О состоянии популяции степного орла в Калмыкии | №32 лето 2011 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№32 лето 2011

СтратегияСтепной регионЭкологическая сетьСтепи под охранойЗащита уязвимых видовОптимизация использования степейСтепи под угрозойПожары СобытияОфициально ЗаконодательствоНовостиСобытияОбъявленияНовые книги

Защита уязвимых видов

О состоянии популяции степного орла в Калмыкии

Р.А. Меджидов (КРОО СОПР, Элиста),
В.М. Музаев (Калмыцкий госуниверситет, Элиста),
В.Б. Бадмаев (Биосферный заповедник «Черные земли», Калмыкия)

В рамках реализации проекта ПРООН/ ГЭФ «Совершенствование системы и ме­ханизмов управления особо охраняемыми при­родными территориями в степном биоме Рос­сии» летом и осенью 2010 г. в Калмыкии про­водилось изучение гнездящейся популяции степ­ного орла, охватившее основные районы оби­тания этого вида в республике.

Для оценки численности и основных экологических факторов, влияющих на состояние популяций степного орла, были привлечены различные фондовые и литературные источники, а также данные собственных исследований. Схема наших учетных маршрутов была составлена на основе предварительного анализа местности по картографическим материалам и доступной информации о распространении основного объекта питания орла – малого суслика. Также использованы результаты опроса местного населения, проводившегося в ходе рекогносцировочных выездов. Потенциальные гнездовые участки отмечались на карте, затем проверялись в ходе полевых выездов. Для проведения учетов применена методика учета птиц на неограниченной полосе, хорошо зарекомендовавшая себя для учетов крупных пернатых хищников (Карякин, 2000). Эффективная дальность обнаружения и определения видовой принадлежности на автомобильных маршрутах с использованием биноклей 8–10-кратного увеличениясоставляла не более 500 м. Исходя из этого общая ширина учетной полосы нами принята за 1000 м. Для оценки гнездовой численности была обследована территория Яшкульского, Черноземельского, Октябрьского, Юстинского, Сарпинского, Малодербетовского, Кетченеровского, Целинного и Ики-Бурульского районов общей площадью около 6500 км2. Из-за ограниченности сроков работы часть территории отдельных районов осталась необследованной. Маршрут и места обнаружения гнезд степного орла наносились на карту. Дополнительно описывались ланд­шафтные условия, состояние растительного покрова, проводилась оценка кормовой базы и влияния антропогенного фактора.

Определенная в результате работ площадь гнездопригодного ареала составляет 23,67 тыс. км2.

Численность, распределение и репродуктивные показатели

Оценивая динамику численности степного орла, большинство авторов сходятся в том, что с 1970-х гг. численность снижается. В качестве причин, приводящих к снижению численности степного орла, называются подрыв численности основного кормового объекта в силу различных обстоятельств (в основном активных дератизационных работ), увеличение фактора беспокойства и гибель на ЛЭП.

В первой половине ХХ в. в Калмыкии сохранялись огромные нетронутые целинные участки, служившие хорошим местообитанием для малого суслика. Средняя плотность популяции этого грызуна на Ергенинской возвышенности составляла 50–60 особей на га. а обилие орлов в этих местах доходило до 21 особи на 100 км2 (Варшавский и др., 1983). В 1973 г. на этой возвышенности на 10 км марш­рута приходилось в среднем 1,9 особи степно­го орла, в 1976 г. – 1,3 особи (Сурвилло и др., 1977); на Приергенинской равнине и в лощине Даван – 3,0 и 1,3 особи соответственно. Средняя плотность степного орла, по данным учетов 1985 г. (Кукиш, 1986), в Сарпинской низ­менности и лощине Даван составила 0,46 особей на км2. На отдельных участках плотность приближалась к 1,5 особей на км2. В 1986 г. средняя плотность популяции орла в лощине Даван равнялась 0,87 особей на км2, а суслика 9,3 особей на га (Ку­киш, Музаев, 1993). В 1990 г. на фоне повсеместного снижения численности суслика, плотность орла в этом же районе составила 0,6 особей на км2. В это же время было выявлено большое скопление орлов между пп. Эрдниевский и Юста, где плотность составляла 1,21 особей на км2.

