Российские военные полигоны в степях Казахстана | № 2 осень 1998 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№ 2 осень 1998

СтратегияВосстановление степейСитуацияОптимизация природопользованияСтепи под охранойЗаконодательствоСобытия и фактыРедкие видыИстория природопользованияНовые книги Новости Новости Объявления

Степи под охраной

Российские военные полигоны в степях Казахстана

И. Смелянский

В марте этого года Гос. Дума РФ ратифицировала серию межгосударственных соглашений с Республикой Казахстан о порядке использования российских военных полигонов в этой стране (см. СБ № 1, весна 1998). Речь идет о следующих объектах.

  • 929-й Государственный летно-испытательный центр (929 ГЛИЦ) – объекты и боевые поля, размещенные на территории Западно-Казахстанской (Урдинский р-н) и Атырауской (Кзылкогинский р-н) областей Казахстана (часть объектов этого центра размещена в Астраханской области России);
  • Полигон “Эмба” – на территории Актюбинской области;
  • Испытательный полигон “Сары-Шаган” – расположен на территориях Жезказганской, Жамбылской, Актюбинской и Кзыл-Ординской областей;
  • 4-й Государственный центральный полигон (4 ГЦП) – объекты и боевые поля, размещенные на территории Западно-Казахстанской области РК.

Земельные участки полигонов Республика Казахстан передает Российской Федерации во временное пользование на условиях аренды, за плату (сумма нам неизвестна). Это имущество и земельные участки не могут быть переданы в субаренду юридическим и физическим лицам Сторон и третьих стран.
На территории всех полигонов широко представлены сухостепные и полупустынные экосистемы. С точки зрения охраны природы, существование этих полигонов имеет два основных аспекта.
Во-первых, известно, что на территории крупных военных полигонов, расположенных в семиаридных ландшафтах, обеспечивается сохранение наиболее значительных участков степных и пустынных экосистем вследствие того, что хозяйственное использование земель резко ограничено или прямо запрещено режимом полигона, а собственно военное использование приводит к нарушению сравнительно небольшой части территории. Такая ситуация характерна для многих стран, в том числе – для России и Казахстана. В частности, наиболее крупный и ландшафтно репрезентативный степной участок России (около 1200 кв.км практически без распашки, порядка 1/3 из них – в условиях полного отсутствия хозяйственной деятельности) сохраняется в границах Донгузского полигона в Оренбургской области. Все полигоны, арендуемые сейчас Россией в Казахстане, создавались достаточно давно. По-видимому, в них также избежали “поднятия целины” и перевыпаса значительные массивы степи и полупустыни. Это, само по себе, делает их весьма ценными в природоохранном отношении. В нынешних экономических условиях значение этих полигонов как рефугиумов степных экосистем среди освоенных территорий невелико, поскольку сельское хозяйство Казахстана находится в глубоком упадке. Зато существенно возрастает риск отдачи значительных земельных участков в концессию нефтяным и иным ресурсодобывающим компаниям. Территории полигонов от этого, опять-таки, безусловно, защищены.
Второй аспект – даже если нормальное функционирование полигона приводит к сравнительно локальным нарушениям экосистем, здесь велик риск нештатных ситуаций, аварий и т.д., которые могут иметь экологически очень опасные последствия, распространяющиеся на большую территорию, в том числе и за пределы границ полигона.

На каких же условиях происходит аренда ? В соглашениях оговорены следующие положения.
При использовании полигонов Россия обязуется обеспечить, среди прочего: беспрепятственный допуск представителей государственного санитарного и экологического надзора и других контролирующих органов Республики Казахстан на полигон (кроме полигона “Эмба”, ); оздоровление экологической обстановки в пределах полигона путем разработки, утверждения и реализации долгосрочных и годовых программ по охране природы; рекультивацию полей падения мишеней и ракет. На земельных участках, используемых полигонами, запрещаются утилизация и захоронение радиоактивных, ядовитых веществ и другой продукции, представляющей опасность для здоровья людей, растительного и животного мира.
На полигонах “Эмба” и “Сары-Шаган” предприятиям и организациям, военным ведомствам, физическим лицам Российской Федерации запрещаются разведка, разработка полезных ископаемых, промысловые охота на животных, рыбная ловля и сбор дикорастущих растений. В соглашениях об аренде полигонов 929 ГЛИЦ и 4 ГЦП эта формулировка отсутствует, вместо нее содержится два положения: охота на животных, рыбная ловля и сбор дикорастущих растений на территории этих полигонов осуществляются только на лицензионной основе в соответствии с законодательством Республики Казахстан; российская Сторона обязуется не производить геологическую разведку, разработку полезных ископаемых.
Российская Сторона обязана соблюдать экологические нормативы, правила эксплуатации и нормы водо- и землепользования Республики Казахстан. Экологический ущерб, нанесенный деятельностью Полигона, ликвидируется Российской Федерацией. При этом размеры ущерба и формы его возмещения определяются специально создаваемой Сторонами межгосударственной комиссией.
Соглашения заключены сроком на десять лет. Их действие затем будет автоматически продлеваться на последующие десять лет, если ни одна из Сторон не менее чем за шесть месяцев до истечения соответствующего периода, письменно не уведомит другую Сторону о своем желании прекратить его действие. Соглашения действуют с момента подписания (то есть их действие началось задолго до ратификации – с 20 января 1995 г.).






Наверх
269 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России