За и против строительства каналов «Евразия» и Волго-Дон–2 | №31 зима 2011 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№31 зима 2011

Степной регионОптимизация использования степейЭкологическая сетьСтепи под охранойЗащита уязвимых видовСтепи в опасностиПроектыЗаконодательствоОбъявленияНовые книги

Степи в опасности

За и против строительства каналов «Евразия» и Волго-Дон–2

В.А. Миноранский (Ассоциация «Живая природа степи» и ЮФУ, Ростов-на-Дону)

История водного пути между Азово-Черноморским и Каспийским бассейнами

Идея искусственного соединения Азовского и Черного морей с Каспийским имеет долгую историю. Прорыть канал между Волгой и Доном пытались турецкий султан Селим II  (1569 г.) и российский царь Петр I (1701 г.). Впервые соединить Азовское и Каспий­ское моря каналом, проходящим по Кумо-Манычской впадине, предложил Луи Бюффон в 1757 г., которого поддержал П.С. Паллас. Этот вопрос неоднократно обсуждался и позднее. С 1860-х гг. гидрологи, геологи, инженеры и другие специалисты интенсивно исследовали Кумо-Манычскую впадину с реками Западный (далее З.) и Восточный (В.) Маныч, чтобы оценить возможность прокладки здесь водного пути из Дона в Каспий. Инженером М.А. Даниловым (1879–1882) был составлен проект такого канала, однако осуществить его не удалось, что было связано с техническими и финансовыми трудностями. Оставался нерешенным и вопрос, где взять воду для наполнения этого канала (Абдурахманов, Позняк, 2010). Маловодность водоемов Кумо-Манычской впадины явилась основной причиной ослабления интереса к идее сооружения этого судоходного канала (Рыжиков, 2007).

В 1920–1930-х гг. было составлен новый проект Манычского водного пути, предусматривающий переброску в Кумо-Маныч­скую впадину по каналам (Невинномысскому, Терско-Кумскому и Кумо-Манычскому) части стока р. Кубань и других рек Северного Кавказа. Намечалось построить семь плотин­, которые должны были образовать в долине­ Западного и Восточного Манычей пять водо­хранилищ, в том числе Усть-Манычское (длиной 65 км), Веселовское (100 км), Пролетарское (более 200 км), Чограйское (65 км) и Водораздельное (75 км), ограниченное двумя плотинами и русловыми валами (Круглова, 1972). Ниже, от Водораздельного водохранилища до Каспия, проектировался канал с плотиной при впадении в море. В 1932–1936 гг. были построены Усть-Манычское, Веселовское водохранилища и Межплотинный участок Пролетарского водо­хранилища; в 1948 г. – Невинномысский канал, по которому кубанско-егорлыкская вода потекла в Пролетарское и нижеследующие по течению З. Маныча Веселовское и Усть-Манычское водохранилища. К 1954 г. эта вода заполнила оз. Маныч-Гудило. В 1969 г. соорудили плотину на восточной границе будущего Чограйского водохранилища. На этом прокладка водного пути в Каспий закончилась. В послевоенные годы выяснилось, что для функционирования этого пути не хватит воды, которую предполагалось брать из бассейнов Кубани, Терека и Кумы. Тогда был построен Волго-Донской судоходный канал, соединивший бассейны двух морей.

Строительство перечисленных водохранилищ позволило рыболовецким и малотоннажным грузовым судам из Азовского моря и Ростова-на-Дону доходить до Дивненских мостов, а пассажирским – до г. Пролетарска. Заполнившая оз. Маныч-Гудило вода создала хорошие условия для обитания рыбы и дала возможность организовать рыбный промысел. Пресная вода Кубани, Большого (Б.) Егорлыка, Калауса, Дона, Кумы, пришедшая по каналам в Кумо-Манычские степи, способствовала интенсивному развитию здесь животноводства, полеводства и орошаемого земледелия, проникновению в эти районы лесонасаждений.

