Дрофа или нефть? Итоги противостояния в Саратовской области | № 6 зима 2000 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№ 6 зима 2000

От редакции Саранча и степиСитуацияВосстановление степейОптимизация природопользованияРедкие видыИменаОбъявленияЗаконодательствоСобытия и фактыНовостиНовые книги Выходные данные журнала

Ситуация

Дрофа или нефть? Итоги противостояния в Саратовской области

Александр Антончиков (Саратовское отделение Союза охраны птиц России, Саратов)

В начале 1997 года компания ЛУКойл начала вести нефтеразведывательные работы на территории Федоровского района Саратовской области (см. СБ № 2, 1998). Причем местоположение поисковой вышки пришлось почти на центр зоологического заказника «Саратовский». Этот заказник уникален для области – это не только старейшая здесь ООПТ федерального значения, долгое время бывшая и единственной, но и единственный заказник, созданный именно для охраны определенного вида птиц. Значение его выходит за рамки регионального, так как дрофа внесена в Красную книгу МСОП, а территория заказника включена в Международный список ключевых орнитологических территорий.

Действия ЛУКойла нарушали сразу несколько федеральных законов, таких как «Об особо охраняемых природных территориях», «О животном мире», «Об экологической экспертизе» и т.д. Несмотря на то, что уже в марте мы начали кампанию протеста (письма в адрес административных органов различного ранга и распространение информации по экологическим организациям как в России, так и за рубежом), компания ЛУКойл продолжала вести подготовительные работы по установке вышки. Не изменила решение нефтяников и серия публикаций, количество которых резко возросло после областной пресс-конференции «Дрофа на пути беззакония и нефтяных монополий». В дальнейшем выносились постановления о приостановке производственной деятельности как районным комитетом экологии (июнь 1997), так и Госкомэкологией РФ (март 1998). Лишь в декабре 1997 года ЛУКойл предоставил проект поисковой скважины для проведения государственной экологической экспертизы. И хотя в апреле 1998 г. было принято отрицательное заключение по данному проекту, у противной стороны оказался в запасе неожиданный ход.

В дело были пущены различные бюрократические механизмы, позволяющие сколь угодно долго затягивать решение возникшей проблемы. Губернатор Аяцков принял постановление, по которому изменяются границы федерального заказника, – по очень кривой линии вырезается территория, где расположена вышка ЛУКойла. Понимая незаконность такого акта, губернатор направляет письмо председателю правительства С.В. Кириенко (11 мая 1998) с просьбой утвердить границы заказника в пределах территории, установленной постановлением губернатора Саратовской области от 20 апреля 1998 года. Так как такое постановление не было принято, в июне того же года губернатор принимает новое решение, согласно которому в области утверждаются уже два заказника. Один из них федеральный и расположен в границах 1983 года. Другой – региональный, примыкающий к этому федеральному. Теперь вышка оказалась на территории областного заказника, что позволило местному правительству поручить Госкомэкологии Саратовской области провести повторную экспертизу проекта. Естественно, что выводы данной комиссии были положительными. Однако Госкомэкология РФ своими приказами отменила результаты данной экспертизы.

Учитывая сложность и запутанность данной ситуации, Гринпис и два физических лица подали в суд на компанию ЛУКойл (июнь 1998). С этого времени судебный характер решения проблемы стал основным в действиях природоохранной коалиции. Однако… Однако больше года данное дело находилось в суде первой инстанции. Казалось, что вопрос с юридической точки зрения достаточно прост, но это, наверное, только для «неспециалистов». Слушания дела неоднократно переносились на все более поздний срок. В итоге районный суд, а затем и областной, приняли решение в пользу ЛУКойла. Следует заметить, что к этому моменту нефтяная компания, продолжающая вести работы, уже достигла намеченной глубины забоя (еще весной 1999 года). Но как оказалось, в прогнозах произошла серьезная ошибка. Нефть не нашли. Тогда было пролоббировано решение правительства области о переводе данной вышки из разряда поисковой в параметрическую, имеющую только исследовательский характер. В рекордно сжатые сроки была проведена еще одна экологическая экспертиза этого «нового» объекта. Произошедшие изменения и послужили основанием для отказа в удовлетворении судебного иска. Интересен следующий факт: прокурор в своей заключительной речи сказал, что, несомненно, до этого момента деятельность ЛУКойла шла в разрез с законом, однако после произошедших изменений никаких правонарушений уже нет. Остается непонятным, что же ему мешало понять это в течение годового разбирательства?! Да и не только ему, но и всему уважаемому суду.

Ошибка нефтяников обошлась достаточно дорого налогоплательщикам, поскольку средства на продолжение бурения полностью выделяются из государственного бюджета. Очевидно, что нефтяники без особых проблем дотянут до апреля 2000 года – предполагаемого срока консервации скважины.

