История создания и развития Даурского биосферного заповедника | № 3-4 зима-весна 1999 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№ 3-4 зима-весна 1999

СтратегияВосстановление степейОптимизация природопользованияСтепи под охранойЗаконодательствоСобытия и фактыРедкие виды и сообществаИстория природопользованияКонвенция по опустыниваниюНовые книги ОрганизацииОбъявленияИменаВыходные данные журнала

Степи под охраной

История создания и развития Даурского биосферного заповедника

Валерий Бриних (Даурский биосферный запроведник, Н. Цасучей Читинской обл.)

Еще в 1926 году Далькрайисполком принял постановление об организации на Торейских озерах заповедника в целях охраны птичьих гнездовий. К сожалению, оно не было реализовано. В 1958 г. Е.М. Лавренко с соавторами научно обосновал необходимость организации в центрально-азиатских степях, включая район между реками Онон и Аргунь, заповедных территорий. В 1972 году Читинский облисполком обратился в Главохоту РСФСР с просьбой об организации Сохондинского госзаповедника с филиалами в Цасучейском бору и на Торейских озерах. Сохондинский заповедник был создан, а идея создания степных филиалов – отклонена из-за возражений местных хозяйственных организаций.

Позже, в 1979 г. при составлении “Схемы рационального размещения природоохранных объектов в РСФСР в ХI-й пятилетке” К.Д. Зыков и Ю.Д. Нухимовская предусмотрели создание Даурского степного заповедника в Онон-Аргунском междуречье. В приложении № 1 к сборнику “Охрана растительного мира Сибири” (Новосибирск, 1981) известный ботаник А.Г. Пешкова предложила организовать Даурский степной и Аргунский лесостепной заповедники. По ее мнению, целесообразно было бы организовать Даурский степной заповедник на территории, примыкающей с юга и востока к Торейским озерам, а также на приграничной полосе шириной 10-15 км вдоль государственной границы с Монголией до станции Даурия.

В том же 1981 г. на Всероссийском совещании по охраняемым территориям в Красноярске было высказано, в числе прочих, предложение о создании в Читинской области первого в Сибири степного заповедника, включая Торейские озера, Цасучейский бор, степи между ними и территорию Харанорского стационара Института географии СО АН СССР. В 1982 году на аналогичном совещании во Владивостоке (уже после организации Цасучейско-Торейского республиканского зоологического заказника) представители научной общественности Читы снова заявили о необходимости создания степного заповедника и возможности подбора участков под его территорию, несмотря на сильную сельскохозяйственную освоенность земель. Такие же предложения были включены в перспективный план развития народного хозяйства Читинской области, разработанный Читинским институтом природных ресурсов СО АН СССР (ЧИПР СО АН СССР).

Практическая охрана природных комплексов, которые позже частично вошли в состав заповедника, началась с создания 21 февраля 1964 г. Цасучейского государственного комплексного заказника на территории Цасучейской лесной дачи (учрежден сроком на 10 лет решением № 75 Читинского облисполкома). Его площадь составляла 70,3 тыс га. В 1974 году решением облисполкома № 460 срок действия заказника был продлен еще на 5 лет.

Но этот областной заказник был недостаточен для сохранения участков целинных степей, местообитаний редких видов животных и растений. Он также не мог обеспечить эффективное предотвращение нарушений природоохранного законодательства. Поэтому с 1979 года была начата широкая кампания по организации республиканского заказника на более обширной территории, включающей и Торейские озера. Были приняты соответствующие решения Управления охотничье-промыслового хозяйства при Читинском облисполкоме, президиума ученого совета Забайкальского филиала Географического общества СССР, Сохондинского государственного заповедника и других заинтересованных организаций. Среди активных сторонников создания республиканского заказника, много сделавших для его организации, можно назвать преподавателя Читинского пединститута Юрия Тимофеевича Руденко и бывшего директора Сохондинского заповедника Андрея Андреевича Васильченко, ныне директора заповедника “Кузнецкий Алатау”.

