Исполнилось 10 лет со дня организации Оренбургского заповедника - первого в России настоящего степного заповедника | № 5 осень 1999 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№ 5 осень 1999

СтратегияСтепной регионОптимизация природопользованияСтепи под охранойЗаконодательствоСобытия и фактыРедкие видыОпустыниваниеОрганизацииНовостиНовые книги Выходные данные журнала

Степи под охраной

Исполнилось 10 лет со дня организации Оренбургского заповедника – первого в России настоящего степного заповедника

15-18 июня этого года в Оренбурге прошли научные чтения, посвященные юбилею. Мы публикуем доклад на этих Чтениях инициатора создания заповедника, много сделавшего для его организации, члена-корреспондента РАН, директора Института степи РАН Александра Чибилева.

Десятилетний юбилей первого степного заповедника России заставляет лишний раз задуматься о судьбе одного из самых замечательных ландшафтов Северной Евразии. Более ста лет постепенная, а в отдельные периоды катастрофическая утрата природного разнообразия степной зоны волнует отечественных естествоиспытателей. По сути дела первый ощутимый эколого-экономический кризис в нашей стране, в девяностых годах XIX века, был связан с непомерным сельскохозяйственным освоением степей южной части Европейской России. Примечательно, что именно тревога за сохранность последних уголков девственной степи в начале ХХ столетия разбудила природоохранительное движение в России. В классических работах В.В. Докучаева на основе анализа состояния природы в европейских степях был сделан вывод о необходимости создания степных заповедников и постоянных научных станций для того, чтобы спасти степь для науки, практики, и конечно же, для духовного творчества.

Несмотря на очевидность проблемы и отдельные успешные опыты в деле сохранения и восстановления степей (я имею в виду, в первую очередь, Асканию-Нову и Каменную Степь), вплоть до 90-х годов уходящего столетия мы с каждым годом теряли разнообразие и самобытность степной природы.

В нашей стране выросло несколько поколений людей, утративших эстетическое восприятие степи. Не случайно сегодня абсолютное большинство нашего населения не видело настоящую степь, не знает, что такое степь и не воспринимает так, как ее исторически воспринимали наши народы, как воспевали ее Аксаков, Кольцов, Гоголь, Чехов или Бунин.

Еще 15-20 лет назад столичные ученые и специалисты заповедного дела признавали создание заповедников в типичной степи делом бесперспективным. Поэтому нужно считать настоящим прорывом в истории естествознания и заповедного дела России, когда 10 лет назад в регионе, расположенном в самом эпицентре земледельческого пояса, были взяты под охрану государства четыре степных заповедных участка.

В этом году у нашего заповедника два юбилея. 10 лет со дня официального утверждения и 25 лет с начала поисковых работ по выбору перспективных заповедных участков. С точки зрения истории науки 25-летний период мне представляется очень важным, поскольку за четверть столетия коренным образом изменилась не только наша страна, но и фактическая геоэкологическая ситуация в степной зоне СССР.

Идейно-практическая проработка степного вопроса велась много десятилетий. В начале века Н.А. Карамзин заповедал на своих землях 600 десятин степи в Бугурусланском уезде (Самарская губерния, ныне относится к Оренбургской области – прим. СБ). В 1914 году Оренбургскому отделу Русского Географического общества удалось получить для создания степного заповедника около 5 тысяч десятин в Тургайской области, но оформлению этого заповедника помешала первая мировая война. В 1930 году директор Средневолжского заповедника, известный ботаник И. Спрыгин выбирает степные участки для организации заповедника в Губерлинских горах и в бассейне реки Орь. Но это предложение было похоронено в коридорах административной власти.

