помещений, создание страховых запасов грубых и концентрированных кормов, оборудование мест водопоев, развитие племенного дела, подготовка кадров и увеличение ресурсов пастбищ.

Последний пункт выделим особо, поскольку он может представлять потенциальную угрозу степным экосистемам. Программой запланировано «восстановление естественных пастбищ посредством проведения мероприятий по коренному улучшению и создание (реконструкция) массива искусственных пастбищ (левад)». «Коренное улучшение» фактически представляет собой замену существующей травяной экосистемы на посевы многолетних трав. При этом применяются такие агротехнические операции, как освобождение участка от древесно-кустарниковой растительности, пней и камней, уничтожение кочек и рыхление дернины, первичная вспашка и разделка пласта, планировка и выравнивание поверхности почвы, внесение удобрений и посев многолетних трав с последующим уплотнением почвы. Подобное «улучшение» природной степной экосистемы мало чем отличается от ее полного уничтожения. В то же время, для сильно сбитых глубоко деградированных пастбищ и для бурьянистых залежных участков оно оправдано и может ускорить формирование полуестественной травяной экосистемы. Трудно спорить с тем, что в контексте программы эти меры действительно нужны, хотя странно называть их «восстановлением естественных пастбищ». Но принципиально важный вопрос – какие существующие угодья будут ими затронуты и на какой площади.

Ответа на этот вопрос в программе нет. Указано только, что сумма субсидий на возмещение части затрат на проведение мероприятий по коренному улучшению естественных пастбищ и создание (реконструкцию) массива искусственных пастбищ (левад) за три года составит 15,790 млн р.

Но при этом в программе даже не упоминаются экологические риски, не говоря уже о способах выявления и минимизации возможных негативных эффектов для биоразнообразия. Экологическая экспертиза проектов «коренного улучшения» пастбищ законодательством тоже не предусмотрена. Получается, что нет никакого способа предотвращать и/или минимизировать возможные негативные последствия для природных экосистем в рабочем порядке. Между тем, достаточно было бы предусмотреть в программе, что для получения субсидии обязательно предварительное проведение оценки воздействия на окружающую среду, хотя бы в отношении мероприятий, потенциально опасных для природных экосистем.

Таким образом, даже потенциально чрезвычайно дружественная к степным экосистемам программа оказывается палкой о двух концах. В еще большей степени это относится к программе, принятой в Калмыкии.

Программа по развитию мясного животноводства в Калмыкии

Республиканская целевая программа «Развитие мясного животноводства Республики Калмыкия на 2011–2020 годы» утвержденапостановлением Правительства Республики Калмыкия от 18.07.2011 г. № 225. Государственный заказчик программы – Минсельхоз республики.

Программа рассчитана на 10 лет, ее приоритетным направлением является развитие традиционных отраслей животноводства: мясного скотоводства, ориентированного на калмыцкую породу скота, и овцеводства на базе мериносовых и грубошерстных курдючных овец. Большее внимание должно быть уделено развитию табунного коневодства, не требующего больших затрат, особенно в восточных районах республики. Финансовыми инструментами программы являются субсидирование части затрат сельскохозяйственных товаропроизводителей и прямое финансирование развития инфраструктуры (включая научно-методическое обеспечение отрасли).

Разработчики программы (как и их читинские коллеги) исходят из того, что животноводство – традиционно очень значимо для региона: «мясное животноводство и калмыцкий скот – это основа благосостояния калмыцкого народа, его образ жизни». Среди предпосылок реализации программы они называют большие площади пастбищ (5,2 млн. га, около 8% всех пастбищ России), самое большое в стране поголовье мясной породы крупного рогатого скота (около 50% общероссийского) и второе в стране (после Республики Дагестан – прим. СБ) место по поголовью овец (свыше 2191,6 тыс. голов), а также уникальный генетический потенциал местных пород скота, адаптированных к местным условиям.

