Территориальная охрана пернатых хищников и природопользование (Волго-Уральский регион) | № 2 осень 1998 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№ 2 осень 1998

СтратегияВосстановление степейСитуацияОптимизация природопользованияСтепи под охранойЗаконодательствоСобытия и фактыРедкие видыИстория природопользованияНовые книги Новости Новости Объявления

Редкие виды

Территориальная охрана пернатых хищников и природопользование (Волго-Уральский регион)

И.В. Карякин
(Центр полевых исследований Союза
охраны животных Урала, Пермь)

Степи и лесостепи Северной Евразии всегда испытывали сильное влияние деятельности человека. В нашем столетии по этим экосистемам был нанесен особенно мощный удар: степные биотопы были на 90% распаханы, а лесные практически полностью вырублены, расформированы и омоложены. Итогом глобального освоения стало то, что на территории Северной Евразии практически не осталось полноценных степных и лесостепных сообществ с полным набором аборигенных видов. На огромных территориях вымерли степная гадюка, стрепет, дрофа, большой кроншнеп (степные популяции), кречетка, балобан, дербник (степные популяции), степной сурок (байбак), сайгак и т.д.
Однако, в этой ситуации не все столь очевидно. Да, экосистемы, как таковые, деградируют и деградируют безвозвратно, но животные, населяющие их, пластичны. На популяции постоянно действует естественный отбор, в результате которого они адаптируются даже к таким необычно быстро и резко меняющимся условиям обитания. В последние десятилетия, все большее количество видов восстанавливает свою численность, а некоторые увеличивают ее и проявляют тенденции к расширению ареала и заселению ранее нетипичных для них биотопов. В частности, дрофа, стрепет, красавка, степной орел стали гнездится на пашнях; рысь осваивает колковые леса в лесостепной зоне; происходит заметная синантропизация байбака и могильника, которые явственно тяготеют к местам концентрации скота и населенным пунктам; стал продвигаться на север, вглубь лесной зоны, исконный обитатель степи — степной лунь. Отсюда постоянно возникает вопрос: что охранять — безвозвратно исчезающие естественные ландшафты или редких животных? Последние рано или поздно адаптируются к обитанию на освоенных человеком территориях, и их охрана теряет актуальность.
На этот вопрос мы постараемся ответить, исходя из опыта, полученного в Волго-Уральском регионе. Пернатые хищники выбраны в качестве модельной группы исходя из следующих соображений:
а) они являются вершиной трофических цепей в экосистемах и на них хорошо отражаются все изменения, происходящие на более низких уровнях;
б) они заметны и не требуют каких-либо специальных методов наблюдения;
в) для нормальной жизнедеятельности хищных птиц требуются достаточно большие территории, охватывающие сразу целую систему биотопов, в то же время эти участки не столь велики, как у крупных млекопитающих — участок размножения пары даже самого крупного вида можно полностью охватить наблюдением с одной точки;
г) пернатые хищники представляют большое разнообразие трофических групп (по специализации), потребляющих жертв различных размерных классов с разных уровней экосистемы (от фитофагов до хищников более низкого порядка).

Повидовой обзор редких пернатых хищников Волго-Уральского региона.

Скопа (Pandion haliaetus) — типичный ихтиофаг, узко специализирован по типу гнездостроения. Ранее населяла в степной и лесостепной зоне все крупные водоемы, имевшие поблизости крупные пойменные и/или водораздельные леса. В настоящее время вымерла в степной и находится на пороге исчезновения в лесостепной зоне, где сохранились лишь изолированные гнездовые группировки и отдельные пары вида в более или менее крупных лесных массивах севера лесостепной зоны (Самарская Лука, низовья р. Белой). Вымирание скопы в степях и лесостепях связано с общей деградацией ее популяционной структуры в пределах ареала. Вид, в первую очередь, исчез на периферии ареала, в упадочных местообитаниях. Непосредственные причины — снижение уровня зарыбленности водоемов и ухудшение условий добычи корма вследствие молевого сплава и загрязнения рек выбросами, плюс сокращение гнездопригодных биотопов в результате сплошной рубки долинных и водораздельных лесов. В итоге, выживание скопы в этих условиях стало невозможным. Лишь в слабоосвоенных районах лесной зоны (Северное Предуралье и Зауралье) и в ряде горных районов с исторически сложившейся спецификой природопользования (горно-лесная зона Башкирии) сохранились крупные гнездовые группировки скопы, из которых в последнее десятилетие идет расселение вида. Однако, в обозримом будущем этот вид едва ли сможет восстановиться в степной и лесостепной зонах. Гнездопригодные биотопы здесь практически полностью уничтожены, притом, что в лесной зоне, где условия обитания более благоприятны для скопы, остается еще много свободных участков, пригодных для нее. Это делает маловероятным вселение вида даже в лесостепь.

