Об итогах и перспективах степного лесоразведения | №32 лето 2011 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№32 лето 2011

СтратегияСтепной регионЭкологическая сетьСтепи под охранойЗащита уязвимых видовОптимизация использования степейСтепи под угрозойПожары СобытияОфициально ЗаконодательствоНовостиСобытияОбъявленияНовые книги

Степи под угрозой

Об итогах и перспективах степного лесоразведения

М. Попков (Киев)

Коллегия Госкомлесхоза 24–25 сентября 2009 г. и Круглый стол по вопросам сохранения полезащитных лесных полос и облесения в степной зоне Украины 3 ноября 2009 г. подтвердили приверженность руководства Госкомлесхоза ранее выбранной позиции. Отраслевые лидеры уверены в том, что:

  • триста лет назад лесистость степной Украины равнялась 20% (площадь лесов 4,4 млн га)*;
  • нормативы оптимальной лесистости, предполагающие создание в степных областях и АР Крым 1,1 млн га новых лесов, научно обоснованы**;
  • лесхозы степной зоны планомерно и успешно увеличивают площадь лесов в степи.

Так ли это?

То, что островные и пойменные леса могут расти, росли и растут в степной зоне – общеизвестный факт. В состав Российской империи степной регион вошел в период между 1705 и 1791 гг. На момент первого генерального межевания в Екатеринославской губернии (1798–1828 гг.) было учтено 109 тыс. га леса (лесистость 2,5%), Херсонской – 90 тыс. га (1,5%), Таврической – 125 тыс. га (6%). К началу ХХ в. их стало значительно меньше. Сейчас об исходном распространении лесов в степи можно судить лишь по почвенным картам, исходя из того, что черноземы, каштановые почвы и солончаки сформировались под травянистой растительностью, а леса занимали песчаные и супесчаные приречные арены, мергелистые глины и лесовидные суглинки. Общее представление о потенциально возможном и текущем размещении лесов по территории Украины иллюстрирует фрагмент карты лесов Европы. Очевидно, что площади, на которых когда-то росли леса в степной зоне и которые сегодня доступны для облесения, невелики. Сколько их – никто точно не знает. Очевидно лишь, что в ХХ в. площадь исконно лесных местообитаний в степной зоне сильно сократилась из-за затопления, застройки и других антропогенных факторов, изменивших гидрологию степного региона.

Дополнительное создание лесов на черноземах и каштановых почвах вряд ли целесообразно – здесь место степной растительности, которую мы утратили почти полностью, пахотных угодий и, возможно, полезащитных лесных полос. О площади и состоянии существующих в степной зоне линейных древесных насаждений, отнесенных к лесам и лесному фонду, лесоводы знают мало. Не имея данных их инвентаризации, проектов создания и правовой базы для эффективного использования, тратить деньги на высадку новых линейных посадок в степи представляется нецелесообразным. Неприемлемыми, на мой взгляд, являются высказанные на Круглом столе предложения Н.М. Ведмидя и В.П. Ткача, настойчиво предлагающих разворачивать степное лесоразведение на основе нормативов и планов 1970-х гг. И дело не только в том, что кардинально поменялись отношения собственности на землю, правовая и экономическая ситуации. Важно и то, что потепление климата требует переосмысления роли лесов и защитных насаждений в степи, прежде всего с точки зрения их участия в обороте влаги и влияния на урожайность. Если большинство зим в степном регионе станут бесснежными (а к тому идет), положительная роль лесных насаждений в перераспределении влаги исчезнет, а их отрицательное влияние как сообществ, которые «сушат равнины», возрастет. В этом случае подходы к степному лесоразведению надо будет быстро и кардинально менять. Следует учитывать и то, что резкое сокращение распашки в степной зоне послужило толчком к началу естественного зарастания земель, особенно оврагов и балок, травянистой, древесной и кустарниковой растительностью. Прежде чем вмешиваться в этот процесс с помощью плугов и мечей Колесова, надо тщательно взвесить все последствия, в том числе экологические. Очевидно, что стратегия облесения степей, проводимая Госкомлесхозом, полностью построена на работах 1970-х гг. и не имеет под собой современного фактокартографического, научного и правового фундамента. В этом ее основной минус. Однако она реализуется на практике, в связи с чем необходимо следить за ее результатами, чтобы иметь возможность вовремя вносить коррективы.

Самым простым методом контроля успешности лесоразведения является сравнение покрытой лесом площади лесных предприятий в целом или насаждений определенной породы в начале и конце анализируемого периода. Однако такой контроль эффективен только в том случае, если общая площадь объекта анализа оставалась относительно постоянной и не менялась из-за приемки или передачи земель и лесов. К сожалению, он применим только к предприятиям Госкомлесхоза, на которых уже более 10 лет ведется непрерывное лесоустройство. В качестве примера в табл. 1 приведен фрагмент данных о динамике лесопокрытой площади трех лесхозов Херсонской области, демонстрирующий воздействие на лесной фонд крупных пожаров.

