Первые шаги к созданию «cтепного кадастра» Украины | №32 лето 2011 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№32 лето 2011

СтратегияСтепной регионЭкологическая сетьСтепи под охранойЗащита уязвимых видовОптимизация использования степейСтепи под угрозойПожары СобытияОфициально ЗаконодательствоНовостиСобытияОбъявленияНовые книги

Экологическая сеть

Первые шаги к созданию «cтепного кадастра» Украины

А. Василюк (НЭЦ Украины, Киев)

К большому сожалению, в нынешних законодательных условиях постсоветских стран степные экосистемы невозможно рассматривать как правовое понятие, поскольку они не выделены в отдельную категорию земель, в отличие от лесов или сельскохозяйственных угодий. Степной биом остается «разделенным» между разными категориями земель (неудобья, лесные и сельскохозяйственные угодья и др.). По состоянию на 2009 г. для территории Украины отсутствовали какие-либо данные о площади и конфигурации имеющихся участков степных экосистем. В таких условиях участниками общественной кампании «Сохраним украинские степи!» было решено самим начать работу по учету степных территорий на общественных началах. Программа получила название «Степной кадастр» (подробнее – см. СБ №27, 2009 и №29, 2010).

Создание «Степного кадастра» оказалось более сложной задачей, чем мы предполагали первоначально. Уже на подготовительном этапе мы столкнулись с рядом проблем. Первой из них было различие мнений по поводу того, что же считать степью. Оказалось, что однозначно ответить на этот вопрос мы не можем. Понятно, что в Украине практически не осталось ненарушенных степей в их первоначальном виде – на обширных плакорных участках, населенных стадами диких копытных. Реально существуют степные балки, склоны, степные сообщества в разных стадиях формирования на заброшенных полях и пастбищах; есть выходы песчаников, известняков и мела, занятые петрофитно-степной растительностью. Особое место занимают песчаные арены, с отнесением которых к степным участкам не согласны многие специалисты.

Как оценить, важен ли выделенный по космическому снимку потенциально степной участок для сохранения степного биома? Отправной точкой мы выбрали предположение, что об этом можно судить по факту присут­ствия редких степных видов. Если такие виды зафиксированы на участке, он считается важным. Тогда задачей является накопление информации о пунктах находок редких видов. Это тоже непростая задача, поскольку в литературе необходимые данные представлены совершенно недостаточно. Дело не только в раздробленности и неполноте данных, проблемой является отсутствие традиции детальной фиксации мест находок тех или иных видов. Возможно, это исторически объясняется тем, что в СССР отсутствовал свободный доступ к подробным картам, координатам и космосъемке (и во многих постсоветских странах он остается затрудненным), а также сложившимся стандартом научных публикаций, требующим анализа и обобщений, но не публикации первичных данных (куда относится и информация о конкретных находках видов).

Отсутствие в публикации точных координат или указания на конкретный участок не дает возможности использовать ее как источник данных для переноса на карту. Простой пример: как отразить на карте местонахождение, указанное в литературе как «окрестности села такого-то», если это село находится на Донецком кряже и окружено десятками квадратных километров более или менее степных территорий? Пусть даже литературный источник конкретизирует место как «балка в окрестностях села», но где поставить конкретную точку, если вокруг этого села расположено 5–10 отдельных балок? Таким образом, большинство литературных источников оказываются бесполезными. Что же говорить о публикациях, где распространение видов описывается с точностью до административного района или физико-географического региона (например, «Среднее Приднепровье» или «Северное Приазовье»).

Впрочем, все это сказано не в упрек авторам таких статей. Они ведь и не обязаны служить источником детальной информации о точках находок редких видов. Само по себе нанесение на карту этих точек не является научной задачей, хотя, будучи создана, база данных по точкам находок может стать ценным источником для научных изысканий и всевозможных аналитических исследований.