В.П. Белик (2007) оценивал численность степного орла в Калмыкии на 2002 г. в пределах 3–10 тыс. пар. Он же приводит данные для 2007 г. – предположительно 500–1000 пар. Если руководствоваться этими цифрами, то за 5 лет численность степного орла снизилась в 6–10 раз. Оценка численности на 2007 г., на наш взгляд, близка к реальной картине и сопоставима с данными, полученными в ходе нашей работы. Однако, даже взяв ее за основу, уже сейчас можно констатировать 1,5–2 кратное снижение численности уже за последние 3 года.

В результате полевого обследования нами выявлено 83 гнезда, из которых в текущем году 71 гнездо было обитаемо. Обитаемыми считали те гнезда, в которых была как минимум попытка гнездования. Часть гнезд удалось повторно обследовать, по ним есть достаточно информации, позволяющей сделать выводы об успешности размножения, другие гнезда наблюдались однократно, в связи с чем отсутствует полный фенологический ряд наблюдений в гнездовой период.

Подавляющее большинство выявленных гнезд степного орла размещалось на целинных полупустынных и сухостепных участках, непосредственно на земле, часто на небольших пригорках типа старых сусликовин. Однако 16 гнезд (почти 20% общего числа) размещались на деревьях или кустарниках. В 19 случаях гнезда размещались, так или иначе, с использованием антропогенных элементов ландшафта. Например, в качестве гнездовой платформы использовались анкерные столбы, мотки старой заржавевшей проволоки, арматура высоковольтной опоры ЛЭП ВЛ-110 кВ, опора телеграфной линии с проводами. Еще в 9 случаях гнезда размещались на развалинах строений (домов, колодцев, кошар) либо непосредственно под опорами ЛЭП. В одном случае гнездовой платформой оказалась куча неиспользованного и застывшего асфальта. Прослеживается достаточно заметная приуроченность гнездовий степного орла к незатапливаемым в весенний период окрестностям саг или в отдельных случаях локальным возвышенностям на самой саге.

Всего за период наблюдений было обследовано 35 гнезд с кладками, содержащими от 1 до 5 яиц. Поскольку основные наблюдения за гнездами были проведены в начале и середине апреля, можно предположить, что кладки из 1 и 2 яиц могли в дальнейшем пополниться. В гнездах выведено 103 птенца, 8 из них погибло (причины не установлены). В 10 гнездах выжило по 1 птенцу (размер полной кладки в большинстве случаев неизвестен), в 26 – по 2 птенца, в 11 гнездах – по 3 птенца. Успешность насиживания составила 84,5% (по выборке 26 кладок). Успешность размножения (учитывали птенцов в темном гнездовом наряде) составила 62,1%, а успешность выкармливания – 79,6%.

В итоге, успешность гнездования (без учета гнезд с птенцами в первом гнездовом наряде) составила 59,2%. При учете гнезд, в которых на момент обследования находились птенцы в первом пуховом наряде, эта цифра возрастает до 64,8%.

Средняя плотность гнездящейся популяции степного орла на обследованной территории составила 1,277 пар/100 км2. Общая численность степного орла в республике нами оценивается в 300–500 гнездящихся пар.

Влияние лимитирующих факторов

Влияние плотности и распределения малого суслика

А.В. Сурвилло (1981) отмечал зависимость распределения степного орла от плотности поселений малых сусликов. Он приводит пример: в 1973 г. в верховьях балки Южный Соворгун, с плотностью поселений суслика до 60 особей на га на 3 км маршрута найдено 3 гнезда степного орла и по два гнезда филина и курганника. В 1976 г. на том же участке уже при низкой плотности популяции суслика (10 особей на га) – два гнезда орла и одно курганника. Уменьшение численности малого суслика он связывает с сокращением площади целинных земель из-за распашки.