Орлан-белохвост (Haliaeetus albicilla) — крупный полифаг, тесно связанный с водоемами, в связи с особенностями кормодобычи. Ранее населял практически все водно-болотные угодья, долинные комплексы и даже гнездился по берегам малых рек. В 60-х годах нашего столетия катастрофическое падение численности орлана произошло на пространстве всей Европейской части ареала и затронуло Западную Сибирь и Западный Казахстан. Многие связывают столь масштабное сокращение численности с отстрелом птиц в ходе кампании по борьбе с хищными птицами, но эта гипотеза обоснована не для всех территорий. В целом, факт налицо: в 60-х орлан практически исчез на гнездовании в степных и лесостепных районах и в большей части лесной зоны, сохранившись лишь в ряде изолятов близ крупных водоемов. Но… В 80-х гг. в этих изолятах начался процесс увеличения численности орлана и расселение вида на сопредельные территории, причем наиболее интенсивно этот процесс пошел в лесостепной зоне, где орлан стал активно расселяться по берегам водохранилищ, совершенно не избегая освоенного ландшафта и близости населенных пунктов. Позже, орланы стали оставаться и на зимовку, кормясь на нижних бьефах ГЭС и крупных свалках многих городских агломераций региона. В настоящее время, активно идет процесс заселения орланом всех гнездопригодных биотопов в лесостепной и степной зонах, причем расселение идет из очагов, переживших кризис, по долинам крупных рек, таких как Волга, Кама, Белая, Урал и т.п.

Беркут (Aquila chrysaetos) — самый крупный активный хищник, населявший все природные зоны Северной Евразии, от пустыни до тундры. В безлесных районах тесно связан со скальными обнажениями, где устраивает свои огромные гнезда. К 60-м годам нашего столетия европейская степь лишилась этого хищника — и, видимо, безвозвратно. В лесостепных районах остались единичные пары, обитающие в крупных лесных массивах, расположенных не далее 200 км от очагов численности вида в лесной и горно-лесной зонах. Причина исчезновения беркута в степи и южной лесостепи проста — здесь практически полностью был уничтожен сурок-байбак, являвшийся основным объектом питания этого хищника. В северной лесостепи беркут был трофически связан с зайцем и тетеревиными и гнездился на деревьях; решающими факторами в его исчезновении стали сплошные рубки старовозрастных лесов, отстрел птиц и их беспокойство в гнездовой период. В настоящее время, когда численность байбака восстановлена в ряде регионов, а отстрел орлов запрещен законом, появилась надежда на восстановление численности беркута. Во всяком случае, в Зауралье и горных лесостепях Урала этот процесс начался.

Орел-могильник (Aquila heliaca) — крупный орел, типичный обитатель лесостепи, трофически тесно связан с сусликом. По-видимому, это единственный вид крупных орлов, переживший последнее столетие без больших потерь. Большие гнездовые группировки могильника сохранялись, и сохраняются по сей день, в лесостепных районах предгорий Южного Урала, на Бугульминско-Белебеевской и Приволжской возвышенностях, где тотальная распашка была невозможна и практиковалось отгонное животноводство. Массовые рубки, с последующим освоением вырубок под выпас скота, и исчезновение беркута позволили этому виду освоить лесную зону и продвинутся далеко на север, где его численность продолжает расти. В настоящее время, в лесостепи и степи могильник освоил все гнездопригодные биотопы, но при одном условии — он селится там, где ведется выпас. Очевидно, только умеренный выпас скота, имитирующий пресс диких копытных на степь, способен обеспечить этому орлу надлежащее обилие и легкую добычу корма.

Орел степной (Aquila nipalensis) — типичный обитатель степи, трофически связанный с малым сусликом, гнездо устраивает на земле. Ранее населял всю степную зону и южную лесостепь, но после тотальной распашки численность степного орла резко упала вследствие уничтожения гнездопригодных биотопов и подрыва кормовой базы. Он стал исчезать на северной периферии своего ареала. Однако, последующая адаптация вида к освоению биотопов в очагах численности затормозила процесс его деградации в упадочных местообитаниях. За счет расселения молодых, степной орел снова проникает в северную степь и южную лесостепь региона, где стал гнездиться на пашнях и близ них. Сейчас, когда применение химикатов на полях резко сократилось, механизированные сельхозработы представляют основную угрозу для этой, адаптированной к аграрному ландшафту, популяции.

Подорлик большой (Aquila clanga) — некрупный орел, связанный трофически с водяной полевкой. Последним обусловлено то, что в своем распространении этот вид тяготеет к обширным заливным лугам и низинным болотам — биотопам, редким в степной и лесостепной зонах, и, большей частью, сильно освоенным. Отсюда редкость вида на гнездовании. Там, где есть подходящие биотопы, подорлик обычен и достигает высокой плотности. Гнездящиеся пары могут размещаться в 1 — 2 км друг от друга, образуя группировки численностью до 10 — 30 пар. Однако, между такими участками концентрации вида — сотни километров территории, где он отсутствует. В настоящее время, аборигенная популяция подорликов, населявшая террасные боры вдоль рек, изобилующих пойменными лугами, практически вымерла. Сохранились только единичные пары на Бугульминско-Белебеевской возвышенности и по периферии горно-лесной зоны Южного Урала. Напротив, ситуация с птицами, населяющими заболоченные леса, довольно благополучна, даже имеется некоторая тенденция к увеличению численности.