В засушливых условиях Западного Прикаспия испарение значительно преобладает над осадками. Высокая соленость почв, огром­ная поверхность оз. Маныч-Гудило, его мелко­водность, привели с годами к повышению ми­нерализации воды в Маныче. Уже в конце­ 1960-х гг. в связи с сокращением подачи воды из р. Кубани (до 300 млн м3 вместо 700), особенностями климата и почв минерализация воды начала увеличиваться не только в оз. Маныч-Гудило, но и в Веселовском водохранилище, куда вода поступает из Пролетарского. Вокруг Веселовского водохранилища в те годы интенсивно развивались орошаемое земледелие, рисоводство, рыбоводство, а сам водоем характеризовался большими рыбными и охотничьими ресурсами. Повышение солености до предельно пригодной для орошения полей заставило уже с 1966 г. наглухо закрывать Ново-Манычскую дамбу на период вегетации и всю воду, поступающую через Невинномысский канал, направлять в Веселовское водохранилище. В оз. Маныч-Гудило пресная вода попадала лишь с октября по май. Это привело к падению уровня воды в озере на 1,5 м и повышению ее солености с 7 до 13 г/л в средней части озера и с 13 до 33 г/л – в вос­точной, а также к значительному заилению и исчезновению части нерестилищ. Уже в 1969–1970 гг. гидрохимические и гидрологические условия здесь оказались неблагоприятными для жизни рыб. Уловы сазана, леща, судака и тарани значительно уменьшились, а рыбопродуктивность снизилась с 16,7 кг/га в 1966 г. до 4,6 кг/га в 1969 г. На р. Калаус осенью 1970 г. построили дамбу, направившую всю воду этой реки в Пролетарское водохранилище. В результате его уровень поднялся на 1,5 м, а вода в Маныч-Гудило распреснилась до 16,2 г/л (Круглова, 1972). Но в дальнейшем повышение солености в водохранилищах заставило полностью закрыть Ново-Манычскую дамбу и всю кубанско-егорлыкскую воду через Межплотинный участок направить в Веселовское водохранилище. Это вновь привело к быстрому повышению минерализации воды и потере рыбохозяйственного значения оз. Маныч-Гудило. Выжили только акклиматизированный позднее в озере пиленгас, колюшки и морские иглы. Пропуск части пресной воды в последнее десятилетие из Б. Егорлыка через Ново-Манычскую дамбу в Пролетарское водохранилище не оказал влияния на соленость оз. Маныч-Гудило. Повышение минерализации и падение уровня воды в озере продолжаются. Судоходство не ведется. Антропогенное опустынивание степей в районе оз. Маныч-Гудило и Восточного Маныча в 1980–1990-е гг., экономический кризис привели к падению интенсивности хозяйственной деятельности, уровня жизни и численности населения. Тогда же была предпринята попытка строительства канала Волга–Чограй, но его забросили, прокопав только 60–80 км.

Значение Кумо-Манычской впадины для сохранения биоразнообразия

Строительство водохранилищ оказало положительное влияние на пернатое население. Огромные водные просторы оз. Маныч-Гудило с многочисленными островами, полуостровами и заливами, окруженные большими территориями нераспахиваемой степи, привлекли на гнездование множество водоплавающих и околоводных птиц, в том числе хозяйственно ценных (серого гуся, крякву, серую утку, нырков и др.) и редких, занесенных в Красные книги (кудрявого и розового пеликанов, колпицу, черноголового хохотуна, чеграву и др.). В степи вокруг озера гнездятся журавль-красавка, дрофа, стрепет, степной орел, курганник, птицы других редких и ценных видов. Здесь сохранились многие редкие степные растения (тюльпаны Геснера, Биберштейна и двуцветковый, касатики и т.д.), насекомые, рептилии, звери (ушастый еж, корсак, перевязка, сайгак и т.д.). Через оз. Маныч-Гудило проходит основной миграционный путь пернатых из северных и центральных районов Европейской России. На пролетах и кочевках здесь останавливаются тысячи особей белолобого и серого гусей, пискульки, краснозобой казарки, огаря и многих других птиц.

В целях сохранения и восстановления биоразнообразия степей, которые подверглись сильной антропогенной деградации, в Кумо-Манычской впадине были организованы заповедники «Черные земли» (орнитологический участок «Маныч-Гудило», 1996 г.) и «Ростовский» (1995 г.). Благодаря их деятельности к настоящему времени восстановился степной травостой, возросла численность многих видов животных (журавля-красавки, стрепета, пеганки, огаря, серой куропатки, зайца и др.), увеличилось поголовье птиц, останавливающихся здесь во время миграций (серого журавля, дрофы, белолобого гуся, пискульки, краснозобой казарки и т.д.). Оба заповедника получили статус биосферных резерватов ЮНЕСКО.

