Дрофа или нефть? С других точек зрения | № 2 осень 1998 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№ 2 осень 1998

СтратегияВосстановление степейСитуацияОптимизация природопользованияСтепи под охранойЗаконодательствоСобытия и фактыРедкие видыИстория природопользованияНовые книги Новости Новости Объявления

Ситуация

Дрофа или нефть? С других точек зрения

А. Антончиков
(Саратовское отделение Союза охраны птиц России)

Проблемы, которые возникли с началом строительства поисковой вышки на территории заказника “Саратовский”, можно условно разделить на три типа – юридические, моральные и экологические.
О юридических проблемах уже немало сказано. Здесь, действительно, все ясно – законы нарушены, а их необходимо выполнять.
Моральный вред связан с ухудшением имиджа компании “ЛУКОЙЛ-Саратов” (нарушение законов, неэкологическая, негибкая политика), Саратовской области как субъекта федерации (слабое административное управление позволяет нарушать законы одним государственным структурам и не позволяет в полной мере проявить себя другим), да и самой России (федеральные государственные структуры до сих пор не могут остановить всего лишь одну коммерческую компанию, что говорит о слабости самой системы экологического контроля). Причем некоторые действия вызывают впечатление полной абсурдности. Сейчас предложено охранять территорию, где дрофы практически нет (наверное, мы с таким же успехом могли открыть заказники по охране пингвинов или белых медведей!).
Самой интересной представляется экологическая проблема. Она является основополагающей в этом вопросе, так как спор идет все-таки не о какой-то мифической территории, а об охране конкретного вида – дрофы. И здесь я бы выделил два аспекта: опасность самой вышки и вред от всех дальнейших действий (если нефть будет найдена, работы расширятся (до 30 новых вышек) и переместятся вглубь заказника). Итак:
В настоящее время, хотя бурение и ведется с нарушением законодательства, но место для данной вышки выбрано с учетом минимального воздействия на популяцию дрофы (приближенность к дороге, некоторая удаленность от ближайших постоянных местообитаний). Скорее всего, авторы проекта поисковой скважины были движимы другими идеями при выборе места (результаты георазведки, близость к дороге и т.д.), а не болью за дрофу. Тем не менее, в результате получилось хорошо и с точки зрения охраны природы. Однако, это только на первый взгляд. Во-первых, до сих пор очень слабо изучено воздействие шумовых и визуальных факторов воздействия. Поэтому мы с трудом можем прогнозировать будущее данной популяции даже после строительства одной вышки. Во-вторых, несмотря на мозаичность постоянных местообитаний дрофы, все эти земли являются единой территорий, где присутствует дрофа как вид в период с марта по ноябрь. И мы почти ничего не знаем про сезонные перемещения, нам не известны те наземные и воздушные коридоры, которыми пользуется дрофа. Мы знаем лишь о консервативности дрофы, что позволяет предполагать серьезное влияние любых внешних факторов. Таким образом, “ЛУКОЙЛ-Саратов” сам поставил себя в такое положение, когда любое изменение численности можно будет связать с поисковой скважиной.
Второй аспект гораздо более глобален. Противоправные действия нефтяной коалиции уже нанесли непоправимый вред. В условиях, когда “потерялись” документы, подтверждающие федеральный статус, губернатор своим постановлением изменил границы регионального заказника. Таким образом, заказник просто перестал существовать. Наличие его на бумаге, не означает его действительную природную ценность. Если же будет найдена нефть, автоматически будет продолжено строительство новых вышек, что приведет уже к действительной деградации данного местообитания дрофы. Кстати, пора уже вспомнить о возможном вреде и для других объектов природы, в том числе человека. По прогнозам, нефть будет содержать до 6 % сероводорода. Процесс его утилизации будет простым – постоянно горящий факел. Последствия, в виде кислотных осадков, могут свести к минимуму экономический эффект нефтедобычи.
Каков же вывод? На мой взгляд, наилучшим вариантом был бы консенсус. То есть, нефтяная компания должна с лихвой компенсировать нанесенный природе вред. Сделать это следует в виде создания специального фонда, который мог бы аккумулировать и открыто тратить средства на реализацию программы по сохранению дрофы в природе. Однако, это возможно лишь при нескольких условиях. Нефтяники предлагают проект, который получит добро как общественной, так и государственной экологической экспертизы. Они же получают возможность финансировать не обезличенные экологические действия, а конкретные проекты. И причем на конкурсной основе, с равными возможностями для различных групп.

Контакт:
Александр Антончиков
Союз охраны птиц России, Саратовское отделение.
410601 Саратов, а/я 3321.
Тел.: (8452) 245 755.
E-mail: alex@ef.fannet.ru






Наверх
115 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России