На протяжении 1979-1981 годов проводились подготовительные проектные работы. 21 января 1982 г. было принято решение Читинского облисполкома № 43 “Об организации Цасучейско-Торейского республиканского государственного охотничьего заказника в Ононском и Борзинском районах”. А 7 июля 1982 г. государственный республиканский зоологический заказник “Цасучейско-Торейский” площадью 99,3 тыс га организован приказом Главохоты РСФСР № 174. Он состоял из двух участков – Цасучейского бора (57,9 тыс га) и озера Барун-Торей (41,4 тыс га). Заказник находился в ведении Сохондинского заповедника и имел собственный штат охраны (10 человек). Своей научной базы не было, научные исследования проводились исключительно сторонними учреждениями.

22 мая 1985 года исполком Ононского районного Совета народных депутатов рассмотрел на своем заседании работу заказника и перспективы его развития. Одним из пунктов решения было “просить облисполком ускорить организацию Даурского заповедника на базе существующего участка Цасучейско-Торейского заказника (озеро Барун-Торей) с центром в с. Н. Цасучей”.

Облисполком полностью поддержал идею создания озерно-степного заповедника в Читинской области. На протяжении 1984-1986 годов был проведен комплекс проектно-изыскательских и согласовательных работ. В течение 1984 года специалистами ЧИПР СО АН СССР, областного управления охотничье-промыслового хозяйства и Сохондинского заповедника были рассмотрены варианты размещения будущего заповедника. Предполагалось включить в его состав озеро Барун-Торей, прилегающие к нему степные участки и часть Цасучейского бора. Общая площадь должна была составить около 200 тыс га.

Проектирование заповедника “Даурский” было поручено Западно-Сибирской проектно-изыскательской экспедиции Главохоты РСФСР (начальник партии – А.С. Александров) в срок с 1.07.1985 по 1.07.1986 г. Проектировщики сразу же столкнулись с большими трудностями при отводе испрашиваемых участков. Планируемая площадь сокращалась подобно шагреневой коже. Землепользователи и местные органы власти отдавали землю минимальными площадями и с наибольшей для себя выгодой. Для облегчения работы проектной партии было подготовлено Решение Читинского облисполкома от 26.09.1985 г. № 453 “Об организации Торейского озерно-степного заповедника”. В нем признавалось “своевременным и необходимым создание в 1986 году Торейского государственного озерно-степного заповедника в Ононском и Борзинском районах на общей площади 120 тыс га”. Свою положительную роль сыграло и личное письмо Президента Академии Наук академика А.П. Александрова к первому секретарю Читинского обкома КПСС М.И. Матафонову “О создании Даурского государственного заповедника” (8.05.1986), в котором подчеркивалась уникальность природных комплексов будущего заповедника в масштабах СССР и необходимость их сохранения.

Несмотря на все усилия, проектируемая территория к июлю 1986 года сократилась до 52,750 тыс га, а в конечном варианте – до 44,752 тыс га. Наконец, 28 августа 1986 г. было принято Решение № 392 Читинского облисполкома “Об организации и согласовании места расположения заповедника “Даурский” на землях землепользователей Ононского и Борзинского районов”. На этом проектные работы были завершены.

После уточнения некоторых вопросов, связанных с ограничением природопользования и возмещением убытков землепользователям, в связи с отторжением земель, Читинский облисполком своим Решением от 7.05.1987 г. № 207 попросил Совет Министров РСФСР согласовать Главохоте РСФСР место расположения и площадь заповедника “Даурский” на территории Читинской области в соответствии с утвержденным проектом. Этим же Решением учреждалась и охранная зона заповедника с ограниченным режимом природопользования.

25 декабря 1987 года увидело свет Постановление Совмина РСФСР № 514 об образовании государственного природного заповедника “Даурский”. Эта дата считается официальным днем рождения нашего заповедника.

Оставшаяся часть Цасучейско-Торейского республиканского заказника была преобразована в государственный республиканский заказник “Цасучейский бор” общей площадью 57,9 тыс га. Этот заказник был включен в состав заповедника без изъятия у землепользователя – Ононского лесхоза (Приказ Главохоты РСФСР от 12.01.1988 г. № 13). Режим заказника находится в ведении государственного природного заповедника “Даурский”.

