Экологический каркас - стратегия степного природопользования XXI века | № 2 осень 1998 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№ 2 осень 1998

СтратегияВосстановление степейСитуацияОптимизация природопользованияСтепи под охранойЗаконодательствоСобытия и фактыРедкие видыИстория природопользованияНовые книги Новости Новости Объявления

Стратегия

Экологический каркас – стратегия степного природопользования XXI века

Андрей Елизаров
(Лаборатория природных экосистем
ИЭКА “Поволжье”, ИЭВБ РАН, Тольятти)

(Продолжение, начало в СБ № 1, 1998)

Общие черты концепции экологического каркаса

“Искусство садовода должно сообразоваться в каждом случае с природой почвы, с характером местности, со свойствами климата… На Сиракузской равнине пришлый земледелец, удалив камни с поля, терял свой урожай в грязи, пока не положил камни обратно”.

Плиний Старший
(“Естественная история”, 70 г.)

Необходимость принятия новой, эффективной системы действий для совершенствования “степного хозяйства” диктуется тяжелой обстановкой и новизной ситуации. В этих условиях нам не помогут старые методы, и для вывода степного природопользования из кризиса необходима смена стратегии.
В общих чертах, новая стратегия природопользования в степях должна, с одной стороны, затормозить экологический кризис степной зоны, стабилизировать ситуацию, устранив недостатки предыдущих систем природопользования. С другой стороны, она должна быть жизнеспособной и практически эффективной, действуя в современных экономических условиях.
На наш взгляд, ведение хозяйства в степной зоне должно исходить из природных особенностей степи и максимально соответствовать ее условиям, а не делать попыток грубой и быстрой переделки природы. Главную стабилизирующую роль должна выполнять сеть природных территорий с определенным режимом их использования, которая могла бы устойчиво функционировать как единое целое, нейтрализуя антропогенные воздействия на ландшафт и предотвращая его деградацию.
Провести экологическую оптимизацию ландшафта и поддерживать его структуру должно государство, которое с помощью административных и экономических рычагов может воздействовать на владельцев и пользователей земли; ключевую роль должны сыграть Госкомэкология и Госкомзем. Сами хозяйства не имеют средств и возможностей для этого. Существует срочная необходимость принятия целевой федеральной государственной программы в области степного природопользования. В современных экономических условиях она должна осуществляться за счет имеющихся в регионах средств, и иметь опору на организации, непосредственно работающие на конкретных территориях — районные управления, фермеров, неправительственные организации.
В качестве такой стратегии, могущей лечь в основу государственной программы, мы предлагаем разработанный в последние годы подход, называемый “экологическим каркасом”. Он появился как попытка интеграции различных подходов к экологической оптимизации степного ландшафта. Термин “экологический каркас” становится сейчас очень популярным, однако чаще применяется совсем в ином смысле — под ним разумеют набор крупных сохранившихся природных территорий в каком-нибудь районе.

Экологический каркас территории, в принятой нами трактовке — это совокупность ее экосистем с индивидуальным режимом природопользования для каждого участка, образующих пространственно организованную инфраструктуру, которая поддерживает экологическую стабильность территории, предотвращая потерю биоразнообразия и деградацию ландшафта.
Экологический каркас выполняет свои функции при наличии соответствующих правовых, экономических и управленческих механизмов, которые должны быть связаны с существующим уровнем экономической инфраструктуры и технологий природопользования.
Иначе говоря, предлагается введение определенной системы земель, имеющих особый статус. Эти земли должны находиться в регламентированных и щадящих видах использования (пастбище, сенокос, виды лесного хозяйства и т.д.), причем для каждого участка должен быть определен свой отдельный режим использования, исходя из его роли в поддержании экологической стабильности как окружающей местности, так и всей территории региона.
На карте или снимке из космоса такая система земель выглядит как пространственно сообщающаяся сеть природных и полуприродных территорий — “каркас”. Это сложная структура, которая должна проектироваться специалистами в различных отраслях хозяйства и экологии. В сильно освоенной степной зоне экологический каркас может существовать только как хорошо продуманная, экономически эффективная система. Земли каркаса должны представлять собой как природные экосистемы, так и созданные при участии человека, полуприродные. Природопользование на них не прекращается. Смысл экологического каркаса состоит в обеспечении экологической стабильности всей территории и ее частей с максимальной эффективностью, путем поддержания гибкой системы дифференцированного природопользования. Экологический каркас — это не форма охраны природы, а способ управления природопользованием, обеспечивающий длительное неистощительное сосуществование человека и используемых природных ресурсов. В долговременном плане экологический каркас не снижает, а многократно увеличивает экономическую выгоду хозяйственного использования земель.
Сейчас функции, присущие экологическому каркасу, распределены в России по целому ряду институтов: их в той или иной степени выполняют ООПТ, землеустройство, лесоустройство, схемы комплексного использования водных ресурсов, охотоустройство, ТерКСОП, в меньшей степени другие.
Эта система складывалась несколько десятилетий назад и успешно выполняла свои функции в прошлом. Но в современных условиях, при резком усилении всех антропогенных воздействий, возрастании технических возможностей, в сочетании с увеличением ценности природных ресурсов и доступности технологий их освоения, сложившийся порядок регламентации природопользования уже не работает. Такое положение ведет к дальнейшей экологической деградации территорий. Новые элементы регламентации природопользования — ОВОС и экологическая экспертиза действуют на достаточно локальном уровне, но не могут предотвратить уже “запущенные” разрушительные процессы на большой территории в целом. Можно привести ряд причин, по которым сложившийся порядок работает плохо:

