Саранчовые в прериях Северной Америки | № 6 зима 2000 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№ 6 зима 2000

От редакции Саранча и степиСитуацияВосстановление степейОптимизация природопользованияРедкие видыИменаОбъявленияЗаконодательствоСобытия и фактыНовостиНовые книги Выходные данные журнала

Саранча и степи

Саранчовые в прериях Северной Америки

А.В. Лачининский, Дж.А. Локвуд, М.Г. Сергеев (Международная ассоциация прикладной акридологии, Университет штата Вайоминг, Ларами, США и Новосибирский государственный университет, Новосибирск)

Если вы окажетесь в прериях Северной Америки, то в глаза бросится их сходство со степями Евразии – похожи местные ландшафты, близки экологические особенности и характер включения человека в местные экосистемы. Значительно сходство и по выдающейся роли саранчовых, активно участвующих в переработке фитомассы и опада. В годы вспышек массового размножения саранчовые создают серьезные проблемы как для полевого земледелия, так и для пастбищного скотоводства на обоих континентах.

Саранчовые расселены по всей территории Северной Америки – от тундр Канады и Аляски до влажных тропических лесов Флориды и Панамского перешейка. Среди них многочисленны горные эндемики, особенно типичные для гор западной части континента и, как правило, представленные крайне разреженными популяциями.

Некоторые саранчовые в США считаются полезными и даже используются для биологической борьбы с сорняками на пастбищах. К таким видам относятся, например, Hesperotettix viridis, поедающий ядовитые виды сложноцветных, Hypochlora alba, специализирующийся на нескольких видах полыней, Melanoplus borealis, уничтожающий на высокогорных пастбищах ядовитые для домашних животных люпины, и Melanoplus occidentalis, выедающий генеративные органы и, следовательно, препятствующий расселению так называемой «колючей груши» – кактуса, являющегося бичом скотоводства полупустынь к северу от Мексики.

Вместе с тем, из более чем 700 видов, представляющих семейство настоящих саранчовых, примерно 30 являются относительно постоянными вредителями сельского хозяйства. Наиболее часто страдают от саранчовых 17 западных штатов, в первую очередь Айдахо, Вайоминг, Колорадо, Монтана, Северная и Южная Дакота, Юта. По оценкам американских специалистов, саранчовые прерий, в среднем, перерабатывают 21-23% надземной фитомассы, а в годы вспышек могут уничтожать всю зеленую растительность. Ежегодные потери от этих насекомых, включая затраты на борьбу, оцениваются в 400 млн долларов.

Все североамериканские виды саранчовых – это нестадные формы. Единственный вид, который можно было отнести к стадным мигрантам, – так называемая саранча Скалистых Гор (Melanoplus spretus). В XIX веке она была настоящим бедствием для фермеров. По своим размерам скопления этого вида не знали себе равных и превышали «затмевающие солнце» стаи чемпионов Старого Света – пустынной и перелетной саранчи. Например, в 1876 г. крупнейший энтомолог того времени Райли описал стаю, покрывшую 528 000 км2! Для установления точных ее размеров потребовалось несколько дней интенсивных поездок на лошадях. Ныне эта стая фигурирует в Книге рекордов Гиннеса, а вот самой саранчи Скалистых Гор уже не найти. На рубеже ХIХ и ХХ веков это единственное в США стадное саранчовое полностью вымерло и ныне представлено лишь несколькими десятками музейных экземпляров. Причиной тому послужило неблагоприятное сочетание экологических условий и деятельности человека. Во время депрессии, наступившей после очередной массовой вспышки, резервации вида сохранялись в долинах рек, которые активно осваивались под земледельческие культуры. В конце концов это привело к уничтожению стаций, пригодных для выживания данного вида, и из опаснейшего вредителя он превратился сначала в крайне редкий, а затем и в полностью вымерший вид: последний живой экземпляр саранчи Скалистых Гор был пойман в 1903 г.

В Евразии аналогичная участь постигла местные популяции мароккской саранчи (например, в Ферганской долине и в Крыму) и перелетной саранчи (в плавнях Приазовья). В настоящее время из-за иссыхания Арала там также существенно сократились местные, некогда обширнейшие, очаги перелетной саранчи. Даже итальянский прус считается крайне редким и охраняемым в некоторых странах Европы, например, в Германии.

Североамериканские саранчовые наибольший урон наносят пастбищам. Именно в пастбищных районах организуется система защитных мероприятий, включающая обследования и, если есть необходимость, обработки. Случаи повреждения сельскохозяйственных культур крайне редки. Наиболее вероятно, это связано с тем, что в отличие от наших видов, обычно предпочитающих злаки, большинство американских саранчовых питается преимущественно разнотравьем.

Кроме того, в Северной Америке есть массовые виды, зимующие на стадии личинок старших возрастов и появляющиеся в виде имаго уже ранней весной (в апреле-мае). В случае вспышки ущерб от таких саранчовых может быть значительным. Подобный «разнобой» в фенологии создает определенные трудности для мониторинга и проведения защитных мероприятий.

Последние крупные вспышки саранчовых в прериях были отмечены в 1964-65, 1974-76 и 1985-87 гг. Так, в одном только Вайоминге в 1985-86 гг. было обработано 2,7 млн га, а затраты на борьбу превысили 23 млн долларов.