Новый этап в развитии заповедника связан с организацией на его базе первого международного российско-монгольско-китайского заповедника. Еще в 1986 году Решением КОС Совмина РСФСР № 11 “Проект создания рациональной сети государственных заповедников и природных национальных парков на период до 2000 года” предусматривалась организация в 1991-1995 годах советско-монгольского заповедника. Предварительные согласования Минприроды РСФСР (письмо от 22.02.1991 г. “№ 02-19-97438) и Читинского облисполкома (письмо от 27.11.1990 г. № Ж-185) с природоохранными органами провинции Внутренняя Монголия КНР, а также администрациями сомона Чулунхорот (письмо от 30.11.1990 г. № 200), аймака Дорнод (письмо от 1.12.1990 г. № 1/1917) и Госкомитетом МНР по контролю окружающей среды (письмо от 20.03.1991 г.) показали взаимную заинтересованность России, Монголии и Китая в организации трехстороннего заповедника.

С 1 по 7 июля 1991 года в заповеднике “Даурский” состоялось международное совещание экспертов России, Монголии, Китая и США “Охрана журавлей, водно-болотной дичи, их местообитаний и перспективы создания международного заповедника”. Огромная заслуга в подготовке этого совещания и обсуждавшихся на нем вопросов принадлежит первому директору заповедника “Даурский” М.И. Головушкину, который был инициатором и одним из активных приверженцев идеи трехстороннего заповедника. В резолюции совещания было предложено организовать заповедник в Монголии, расширить территории российского и китайского заповедников, подготовить проект Соглашения о создании российско-монгольско-китайского заповедника, а также обратиться к международным организациям за оказанием этому заповеднику финансовой, технической и методической помощи. По просьбе участников совещания директор Международного Фонда охраны журавлей (Iternational Craine Foundation) доктор Дж. Арчибальд обратился в правительственные учреждения РСФСР, МНР и КНР, в том числе и к президенту России Б. Ельцину, с просьбой ускорить решение вопроса об организации международного заповедника. В результате, Совмин РСФСР поручил (распоряжение от 22.09.1991 г. № ИГ-8-35833) Минприроде РСФСР, МИД РСФСР, Минэкономики РСФСР и Читинскому облисполкому совместно с Минобороны РСФСР, КГБ СССР, посольствами МНР и КНР в Москве рассмотреть обращение и внести согласованные предложения в двухмесячный срок.

Уже 28.10.1991 г. руководители природоохранных ведомств России и Монголии подписали Протокол, в котором отмечалась необходимость в кратчайшие сроки заключить соглашение между РСФСР и МНР, в проекте которого предусмотреть развитие сотрудничества путем “организации и управления особо охраняемыми природными территориями”. Предусматривалось, что соглашение будет заключено между правительствами двух стран. Китайская сторона вначале была исключена из этого проекта Соглашения (очевидно, по политическим мотивам).

После организации в 1993 году заповедника в Восточном аймаке Монголии мы установили тесный контакт с его руководителем Н. Цэвээнмядагом, который участвовал еще в работе международного совещания 1991 года в качестве старшего научного сотрудника Института общей и экспериментальной биологии АН МНР. Не дожидаясь подписания Соглашения о трансграничном заповеднике, был заключен договор о сотрудничестве непосредственно между администрациями заповедников “Даурский” (Россия) и “Монгол-Дагуур” (Монголия). Договор был подписан 24 сентября 1993 г. на центральной усадьбе заповедника “Даурский” в с. Н. Цасучей и определил вопросы сотрудничества на период 1993-1994 гг. В частности, предусматривалось проведение четырех совместных экспедиций по обследованию территории нового монгольского заповедника, совместные полевые работы в заповеднике “Даурский”, обмен научной информацией и пр.

Несмотря на отсутствие дополнительного финансирования, удалось выполнить практически все запланированные пункты научного сотрудничества. Надо отметить, что традиция достаточно успешного выполнения взаимных договоренностей непосредственно между заповедниками, несмотря на невыделение средств на развитие международного сотрудничества, сохраняется по сегодняшний день. Ни Госкомэкологии России, ни отечественные и зарубежные природоохранные организации пока еще не оказали какой-либо существенной финансовой поддержки как российской части (заповеднику “Даурский”), так и в целом всему трансграничному заповеднику. Китайская и монгольская стороны гораздо более обеспечены за счет поддержки WWF и других источников, в том числе внутригосударственных.

