Целинные степи как воплощение идеальных ценностей | № 5 осень 1999 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№ 5 осень 1999

СтратегияСтепной регионОптимизация природопользованияСтепи под охранойЗаконодательствоСобытия и фактыРедкие видыОпустыниваниеОрганизацииНовостиНовые книги Выходные данные журнала

Стратегия

Целинные степи как воплощение идеальных ценностей

Владимир Борейко (Киевский эколого-культурный центр, Киев)

Один из основателей природоохранного движения в России, президент Русского ботанического общества, академик И.П. Бородин в 1914 г. одним из первых обратил внимание на охрану диких степей исходя из их нематериальных, неэкономических идеальных ценностей.

“Наиболее неотложным представляется мне образование степных заповедных участков. Степные вопросы это наши, чисто русские вопросы, между тем именно степь, девственную степь мы рискуем потерять скорее всего. (…) Растерять эти остатки было бы преступлением. Сколько бы защитных участков ни устроили у себя наши соседи, они не в состоянии заменить наших будущих заповедников. Раскинувшись на огромном пространстве в двух частях света, мы являемся обладателями в своем роде единственных сокровищ природы. Это такие же уники, как картины, например, Рафаэля, – уничтожить их легко, но воссоздать нет возможности” (Бородин И.П. Охраняйте памятники природы. СПб: Императорское русское географическое общество, 1914).

В своей небольшой природоохранной брошюре И.П. Бородин подчеркнул не только научное, но и педагогическое, культурологическое значение диких степей и других свободных участков природы, отметив однако, что прежде всего в России охранять нужно степи.

Практически минул с тех пор целый век, а все написанное им по-прежнему является актуальным. И к сожалению, во многом забытым. Дело в том, что вместе с другими российскими пионерами охраны природы – профессором Московского университета Григорием Александровичем Кожевниковым, братьями Семеновыми-Тян-Шанскими, Андреем и Вениамином Петровичами, известными специалистами в области зоологии и географии, знатоками поэзии и живописи, харьковским профессором Валерием Ивановичем Талиевым, этнографом академиком Дмитрием Николаевичем Анучиным – Иван Парфентьевич Бородин принадлежал к особому, духовно-культурологическому направлению в российском природоохранном движении, которое историки именуют “этико-эстетическим”.

Представители этого направления полагали, что дикую природу нужно охранять не только по причине ее хозяйственной или научной “полезности”, но и по причине религиозной, эстетической, этической, культурной, образовательной, рекреационной, духовной ценности. К сожалению, из-за последовавших вскоре политических событий эти взгляды оказались на долгое время невостребованными как в России, так и в Советском Союзе.

В рамках международного проекта “Любовь к природе” (Гуманитарная экологическая инициатива), который проводит Киевский эколого-культурный центр при поддержке Центра охраны дикой природы и Эколого-просветительского центра “Заповедники”, мы пытаемся возродить этико-эстетический подход в охране дикой природы и заповедном деле, более того, наполнить его новым содержанием, исходя из современных воззрений экологической этики, природоохранной эстетики, экологической культурологии и экотеологии, а также приспособить его к современным условиям природоохранной практики. Мы надеемся, что осознание людьми идеальных ценностей дикой природы, в частности, диких степей, позволит значительно увеличить общественную и политическую поддержку охраны степных природных объектов. Ибо охраняют прежде всего то, что ценят.

Более того, в своем эссе я хотел бы вообще поднять пpоблему защиты pазличных диких степей – и Уpала, и Сибиpи, и Украины, и Казахстана, пpичем с использованием более шиpокого набоpа аpгументов, чем это обычно делается. Я заведомо опускаю экономические, естественнонаучные и экологические мотивации – о них уже сказано достаточно и без меня.

Эстетическая ценность степей

На эстетическую ценность степей есть два различных взгляда. Николай Васильевич Гоголь и пионер охраны природы ботаник В.Н. Хитрово призывали восхищаться красотой степей и охранять ее.

Гоголь создал своеобразную и недосягаемую “оду степям”: “Степь чем дальше, тем становится прекраснее. Тогда весь юг, все то пространство, которое составляет нынешнюю Новороссию, до самого Черного моря, было зеленою, девственною пустынею. Никогда плуг не проходил по неизмеримым волнам диких растений. Одни только кони, скрывшиеся в них, как в лесу, вытаптывали их (…). Черт вас возьми, степи, как вы хороши!..”.