Между тем, ЛУКойл не терял время и попытался поднять свой «природоохранный» статус. Во многом благодаря поддержке компании в Саратове был проведен 2-й Всероссийский съезд по охране природы. Это не раз отмечалось в речах чиновников Госкомэкологии самого различного ранга.

Сейчас, когда результат кампании протеста практически известен, самое время проанализировать и оценить эффективность тех или иных действий различных групп защитников природы. Ведь несмотря на то, что мы так и не смогли остановить отдельно взятую нефтяную компанию, продвижение к главной поставленной цели – защите дрофы – налицо. Уже после полугода активных действий один из руководителей ЛУКойла признался, что особым пунктом всех последующих проектов компании будет тщательная проверка возможного присутствия дрофы! Об этом говорит и тот факт, что на заключительном заседании в районном суде ЛУКойл не раз предлагал заключить мировое соглашение. При этом нефтяники соглашались отразить в этом документе следующие условия: признание незаконности деятельности до принятия последней положительной экспертизы (июнь 1999, объект – параметрическая скважина), предоставление материалов мониторинга, учет мнения общественности в будущем, обязательное информирование о последующих планах.

Итак, действия защитников природы разделились на несколько типов.

1. Действия в сфере информирования (инициация писем протеста, пресс-конференции, распространение информации через СМИ). К сожалению, приходится признать, что региональное руководство и ЛУКойл обращали мало внимания на письма природоохранных организаций России и Украины. Иное дело – письма из дальнего зарубежья. Как правило, на каждое из них следовал быстрый ответ, хотя иногда и полный неверной информации (например, ответ вице-губернатора Саратовской области В.А. Кайля № 3-07-02/1535 в августе 1997 года Президенту Немецкого Общества Защиты Природы г-ну Флашбарту). Пресс-конференция, сведя вместе все заинтересованные стороны, позволила изменить отношение к указанной проблеме со стороны многих СМИ. Что касается публикаций, то некоторые из них, наиболее яркие, приводили в полное замешательство «противника» и таким образом подталкивали его к «миротворческим действиям».

Таким образом, следует отметить высокую эффективность данного типа действий при малых затратах людских и временных ресурсов. Однако существует опасность «привыкания» государственных чиновников к протестам экологов и повышения «барьера чувствительности» при частых обращениях по многим поводам. Единственный выход – приход в государственные структуры более компетентных или заинтересованных персон или регулярная смена чиновников.

Нужно особо отметить активную кампанию поддержки наших действий на Украине. В ней приняли участие несколько украинских организаций, но наибольшую помощь оказала экологическая группа «Печенеги» (Харьков; С. Шапаренко), которая организовала сбор более 1000 подписей, провела конкурс детских рисунков о дрофе, опубликовала ряд материалов в СМИ на русском и украинском языках и даже выпустила специальную брошюру.

2. Прямые действия (акции Гринпис на территории вышки и в Москве, у офиса ЛУКойла). Данные действия в определенной мере способствовали популярности проблемы, особенно в центральных СМИ. По всей видимости, если разрешение проблемы не происходит в течение нескольких месяцев, такие акции просто необходимы.

3. Действия государственных органов (Госкомэкологии, прокуратуры, Думы и т.д.). Как мы понимаем, эти действия должны быть единственными, оперативными и эффективными. Но все это только в будущем. В этом конкретном случае нас порадовало понимание проблемы со стороны Госкомэкологии федерального и районного уровня (областной комитет занимал пассивную или противоположную позицию).

4. Судебный процесс. При всей цивилизованности метода следует отметить его затратность, причем не только в финансовом смысле. К тому же, пока не будет проведена судебная реформа, суды первой инстанции, всецело зависящие от региональных административных структур, не смогут объективно, на основании закона принимать ответственные решения.

И еще об одной проблеме, которую необходимо будет решать при проведении новых кампаний. Неожиданно встал вопрос ответственности членов экспертных комиссий при проведении экологических экспертиз. Экспертиз было проведено немало, некоторые из них даже не имели никакого правового характера и были необходимы в качестве «общественной поддержки» ЛУКойлу. При этом, например, председатель областной комиссии никогда не видел дрофу, уровень шума определял на слух и не проверяет данные в представленных документах. По всей видимости, настал момент более широкой огласки действий участников экспертиз и привлечения их к ответственности. Если такая информационная кампания будет эффективной, это поможет существенно снизить бюрократическое противодействие заинтересованных структур.

Мы уверены, что полученный опыт поможет нам в проведении будущих кампаний. По неподтвержденным сведениям, ЛУКойл не намерен уходить и предполагает пробурить новые скважины. Теперь уже на территории бывшего заказника, но все еще в районах массовой концентрации дрофы.

Контакт:
Антончиков Александр. Саратовское отделение СОПР.
410009 Саратов, ул. Мельничная 51/55 – 11.
Тел.: (8452) 52 89 78.
E-mail: rbcusb@overta.ru






Наверх
116 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России