Таблица1. Динамика площади лесов госпредприятий лесного и охотничьего хозяйства Херсонской области

Государственные предприятия Общая площадь, га Покрытая лесом площадь, га Чистое изменение покрытой лесом площади, га
1996 2007 2007–1996 1996 2007 2007–1996
Голопристанское ЛМГ 29 642 29 642 0 22 872 14 939 -7 934 -7 934
Цюрупинское ЛМГ 32 475 32 499 24 19 986 16 691 -3 294 -3 294
Збурьевское ЛМГ 13 451 13 482 31 7 958 6 446 -1 512 -1 512

За анализируемый период лесопокрытая площадь по трем лесхозам уменьшилась на 12740 га. Изменения произошли за счет сокращения покрытых лесом площадей сосны обыкновенной и сосны крымской. Площади, покрытые насаждениями сосны обыкновенной, по учету лесов всех предприятий системы Госкомлесхоза в Херсонской области уменьшились с 33460 га в 1998 г. до 23123 га в 2007 г. Для сосны крымской они изменились с 30531 га до 25533 га. Таким образом, область потеряла более 15 тыс. га сосняков, что нельзя объяснить только катастрофическим пожаром 2007 года. Может быть, Мать-Природа имеет свою точку зрения на оптимальную лесистость арен нижнего Днепра и поправляет наши ошибки?

В табл. 2 приведены данные непрерывного лесоустройства, характеризующие успешность создания лесных культур за 10- и 11-летний периоды в лесном фонде государственных предприятий двух областей степного региона. Они однозначно свидетельствуют о том, что создание лесов в степном регионе – рискованное занятие: более 90% насаждений гибнет, не дожив до четырех лет.

Таблица 2. Некоторые итоги создания лесных посадок в областях степной зоны Украины

Год устрой­ства Создано культур, га Возраст списания культур Спи­са­ние всего
по дан­ным пред­прия­тий по данным Укрго­слес­проекта 1 2 3 4 5 6 7–8 9–10
Предприятия Луганского областного управления лесного и охотничьего хозяйства (ОУЛМГ)
1998 1 762 1786.8 882 658 1 540
1999 1 510 1 510 457 20 204 680
2000 1 468 1 467 108 2 176 287
2001 1 251 1 252 735 64 168 3 1 971
2002 1 556 1 496 539 25 128 4 5 701
2003 1 252 1 254 735 64 168 3 1 971
2004 1 583 1 584 32 1 28 5 66
2005 1 805 1 807 316 345 187 31 62 41 12 17 1 011
2006 2 044 2 049 85 124 99 10 317
2007 4 318 4 318 1 564 574 363 27 72 105 61 39 2 805
Итого 16 738 5 451 1 219 2 178 70 137 153 73 66 9 347
Предприятия Херсонского ОУЛМГ
1998 494 502 139 114 56 3 1 9 322
1999 154 154 68 70 45 6 1 189
2000 109 109 36 2 51 3 19 7 1 118
2001 323 323 162 10 28 144 22 17 18 4 406
2002 252 252 82 25 20 5 5 6 19 162
2003 294 294 39 28 23 3 13 2 17 124
2004 363 363 0
2005 568 571 26 27 12 14 1 29 109
2006 613 613 0
2007 1 012 1 012 467 308 214 39 45 22 29 4 1 128
2008 5 295 5 298 4 540 24 15 4 580
Итого 9 490 5 560 608 464 211 92 67 99 37 7 137

Подчеркнем, что более или менее надежные сведения имеются только о культурах, созданных на землях, находящихся в постоян­ном пользовании лесных предприятий. Инфор­мация о них вносится в базу лесоустройства, а состояние отслеживается до смыкания. Однако значительная часть лесов выса­живается на землях, которые не переданы лесным предприятиям. Подобные участки в базу данных не попадают, и информация о них отсутствует.­

В целом существующую систему учета создания лесов мы оцениваем как ущербную. Она отражает только объемы выполненных работ и скрывает их результативность. Это позво­ляет ежегодно расходовать значительные средства на лесоразведение, не имея пред­ставления о реальной эффективности проведенной работы. По нашему мнению, необходимо разработать новую форму и методику отчетности, предусмотрев при этом выполнение следующих минимально необходимых требований:

  • отчетность по лесовосстановлению на лесных землях (1) и лесоразведению (созданию новых лесов) (2) необходимо вести раздельно;
  • отражать в отчетах данные о гибели лесов с указанием причин, ее повлекших (сплошные рубки, пожары, гибель культур до смыкания и др.), и определять баланс лесных площадей;
  • необходимо вносить информацию о «новых» лесах в лесоустроительную БД с обязательным указанием категорий земель, на ко­торых они созданы, и геодезической привязкой;
  • состояние всех молодых посадок целесообразно отслеживать до момента смыкания.

