Деградация горных степей Копетдага | № 5 осень 1999 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№ 5 осень 1999

СтратегияСтепной регионОптимизация природопользованияСтепи под охранойЗаконодательствоСобытия и фактыРедкие видыОпустыниваниеОрганизацииНовостиНовые книги Выходные данные журнала

Степной регион

Деградация горных степей Копетдага

Г.Л. Камахина (Экологический клуб Catena, Ашхабад)

Обычно, когда говорят о степях, то представляют зональные равнинные степи Евразии как производное холодного климата. При этом получается, что в субтропической Средней Азии, и вообще в субтропической зоне нет степей. Однако кроме равнинных существуют еще горные степи с разной степенью участия древнесредиземноморского элемента. Горные степи характерны для горной Средней Азии вообще и Копетдага (Туркменистан) в частности. Эти степи возникли в плиоцен-плейстоценовое время в двух центрах формирования, на основе видов древнесредиземноморского и тургайского родства.

Копетдаг входит в южный закавказско-североиранско-копетдагский центр формирования горных степей, где большую роль играют древнесредиземноморские элементы (см.: Камелин Р.В. Кухитанский округ горной Средней Азии. Комаровские чтения. Л.: Наука, 1979). При незначительном влиянии флор горных степей Средней Азии, степи Копетдага имеют много общего с южнорусскими степями и степями Ирана и Армении, входя в единый центр развития степной флоры.

К сожалению, здесь велико антропогенное воздействие – богарные посевы 30-40-х годов, лесопосадки арчи с 70-х годов и современные распашки под зерновые на фоне многовекового перевыпаса. Причем если потеря равнинных степей Евразии, как зонального типа растительности, связана с их распашкой, то в Копетдаге особую роль играет именно перевыпас. С усилением выпаса здесь происходит опустынивание (в первичном смысле этого слова, а не в понимании Конвенции об опустынивании, – прим. СБ) степных сообществ – снижение роли дерновинных злаков и увеличение обилия полыней.

В настоящее время островки степных ковыльно-типчаковых коренных ценозов встречаются в Копетдаге выше полосы хвойного арчового леса (выше 1600 м над уровнем моря), где занимают небольшие межгорные поляны либо пологие склоны неглубоких ущелий. Они слагают травянистые ярусы редкостойных арчовников (древесный ярус образует арча, Juniperus turcomanica), формируя своеобразный комплекс арчово-степного редколесья. Для копетдагских степей характерна особенная устойчивость к высоким летним температурам при заметном дефиците почвенной влаги. Происходит постоянный активный обмен видами между арчовниками, сообществами трагакантников*, крупнотравными полусаваннами и горными степями. Многие виды степных ценозов встречаются в нагорно-ксерофитных сообществах и наоборот. В результате трагакантники значительно остепнены. С другой стороны, можно говорить о существовании в Копетдаге растительности типа фриганы – средиземноморского колючего редколесья. Здесь она образована арчой туркменской, степными злаками и нагорными ксерофитами и возникает при деградации арчового леса.

Достаточно условно и только на небольших площадях можно выделить сегодня в Копетдаге настоящие горные степи – ковыльные, мелкоковыльные, ковылковые, тырсовые и типчаковые. В них представлены южные виды ковылей – эндемичные ковыли туркменский и копетдагский, а также Stipa crassiculmis, через ареал которого прослеживается связь копетдагских степей с горами Кавказа и Эльбурса (Иран), и S. caucasica, чей ареал простирается от Ирана до Кашгарии. Для юго-западного Копетдага характерны горные разнотравные степи, которые значительно богаче настоящих по видовому составу.

Незатронутых антропогенным воздействием ковыльных степей в Центральном Копетдаге на сегодня нет. Ковыльные сообщества небольшими островками разбросаны по вершинам гор. В них интенсивно внедряются нагорные ксерофиты или полыни в сочетании с разнотравьем, особенно сорных видов (горчак, коровяк, шумерия, гармала и др.). На сильно выбитых участках и вблизи поселков преобладают сорняки – гармала, лебеда татарская. Часто среди ковыльных группировок наблюдается чересполосное распределение пырея – это обычно для залежей на месте богарных пашен. Местами встречаются плотно задернованные мятликово-осочковые вкрапления (“латки”).

По сравнительно пологим северным склонам, где грядово-холмистый рельеф осложнен системами ущелий и оврагов, развиты типчаковые степи. В отдельных рефугиумах сохранились фрагменты колосняковых степей (с доминированием злака колосняка, Leymus).

Пырейные и типчаковые формации имеют сегодня в Копетдаге преимущественное развитие. Среди пырейников выделяем коренные и производные (антропогенные) сообщества. Коренные пырейники сохранились в рефугиумах – небольших участках (2-3 га), окруженных глубокими труднопреодолимыми ущельями. В них доминирует 2-3 вида пырея с небольшим участием типчака. Производные же – преимущественно развиты по разновозрастным залежам на месте распаханных в прошлом ковыльно-типчаковых группировок. Причем антропогенные пырейники преобладают, так как после 30-40-летнего перерыва вновь возобновились распашки в системе перелога.