Внимание к мясному скотоводству обосновывается тем, что для мясного скота не требуется капитальных помещений, затратного технологического оборудования, значительного количества энергетических и трудовых ресурсов; при хорошей организации труда и внедрении отдельных прогрессивных методов содержания животных он может на 80–85% обслуживать «сам себя». При наличии пастбищ эта отрасль может быть давать дешевую говядину и конкурентоспособной. Поэтому система ведения мясного скотоводства должна предусматривать максимальное использование пастбищ и организацию заключительного интенсивного откорма. Планируется рост поголовья к 2020 г. с существующих 496,9 тыс. до 630 тыс. голов.

Планы развития овцеводства предполагают рост поголовья овец в республике к 2020 г. до 3480 тыс. голов. Планируется, что основной технологией в овцеводстве останется традиционное пастбищное содержание, дополненное разработкой ресурсосберегающих технологий. Ведущими породами в отрасли будут тонкорунные породы, курдючные мясосальные калмыцкие овцы и каракульские овцы. Долю курдючных мясосальных овец планируется довести к 2020 г. до 29–30% от общего поголовья. Возможно, именно этим объясняется утверждение, что реализация программы «позволит снизить нагрузку на пастбища» – выпас калмыцких овец относительно менее разрушителен для пастбищ. Планируется также использование интенсивных технологий нагула.

Целью возрождения табунного коневодства указано производство конины и кумыса, а также обеспечение организаций и населения лошадьми для хозяйственного использования. Субсидии на нагул лошадей запланированы в размере 67,5 тыс. р.

Для развития этих подотраслей животноводства программой предусмотрен широкий спектр мер, включая поддержку племенного дела, улучшение ветеринарного обеспечения, внедрение технологий содержания животных и переработки мяса, повышение квалификации и подготовку кадров и т.п. Важное место в этом списке занимает «укрепление кормовой базы, в том числе улучшение пастбищ и сенокосов», составляющее один из трех основных блоков программных мероприятий. Этот блок включает следующие мероприятия.

(а) Фитомелиорация деградированных пастбищ, в том числе закрепление песков: «направлена на предотвращение процессов опустынивания в восточных районах республики, восстановление естественных пастбищных угодий и недопущение возможности возникновения экологической катастрофы», планируется на площади то ли 53, то ли 70 тыс. га (в разных местах программы даны разные показатели, что характеризует, видимо, степень обоснованности этой цифры) при объеме финансирования 330 млн р., в том числе 295 млн. р. из федерального бюджета.

(б) Коренное улучшение малопродуктивной пашни: залужение малопродуктивных участков пашни с образованием на их месте кормовых угодий на площади 50 тыс. га, планируемое финансирование – 365 млн р. (в том числе 223,79 млн р. из неуточненных в программе внебюджетных источников). Вместе с теми в программе встречается и упоминание о коренном улучшении также и кормовых угодий на общей площади (вместе с пашней) 60 тыс. га. Как и в предыдущем пункте, неясно, на какой из показателей будет ориентироваться Минсельхоз РК при реализации программы.

(в) Ввод орошаемых земель, в том числе лиманов*, на площади 61,9 тыс. га (из них 77,5% после 2015 г.), на что запланировано потратить 1270 млн р. (в основном, из средств федерального бюджета).

(г) Приобретение техники для производства и заготовки кормов на сумму 95,5 млн р.

В случае полноценной реализации программы, ее влияние на состояние степных экосистем Калмыкии будет очень существенным, но многообразным и неоднозначным. Наиболее непосредственно на степных экосистемах отразится общее увеличение поголовья скота и «улучшение» естественных кормовых угодий (включая фитомелиорацию).

Калмыкия и сейчас отличается достаточно большой численностью КРС и овец, и притом входит в число немногих регионов России, где поголовье в последнее десятилетие демонстрирует последовательный быстрый рост. Показательно, что имеющееся поголовье КРС в республике уже выше уровня 1990 г., а планируемое превысит его более чем в два раза. Запланированный рост поголовья овец также предполагает превышение уровня 1990 г. (правда, он остается вчетверо ниже показателя середины 1980-х гг., когда пастбища республики испытывали катастрофическую перегрузку).