Распределение плотности малого суслика определяется многими факторами – рельеф, почвы, высота и проективное покрытие растительности. Значительное, а возможно, и решающее влияние имеет хозяйственная деятельность человека. В прошлом малый суслик имел в Калмыкии непрерывный сплошной ареал. Начиная с 1980-х гг. наблюдается депрессия численности этого вида по всей территории республики. Крупномасштабные дератизационные работы по борьбе с носителями природно-очаговых трансмиссивных инфекций сильно сократили численность малого суслика в районах, прежде отличавшихся его высокой концентрацией. Распашка целины и ирригационное строительство сократили площади земель, пригодных для поселения сусликов. Произошла фрагментация ареала, и его характер сменился на островной или «мозаичный». На Ергенях он трансформировался в так называемый ленточный тип поселения, приуроченный к овражно-балочной системе, где степи сохранились из-за технической непригодности для распашки.

Высокая бурьянистая растительность, развившаяся во многих районах в результате снижения пастбищной нагрузки, также негативно влияет на жизнедеятельность сусликов. Поэтому крупные мозаичные поселения суслика тяготеют к прикошарным участкам, где имеется низкий и сильно сбитый травостой. Плотность поселения на таких участках может достигать 20–30 особей на га.

Влияние фактора беспокойства

Одной из основных причин снижения численности А.В. Сурвилло (1977) называет разорение гнезд орла человеком и фактор беспокойства. Размещение гнезд, как он отмечает, неравномерно и зависит от заселенности и посещаемости территорий.

Проведенные нами в рамках данной работы исследования подтвердили влияние фактора беспокойства. На наш взгляд, это один из значимых факторов, влияющих на территориальное распределение орлов и, возможно, на численность гнездовой популяции. Распределение гнезд степного орла показало, что наименьшее расстояние от обитаемого человеческого жилья до гнезда, размещавшегося на дереве, равнялось 500 м. В случаях размещения гнезда на земле минимальное расстояние, как правило, было не менее километра. В основном же расстояние до чабанских стоянок (основных источников антропогенного воздействия) составляло более 2 км. Удаление гнезд от автомобильных дорог широко варьирует. Минимально оно доходило до 5 м от грунтовых межпоселковых и полевых дорог и до 50 м от автотрассы. Это позволяет предположить, что автомобильный транспорт, движущийся по дорогам, не является столь явным фактором беспокойства, как пеший человек. Об этом же свидетельствовали личные наблюдения. Так, при подъезде на машине к гнезду некоторые птицы подпускали ее на расстояние до 10 м, в то время как расстояние вспугивания при пешем передвижении учетчика составляло не менее 100 м.

Наименьшее расстояние, зафиксированное между соседними жилыми гнездами степного орла, составило 0,96 км. Плотность поселений малого суслика в данной местности составляла до 20 особей на 1 га. Среднее расстояние между соседними жилыми гнездами в отдельных гнездовых группировках составляло от 2,1 км (минимальное расстояние) до 11,28 км (максимальное). Среднее расстояние между соседними гнездами в 9 относительно плотных гнездовых группировках составило 5,36 км.

Гибель орлов на линиях электропередачи

Одним из сильных элиминирующих факторов для степного орла в Калмыкии является их гибель от поражения электрическим током на воздушных линиях электропередачи (ВЛЭП) средней мощности. Распределительная электрическая сеть средней мощности до 10 кВ в Калмыкии строилась в основном в 1970–80-х гг. и 2005 г. имела протяженность примерно 14 тыс. км. В основном эти ВЛЭП смонтированы на железобетонных опорах со стальными траверсами и штыревыми изоляторами. В большинстве своем они не оснащены птицезащитными устройствами либо это устройства являются неэффективными (Меджидов и др., 2004).

С целью выявления гибели степных орлов на ВЛЭП средней мощности нами в 2010 г. было выборочно обследовано 582 км ВЛ-10 кВ. Обследования были приурочены ко времени вылета птенцов и осеннему пролету. Кроме того, анализировались данные о гибели птиц, полученные в ходе весенней экспедиции.

Общее количество выявленных погибших степных орлов составило 99 особей. Предпо­ложительно, 95 из них погибли в течение последнего года (лето 2009 г. – лето 2010 г.). Таким образом, с учетом повторно обследован­ных в разное время года ВЛЭП, один погибший степной орел приходится на 6,13 км линий в год. Без учета маршрутов повторных об­следований одна погибшая особь степного ор­ла приходится на 5,37 км, или 0,186 особей км в год.

