Структура землепользования в Северо-Казахстанской области (в новых границах) | № 5 осень 1999 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№ 5 осень 1999

СтратегияСтепной регионОптимизация природопользованияСтепи под охранойЗаконодательствоСобытия и фактыРедкие видыОпустыниваниеОрганизацииНовостиНовые книги Выходные данные журнала

Оптимизация природопользования

Структура землепользования в Северо-Казахстанской области (в новых границах)

Н.П. Белецкая, Н.П. Ляхова, В.В. Денинг, Л.Г. Фельк (Северо-Казахстанский университет, Петропавловск)

Активное вовлечение степей Северного Казахстана в сельскохозяйственный оборот проходило в три этапа. Начало освоения связано с отменой крепостного права. Первыми переселенцами из России в то время было изъято из использования коренного населения около 25 млн гектаров земли. Второй этап – 1920-ые послереволюционные годы – время коллективизации, когда вопрос ставился шире: не только увеличить площади сельскохозяйственных угодий и решить зерновую проблему в СССР, но и уничтожить кочевое животноводство как отсталую форму ведения хозяйства, перевести казахов к оседлому образу жизни как более цивилизованному и прогрессивному, соответствующему социалистическому способу хозяйствования. Некоторые ученые-почвоведы того времени предупреждали, насколько опасно в условиях недостаточного увлажнения переводить казахстанские степи в пашни и насколько надо осторожно и дифференцировано подходить к возможности их эксплуатации. Исследователь Казахстана С.П. Шевцов писал: “В сухих степях Казахстана, с редкими и скудными водными источниками, человек может вести только скотоводческое хозяйство, притом хозяйство кочевое, так как растительность в таких местах скудная, пригодная для прокорма скота относительно короткое время, и скот вынужден передвигаться за кормом с места на место. Устраните это периодическое движение скота по степи, – и казаху нечего в ней будет делать, так как никакое иное хозяйство здесь невозможно, и степь, кормящая теперь миллионы казахского населения, превратится в пустыню… Уничтожение кочевого быта в Казахстане знаменовало бы не только гибель степного скотоводства, но и превращение сухих степей в безлюдные пустыни” (цит. по: Новиков Ю.Ф. Это было, было… // Энергия, 1991. №6. С. 83-85).

На третьем этапе освоение целинных и залежных земель имело наиболее массовый характер, а сам этот этап наиболее известен. Речь идет о целинной эпопее 50-60-х. Северо-Казахстанская область в старых (до 1997 г.) границах оказалась самой распаханной областью Казахстана. Пашня составила 55%, а сельхозугодья в целом стали занимать 83% ее территории. Этому в значительной степени способствовал равнинный характер рельефа.

Северо-Казахстанская область (СКО) в новых границах (на июнь 1997 г.) имеет площадь, равную 123 тыс км2, что равно территории Бельгии и Португалии вместе взятых. Такую площадь она приобрела в мае 1997 года после объединения прежних Северо-Казахстанской и Кокчетавской областей. Она лежит в двух природных зонах – лесостепной и степной. Область относится к зоне рискованного земледелия. Слияние областей породило необходимость определения структуры землепользования новой территории.

Одной из причин экологического неблагополучия СКО в старых границах явилась исключительно сильная распаханность. Кокчетавская область к моменту объединения оказалась распаханной в меньшей степени, поэтому доля пашни СКО в новых границах составляет 44,5%. Для сравнения: в соседней Павлодарской области этот показатель равен 28%, в Акмолинской – 39,1%, в Костанайской области степень распаханности также велика – 49,2% (для двух последних – до присоединения к ним частей расчлененной Аркалыкской области). Из районов СКО высокой степенью распаханности выделяются: Целинный район – пашня составляет 68% от площади района, Тимирязевский – 63%, Булаевский – 62%, Тайыншинский – 54%, Сергеевский – 50%. Наименее распаханы Енбекшильдерский – 22%, Уалихановский – 25% и Жамбылский – 35%. В целом по области, распаханность выше в ее северной и западной частях, что объясняется более благоприятными условиями для земледелия.