На первом этапе создания «кадастра» мы решили не классифицировать территории, учитывая, что даже сама принадлежность их к «степям» часто не очевидна. Хотелось бы создать полную карту участков, занятых степ­ными растительными сообществами, но сделать это невозможно, пока для всей территории Украины не проведена инвентаризация растительных сообществ. Даже собрав воедино все имеющиеся в литературе данные, не удастся составить полную картину состояния и состава всех участков степных экосистем в Украине. Максимум, что можно сделать – оценить состояние изученности степного биоразнообразия и выявить на полученной карте конфигурацию «белых пятен». Фактически мы узнаем только места распространения какого-то количества видов и формаций. Однако нас неизбежно ждет разочарование, если мы будем двигаться от конкретного контура на карте. Что мы можем сказать о произвольной точке в пределах степной или лесостепной зоны, о безымянном зеленом клочке на космическом снимке? Кто и когда изучал этот участок? Специалисты по каким группам здесь работали? В каких публикациях представлены результаты их исследований? Вряд ли мы сможем это выяснить. Не имея единой базы данных по всем находкам, мы не только не можем оперативно найти сведения об от­дель­ных участках, но и даже узнать, сущест­вуют ли такие сведения вообще. Достаточно полная информация есть только для природных заповедников, но их меньше, чем пальцев на руках, и в совокупности они составляют ничтожно малую часть всего множества участков, которые потенциально можно классифицировать как степные.

Начав подготовку «Степного кадастра», мы взяли за основу космические снимки, доступные в Интернете через свободно распространяемую программу Google Earth, для ра­боты с которой не нужны специальные технические и материальные средства.

Первым этапом стало нанесение на карту очертаний участков, которые по некоторым основаниям можно было предположительно считать степью. Как сказано выше, за основной критерий мы приняли наличие на участке степных видов, занесенных в Красную книгу или другие охранные списки. Методически решение было следующим: на основе литературных и иных данных на карту с максимально возможной точностью ставили точку встречи вида и обводили вокруг нее очертания визуально однородного участка, который предположительно является степным. Лишь малая часть данных, взятых из литературных источников, имеет точную привязку на уровне отдельных точек (точные указания в тексте источника либо географические координаты, полученные из картографических материалов). Точно привязаны также наши собственные данные. Для большинства же опубликованных встреч видов точной географической привязки нет. Указание на находку в окрестностях такого-то села интерпретировалось так, что точка ставится произвольно в пределах предположительно степного участка на таком расстоянии, чтобы находиться ближе к данному селу, чем к любому соседнему. Проверить сведения или уточнить локализацию точки без выезда на место в большинстве случаев не было возможно, поэтому мы очерчивали максимально широкий контур, чтобы с большей вероятностью охватить территорию, важную для сохранения данного локалитета.

В правильности отбора участка убеждались по мере попадания в пределы первоначально обрисованного контура новых точек, полученных из разных источников. Но даже единичное указание на нахождение в пределах контура какого-либо исчезающего степного вида рассматривали как достаточное подтверждение правильности выбора. Если участок выбирался достаточно протяженным (например, на Донецком кряже), по мере увеличения количества учтенных точек он нередко оказывался единым контуром для окрестностей нескольких сел. Неясности оставались в случае наличия нескольких отдельных участков, куда равновероятно могла бы быть помещена точка, указанная в источнике (несколько отдельных балок в окрестностях одного села и т.п.).

Все обобщенные нами сведения об обнаружении местонахождений редких видов можно разделить на несколько групп по их точности:

(1) вполне точные данные – собственные и собранные другими авторами данные, привязанные на местности с помощью GPS-навигатора или отмеченные точкой на космоснимках;

(2) описательные указания (типа стандартной формулы «столько-то км в таком-то направлении от такого-то населенного пункта») – эти сведения только приблизительны и позволяют лишь примерно локализовать точку в условном центре подходящего по местоположению участка;

(3) данные, взятые из картографических материалов других авторов без их текстовой дешифровки.

В базу данных нами включены все виды, известные как обитатели степных биотопов, которые фигурируют в охранных списках любого уровня – от международного до областного.

Планируется, что данные о выделенных территориях будут в будущем дополняться новыми сведениями, актуализируя и уточняя информацию об отдельных уже выявленных участках, а также стимулируя исследования малоизученных территорий.