Территориальное распределение погибших птиц резко неоднородно и зависит от множества факторов и их сочетаний. Так, на двух участках была обнаружена массовая гибель орлов. На этих участках найдены останки 85 степных орлов, и всего 14 – на остальной части обследованных ВЛЭП. Один из участков находится северо-восточнее п. Нарын-Худук в Черноземельском районе, где 25 марта 2010 г. исследователями Международной рабочей группы по защите птиц выявлена гибель на ВЛЭП-10 кВ 33 степных орлов. Судя по состоянию останков, птицы погибли в 2008–2009 гг., одна особь в 2010 г. Другой участок – западнее п. Татал Юстинского района, где 19 июня 2010 г. выявлены останки 52 степных орлов, погибших в 2010 г.

Вероятно, к массовой гибели хищных птиц, в том числе степных орлов, приводит наложение в одном месте ряда факторов: наличие ЛЭП птицеопасной конструкции, высокая концентрация птиц в данной местности и, скорее всего, влажная и ветреная погода. Найденные в месте массовой гибели в Юстинском районе останки птиц были мумифицированы и находились примерно на одной стадии утилизации трупоедами. Это может свидетельствовать о том, что гибель произошла в течение 2–3-х дней и в относительно прохладное или дождливое время. В сырую погоду орлы, как правило, большую часть времени сидят на присадах или траверсах опор ВЛЭП, а при сильном, порывистом ветре, вынуждены еще и балансировать крыльями, тем самым увеличивая вероятность соприкосновения с токонесущими частями ВЛЭП. При этом мокрое оперение увеличивает токопроводимость.

Влияние других факторов

Еще одним фактором, возможно оказывающим влияние на состояние популяции степных орлов, являются степные пожары. Специальных исследований на эту тему в Калмыкии не проводилось. В ходе наших обследований нам также не удалось установить влияние пожаров на гнездование орлов.

Степные пожары могут распространяться при наличии сухого травостоя или подстилки, а это, как правило, происходит во второй половине лета или осенью. Во второй половине июня выводок орлов начинает становиться на крыло, и степные пожары не представляют для них большой опасности. Теоретически выводок или кладка могут погибнуть на ранних стадиях гнездования.

Исключение могут составить участки, на которых из-за отсутствия пастбищной нагрузки накапливается достаточно много сухого растительного материала. В частности, такая ситуация характерна для отдельных ковыльных участков заповедника «Черные земли», где для развития степных пожаров круглый год имеется горючий материал.

Увеличение скорости движения транспортных средств по дорогам с асфальтовым покрытием, безусловно, повышает вероятность столкновения и причинения увечий и гибели птиц, в том числе орлов. Достаточно часто можно видеть, как хищники сидят на асфальтированной дороге или ее обочине. Иногда птицы, взлетающие с обочины или до­рожного полотна в сторону движущегося на большой скорости транспортного средства, не успевают уклониться от столкновения и погибают. Среди погибших на дорогах хищных птиц в разные годы доводилось встречать курганников, полевых луней, осоеда, степного орла. При регулярных (примерно 1–2 раза в месяц) поездках по одному и тому же маршруту Элиста – Цаган-Аман протяженностью 320 км, из которых 160 км с относительно низкой интенсивностью движения (5–10 машин в час), в мае–июле 2009 г. были зафиксированы 3 случая, когда хищные птицы (степной орел и 2 курганника) пострадали от столкновения с автотранспортом. Таким образом, на 320 км пути за неполных 3 месяца было выявлено 3 случая гибели или нанесения увечий хищным птицам от столкновения с автотранспортом, что составляет примерно чуть более одной хищной птицы на 100 км дороги. При экстраполяции этих цифр на протяженность дорог с твердым покрытием в Калмыкии (3500 км по самым скромным подсчетам), примерное количество погибающих от столкновения с транспортом хищных птиц на дорогах в теплое время года за тот же период времени может достигать 30–35 особей.

Необходимые меры

Мы полагаем, что в Калмыкии необходимо предпринять специальные меры по сохранению и восстановлению популяции степного орла, чтобы остановить быстрое сокращение его численности и нейтрализовать хотя бы часть наиболее опасных угроз. Это могут быть следующие меры.