Четвертая попытка организовать степной заповедник предпринимается в Оренбурге в середине 70-х годов. В 1974 году лаборатория мелиорации ландшафтов ОрПТИ подготовила предложение заповедать озера Косколь и верховья ручья Тузлукколь с прилегающими степными участками в Беляевском районе. В 1975 году после безуспешных поисков сохранившихся степей в Губерлинских горах, мы находим степь в бассейне р. Алимбет у совхоза “Загорный”. Именно эти два участка -”Маячный” в Кувандыкском районе и “Птичьи озера” (Косколь) в Беляевском районе – были предложены в качестве перспективных заповедников в 1979 году. Несмотря на многочисленные публикации в печати и высокий авторитет руководителя Оренбургского НИИ охраны природы члена-корреспондента АН СССР А.С. Хоментовского, четвертая попытка создания степного заповедника также оказалась неудачной. На этот раз ответ хозяйственников был такой: если вам, ученым, так нужен заповедник, решите вопрос о создании оросительной системы площадью 1000 га в качестве компенсации потерь, и не забывайте, – страна выполняет Продовольственную программу.

После смены руководства области в 1984-85 гг. нам удалось организовать несколько писем-запросов из Главохоты РСФСР и Центрального Совета ВООП в Оренбургский облисполком с просьбой дать предложения по созданию заповедника. Раньше всегда с трепетом реагировали на письма из столицы. К идее создания заповедника сочувственно отнеслись первый секретарь обкома КПСС А.Н. Баландин и председатель облисполкома А.Г. Костенюк. А после того, как областной совет ВООП возглавил первый заместитель председателя облисполкома А.Г. Зелепухин, я впервые за 10 лет, в 1986 году получил поддержку на заседании Президиума этой главной в то время природоохранной организации области. Таким образом, это была уже пятая попытка организации заповедника!

1 августа 1986 года был издан приказ по Главохоте РСФСР о научном руководстве проектом заповедника “Оренбургский”, создание которого удалось включить в план 1989 года.

Процесс проектирования шел в очень жестких условиях около 2 лет. Он сопровождался не только выбором совершенно новых участков, но и принятием местных решений по выводу скота с согласованных территорий и одновременным прекращением на них хозяйственной деятельности. Мы воспользовались моментом и, следуя правилу ландшафтно-репрезентативного ряда, развернули работы на всем широтном пространстве подзоны типичной степи – от западных до восточных границ области.

Заново были отработаны участки в Беляевском и Кувандыкском районах. Идя на уступки руководству Беляевского района, озера Косколь не были включены в заповедник, а был выбран участок “Буртинская степь” с горами Кармен, плато Муелды и родником Кайнар, площадью 4500,0 га.

В совхозе “Загорный”, большая часть первоначального “Маячного участка” была выбита козами, поэтому стационар заповедника Айтуарская степь площадью 6300 га был смещен на восток вплоть до границы с Казахстаном.

Поддержка и содействие областного и районных управлений сельского хозяйства позволили нам в 1987 году включить в состав проектируемого заповедника еще два новых участка – Таловскую и Ащисайскую степи, на выбор и согласование которых мы затратили всего несколько месяцев. Так, с пятой попытки в 1986-1989 годах был создан степной заповедник “Оренбургский”.

Подводя итоги 10-летней истории заповедника и заглядывая в XXI век, я хочу призвать научную общественность, административные органы области и сотрудников заповедника к выполнению следующих задач, без решения которых основные цели его создания не будут достигнуты:

Задача первая: РЕАЛИЗОВАТЬ ВОЗМОЖНОСТИ РАСШИРЕНИЯ УЧАСТКОВ ЗАПОВЕДНИКА ЗА СЧЕТ СМЕЖНЫХ ТЕРРИТОРИЙ. Это расширение предусмотрено проектом. Оно позволит повысить репрезентативность и автономность экосистем заповедника.

Задача вторая: ТРАНСФОРМИРОВАТЬ ЗАПОВЕДНИК В ЕДИНЫЙ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ КАРКАС ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ, то есть осуществить девиз Пан-европейской стратегии сохранения живой природы “От островов к сетям”. Заповедные острова не должны держать оборону от окружающих ландшафтов или противостоять им. Необходимо гармонично вписать заповедник в единую и непрерывную систему ООПТ области.