Новый старый канал

После прокладки Волго-Донского канала и строительства водохранилищ в Кумо-Манычской впадине прошли десятилетия. Несомненно, инженерные, технические, природные и другие условия создания водного пути по Манычу изменились. В некоторых отношениях они улучшились, в других – ухудшились. Мы специально подробно осветили имеющийся опыт, чтобы можно было более объективно оценить новый проект строительства канала и прогнозировать влияние его реализации на экологическую ситуацию в регионе.

Новые проекты каналов «Евразия» и Волго-Дон–2 предполагают использование­ российской водотранспортной системы в меж­дународной транспортной интеграции государств Каспийского, Черноморского и Средиземноморского регионов. Канал (один из них) должен стать составной частью международной системы грузовых и пассажир­ских сообщений между Азией и Европой. Прокладка канала «Евразия» планируется по трассе: Каспийское море – реки Кума, В. и З. Манычи – Азовское море. В концевых частях возможны варианты выхода в Каспийское море на участке от Кизлярского залива до проектируемого порта Лагань; в Азовском море – на участке от порта Азов до порта Ейск. По второму варианту (Волго-Дон–2) планируется строительство второй нитки Волго-Донского судоходного канала параллельно ныне существующей. По каналу «Евразия» через Маныч предполагается проход морского и речного транспорта с использованием судов типа «река-море» грузоподъемностью до 10 тыс. т и баржебуксирного состава – до 15 тыс. т. Длина расчетного судна – до 140 м, толкаемого состава судов – до 260 м; ширина соответственно – до 17 и 24 м; грузовая осадка – до 5 и 3,5 м. Ориентировочные расчетные параметры шлюзовых камер 300×30×6,5 м, ширина каналов – 62 м, глубина от минимального судоходного уровня – 6,5 м, радиу­сы закругления – 750 м. По предварительным исследованиям, объем перевозок грузов по каналу в заданных габаритах составит 35 млн т (неф­те­наливные – 10 млн т, сухогрузные – 25 млн т). Окупаемость затрат на строительство канала и флота составит до 10 лет. Наиболее важное значение в транспортировке грузов из Каспия в Европу будут иметь нефть и нефтепродукты. Таковы были предварительные расчеты, выполненные несколько лет назад. Проект канала «Евразия» имеет преимущества по сравнению с каналом Волго-Дон–2 по протяженности (700 и 1500 км), грузопропускной способности (45 и 16 млн т) и количеству шлюзов (6 и 18).

Политический, транспортный и некоторые другие резоны создания новой водной ар­терии, соединяющей Каспий с европейскими­ морями, освещены в СМИ и понятны. В настоящее время работы по проектам каналов «Евразия» и Волго-Дон–2 лоббируются и ве­дутся транспортниками РФ и Казахстана, ОАО «Институт Гидропроект», Южным научным центром РАН. Строительство канала «Евразия» активно поддерживал бывший гла­ва Калмыкии К. Илюмжинов. К сожалению, данные о ведущихся исследованиях и их результатах в открытых источниках информации отсутствуют. Представляемые для обсуждения сведения носят, как правило, очень общий, концептуальный характер. Население же заинтересовано в детальной информации, ее недостаток восполняется домыслами. Возможно, именно с этим связано отрицательное отношение людей к этим проектам. Сторонники каналов пока малочисленны, противников гораздо больше. Против строительства канала­ выступили предыдущий глава Ростовской области В. Чуб, директор Института водных проб­лем (ИВП) РАН В. Данилов-Данильян, уче­ные Южного федерального, Ставрополь­ско­го, Калмыцкого университетов, Северо-Кавказ­ского технического университета, Института ди­намики геосферы РАН, ихтиологи АзНИИРХа и Цимлянскрыбвода, многие другие. В октябре 2010 г. перспективы строительства обсудил Научно-технический совет при Ростоблкомприроде, на котором критически были рассмотрены имеющиеся материалы и вопросы возможного влияния каналов на экологическую ситуацию юга страны.

Откуда возьмется столько воды?