За исторически короткий срок после освоения целинных и залежных земель (1954-1957 гг.), всего за четыре последующих десятилетия, СКО стала одной из главных областей зернового земледелия, в том числе возделывания ценных твердых и сильных сортов пшеницы. В развитие этого региона вкладывались немалые средства, поскольку он обладает наиболее плодородными почвами в пределах Казахстана. Зональные почвы области – преимущественно черноземы обыкновенные и южные. Но с другой стороны, в хозяйственный оборот оказались вовлеченными и малоплодородные почвы. Одной из особенностей почвенного покрова нашего региона является его высокая пятнистость, обусловленная наличием многочисленных мезо- и микроформ рельефа. Очень часто черноземы находятся в комплексе с другими почвами, в том числе с солонцами, солодями, солончаковыми и заболоченными почвами. Слабоизученные, как в генетическом, так и в агропроизводственном отношениях, почвы включались в пахотный клин также и в последующие десятилетия. В итоге было распахано около 2 млн га различных солонцовых комплексов. Находящиеся в пашне солонцы, солоди, другие малопродуктивные почвенные разности дают низкие урожаи сельскохозяйственных культур, создают большие неудобства при обработке черноземных почв, требуют дополнительных затрат. Большая пестрота почвенного покрова, обусловленная преимущественно рельефом, затрудняет проведение учета и качественной оценки земель, их объективного налогообложения. В связи с приватизацией земельных паев, малоплодородные земли приходится в настоящее время выводить из состава пахотных угодий.

Площадь пахотных земель, которые должны быть выведены в СКО из сельскохозяйственного оборота в 1995-2000 гг., будет весьма значительной, и чтобы ее определить, необходимо проведение инвентаризации земельного фонда. Начиная с 1992 года, из сельскохозяйственного оборота выведено: для нужд населенных пунктов – 38 тыс га, для создания лесооохранных зон – 20 тыс га, для водоохранных зон – 24 тыс га. Значительные территории, особенно малоплодородные и удаленные от населенных пунктов, в последние годы не возделываются вследствие нехватки материальных средств – горюче-смазочных материалов, семян и др. Этот процесс порождает потребность в залужении оставляемых земель, которые иначе зарастают сорняками.

Вследствие распашки в регионе сократились площади пастбищных угодий. При этом к 70-80-м годам сильно выросло поголовье сельскохозяйственных животных, что вызвало значительную деградацию пастбищ. Оценка их состояния, проведенная к 1992 году, показала, что доля угодий с сильным влиянием выпаса составляла 47% общей площади, а 12,7% пастбищного фонда находилось на финальной стадии пастбищной дигрессии. Система пастбищеоборотов планировалась при землеустройстве, но практически она не применялась. В настоящее время, в связи с перестройкой экономики произошел обвальный сброс поголовья общественного стада и общего поголовья скота. Поэтому наблюдается некоторое восстановление пастбищных угодий.

Всего в СКО сельскохозяйственными угодьями занято 85,5% территории, из них пастбища составляют 38% (4 678 076 га). На юге и востоке области площади пастбищ превышают площадь пашни. Так, в Енбекшильдерском районе под пастбищами находится 65,6%, в Уалихановском – 59,3%, в Акжарском – 46,4% территории. Меньше всего пастбищ в Булаевском (19,5%), Целинном (26%) и Есильском (25,9%) районах.

Таким образом, естественный растительный покров региона изменен кардинально. Естественная травянистая растительность сохранилась в немногочисленных убежищах, в том числе под пологом леса, в долине реки Ишим, на склонах сопочных массивов.

Площадь лесов и кустарников невелика – 7,4% территории области. Большая часть лесов – осиново-березовые колки, разбросанные среди открытых (степных, луговых, займищных) ландшафтов. Максимальная площадь леса имеется в Кызылжарском районе (19,9%), несколько меньше – в Айыртауском (17,19%) и Щучинском (16,07%). Почти начисто отсутствуют леса в Целинном районе, где они занимают всего 2% площади. Безлесны также районы юго-восточной части области: Енбекшильдерский, Уалихановский, Акжарский.