Каждое отдельное ведомство-природопользователь (земельное, водное, лесное), регулируя использование своего отдельного ресурса, даже с экологическими “каркасными” целями, не способно полностью определить роль этих мер, их реальный, в т.ч. экономический, эффект для поддержания стабильности территории в целом, для работы ее единого многофункционального экологического каркаса. Эффективного же механизма координации таких мер, при отсутствии какой-то общей концепции и единой государственной политики, не существует.

Ведомственные комплексные схемы использования природных ресурсов, в условиях всеобщего кризиса, жертвуют своей экологической составляющей.

Каждое отдельное ведомство не обладает необходимыми экологическими знаниями для создания экологического каркаса даже на своих землях.

Традиционные формы ООПТ ориентированы на сохранение наиболее хорошо сохранившихся природных участков, единичных объектов или отдельных элементов территории (часто лишь с эстетическими целями). В современных экологических и социально-экономических условиях этот подход не может ни существенно приостановить деградацию территории в целом, ни (в долговременной перспективе) сохранить биоразнообразие даже в самой ООПТ. Сохранение биоразнообразия сейчас ориентировано на экстенсивное медленное приращение площади заповедных территорий.

Вследствие такой ориентации, и, в большинстве случаев, непрофессионального проектирования, престиж ООПТ низок как в глазах населения, так и властей. Поэтому ООПТ могут не выполнять даже минимальных функций.

Создание систем ООПТ, хотя и рассматривает сохранение биоразнообразия и поддержание экологической стабильности территории в их естественной связи, само по себе не является решением проблемы.

Нормативно-правовая база экологической оптимизации, в итоге, раздроблена и ее действенность затруднена. Существующее законодательство, регламентирующее природопользование, построено по ресурсному признаку: законы различаются для различных типов землепользования (сельскохозяйственные земли, лесные земли и др.).

Не существует единой системы управления экологическим каркасом, мониторинга и контроля. Землями можно сейчас управлять только по ведомственному признаку. Управление же экологической ситуацией на территории в целом не регламентируется никакими нормативами, что делает невозможной разработку долговременной, масштабной стратегии устойчивого развития территории.

Таким образом, экологизация отраслей степного природопользования, обычно предлагаемая как решение проблемы, выглядит неэффективной и проблематичной. Альтернативой этому должна стать предлагаемая стратегия экологического каркаса как единой целостной системы. В ее основе лежит простой и эффективный принцип: все функции поддержания экологической стабильности территории нужно объединить в одной, специально спланированной, эффективно функционирующей структуре с единым управлением.
Экологический каркас и должен быть такой особой, дополнительно созданной структурой целевого назначения. В его состав должны быть включены существующие ООПТ и ведомственные меры экологической регламентации природопользования (по охране земель, лесов, водных ресурсов и т.д.). Однако, главный же смысл состоит в определении и реализации с единых системных позиций ряда новых дополнительных мер — введение юридического статуса земель экологического каркаса, реставрация природных экосистем, корректировка и увязка существующих мер регламентации природопользования, создание единой системы управления экологическим каркасом, организация новых ООПТ и т.д.