Следует отдавать себе отчет в том, что последний государственный учет лесов проведен почти 15 лет назад, а это значит, что Правительство не имеет достоверной информации о так называемых лесах других пользователей и лесных полосах. Визуальное наблюдение за их состоянием оптимизма не вызывает. В связи с этим, вполне вероятно, что прежде чем строить планы создания новых лесов и увеличения лесистости, лесоводам надо озаботиться восстановлением утраченного за годы независимости.

Простейший балансовый анализ показывает, что результативность создания новых лесов на землях лесных предприятий степных областей и АР Крым за первые пять лет выполнения программы «Леса Украины» практически нулевая. За 2002–2007 г. здесь пройдено сплошными рубками всех видов 22,7 тыс. га, посажено 36,9 тыс. га лесных культур, из которых 15,4 тыс. га погибло. Из выживших культур значительная часть не аттестована либо отнесена к 3 классу качества. Расчетный баланс получается отрицательным: –1,7 тыс. га. Таким образом, на землях предприя­тий степной зоны в целом мы новых лесов не создали – достижения в одних областях лишь компенсировали потери в других. Увеличение лесопокрытой площади предприятий действительно произошло, но исключительно за счет приемки бывших аграрных лесов. Оценить посадки на «чужих землях» – их за пять лет создали более 30 тыс. га – можно только в ходе натурных обследований, но вряд ли показатели их приживаемости и качества будут выше, чем у культур, посаженных в лесном фонде постоянных пользователей. Конечно, результаты лесоразведения в разных степных областях не одинаковы. Однако речь идет не о локальных посадках на уровне лесхозов и областей, а о стратегии широкомасштабной и долгосрочной государственной кампании в огромном регионе, перспективы которой весьма туманны, а результаты за 7-летний период реализации окончательно не ясны, не опубликованы, но явно очень далеки от ожидаемых.

Отдельной темой является научное обеспечение лесоразведения. По сути, кроме нор­мативов оптимальной лесистости, разработанных много десятилетий назад, степные ле­со­воды ничего от лесной науки не получили. Нет ни правовой базы для создания новых лесов, ни карт с указанием мест их размещения, ни проектов, ни рекомендаций. Профессиональная дискуссия по важнейшим проблемам степ­ного лесоразведения не ведется, законы, нормативы и рекомендации утверждаются без предварительного обсуждения и, как следст­вие, содержат сомнительные положения и грубые ошибки. Это касается Лесного кодекса, «подарившего» лесникам ответственность за линейные посадки на землях сельскохозяйственного назначения и транспорта, а также по­родившего много коллизий с земельным правом. Это же относится и к Наставлениям по ведению хозяйства на Нижнеднепровских­ песках, которые по основным положениям противоречат рекомендациям академика Высоцкого, и к недавним рекомендациям о передаче лесных полос в постоянное пользование и аренду с установлением земельного сервитута. К обсуждению этих проблем в любой момент можно вернуться – было бы с кем вести обсуждение…

Исходя из всего изложенного, я считаю разумным не форсировать широкомасштабную­ кампанию по созданию новых лесов в степи, а направить основные силы и средства на приведение в порядок уже созданных насаждений, проектные и почвенно-картографические работы, создание и опытную проверку технологий лесоразведения, выработку стратегии адаптации южных лесов к изменению климата и, конечно, на укрепление материальной и правовой базы степного лесного хозяйства и лесоразведения. В противном случае надо корректировать программу «Леса Украины» исходя из реалий сегодняшнего дня. Это значит, что, обязуясь создать гектар леса в степи, надо брать в бюджете средства на посадку как минимум двух гектаров. При этом желательно предварительно выяснить, сколько реально стоит для государства создание и поддержание одного гектара лесных посадок.

Контакт:

Михаил Попков, директор
Научно-информационный центр лесоуправления
УКРАИНА 03118 Киев, ул. Пролетарская, 22
E-mail: popkovm@ukr.net


* Протокол рабочей встречи за круглым столом под пред­се­дательством заместителя министра М. Мовчана, посвященной обсуждению подходов к сохранению полезащитных лесных насаждений и созданию лесов в степной зоне Украины.

** Акімова А. 2009. Ліс у степу. Перспективи степового лісорозведення // Лісовий і мисливський журнал, № 5 (77).






Наверх
235 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России