Одним из важных вопросов для любого варианта канала являются источники воды и ее объемы. Пресная вода на юге европейской части России является дефицитом, и с годами положение обостряется. Она в большом количестве расходуется для промышленных, сельскохозяйственных и бытовых целей, в ряде случаев недостаток воды сдерживает производство. Как отмечает директор ИВП РАН, потребность в воде на Кубани удовлетворяется­ не более чем на 60 %, и уже сегодня из-за де­фицита воды встает вопрос о перестройке струк­туры экономики Краснодарского края в пользу наименее водоемких производств. Рыбаки Дона уже не одно десятилетие просят делать специальные попуски воды из Цимлянского водохранилища в период нереста рыбы, но водники отвечают, что тогда воды не хватит на все остальное – для судоходст­ва, орошения, промышленных предприятий. В результате рыбные ресурсы сокращаются. Вода, которую использует население, уже сейчас­ некачественная, негативно влияет на здоровье населения (в Калмыкии и других районах). Понятна поддержка К. Илюмжиновым прокладки канала при условии строительства в республике нескольких пресноводных водохранилищ. Но для этих водохранилищ необхо­дима вода из Волги или других рек, где она в дефиците. На Дону известны случаи, когда из-за недостатка воды пассажирские суда не могли спуститься до Ростова, только до Волго­донска. Летом 2010 г. уровень воды в р.Дон выше Волго-Донского канала резко снизился, а в районе ст. Вешенской Дон можно было в некоторых местах даже переходить вброд. Подобная­ ситуация имела место и в жарком 2007 г. Маловодные годы будут повторяться, но это почему-то не учитывается проектировщиками. Уже сейчас водозаборные сооружения в нижнем течении Дона в такие годы работают на пределе своих возможностей. Существующие обводнительные и оросительные каналы по ряду причин пропускают значительно меньший объем воды по сравнению с проектной нор­мой, что существенно снижает их эффективность и негативно сказывается на самих каналах.

Представляется, что сейчас маловероятно обеспечить новый канал требуемым объемом водных ресурсов без негативных последствий для природных и хозяйственных комплексов, без снижения благосостояния населения. Потепление климата приведет, с одной стороны, к усилению испарения, дополнительным потерям воды и росту дефицита водных ресурсов, с другой – к увеличению потребности в ней у уже существующих водопользователей. Следует учитывать, что в Ростовской области и других южных регионах промышленность и сельское хозяйство (в том числе орошаемое) в дальнейшем будут развиваться и потребность в водных ресурсах будет возрастать. Для обсуждения и принятия того или иного варианта проекта, оценки их целесообразности и возможности реализации необходимы точные, хорошо обоснованные данные о потребностях и объемах водных ресурсов, их источниках, влиянии забора значительного количества воды из рек на экологические, хозяйственные, социальные, экономические и другие перспективы развития территорий в бассейнах этих рек-доноров и многие другие.

Экологические последствия

Недостаток воды на юге России – это не единственная проблема каналов «Евразия» и Волго-Дон–2. Природная среда аридной зоны весьма уязвима, и строительство здесь таких крупных гидротехнических сооружений окажет на нее значительное влияние на большой территории. При прохождении канала по Манычскому водному пути соленая вода оз. Маныч-Гудило (соленостью 40 г/л и выше) будет поступать в Веселовское и Усть-Манычское водохранилища. Это приведет к повышению минерализации воды в них (подобная ситуация уже была, и она заставила перекрыть Ново-Манычскую дамбу) и засолению окружающих территорий, негативно скажется на сельском хозяйстве, рыбоводстве и рыбных ресурсах тех районов, где находятся эти водохранилища.

Глубина оз. Маныч-Гудило – небольшая (средняя 2–3 м, максимальная 4,5 м), водоем постоянно заиливается под влиянием разрушения берегов и частых волнений воды, а уровень воды в последние годы падает. Строительство и эксплуатация канала приведет к нарушению, а в ряде случаев и к разрушению биотопов многих растений и животных. Проход по мелким в настоящее время водоемам крупнотоннажных судов с осадкой 3,5–5 м потребует постоянного углубления фарвате­ра. Строительство канала Волго-Дон–2 также потребует выполнения значительных объемов дноуглубительных работ, а возможно, и расширения фарватера почти на всем протяжении от места впадения канала в Дон до донского устья. Прохождение по водохранилищам (в случае канала Волго-Дон–2 – по Дону) крупных танкеров и других судов вызовет загрязнение воды и суши, значительно усилит разрушение берегов, мест нерестилищ рыбы и гнездования околоводных птиц, что ускорит сокращение рыбных и охотничьих ресурсов, падение численности уязвимых видов животных. Для рыбных ресурсов Дона и всего Азово-Донского рыбохозяйственного бассейна отрицательное значение канала Волго-Дон–2 будет очень велико, так как водный путь пройдет через весь Нижний Дон, где еще сохранились остатки прежнего рыбного богатства. Донская рыба будет обречена. О маловероятных, но все же иногда случающихся авариях танкеров мы даже не говорим – понятно, что такая авария приведет к экологической ката­строфе всего Нижнего Дона.