Экологический каркас не означает отказа от других существующих форм территориальной охраны природы и регулирования природопользования, а представляет собой их развитие и интеграцию. Усиливая эффективность управления и сокращая затраты, он предполагает минимальную перестройку существующих структур. Только такая мера, как экологический каркас, соответствует современному уровню нагрузки на природную среду и способна предотвратить ее разрушение.
Заметим, что большая часть этих принципов и конкретных мер экологической оптимизации достаточно очевидны и в той или иной форме неоднократно обсуждались (Тишков, 1997; Чибилев, 1997). Забегая вперед, скажем, какие же основные конкретные черты, по нашему мнению, должно принять природопользование в степной зоне при создании экологического каркаса.
Лесополосы должны дополняться созданием степных полос, причем степным полосам и коридорам должен быть отдан приоритет. Этот взгляд ведет историю с 1893 г., когда А.А. Измаильский, параллельно с В.В. Докучаевым, обосновал свою концепцию, согласно которой сама степная растительность обеспечивает более оптимальный водный и экологический баланс территории, чем лесные посадки. Высыхание степей же обусловлено, главным образом, неправильным ведением скотоводства и устройством угодий в целом. И лишь непонимание экологических закономерностей и нежелание критически воспринимать концепцию В.В. Докучаева привели к неправильному планированию даже проведенных работ по экологической оптимизации. Массовые посадка лесных полос и создание прудов оказали и отрицательный эффект. Значение же степного покрова практически игнорировалось.
Нужна реорганизация системы водоемов, постепенная ликвидация временных земляных плотин, ограничение гидромелиорации и переход на экологический режим работы.
Необходим дифференцированный подход к планированию землеустройства, которое должно проводиться с тонким учетом экологических особенностей природной зоны и местности. Соотношение пашни и пастбищ может быть очень различным.
Преодоление монокультурного сельского хозяйства. Восстановление культуры земледелия, основанного на эколого-ландшафтных принципах.
Массовое восстановление степей для использования под сенокосы и пастбища.
Сохранение природных степных участков — хранилищ биоразнообразия.
Функционирование каждого элемента экологического каркаса должно быть основано на четких экономических расчетах как кратковременной, так и долговременной эффективности.
Создание каркаса должно осуществляться параллельно с интенсификацией сельскохозяйственного производства (и природопользования в целом): ограничения, накладываемые на использование одних территорий, сочетаются с более интенсивным использованием других территорий.
Экологический каркас должен функционировать в условиях частного землепользования, он должен быть выгоден крупным и богатым хозяйствам.

Для создания экологического каркаса необходимо, с одной стороны, выделить и спроектировать систему его земель с режимом каждой территории, с другой стороны — создать правовую базу, экономические механизмы функционирования каркаса, создать систему управления каркасом. Сбалансированное выполнение этих задач и означает достижение самой главной поставленной нами цели.
Институт экологического каркаса, будучи простой и эффективной структурой, позволит в несколько раз снизить затраты на управление экологическим балансом территории, повысив его эффективность, не говоря уже об огромных долгосрочных экономических выгодах.

Формирование экологического каркаса как системы земель

“Возвратить чернозему прежнее плодородие — это значит
возвратить ему структуру девственных степей”.

В.В.Докучаев
(из публичной лекции на заседании
Полтавского общества сельского хозяйства, 1899 г.)

Как же сформировать экологический каркас: как выделить его участки, сформировать составляющую каркас систему земель, определить для каждого участка режим использования, т.е. как должен быть устроен экологический каркас степного региона? В краткой статье это можно сделать только в тезисной форме.
Участки каркаса можно сгруппировать сразу по нескольким направлениям:

  • По функциям — узлы (или ядра) и коммуникативные элементы.
  • По иерархическому уровню — элементы каркаса местного, районного, регионального и межрегионального значения.
  • По правовому статусу — различные формы ведомственных ограничений использования, охранных зон, ООПТ, новые предлагаемые формы статуса, и т.д.
  • По экосистемному признаку — каким типом экосистемы элемент представлен.
  • По степени нативности территории.

Последний признак мы и изберем в качестве первоначального.
Экологический каркас должен включать три типа элементов.
Первый — природные территории (степи, леса, луга и т.п., все, что сохранило природный облик).
Второй — реставрационный фонд. Это антропогенные территории (обычно пашня), но такие, на которых, с целью воссоздания единой инфраструктуры экологического каркаса, необходимо восстановить природную среду. Сюда отнесем, например, мероприятия по реставрации степных пастбищ.
Третий — искусственные элементы, чуждые исторически ландшафту, но нужные для поддержания экологического равновесия в условиях интенсивной хозяйственной деятельности. Таковы, например, полезащитные лесополосы в степной зоне.