В США экономическим порогом вредоносности считается плотность саранчовых в 9,6 экз./м2, что в целом соответствует принятой в России величине. Правда, исследования показали, что более реалистичным является куда более высокое значение – 25 экз./м2. Только тогда вмешательство человека (в первую очередь химическая борьба) становится экономически оправданным.

Основные сложности в организации обследований и управлении популяциями саранчовых в США связаны с чрезвычайно сложной системой землевладения – велика доля частных владений, есть земли, принадлежащие федеральному правительству, штатам, индейским племенам и т.п. Раньше федеральное правительство полностью или частично компенсировало затраты, связанные с этими мероприятиями, и координировало обследования. Но, начиная с 1996 г., обследования постепенно сокращались, а субсидии были постепенно сведены к нулю.

В связи с этим начали разрабатываться альтернативные методы оценки состояния популяций саранчовых, не требующие участия большого количества учетчиков, затрат их времени и труда. Это дистанционные методы и, в частности, основанные на расшифровке спутниковых снимков и использовании геоинформационных систем (ГИС). Подобный метод позволяет сконцентрировать традиционное обследование на небольшом количестве «горячих точек», быстро и достоверно оценить ситуацию на огромной территории, в том числе и в труднодоступных районах, и предложить оптимальную (в пространстве и времени) систему защитных мероприятий.

Для борьбы с саранчовыми в случае вспышек используется почти исключительно химический метод. В пастбищных ландшафтах разрешено использовать лишь два препарата: Сaвин (Карбарил) и Карбофос (Малатион). Для обработок обычно используются легкие самолеты, снабженные ультрамалообъемными опрыскивателями и способные поднять на борт не более 500 кг препарата. Ни одного пиретроидного препарата в США против саранчовых не применяется (хотя они разрешены в Канаде). Но на посевах сельскохозяйственных культур спектр разрешенных к применению препаратов значительно шире. Приманочный метод до недавнего времени широко практиковался в США, да и сейчас еще изредка и очень локально применяются приманки с Карбарилом на пшеничных отрубях. Такой метод является альтернативой опрыскиванию в тех случаях, когда нужно обработать участки в непосредственной близости от водоемов или около пасек. Биологические средства защиты (микроспоридия Nosema locustae) используются крайне редко из-за их высокой стоимости.

Как альтернатива высокозатратным и экологически ущербным сплошным обработкам исследователями Университета штата Вайоминг предложено применять полосные или «барьерные» обработки с пониженными дозировками препаратов. Это позволяет снизить обработанную площадь на 50-80%, но тем не менее эффективность оказывается высокой – от 80% и более. Это, по мнению американских исследователей, вполне достаточно для нестадных саранчовых. В целом такой подход очень важен с экологической точки зрения, так как позволяет снизить нагрузку применения химикатов на экосистемы, в том числе на полезные или нейтральные их компоненты. Вероятно, высокая эффективность данного метода связана с миграцией саранчовых с необработанных участков на обработанные, а также с более активным воздействием естественных врагов. Исследования в данной области продолжаются как в США, так и в России. Справедливости ради подчеркнем, что идея обработки не всей заселенной площади, а только ее части – это хорошо забытое старое: подобные методы обработок (например, кольцевые защитные барьеры вокруг злаковых посевов) рекомендовались Всесоюзным институтом защиты растений еще в 60-70-е гг. Кроме того, такой подход дает возможность частичного вывода из-под «удара» обработок полезных и редких видов насекомых, в том числе других видов саранчовых.

В последние десятилетия появились специальные компьютерные экспертные системы, рассчитанные на использование непосредственно фермерами. Так, с помощью программы «Прыгунчик» фермер, после введения в компьютер данных по погодным условиям, почве, численности саранчовых, а также экономических параметров, сам может оценить необходимость проведения защитных мероприятий и принять соответствующее решение. Позднее, специально для Вайоминга была разработана более совершенная экспертная система CARMA. Используя ее, фермер может «проиграть» различные сценарии борьбы и решить, выгодно ли ему тратить на нее деньги.

Мы видим, что опыт, накопленный в США, крайне важен для степных регионов России и сопредельных стран. Особенно важны разработки, направленные на поиск более экологически и экономически оправданных технологий обследования популяций и контроля численности саранчовых, а также опыт варьирования этими технологиями в зависимости от конкретной обстановки.

Развиваемые подходы связаны с минимизацией вмешательства человека в функционирование экосистем, что, в целом, отвечает задачам как поддержания уровня биологического разнообразия (в том числе и в агроэкосистемах), так и устойчивого развития.

Обзор подготовлен в рамках исследований по гранту НАТО EV970352.

Контакт:
Сергеев Михаил Георгиевич, д.б.н., профессор Новосибирского госуниверситета,
и.о. заведующего кафедрой общей биологии НГУ, ведущий научный сотрудник
Института систематики и экологии животных СО РАН (Новосибирск).
630090 Новосибирск, ул. Пирогова, 2. НГУ, каф. общей биологии.
Тел.: (3832) 39 75 64.
E-mail: mgs@fen.nsu.ru






Наверх
171 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России