Выявление участков по снимкам проводится нами вручную. Автоматизировать его не представляется возможным, поскольку степи чрезвычайно гетерогенны и включены в пестрые, мелко фрагментированные ландшафты. Степные сообщества выглядят по-разному в зависимости от сезона года, различаются скошенные и нескошенные участки, степи на склонах разной экспозиции и с разным составом растительности, частично облесенные и на месте деградированных лесов, различные стадии восстановления после выжигания.

В своей работе мы ориентировались толь­ко на космические снимки, не вдаваясь в административное деление, особенности землепользования и целевое назначение земель.

Стоит признаться, что в своей работе мы сознательно расширенно понимали степные участки, включая в базу данных и те территории, где в прошлом были созданы искусственные лесные насаждения, которые сейчас ис­чезли под влиянием неблагоприятных для них условий. На таких участках успешно восстанавливаются степные экосистемы, хотя скорее всего большинство их де-юре относится к землям гослесфонда. Мы рассчитываем, что в бу­дущем справедливость будет восстановлена, и новых посадок леса на этих участках не последует.

Следующим этапом наших работ должно стать выяснение качества, текущего состояния и степени сохранности выявленных степных экосистем. Это позволит выделить приоритетные участки, которые лучше других соответствуют представлению о степной экосистеме, нуждаются в большем внимании и более тщательной охране.

Выявляя степные территории, мы не ориентировались на существующую сеть ООПТ, поскольку не видим в этом смысла. Уже первые месяцы работы показали, что в пре­делах Украины существуют тысячи участков, на которых сохраняются представители ис­чезаю­щих степных видов, и размещение этих участ­ков практически не коррелирует с размещением действующих ООПТ. Существует лишь несколько степных заказников и пять степных природных заповедников, кото­рые в совокупности составляют крохотную до­лю в общей площади степных территорий стра­ны. Если мы посмотрим на списки ООПТ лю­бого из административных районов степных областей, то с удивлением увидим, что боль­шинство объектов природно-заповедного фонда (ПЗФ) вовсе не являются степными. Достаточно даже просто ознакомиться с названиями ООПТ, чтобы это понять: почему-то в них преи­мущественно охраняются не степи, а посадки сосны, груши, акации, дуба, пруды и даже лесополосы.

Становится понятно, что существующий ПЗФ не обеспечивает охрану степного биоразнообразия. Даже если отдельные ООПТ определенным образом задействованы в выполнении этой задачи, их сеть в целом не является тем инструментом, который бы сейчас эффективно ее выполнял, и на который можно было бы с облегчением эту задачу возложить. Очень неприятно видеть, как по соседству с каким-нибудь памятником природы «Ценные насаждения абрикоса» распахивается под облесение населенная десятками исчезающих видов неохраняемая степная балка с целинными склонами, которых никогда не касался плуг.

Несмотря на большое количество препятствий и трудоемкость задуманной работы, в течение 2010 г. удалось сделать первые шаги к созданию базы данных «Степного кадастра»­. Информация накапливалась как в табличном, так и в картографическом виде. Была создана таблица, где строки соответствуют отдельным сообщениям о местонахождении того или иного вида, точки расположения  этих местона­хождений нанесены на карту, картогра­фи­ро­ваны также контуры предположительно степ­ных участков. На сегодняшний день лока­лизовано около 13700 указаний на находки видов, еще около 6000 указаний находится в процессе обработки. Наиболее богаты степными территориями оказались Луганская, Донецкая, Харьковская, Николаевская области и АР Крым.

Следует сказать, что успешным продвижением в наполнении базы данных мы обязаны большому количеству энтузиастов, активистов общественной кампании «Сохраним украинские степи!», участвовавших в реализации этого замысла и помогавших собирать необходимые сведения. Особенно важно отметить, что все создание базы данных выполняется без какого-либо финансирования, хотя это заведомо ограничивает время, которое вовлеченные люди могут посвящать этой работе.

За предоставленную информацию и вдохновение выражаю особую благодарность О. Надеиной и Н. Перегриму.

Контакт:

Алексей Владимирович Василюк

Национальный экологический центр Украины
Украина 08600 Киевская обл.,
г. Васильков, ул. Луначарского, 3/2
Тел.: (097) 100 04 73
E-mail: vasyliuk@gmail.com






Наверх
181 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России