Природные территории.

Природные территории являются основной составляющей экологического каркаса. По степным и лесостепным регионам, как сильно освоенным, практически везде все сохранившиеся природные территории должны быть включены в экологический каркас. Они образуют природную инфраструктуру региона, переплетающуюся с экономической инфраструктурой, которую составляют остальные земли. При проектировании экологического каркаса можно более или менее подробно делить природные территории по экосистемному признаку.
Как любая система, экологический каркас должен состоять из функциональных элементов — узлов (или ядер), и коммуникаций (каналов миграции) между ними, обычно имеющих вид линейных объектов. Поскольку экологический каркас должен образовываться на разных уровнях — местном, районном, региональном и межрегиональном, — то каждый элемент имеет то или иное значение, или ранг. При проектировании экологического каркаса следует определить ранг каждой природной территории как его элемента.
Узлы — достаточно обширные экосистемы, внутри которых, благодаря их размерам и высокому уровню биоразнообразия, протекают природные процессы, стабилизирующие экологическую обстановку на значительных территориях. Коммуникации соединяют узлы, перемещая потоки вещества и энергии.
Проектирование функциональной структуры экологического каркаса включает определение роли каждого участка в каркасе, соответствующего ей режима его использования и его правовой формы. Оно должно производиться на основе всех необходимых знаний и достижений в областях экономики сельского, водного, лесного хозяйства и других отраслей природопользования, управления территориями, системного анализа, различных сфер экологии и других наук о природе. Весь “секрет” удачного проектирования каркаса в целом и его элементов именно в этом, сами же принципы в целом достаточно известны.
Можно выделить такие некоторые общие принципы построения экологического каркаса:

  1. Принцип “природа знает лучше” (например, устойчивость степных ландшафтов следует в первую очередь обеспечивать степными экосистемами, а не посадками леса).
  2. Принцип экологических коридоров (коммутационый).
  3. Принцип поляризации ландшафта (принцип Родомана).
  4. Принцип буферных зон.
  5. Принцип иерархических ячеек (принцип Пономаренко).
  6. Принцип общей иерархичности устройства.
  7. Принцип взаимопроникновения природной и экономической инфраструктуры.
  8. Принцип мозаичности территорий разных масштабов и функций.
  9. Принцип относительной экологической автономности и дискретности отдельных участков.
  10. Принцип репрезентативности экосистем.
  11. Принцип учета исторических тенденций в развитии территории.
  12. Принцип индивидуальности природных условий каждого участка территории.

Узлы (ядра) экологического каркаса.

Узлы межрегионального ранга — территории настолько обширные и с высоким уровнем биоразнообразия, что могут оказывать влияние на очень большие площади (100 — 1000 тыс.км2), быть резервом биоразнообразия для нескольких природных, административных регионов, речных бассейнов. Такие узлы, связанные с тем или иным типом экосистем, есть не в каждой области.
Узлы регионального ранга — территории с гораздо меньшей площадью и (в каждом по отдельности) с гораздо менее значительным уровнем биоразнообразия. Но таких узлов много больше, в сумме они обладают почти полным спектром биоразнообразия и имеют достаточный потенциал для устойчивости к различным, в т.ч. случайным воздействиям. Поэтому их главная функция — служить “хранилищами” биоразнообразия для распространения его в масштабе реального времени по окружающей территории — как правило, 10-100 тыс.км2, т.е. по всему региону или его части.
Узлы районного ранга — небольшие территории, сами по себе недостаточно устойчивые ко многим воздействиям, но имеющиеся в большом количестве и с высокой плотностью, потому их главная функция — непосредственное регулирование базовых параметров экологической стабильности ландшафта, и именно эти узлы являются первым источником пополнения биоразнообразия при его нарушениях на локальном уровне. Узлы районного ранга влияют на территории порядка 1-10 тыс.км2. К ним относятся, например, все водораздельные леса, не попавшие в узлы высших рангов.
Узлы местного ранга — самая последняя, низшая ступень, именно они, наряду с экологическими коридорами, играют основную роль в экологической стабилизации всей территории, тонком регулировании всех ее экологических параметров, хотя каждый из них оказывает влияние лишь на окружающую местность — группу полей или овражно-балочную систему (до 1 тыс.км2). Характерные примеры — приводораздельные степные участки в верховьях балок или байрачные леса. Узлы этого ранга неустойчивы — их легко можно уничтожить.