Ныне почти во всей степной зоне густой и многоярусный травяной покров на уникальных черноземах уступил место возделанным полям. В современном облике степной зоны преобладают черты, обязанные своим происхождением человеку – поля, лесополосы и т.д. Описание казахстанских степей до их освоения встречаем в работах ранних исследователей, – например, в работе А. Гумбольдта: “Самую красивую часть равнины, населенную племенами азиатских кочевников, украшают низкорослые кустарники из семейства розовых с роскошными белыми цветами, рябчики (фритиллярии), тюльпаны и башмачки. : Для некоторых среднеазиатских степей умеренного пояса характерна та необыкновенная высота, которой достигают цветущие травы – соссюреи и другие сложноцветные, бобовые и в особенности множество разных видов астрагала. Когда едешь в низкой татарской повозке по бездорожью травяных степей, можно ориентироваться только стоя и наблюдать, как обступившие, словно лес, растения склоняются под колесами” (А. Гумбольдт, 1959, с. 35). Это описание казахской степи было сделано в 1829 г.

Коренная растительность в равнинной части СКО представлена степными богаторазнотравно-красноковыльными сообществами на черноземах обыкновенных, которые в настоящее время сохранились только небольшими участками в труднодоступных для земледельческого освоения местах. Приурочены они к вершинам грив (Тобол-Ишимское междуречье), а также по повышенным участкам плоской слабоволнистой равнины (Ишим-Иртышское междуречье). Основу травостоя таких угодий составляют ковыль красный, типчак, тонконог. Довольно постоянно, но в ограниченном количестве присутствуют мятлик узколистный, овсец Шелла, тимофеевка степная и другие злаки. Разнотравье представляют многочисленные виды: лабазник шестилепестной, люцерны серповидная и синяя, василек сибирский, несколько видов горичников, лапчаток, вероник и т.д. Несмотря на большое обилие видов, представители разнотравья, за исключением горичника Моррисона, не являются фоновыми растениями. Горичник Моррисона (Peucedanum morrisoni) в редких случаях выступает в роли эдификатора, формируя вместе с ковылем Залесского (Stipa zalesskii) красноковыльно-морковниковые сообщества.

С повышением интенсивности выпаса широкое распространение приобрели дигрессионные сообщества, представленные разнотравно-красноковыльно-типчаковыми, красноковыльно-полынно-типчаковыми, разнотравно-типчаковыми, типчаково-полынными, спорышевыми, полынно-бурьянистыми и бурьянистыми сообществами. Треть пастбищных и сенокосных угодий составляют земли коренного улучшения. А это – уничтоженный естественный травостой, минимум видового разнообразия или монокультура.

Прежде всего, страдают виды (наиболее ценные во многих отношениях), которые слабо устойчивы к выпасу и другим видам антропогенного воздействия. Многие из них занесены в Красную книгу Казахстана. Более 50% видов, находящихся в Казахстане под угрозой исчезновения, являются обитателями открытых пространств, треть из них – степные.

Из изложенного ясно, что сложившаяся структура землепользования, вошедшая в противоречие с долговременными целями охраны природы и, в первую очередь, с задачами сохранения жизненно важных ресурсов региона, нуждается в пересмотре, в оптимизации. Сейчас этот процесс происходит в значительной мере стихийно. Необходимо его сделать управляемым и научно обоснованным. Однако для проведения работ по инвентаризации и формированию новой структуры землепользования требуются сбор, обработка и систематизация первичных материалов почвенного, геоботанического, ландшафтного и других исследований.

Также необходимы новое агроландшафтное районирование и типология земель с последующей хозяйственно-экономической оценкой отдельных типов. Для сохранения природного разнообразия и укрепления устойчивости антропогенно-природных ландшафтов должна быть увеличена доля земель так называемого экологического фонда. Экологический фонд, в соответствии с современными представлениями, образуют земли либо не затронутые хозяйственной деятельностью, либо испытывающие минимальные антропогенные воздействия. Это земли, занятые обычно лесами, кустарниками, земли под водой и т.д. Земли экологического фонда представляют собой как бы каркас стабилизации природно-антропогенных ландшафтов. В свое время В.В. Докучаев писал о необходимости соблюдения правильного соотношения между пашней, водой, лесом. В нашем случае увеличение доли земель экологического фонда желательно, прежде всего, в районах степной зоны – Целинном, Акжарском, Есильском, Тимирязевском, Енбекшильдерском, Сергеевском, Тайыншинском, Уалихановском.

Контакт:
Белецкая Наталья Петровна.
Экоцентр “Приишимье”, Северо-Казахстанский университет.
КАЗАХСТАН 642000 Петропавловск,
ул. Пушкина, 86, корп. 4, ком. 308.
Тел.: (3152) 46 50 70.
E-mail: ecocenter@petropavl.kz






Наверх
344 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России