Разумеется, увеличение численности животных на пастбищах означает соответствующий рост пастбищной нагрузки. При этом основные площади пастбищ Калмыкии находятся в полупустынной зоне и существуют на легких (песчаных и супесчаных) почвах. Их экосистемы характеризуются неустойчивым равновесием между пустынными полынно-тырсиковыми и житняковыми степями и эфемерово-полынными пустынями. После резкого сокращения (а часто и прекращения) пастбищной нагрузки в 1990-х гг. на огромных площадях ранее пустынных пастбищ в считанные годы сформировались степные сообщества, устойчивость которых поддерживается частыми степными пожарами. Превышение допустимой пастбищной нагрузки вкупе со связанным с этим снижением частоты пожаров способно так же быстро обратить нынешние степи в пустыни. Но и в той части республики, где такого риска нет, существует опасность перевыпаса и деградации степных экосистем.

В то же время, даже при достижении запланированных показателей численности емкость пастбищ в целом по региону видимо не будет превышена. Более того, в Калмыкии несомненно есть степные массивы, где выпас сейчас недостаточен и его увеличение даже желательно (особенно, если говорить о выпасе лошадей). То есть речь не идет о том, что увеличение численности сельскохозяйственных животных обязательно окажется во вред степным экосистемам. Но такой риск существует и он зависит от того, как будет складываться распределение животных по территории республики, каким окажется состав стада и режим выпаса на конкретных территориях. Предполагается ли эти параметры как-то контролировать и регулировать – программа умалчивает.

Беспокойство вызывают также планы поддержки фитомелиорации и «коренного улучшения» кормовых угодий. Тут можно лишь повторить то, что уже сказано выше применительно к забайкальской программе. Неизвестно, как именно и на каких территориях планируется осуществлять эти мероприятия. Потенциально эта деятельность опасна, так как предполагает более или менее глубокое преобразование природных экосистем. В то же время, при определенном выборе технологии и места проведения она может оказаться вполне безобидной и даже полезной не только для животноводства, но и для стабилизации ландшафтов. При этом планируется охватить значительную площадь (хотя в масштабах Калмыкии заявленные в программе 60–80 тыс. га составляют всего около 1–1,5% общей площади естественных пастбищ).

Наконец, для общего состояния степного биома в регионе важно, что в рамках программы будет проводиться залужение малопродуктивной пашни. Запланированный показатель составляет существенную величину – почти 15% от всей существующей в республике пашни (по состоянию на 2009 г., или 6,8% от уровня 1990 г.). В случае успешной реализации, это будет одна из крупнейших в стране программ восстановления степей на месте нерентабельной пашни.

Очевидно, разработчики всерьез не оценивали возможные последствия программы для природных экосистем и ландшафтов. Они лишь вставили в нее успокоительную фразу, что «реализация программы не несет негативных экологических последствий, но будет способствовать сохранению природных ресурсов путем залужения деградированной пашни и проведения культурно-технических мероприятий по улучшению естественных кормовых угодий на площади около 200 тыс. га». При этом в достаточно детальном анализе «рисков реализации программы» (фактически имеются в виду риски для реализации) экологические риски не фигурируют вовсе.

Между тем, принимая во внимание объем средств и размеры площадей, которыми оперирует программа, учет этих рисков насущно необходим. Тем более, что Калмыкия не так давно испытала на себе, какими могут быть последствия чрезмерного роста животноводства и непродуманного обращения с пастбищами в условиях полупустынной зоны Прикаспия.

Аналогично предложениям к забайкальской программе, минимально необходимо было бы дополнить программу анализом экологических рисков и предусмотреть предварительную оценку воздействия поддерживаемых мероприятий на окружающую среду – прежде всего, на пастбищные и водные экосистемы. И установить правило не оказывать поддержку тем мероприятиям, где такая оценка не выполнена либо оказалась негативной.

И. Смелянский
(Сибэкоцентр, Новосибирск)


 

* Имеются в виду характерные для Прикаспийской низменности плоскодонные широкие понижения, в норме часто заливаемые талыми водами и занятые относительно мезофитными вариантами степей или даже лугами. Орошение лиманов предполагает организацию дополнительных попусков и удержание воды на них.

 






Наверх
291 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России