Западный Маныч полностью входит в территорию водно-болотных угодий международного значения «Озеро Маныч-Гудило» и «Веселовское водохранилище», выделенных и охраняемых в соответствии с Рамсарской конвенцией. Россия отвечает перед международной общественностью за сохранение здесь природных ресурсов. На оз. Маныч-Гудило и в восточной части Кумо-Манычской впадины расположены биосферные резерваты ЮНЕСКО (биосферные заповедники) «Черные земли» и «Ростовский». Кроме того, здесь находятся природные заказники «Морской Бирючок», «Каспийский», «Состинский», «Южный», «Чограйский», «Зунда» и другие, сохраняющие все современное биоразнообразие степей и степных водоемов, создающие благоприятные условия для мигрирующих пернатых. Участок «Кизлярский залив» заповедника «Дагестанский» также имеет очень высокую ценность для воспроизводства и нагула рыб у дагестанского побережья Каспия. Прохождение через эти охраняемые территории канала «Евразия» неизбежно приведет к многочисленным негативным последствиям для природных экосистем, включая все вышеупомянутые. Пострадают популяции многих размножающихся здесь видов, занесенных в Красную книгу России. Возникнет дополнительная опасность для сайгака – вида, критически угрожаемого в мировом масштабе. Фактор беспокойства при прохождении водного транспорта ухудшит условия отдыха перелетных птиц, что негативно скажется на состоянии ресурсов этих пернатых во всей европейской части России. Понесут потери рыбные ресурсы.

Реконструкция имеющихся водоемов Маныча и прокладка канала могут привести к дальнейшему повышению уровня грунтовых вод, заболачиванию и засолению значительных площадей пахотных и пастбищных земель, выводу их из хозяйственного использования и подтоплению населенных пунктов, что уже имеет место во многих районах Ростов­ской области и Краснодарского края. На Дону подтопление сейчас отмечено практически по всему югу и юго-востоку области, в немалой степени это обусловлено фильтрацией из Цимлянского водохранилища и Донского магистрального канала.

При строительстве и эксплуатации канала возникнут проблемы складирования изымаемого грунта, в том числе при регулярном проведении дноуглубительных работ по всему Нижнему Дону (канал Волго-Дон–2), Кумо-Манычской впадине («Евразия») и Таганрогскому заливу (оба канала). Изменение гидрологии и рельефа местности не может не отразиться на природных экосистемах.

Баланс выгод и издержек

Ожидаемые затраты на строительство канала «Евразия» и флота оцениваются в 3,5–4 млрд дол. США. Но ни эта сумма, ни указанный выше срок окупаемости не принимают во внимание стоимость ущерба природным ресурсам Ростовской области, Калмыкии, Ставропольского края и Дагестана. В оценку стоимости строительства и эксплуатации транспортного коридора необходимо закладывать расходы на поддержание канала в рабочем состоянии, на ликвидацию связанных с ним негативных процессов в природе (борьбу с засолением и заболачиванием почвы и эрозией берегов, восстановление рыбных и охотничьих ресурсов и т.п.).

Проектировщики крупных сооружений, оценивая их как экономически выгодные, обычно учитывают затраты на строительство и пуск, в лучшем случае – на ближайшие перспективы эксплуатации. Многие обещания просто не выполняются после официальной сдачи объекта. Так, проектировщики Цимлянской и других плотин включали в проекты различные рыбопропускные сооружения и обещали, что плотины не повлияют на рыбные ресурсы Дона. Результаты всем хорошо известны. К тому же негативные последствия больших гидросооружений имеют свойство нарастать со временем и достигают максиму­ма через 10–30 и более лет эксплуатации (примеры Цимлянского, Краснодарского и других водохранилищ, оросительных сетей и т.д.). Строительство этих сооружений порой обходится дешевле, чем их эксплуатация и ликвидация негативных явлений. В проектах это должно быть предусмотрено и предложены эффективные решения. К сожалению, для широкого круга ученых и специалистов, для общественности в целом остается неизвестным, что делается в этом направлении проектировщиками канала.