  1. Разработка и утверждение целевой республиканской (межрегиональной) программы «Сохранение степного орла».
  2. Срочный демонтаж металлических неизолированных устройств типа усов, рогов, оттяжек, присад, повышающих вероятность гибели степных орлов на ВЛЭП.
  3. Определение наиболее опасных участ­ков ВЛЭП-10 кВ и их первоочередное оснащение эффективными ПЗУ типа полимерных кожухов.
  4. Выделение временных (на период гнездования) зон покоя диаметром не менее 400 м вокруг всех известных гнезд степного орла.
  5. Проведение в школах республики конкурсов исследовательских работ по степному орлу.
  6. Установка гнездовых платформ на старых автомобильных покрышках в местах, где возможное гнездование лимитируется отсутствием подходящих гнездовых субстратов.
  7. Подписание добровольных охранных обязательств о сохранении степного орла с землевладельцами или арендаторами земельных участков, на которых расположены гнезда; одновременное проведение просветительских бесед, раздача буклетов.
  8. Проведение эколого-просветительской работы о роли степных орлов в степной экосистеме, издание буклетов и пр., информационная кампания в СМИ.
  9. Оптимизация пастбищной нагрузки для предотвращения как забурьянивания, так и пастбищной дигрессии степных фитоценозов.
  10. Исследование влияния степных пожаров на состояние гнездовой группировки степного орла.
  11. В местах наибольшей гнездовой концентрации – создание сезонных видовых заказников для степного орла или памятников природы с дифференцированным режимом охраны и использования.

Авторы выражают глубокую признательность за непосредственное участие в полевых обследованиях и обработке данных, а также представление данных сотрудникам Государственного природного биосферного заповедника «Черные земли» Б.С. Убушаеву, А.В. Бурлуткину, специалисту Министерства природных ресурсов, охраны окружающей среды и развития энергетики Республики Калмыкия В.Э. Бадмаеву, члену Калмыцкого регионального отделения СОПР Г.И. Эрдненову.

Литература

Белик В.П. Гнездовая фауна хищных птиц Калмыкии и ее трансформация в ХХ веке // Стрепет, 5, № 1–2: 2007. С. 30–38.

Варшавский С.Н., Варшавский Б.С., Гарбузов В.К. и др. Особенности размещения и численности степного орла в западной части ареала в связи с численностью малого суслика // Вид, его продуктивность в ареале. М.: Наука. 1983. С. 206–207.

Карякин И.В. Методические рекомендации по учету пернатых хищников и обработке учетных данных. Новосибирск: Издательский дом «Манускрипт». 2000. 32 с.

Кукиш А.И. Современное состояние численности степного орла и красавки на трассе проектируемого канала Волга–Чограй // Редкие и исчезающие виды растений и животных, флористический и фаунистический комплексы Северного Кавказа, нуждающиеся в охране. Ставрополь. 1986. С. 105–106.

Кукиш А.И., Музаев В.М. Птицы кампофилы и склерофилы Черных земель и Даванского понижения // Фауна и экология животных Черных земель. Элиста. 1993. С. 82–89.

Меджидов Р.А., Музаев В.М., Пестов М.В., Салтыков А.В. Некоторые аспекты оптимизации условий обитания хищных птиц Калмыкии // Проблемы сохранения и рационального использования биоразнообразия Прикаспия и сопредельных регионов. Элиста. 2004. С. 72–75.

Сурвилло А.В., Санджиев В.Б., Улюмджиев О.Ц. и др. О численности и экологии степного орла в центральных районах Калмыкии // VII Всес. орнитол. конф. Тез. докл. (Черкассы, 27–31 сентября 1977 г.). Киев. 1977. С. 247–248

Сурвилло А.В. Антропогенный фактор и изменение численности степного орла на востоке Ростовской области и Калмыцкой АССР // Экология и охрана птиц: Тез. докл. VIII Всес. орнитол. конф. Кишинев: Штиинца. 1981. С. 216.

Контакт:

Руслан Абдулгалимович Меджидов
Калмыцкая региональная общественная организация Союза охраны птиц России
РОССИЯ 358000 Элиста, 4 микрорайон, 31/8
Моб.: 927 590 12 83
E-mail: rusmed_wetlands@mail.ru






Наверх
488 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России