Змееяд (Circaetus gallicus) — типичный герпетофаг, с узкоспециализированным типом гнездостроения. Ранее населял практически всю степную и лесостепную зоны. Тотальная распашка и перевыпас подорвали кормовую базу вида — в сухих биотопах ее составляет степная гадюка. Исчезновение степной гадюки привело к вымиранию змееяда на огромной территории. В настоящее время, единственная крупная гнездовая группировка этого вида сохранилась в горно-лесостепных ландшафтах по периферии Южного Урала. Отсюда идет расселение вида на сопредельные территории, где, благодаря упадку экономики, сократился выпас, часть пашни перевели в залежь и вновь выросла численность степной гадюки.

Сапсан (Falco peregrinus) — лесной вид, типичный орнитофаг, тяготеющий на гнездовании к речным долинам со скальными обнажениями и водно-болотным комплексам. В степях и лесостепях такие биотопы не часты, в связи с чем этот сокол был здесь редок всегда. В 60-х годах сапсан исчез на большей части своего ареала и был на грани вымирания, как многие полагают, из-за бесконтрольного применения хлорорганических соединений. Однако, к 90-м годам восстановилась численность вида в горно-лесных и тундровых районах, интенсивно восстанавливается в лесной зоне и северных лесостепях. По коридорам, каковыми являются речные долины, сапсан стал проникать на гнездовании в степную зону. В очагах расселения вида на Южном Урале, где соколы гнездятся, местами, через каждые 1,5 км пара от пары, наблюдается адаптация к гнездованию близ населенных пунктов и даже в центре них, и смена трофической специализации на голубей и галок.

Балобан (Falco cherrug) — крупный сокол, типичный обитатель открытых пространств, в нашем регионе питается, преимущественно, сусликами и степной пищухой. Еще до 60-х годов гнездился в степях, лесостепных районах и на юге лесной зоны региона, но к 90-м годам вымер на всей территории лесостепи и северной степи. Отдельные пары сохранились лишь в горно-степных районах южной оконечности Южного Урала и в некоторых борах Зауралья. Причины массового вымирания вида до сих пор остаются неизвестными. Многие специалисты связывают их с браконьерским выловом балобанов для продажи в арабские страны, где их используют для соколиной охоты. С этой целью балобаны отлавливаются тысячами, сотни из которых погибают, так и не попав к арабам в руки, а остальные — погибают после использования.

Кобчик (Falco vespertinus) — мелкий сокол, энтомофаг, населяющий всю степную, лесостепную и юг лесной зоны. Был обычен в прошлом и начале нынешнего столетия, гнездился колониями. С 60-х гг. и вплоть до настоящего времени интенсивно сокращал численность, в конце 90-х этот процесс несколько приостановился, хотя и не затух окончательно. Причина сокращения численности кроется, по-видимому, в хозяйственном освоении биотопов кобчика, так как гнездящиеся пары этого вида сохранились лишь там, где имеются целинные участки, не вытоптанные скотом. В пользу этого предположения свидетельствует и обычность вида, без каких-либо тенденций к сокращению численности, на сфагновых болотах в лесной зоне.

Пустельга степная (Falco naumanni) — также энтомофаг, населяющий степи Евразии. Ранее была обычна, но в последнее время внесена в список глобально редких видов, в связи с тем, что резко сократила численность по всему ареалу. В регионе гнездится локально, колониями по 2 — 5 пар в скальных биотопах с целинными степными участками. В последнее время наметилась тенденция гнездования вида в брошенных строениях человека (кошарах, калдах) среди неиспользуемых пастбищ. Это дает основания предполагать, что численность вида может восстановиться при условии сохранения таких биотопов.

Филин (Bubo bubo) — самый крупный ночной пернатый хищник, населяющий, как и беркут, весь спектр биомов — от степи до тундры. Ранее был обычен по всей степной и лесостепной зонам Евразии. В настоящее время структура популяций этого вида сильно нарушена вследствие интенсивного хозяйственного освоения его местообитаний. Предпочитает селиться в скальных обнажениях по берегам рек и ручьев, покрытых лесом или полностью остепненных, на покрытых зарослями степных кустарников склонах с небольшими скальными выходами. Наиболее крупные группировки сохраняются в таких биотопах по периферии Южного Урала и на Бугульминско-Белебеевской и Приволжской возвышенностях. На севере степной и в лесостепной зонах сохранились лишь единичные пары филина. Причиной послужила тотальная распашка степи и перевыпас, ведущий к деградации кустарниковых формаций, насущно необходимых для гнездования этой совы. Не исключено, что в результате упадка сельского хозяйства численность филина несколько возрастет в ряде староосвоенных районов, где часть угодий выводится из интенсивного использования. Однако, каких-либо сдвигов в этом направлении пока не отмечено. В то же время, в более южных равнинных степях филин не так уж редок, он гнездится практически в каждой крупной балке, где есть крутые затененные склоны.

Контакт:
Игорь Карякин.
Союз охраны животных Урала.
614066 Пермь, ул. Баумана, д.21-а, кв.69.
Тел.: (3422) 273 370.
E-mail: wildlife@pi.ccl.ru






Наверх
254 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России