Недавно завершена экспертная оценка параметров двух возможных вариантов канала («Евразия» и Волго-Дон–2 – Абдурахманов, Позняк, 2010). Как отмечает газета «Известия» (от 28.09.2010 г.), результаты этой экспертизы, сделанной институтом «Гидропроект» и рядом субподрядных организаций, имеют гриф «Секретно». Они будут представлены для рассмотрения совместной российско-казахстанской рабочей группе, которой предстоит выбрать лучший из вариантов и предложить его для вынесения окончательного решения главам России и Казахстана. Стоимость этой экспертизы, профинансированной Евразийским банком, составила 2,7 млн дол. Деньги большие и работа, вероятно, выполнена солидная, но настораживает ее засекреченность. Причину секретности можно понять: тот, кто обладает доступом к информации, будет иметь выигрыш при получении многомиллионных заказов при предстоящем проектировании канала. Но не надо забывать, что речь идет о регионе, который является основной житницей всей страны, снабжающей ее хлебом, маслом, овощами, фруктами, мясом и другими продуктами. Сегодняшняя кратковременная выгода отдельных лиц и организаций может в дальнейшем привести к большому ущербу для всей страны, что мы сейчас нередко наблюдаем в отношении многих крупных строек прошлого. Реализация подобных крупнейших проектов требует глубокого и всестороннего анализа и обсуждения, так как они затрагивают интересы и благополучие всего населения России.

Альтернативы и решения

Решение о реализации проектов нового водного пути из Каспия в Азовское море должно приниматься на основании всесторонней непредвзятой оценки экологических, хозяйственных, экономических и других по­следствий, выполненной с привлечением ком­петентных специалистов (в том числе и ино­странных), и при условии разработки мер по минимизации негативных воздействий на окружающую среду. Пока такой оценки нет, зато имеется большое количество вопросов.

Как было отмечено на заседании Научно-технического совета Ростоблкомприроды,  представители водного транспорта и судовладельцы рассматривают водные объекты, прежде всего, как транспортные пути, которые можно альтернативно выбирать. В то же время, водные объекты – это  источники питьевого и хозяйственного водоснабжения, среда обитания живых организмов, объекты рекреации и т.п., и в этом качестве им, в большинстве случаев, альтернативы нет. Поэтому понимание незаменимости водных ресурсов водоемов для обеспечения жизненно важных интересов общества, сохранения окружающей среды должно лежать в основе любых решений по их хозяйственному использованию, в том числе – для целей судоходства.

Целесообразно было бы всесторонне обсудить возможности транспортировки грузов из Каспийского региона в Европу по трубо­проводам и железнодорожным транспортом. Кроме прочего, это позволило бы значительно уменьшить риск катастрофического загрязнения нефтепродуктами Дона и Волги. Существующие транспортные системы, в том числе и водные, работают далеко не на полную мощность, и здесь тоже имеются значительные резервы для перевозки водным транспортом менее опасных грузов. Несомненно, имеются и другие пути увеличения перевозок. Рассмотрение альтернатив всерьез еще практически и не начиналось.

Литература

Абдурахманов Г.М., Позняк В.Г. 2010. Об экологических аспектах сооружения канала «Евразия» // Юг России: экология, развитие, № 3. 7–10.

Круглова В.М. 1972. Пролетарское водохранилище. Ростов-на-Дону: Изд-во Ростов. ун-та. 180 с.

Рыжиков А.И. 2007. Проект XIX века // Мелиорация и водное хозяйство, № 3. 53–55.

Контакт:

Виктор Аркадьевич Миноранский, председатель Ассоциации «Живая природа степи», проф. кафедры зоологии Южного федерального университета
Ассоциация «Живая природа степи»
344011 Ростов-на-Дону, ул. Тельмана, 10
тел./факс: (863) 290 71 57
E-mail: eco@aaanet.ru






Наверх
925 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России