Несмотря на все наши попытки в 1993 году связаться с китайским заповедником “Далайнор”, контакт установить не удалось. Вместо этого было налажено научное сотрудничество с другим китайским заповедником “Озеро Поянху” – местом зимовок наших стерхов, даурских и черных журавлей, многих видов водоплавающих. В этом большую финансовую и методическую помощь оказал Международный Фонд охраны журавлей в лице его руководителей – Дж. Арчибальда и Дж. Харриса.

Наконец, 29 марта 1994 г. в Улан-Баторе было подписано Соглашение между природоохранными ведомствами (но не правительствами) трех стран о создании “в районах, прилегающих к российско-монгольско-китайской государственной границе, совместного заповедника”. Это Соглашение де-юре подтвердило уже идущее полным ходом научное сотрудничество российской и монгольской сторон, а также намечающиеся контакты с китайским заповедником “Далайнор”.

Важным моментом Соглашения стало создание Смешанной российско-монгольско-китайской комиссии, которая должна координировать все виды сотрудничества в совместном заповеднике, утверждать планы совместных мероприятий и другие важные документы. Важным является и обязательство обеспечить в совместном заповеднике “беспрепятственное перемещение диких животных из одной части заповедника в другую”.

К сожалению, есть в Соглашении и существенные недостатки. Из-за разногласий в национальных законодательствах и по политическим причинам осуществление охраны экосистем и контроля за их состоянием возлагается на каждую сторону самостоятельно, как и финансирование этих работ. Не проработаны механизмы воздействия на партнеров по сотрудничеству в случае ухудшения по их вине состояния экосистем совместного заповедника. Не предусмотрен упрощенный порядок пересечения государственных границ для сотрудников совместного заповедника, что сейчас создает дополнительные трудности при выполнении запланированных мероприятий. Многие из этих проблем решались бы легче, если бы был заключен международный договор на уровне Правительств трех стран.

Дата подписания Соглашения является юридической датой организации совместного трехстороннего заповедника. Но оно не имеет серьезного влияния на фактическое положение дел в самих национальных заповедниках и их сотрудничество. Отдаленность заповедников от столичных центров, относительная бездеятельность вышестоящих организаций и постоянные финансовые трудности инициировали активность непосредственно на уровне администраций и научных отделов заповедников. Взаимодействие проходило и происходит сейчас, в основном, путем рабочих встреч администраций заповедников и совместных научных работ. Заседания Смешанной комиссии первые три года проходили ежегодно, а с 1998 года – 1 раз в 2 года. То есть, официально основной упор в решении текущих вопросов сотрудничества переносится на прямые контакты между национальными заповедниками в форме более частых встреч рабочих групп (по 3 человека с каждой стороны) и разнообразного научного сотрудничества по разработанным программам.

В октябре 1996 года на II-м заседании Смешанной Комиссии в г. Чойбалсане (Монголия) были приняты официальная символика международного заповедника и его название. Оно звучит на английском языке следующим образом: China-Mongolia-Russian “Dauria” Intrnational Protected Area. В сокращенном варианте – CMR “Dauria” IPA.

На протяжении 1994-1995 гг. проходило оформление статуса заповедника “Даурский” как водно-болотного угодья международного значения, в соответствии с Рамсарской конвенцией о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение главным образом в качестве местообитания водоплавающих птиц. 13 сентября 1994 г. Постановлением Правительства РФ № 1050 Торейские озера, включая территорию заповедника “Даурский”, включены в список водно-болотных угодьев международного значения.

Контакт: Бриних Валерий Александрович, директор. Даурский биосферный заповедник.
674480 Читинская обл., Ононский р-н, с.Н. Цасучей, а/я 50.
Тел.: (30222) 7 15 59, 7 10 69.
E-mail: Root@daur.chita.su






Наверх
195 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России