Зачем нужна Конвенция о сохранении степей? | №33 осень 2011 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№33 осень 2011

СтратегияСтепной регионСтепное природопользованиеЗаконодательствоСтепи под угрозойЗащита уязвимых видовСтепи под охранойОптимизация использования степейПроектыСобытияОбъявления От редакции

Стратегия

Зачем нужна Конвенция о сохранении степей?

Если действительно будет создана Панъевропейская конвенция (или соглашение) о защите травяных экосистем, к чему призывает Смоленицкая декларация, то чем это поможет сохранению степного биома? В пределах «большой Европы» основные площади степей сохраняются в России и Казахстане.

Но правительства наших стран очень неохотно и избирательно участвуют в европейских природоохранных соглашениях, едва ли они пойдут на подписание такой Конвенции. Третья по важности «степная» страна – Украина – возможно к ней присоединится, но, по опыту других соглашений, это, скорее всего, останется формальным актом. Тогда что же даст Конвенция?

(1) Прежде всего, она публично продемонстрирует ценность и уязвимость степных экосистем. Само создание Конвенции и ее функционирование станут регулярным напоминанием нашим чиновникам, что степные экосистемы существуют, обладают международно-признанной ценностью и требуют защиты.

Пусть даже уровень конвенции будет невысок (фактически это уровень природоохранных ведомств), все равно она увеличит известность «степной проблемы» и стимулирует интерес к ней в национальных органах власти – чего так не хватает сейчас, чтобы сохранение степных экосистем попало в число вопросов (если не приоритетов) государственной природоохранной политики.

Аналогичный эффект Конвенция должна оказать и на природоохранные негосударственные, образовательные и исследовательские организации наших стран, среди которых сохранение степей сегодня вовсе не пользуется пониманием и популярностью.

(2) Конвенция может стать международно-правовым инструментом для прямого противодействия тем угрозам степным экосистемам в наших странах, причины которых так или иначе коренятся в экономике и экономической политике ЕС. Такие угрозы время от времени возникают, наиболее опасны они для степей Украины. Недавний пример – быстрый рост площадей под посевами «биодизельных» культур (рапса), который привел к распашке степных залежей в Украине и России, а вызван был, преимущественно, спросом в странах ЕС. Чтобы Конвенция могла играть эту роль, в нее должны быть включены положения, позволяющие контролировать происхождение товаров, производство которых потенциально опасно для травяных экосистем (подобная норма в отношении биотопливного сырья уже действует в ЕС с 2009 г.).

(3) Конвенция может создать механизм повышения общественно (международно) признанной ценности отдельных степных территорий. Для этого она должна использовать подход, широко применяемый в других международных природоохранных соглашениях – выделение и номинирование конкретных территорий в качестве особо значимых.

Подобный подход используется в Рамсарской конвенции о водно-болотных угодьях и в Меморандуме о взаимопонимании в отношении защиты пернатых хищников (в рамках Боннской конвенции об охране мигрирующих животных), да и PEBLDS построена на этом принципе. Для нас важно, что возможен вариант, когда особые территории номинируются не государствами-сторонами, а экспертным сообществом, как, например, ключевые орнитологические и ботанические территории.

Это не повлечет обязательств государства по их охране, но сохранит значение международного признания и все равно поможет защите конкретных степных массивов.

(4) Международное соглашение, подобное предлагаемой Конвенции, не может быть устойчивым без формирования финансового механизма. Если в рамках Конвенции удастся создать такой механизм, он мог бы быть использован и для финансирования сохранения степей в наших странах.

(5) Наконец, Конвенция могла бы послужить каналом продвижения в наши страны существующих стандартов сохранения травяных экосистем и способов защиты этих экосистем на частных землях. В ЕС действует широкий спектр социально-экономических «технологий», позволяющих обеспечить защиту травяных экосистем на частных сельскохозяйственных землях, таких как агро-экологические схемы, подход «субсидии в обмен на природоохранные обязательства» (cross-compliance) и др. Конвенция могла бы помочь передаче этих методов и стандартов в наши страны, даже если они не присоединятся к ней.

В целом, представляется, что Европейская конвенция о защите травяных экосистем может быть очень полезной для сохранения степей и нам следует приложить все возможные усилия для поддержки ее создания.

И. Смелянский,
редактор СБ






Наверх
140 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России