Ботаник В.Н. Хитрово продолжал через несколько десятилетий: “Глядя на эти последние остатки прежней красочной гармонии края, является досадная мысль: неужели наш край есть край чьих-то вековечных рабов, что мы в погоне за производством хлеба, и только хлеба на вывоз для кого-то, не оставим для себя, а распашем и последние остатки степной растительности, и дети наши только из книг прочитают о былой, доступной для наслаждения каждому красе нашего края.”

Совершенно противоположного взгляда придерживался советский философ С.С. Гольдентрихт и многие другие представители советской философской школы. Они полагали, что дикая степь не имеет своей красоты до тех пор, пока человек не “облагородит” ее своим трудом – не распашет, не засеет хлебом. Хлебные поля – вот истинная красота степи (Гольдентрихт С.С. Об эстетическом освоении действительности. М.: МГУ, 1959). В отличие от И. Канта, который утверждал, что по настоящему красивым может быть только то, что не имеет пользы, советские философы вроде Гольдентрихта и поэты типа Максима Рыльского, полагали, что красивым является то, что полезно. Такой перекос в мировоззрении выдавал “индульгенцию” на уничтожение последних уголков степной природы: они, мол, все равно не красивы. Как писал большевистский литературовед С. Третьяков: “Отвратителен дремучий бор, невозделанные степи, неиспользованные водопады… Прекрасно все, на чем следы организующей руки человека” (Третьяков С. Откуда и зачем? Леф, 1923, № 1).

К нашей радости, сторонников второго взгляда с каждым годом становится все меньше. И в этом большая заслуга самих природоохранников. Так, украинский заповедник “Каменные могилы” пригласил на этюды художников, а затем организовал выставку их картин в здании Верховного Совета Украины. Пpидет вpемя и окажется, что сохpаняемая дpевними степями пpиpодная кpасота пpевpатилась в бесценный эталон, меpу и кpитеpий пpекpасного, великого учителя и вдохновителя муз. В таинственном молчании степей будут заpождаться наиболее возвышенные пpоизведения, создаваться кpасивые поэтические обpазы.

Историко-культурная ценность степей

Степи – pодовое наследие степных народов. Hаследие, котоpое досталось им по пpаву pождения, и мы обязаны помочь им пеpедать его в сохpаненном виде будущему. Так, в украинских степях жили сарматы, скифы, половцы, печенеги, булгары, славянские племена, воевали татаро-монголы, турки, крымские татары. В дикой степи остались знаки их живого присутствия. Древние курганы, валы, городища, каменные бабы, старые кладбища – это все, что осталось от целых степных народов и цивилизаций. Любой участок дикой степи имеет огромную историко-культурную ценность.

“…Полоска целины с серебрящимся ковылем, одиноко стоящий курган на степи, серый валун, лежащий в поле, говорят нам о потоке жизни, окружающем нас, о прошлых веках и тысячелетиях, из глубины которых сложился настоящий мир,” – писал украинский пионер охраны природы В.И. Талиев.

С дpугой стоpоны, непаханная степь и сама по себе имеет истоpическую ценность, благодаpя особому типу пpеемственности с пpошлым.

Эта лежащая в основе истоpия обеспечивает подлинность непаханных степей. Когда мы восхищаемся непаханной степью, мы восхищаемся и ее истоpией. Таким обpазом, дpевние степи пpедставляют истоpико-культуpную ценность двумя путями: культуpным и пpиpодным. Hеобходимо восстановить культ степей.

Ценность свободы

В отличие от дремучих лесов или непроходимых болот, где человек чувствует себя подавленным, покорным, дикие степи лелеяли в нем дух свободы. Целинные степи являлись символом свободы, казацкой вольницы. Михаил Лермонтов писал:

И степь раскинулась лиловой пеленой,
И так она свежа, и так родна с душой,
Как будто создана лишь для свободы…

Человеку дикая степь представляет, если можно так выразится, три вида свободы. Она – источник интеллектуальной свободы или творчества, источник духовной свободы или артистического вдохновения и источник политической свободы, исторически являясь убежищем от авторитарного правительства и политического угнетения.