Коммуникации (каналы миграции). Коммуникации в экологическом каркасе — это территории, по которым может распространяться вещество — как живое, так и неживое. Распространяются, с одной стороны, виды растений, животных и микроорганизмов, с другой — вода, химические элементы, органические вещества. Коммуникации, обычно, имеют вид более или менее широких полос, но для миграций, например, птиц, нужна цепочка соответствующих местообитаний. Коммуникации играют для функционирования каркаса не менее важную роль, чем узлы.
Как и узлы, коммуникации ранжируются на элементы межрегионального, регионального, районного и местного уровня, связывающие узлы соответствующего ранга. В условиях степной зоны, большинство коммуникативных элементов приурочено к рекам и другим водотокам. Это полосы пойменных и террасных лугов, лесов, полосы степей по материковым склонам рек и по овражно-балочной сети. Не связаны с гидрографической сетью: лесополосы различного ранга, полосы отчуждения вдоль железных и шоссейных дорог, полосы природных сообществ по административным и другим границам и по некоторым хозяйственным объектам.

Правовой статус. Режим всех перечисленных элементов может устанавливаться как для элемента в целом, так и для его отдельного участка. Какие же правовые статусы могут иметь элементы каркаса?

Во-первых, и это самое главное предлагаемое нововведение, необходимо ввести новый правовой статус — элемент экологического каркаса. Экологический каркас будет функционировать только при условии создания соответствующей ему нормативно-правовой базы. Предполагается, что далее в каждом регионе нужно утвердить единый проект экологического каркаса, все включенные в него территории будут иметь этот статус. В каждом регионе надо разработать определенное количество типовых режимов для каждого встречающегося там типа участков каркаса, и каждому конкретному участку присвоить тот или иной режим, в зависимости от его функции в каркасе. То есть, для каждого участка должны быть ограничены права на тот или иной вид его использования. Типичный пример — полное изъятие государством права на распашку определенного участка земли, касающееся всех собственников, владельцев и пользователей этого участка.
Подчеркнем, что несмотря на массовые ограничения, для природных территорий эта мера должна в небольшой степени затронуть существующую сейчас структуру землепользования. При этом элементы экологического каркаса, в основном, совпадут с уже существующими ведомственными участками ограниченного природопользования, памятниками природы, заказниками, охранными зонами. Фактически, новый статус заменит все эти ныне существующие, намного упростив и повысив эффективность контроля за соблюдением их режима.
Ряд положений должен быть общим для всех элементов каркаса в степной зоне — в первую очередь, это гарантия сохранения оставшихся к данному моменту природных территорий: запрещение распашки оставшихся степных и луговых пастбищ и сенокосов, запрет промышленных рубок в лесах, запрет застройки земель экологического каркаса.
Во-вторых, в экологический каркас необходимо включить все существующие меры экологической регламентации природопользования. К ним относятся:
1) существующие ООПТ: государственные природные заповедники, национальные и природные парки, природные заказники, памятники природы, и др. формы.
2) ведомственные участки ограниченного природопользования: особо ценные лесные массивы и заповедные лесные участки, категории защитности лесов первой группы, воспроизводственные участки охотугодий, зоны ограниченного рыболовства.
3) различные типы охранных зон: водоохранные зоны, прибрежные и нересто-охранные полосы, охранные зоны линий коммуникации. Любые, даже самые малые и временные водотоки имеют луговые или лесные прибрежные полосы разной ширины по своим берегам.
Поскольку все эти меры, так или иначе, создавались для поддержания тех или иных элементов (узлов либо коммуникаций) или функций экологического каркаса, их включение в состав каркаса — естественно.

И, в-третьих, потребуется организация ряда новых ООПТ на территориях узлов высших и средних рангов. Дело в том, что подобные территории отличаются индивидуальностью и разнообразием функций, и для них будет недостаточно общего статуса “элемента экологического каркаса”.

Реставрационный фонд.