Таким образом, в современных горных степях Центрального Копетдага дерновинные ценозообразователи (особенно виды ковыля и типчака) отодвинуты на вторые и третьи роли, уступив длиннокорневищным злакам (пырей) и сорному разнотравью.

Выпадение из сообществ травянистых многолетников степной флоры способствовало последующему разрушению и смыву почв, обнажая крупноскелетные, преимущественно щебенчатые породы, быстро заселяемые полукустарничковыми видами полыни. Полынники – заключительный этап деградации горных степей Копетдага. Полыни здесь не пришельцы, они аборигены копетдагской степной флоры. Но в условиях сильного перевыпаса, при пониженной конкуренции со стороны злаково-эфемерового разнотравья, виды полыни выступили в качестве разрушителей коренных степных сообществ. Границы полынно-пустынных группировок значительно расширились в этих условиях. Большую роль сыграла встречная миграция в колонке высотной поясности двух доминантов: снизу вверх распространялась полынь туркменская – вид, произрастающий на сбитых пастбищах, сверху вниз – горная полынь цитваровидная. В итоге, полыни подрода Seriphidium (Artemisia ciniformis, A. turcomanica, A. kopetdaghensis, A. badhysi, A. gypsaceae) превратились сегодня в основных строителей пустынно-степных сообществ.

Каковы же основные причины активного распространения видов полыни по Копетдагу? Прежде всего это сухость климата, изменение физико-географических условий, дефицит почвенной влаги и очень сильный, почти круглогодичный, перевыпас. Именно экстенсивный путь животноводства способствовал 3-5 (10)-кратной перегрузке горных пастбищ Копетдага. Причем выпас домашних животных производится и на территории действующих заповедников. Так, только в 1984 г. в Копетдагском заповеднике был зафиксирован выпас скота на площади 12,6 тыс га, а заодно – пожар на площади 625 га и вырубка 453 кубометров леса. В Сюнт-Хасардагском заповеднике (Юго-Западный Копетдаг) в 1983 г. было потравлено скотом 3,6 тыс га, скошено 40 т сена и пожаром пройдено 3,5 тыс га. Специальным Постановлением Президента Туркменистана (№ 843 от 10.08.92 г.) был разрешен “в виде исключения, до особого распоряжения, ежегодно, на период с июня до сентября” выпас и водопой скота на Айдеринском участке Сюнт-Хасардагского заповедника.

В то же время полынники, выступая производными коренных злаковых степей, оказались неспособными накопить в таком же объеме как плотнодерновинные злаки продуктивную подземную фитомассу, чтобы противостоять деградации земель. Полынники не могут создавать задернованный, достаточно гумусированный слой почвы, устойчивый к ветровой эрозии и разрушительным действиям горных селей. Это обуславливает их фитоценотическую “слабость” и служит причиной катастрофической деградации горных склонов Копетдага.

Таким образом, экологически нерациональное длительное использование природных ресурсов степных экосистем Копетдага, одновременно с ограниченностью площадей особо охраняемых природных территорий, привело к значительной трансформации коренных степных ценозов. Снижение антропогенного пресса на природные пастбища (в первую очередь – выпаса скота) позволило бы приостановить процесс опустынивания горных пастбищ.

Для смягчения неблагоприятного воздействия на окружающую среду и население, прекращения истребления горных степей Копетдага считаем необходимым:
1. Проведение экологической природоохранной экспертизы современного состояния горных степей Копетдага с учетом биотических (растительный и животный мир) и абиотических (почва, водные ресурсы) факторов среды обитания. Составление экологического Паспорта состояния степных ценозов позволит определить территории, требующие экстренного проведения первоочередных работ по восстановлению коренных и слабо нарушенных ценозов. Реализация данных работ возможна при поддержке государственных органов на фоне повышения уровня осведомленности населения о последствиях надвигающегося опустынивания.
2. Создание целостной полифункциональной региональной системы ООПТ, в которые следует включить все степные ценозы Копетдага.
3. Сохранение и восстановление горных степей Копетдага возможно при реализации региональной Стратегии степного природопользования, доминантами которой являются система биологического земледелия и соблюдение регламента природопользования на отдельных (степных) участках Душакэрекдага, Асельмы, Гаудана, Мессинева и Тагарево-Арвазского перевала.


Камахина Галина Леонидовна, к.б.н., ботаник-флорист с геоботаническим уклоном. Занимается изучением флоры и растительности Копетдага в Туркменистане с 1978 года. Опубликовано свыше 40 флористических научных публикаций, преимущественно природоохранной направленности. С 1996 г. куратор инициативной группы “Ноев ковчег” при экологическом клубе Catena. Основная цель работы группы – смягчение проблем биоразнообразия на региональном уровне, экологическое образование и решение проблем опустынивания на месте.

Контакт:
Экологический клуб Catena.
ТУРКМЕНИСТАН 744017 Ашхабад,
микрорайон Мир 1/2, д. 48, кв. 60.
Тел./факс: (3632) 44 10 16.
E-mail: kamahina@cat.glasnet.ru






Наверх
200 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России