Внутренняя ценность степей

Одна из базовых идей современной экологической этики – наличие в дикой природе внутренней (присущей, врожденной) ценности (подробнее – см.: Борейко В.Е. Прорыв в экологическую этику. Киев: Киевский эколого-культурный центр, 1999).

В последнее время в ряде российских природоохранных изданий (например, в бюллетене “Охрана дикой природы”) появляются статьи московских экономистов, где обсуждается вопрос экономической оценки всех, в том числе даже нематериальных, ценностей дикой природы. Лично я глубоко сомневаюсь в возможности оценить в рублях, скажем, духовную или этическую ценность целинного участка. Создается впечатление, что уважаемые экономисты сознательно игнорируют известное философское положение о том, что есть на земле ценность, которая, просто по определению, не может иметь цены. Такая ценность называется внутренней.

Развивая мысль И. Канта можно заключить, что любой целинный участок – это “вещь в себе”. Внутренняя ценность не имеет цены, она имеет достоинство. Внутренняя ценность степного участка – это ценность, которой он обладает как самоцель, ради себя самого.

Этическая ценность степей

Целинная степь, как часть дикой природы, имеет этическую ценность. Она содержит и производит добро в мире. Еще Генри Торо подчеркивал, как близко к добру находится то, что дико. Поэтому наши поступки, направленные на сохранение целинных участков, являются благими поступками.

Воспитательная ценность степи

Дикая степь воспитывает патриотизм. Это происходит благодаря наложению нескольких образцов степи – степь как жилище предков, степь как красавица, степь как вольница. О мощном воспитательном влиянии природного ландшафта говорил и великий русский педагог К.Д. Ушинский. Особенно воспитательное значение степей усиливается в местах, где происходили знаменательные события в истории целого народа: например, поле Куликовской битвы, или территория заповедника “Каменные могилы”, где происходила одна из первых битв киевских князей с татаро-монголами. Такие исторические степные участки должны обязательно видеть дети, чтобы стать патриотами своей страны.

Неосознанные ценности степей

Естественно, приведенный здесь перечень идеальных ценностей степей далеко не полон. Очень многое в мире находится вне человеческого опыта, и иную ценность не всегда можно осознать или  измерить.
В любом случае нужно помнить, что “природа – сфинкс”, и она не любит отвечать на вопросы смертных.

Гуманитарный экологический журнал – новое издание о духовных ценностях природы.

В этом году начало выходить первое на просторах СНГ периодическое издание, посвященное экологической этике, философским вопросам заповедного дела и охраны дикой природы, экологической этике, экотеологии, этнософии, природоохранной пропаганде и истории охраны природы.

Гуманитарный экологический журнал выпускается Киевским эколого-культурным центром два раза в год и на первых порах будет распространяться бесплатно. В состав редколлегии журнала вошли автор первого фундаментального исследования по истории охраны природы России профессор из США Д. Уинер, известный киргизский эколог и философ Э. Шукуров, директор московского Эколого-просветительского центра “Заповедники” Н. Данилина, классики отечественной природоохранной биологии В. Дежкин, А. Никольский, Ф. Штильмарк, знатоки украинских и марийских священных источников О. Листопад и Н. Морохин, эколог с богатым прошлым Е. Симонов. Главные редакторы журнала – В. Борейко и В. Грищенко. Журнал выпускается в рамках Гуманитарной экологической инициативы (“Любовь к природе”). В нем будут публиковаться не только статьи современных отечественных авторов, но и переводные работы зарубежных коллег, воспроизводиться неизвестные или забытые эссе классиков отечественного этико-эстетического подхода к охране природы.

Важными задачами нового журнала станут также содействие в развитии новой идеологии заповедного дела и охраны дикой природы, разработка неутилитарных ценностей дикой природы, объединение специалистов, интересующихся гуманитарными проблемами охраны природы.

Материалы принимаются на русском и английском языках.

Контакт:
Владимир Борейко, Редакция ГЭЖ.
Киевский эколого-культурный центр (КЕКЦ).
Украина 252218 Киев, ул. Радужная, 31-48.
Тел.: (044) 443 52 62.
E-mail: Vladimir@kekz.freenet.viaduk.net






Наверх
352 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России