В большинстве степных регионов сохранившиеся природные территории не могут долговременно стабилизировать ландшафт, не формируют полноценного экологического каркаса, поскольку его инфраструктура уже разорвана. Многие природные участки оказались в изоляции, прежде всего вследствие больших масштабов распашки, что приводит к деградации самих сельскохозяйственных угодий.
Возникает задача соединения “разрывов” экологического каркаса. В большинстве степных регионов главной и первоочередной мерой, необходимой для этого, является воссоздание степных экосистем на определенных участках. С точки зрения сельского хозяйства, это выглядит как нормализация структуры угодий за счет сокращения площади пашни — полей, которые не обрабатываются, или которые хозяйства готовы перестать обрабатывать из-за низкого плодородия — и перевода этих площадей, прежде всего, в степные пастбища. Для воссоздания природных степных пастбищ нужно использовать самые худшие, деградированные земли с наименьшей урожайностью (эродированные, выпаханные, заовраженные, засоленные, карьеры, радиоактивно загрязненные), а также, по возможности, земли с неопределенным правовым статусом и сильно удаленные от производственных центров. С одной стороны, обработка этих земель убыточна и рентабельность воссоздания степей на них очевидна, с другой — именно эти земли являются очагами деградации ландшафта и реставрировать природные экосистемы нужно, прежде всего, здесь. Эти земли и должны составить реставрационный фонд и быть включены в экологический каркас.
Включить эти земли в экологический каркас необходимо сразу, но сами восстановительные мероприятия не являются срочными. В настоящее время разработаны технологии, обеспечивающие быстрое формирование на залежных землях степных экосистем, близких к естественным, обладающих высоким разнообразием ценных в кормовом отношении растений и способных длительное время использоваться в виде кормовых угодий без дополнительных затрат, при отсутствии перевыпаса. В конечном счете, реставрация степей на этих землях позволит как воссоздать экологический каркас в целом, так и обеспечить животноводство высококачественными пастбищами и сконцентрировать усилия и средства на качественной обработке остальной пашни, сделав урожай устойчиво более высоким.
Необходимо разработать типовой план выведения земель из пашни и их перевода в пастбища, и потребуются продуманные планы этих мероприятий на уровне районов и хозяйств, основанные на анализе таких факторов, как необходимость экологического каркаса в целом; ситуация с неблагополучными землями в конкретных хозяйствах; локальные условия, типа риска случайного стравливания участков скотом.
Для применения технологий реставрации степи нужны значительные участки естественных степей, предоставляющих семенной материал. Ими должны послужить узлы экологического каркаса.
Переход на технологии реставрации степи позволит быстро восстанавливать ресурсный потенциал угодий, как при трехпольной или травопольной системе, и быстро и дешево создавать и использовать угодья под пастбища и сенокосы, как при переложной системе земледелия. Такая система может большей частью заменить травопольную систему, представляя ее логическое развитие.
Здесь создание экологического каркаса логически стыкуется с переходом сельского хозяйства на более совершенные, экологичные и экономически эффективные системы земледелия, и будущее здесь за биологическими и эколого-ландшафтными системами земледелия, воспроизводящими в сельскохозяйственных экосистемах основные черты природных (нулевая обработка, смешанные и многолетние культуры, контурное земледелие и т.д.). Экологический каркас как общая концепция оптимизации природопользования степной зоны должен увязываться с отраслевыми процессами совершенствования природопользования — в сельском, лесном и водном хозяйстве.

Искусственные элементы.

Последний тип элементов, составляющих экологический каркас в степной зоне — объекты, исторически чуждые ландшафту, но необходимые для его экологической оптимизации в условиях интенсивной хозяйственной деятельности, когда не везде возможно обеспечить это естественными экологическими регуляторами.
Роль искусственных регуляторов выполняют прежде всего полезащитные и придорожные лесополосы и гребневые валы-террасы, прокладываемые поперек склона и препятствующие эрозии ливневых вод. Они регулируют интенсивность поверхностного стока и переводят часть поверхностного стока во внутрипочвенный, регулируют скорость ветра и обеспечение равномерного запасания снега по территории полей, запасают влагу в почве и предотвращают ее глубокое промерзание, включают всю территорию полей в кормовые ареалы насекомоядных видов птиц, хищных насекомых и почвенной мезофауны, препятствуют эрозии ливневыми водами. При посадках леса необходимо обеспечить примыкание искусственных лесов к естественным, для того чтобы обеспечить возможности миграции в новые посадки всего спектра организмов, живущих в почвах под лесом и других лесных организмов с ограниченными возможностями миграции. Если такого примыкания нет, то занос видов должен быть предусмотрен самим проектом.

(Окончание в следующем выпуске СБ)

Контакт:
Андрей Валентинович Елизаров,
к.б.н., директор Лаборатории природных экосистем ИЭКА “Поволжье”,
научный сотрудник Института экологии Волжского бассейна РАН.
445003 Тольятти, Комзина, 10.
Тел.: (8482) 48 94 94.
E-mail: ievb@attack.ru






Наверх
2,054 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России