Задача третья: ОРГАНИЗОВАТЬ МОНИТОРИНГ СТЕПНЫХ ЭТАЛОНОВ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ЗАПОВЕДНИКА. В процессе проектирования заповедника Институтом степи выявлено около 40 уникальных степных эталонов площадью от 200 до 6000 га. Среди них немалую площадь занимают самые ценные, плакорные, ландшафты, которых очень мало в заповеднике. Эти степные жемчужины являются объектами природного наследия мирового значения и им пока, славу Богу, ничего не угрожает. На этих участках за последние 10 лет сложился очень благоприятный для сохранения ландшафтного и биологического разнообразия режим, который невозможен в существующих заповедниках Госкомэкологии. Наша задача внимательно отслеживать состояние этих участков и, осуществляя мягкое управление этими уникальными экосистемами, не дать им погибнуть. Не исключено, что именно эти участки станут настоящими степными заповедниками XXI века.

Задача четвертая: ПРЕВРАТИТЬ СТЕПНЫЕ ЗАПОВЕДНЫЕ УЧАСТКИ И ДРУГИЕ СТЕПНЫЕ ЭТАЛОНЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО КАРКАСА В ФОРПОСТЫ ПРОТИВОСТОЯНИЯ ПРОЦЕССАМ ОПУСТЫНИВАНИЯ. Несмотря на многофакторность этих процессов, для степной зоны главными все-таки являются тотальная распашка и частые пожары. Пока мы не найдем надежные способы защиты степи и ее войлока от постоянных пожаров, главная цель степных заповедников – сохранение ландшафтного и биологического разнообразия и своеобразия степи – не будет достигнута.

Задача пятая: (тоже архисложная). ВОЗВРАТИТЬ В СТЕПЬ ЕЕ КОРЕННЫХ ОБИТАТЕЛЕЙ, ОСОБЕННО КОПЫТНЫХ ЖИВОТНЫХ. Необходимость этого хорошо понимал замечательный русский землевладелец и естествоиспытатель, основатель Аскании-Новы Фридрих Эдуардович Фальц-Фейн. Мы сейчас не представляем, как это сделать, главным образом, из-за нашей бедности. Но возрождение табунного коневодства с производством кумыса и оздоровлением населения России через степное кумысолечение – это одна из благородных задач, которую без степи решить невозможно. И я не исключаю, что в XXI веке степные заповедники будут иметь отношение к коневодству. Всем хорошо известно, что большинство степных островов на юге европейской России сохранилось благодаря конным заводам. Возрождение скотоводства в степи с умеренным щадящим выпасом, пастбищеоборотом будет способствовать сохранению ландшафтного и биологического разнообразия в этой зоне.

Задача шестая: ПРЕВРАТИТЬ СТЕПНОЙ ЗАПОВЕДНИК “ОРЕНБУРГСКИЙ” В МЕЖДУНАРОДНЫЙ БИОСФЕРНЫЙ ЗАПОВЕДНИК. Биосферный статус нашего заповедника давно очевиден. Российское представительство Всемирного союза охраны природы (МСОП) считает госзаповедник “Оренбургский” главным кандидатом для преобразования в биосферный заповедник. Будущий международный статус заповедника связан с тем, что все четыре его участка расположены вдоль российско-казахстанской границы. Институтом степи уже подобрано несколько степных участков в Западно-Казахстанской и Актюбинской областях Казахстана. Их заповедание позволило бы создать в будущем единую российско-казахстанскую сеть степных заповедников в приграничной полосе.

Таковы перспективы Оренбургского степного заповедника на XXI век. В нашем постоянно меняющемся мире нет ничего постоянного. Застой несовместим с природой, тем более со степью – самым “неуравновешенным ландшафтом” планеты. У нашего заповедника прекрасные перспективы. Организовав его, мы вернули нашему народу не только возможность созерцать один из самых красивых пейзажей, но и надежду на гармоничное сосуществование человека со степной природой.

Контакт:
Александр Александрович Чибилев,
директор Института степи РАН.
460000 Оренбург, Пионерская, 11.
Тел/факс (3532) 77 44 32.
E-mail: steppe@mail.esoo.ru

Оренбургский государственный заповедник. Директор – Пуляев Анатолий Иванович,
зам. директора по науке – Румянцев Сергей Владимирович.
460023 Оренбург, Магистральная, 9, п/я 12.
Тел.: (3532) 56 76 79.
E-mail: finupr@mail.esoo.ru Subject: для С.В. Румянцева.






Наверх
336 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России