Как строить экосеть Украины: снизу вверх или сверху вниз? | №31 зима 2011 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№31 зима 2011

Степной регионОптимизация использования степейЭкологическая сетьСтепи под охранойЗащита уязвимых видовСтепи в опасностиПроектыЗаконодательствоОбъявленияНовые книги

Экологическая сеть

Как строить экосеть Украины: снизу вверх или сверху вниз?

А. Василюк, В. Костюшин, Г. Коломицев (Институт зоологии, Киев)

Работа над созданием экологической се­ти (ЭС) началась в Украине с конца 1990-х гг. (Шеляг-Сосонко, 1999*). В 2002 г. на уровне Закона Украины утверждена Общегосударст­венная программа формирования национальной экосети Украины на 2002–2015 гг. Согласно ей, ЭС является системой полигональных участков – «ядер», каковыми преимущественно являются ООПТ высокого ранга (заповедники, национальные парки и пр.), и экологических коридоров, соединяющих «ядра» в единую пространственную сеть. Законодательно был утвержден перечень меридиональных и широтных экологических коридоров. Для реализации общегосударственной программы по административному принципу разрабатываются и утверждаются областные программы формирования экосети, согласно которым каждая область должна разработать свою региональную схему экосети (РСЭС) и региональные программы формирования экосети. На сегодняшний день почти все области разработали свои РСЭС. Административный принцип формирования экосети и законодательно утвержденный перечень экокоридоров общегосударственного значения стали причиной того, что планирование региональных схем во многом пошло путем детализации фрагментов национальной ЭС на уровне областей.

На наш взгляд, избранный более десяти лет назад путь административного формирования ЭС несовершенен по ряду причин, в том числе ввиду появившихся за это время новых технологических возможностей (как минимум – развитие технологий ГИС и появление общедоступных космических снимков), и должен быть существенно пересмотрен.

Прежде всего приходится признать, что получившиеся экосети в ряде случаев оказались экологически ущербными и не способны выполнять ту функцию, ради которой были задуманы. Один из самых очевидных примеров – отсутствие в составе утвержденных РСЭС степных участков, несмотря на то, что 40 % территории Украины лежит в степной зоне. Другим примером является проектирование экокоридоров вдоль рек. На законодательном уровне были определены меридио­нальные речные коридоры национального зна­чения – Днепровский, Южно-Бугский, Деснянский и пр., которые действительно являются миграционными путями для ряда вида животных. Но тот же подход был автоматически перенесен на малые реки на региональном уровне. Это нашло отражение во многих РСЭС, где запланированы экологические коридоры вдоль малых рек, без учета того, что почти все населенные пункты Украины расположены на реках, чем тысячи раз прерывают целостность гипотетических экокоридоров. Отсутствие координации при разработке РСЭС и слабая методическая база привели к тому, что для большинства областей, кроме Карпатского региона, эти схемы разработаны по индивидуальным, нередко надуманным прин­ципам и в результате кардинально отличаются друг от друга или просто не стыкуются между собой.

Немало замечаний можно высказать и в адрес региональных программ формирова­ния экосети. Один из негативных примеров – Программа формирования национальной экологической сети в Одесской области на 2005–2015 гг. (утверждена 18.11.2005 г. решением Одесского облсовета). Программа не просто не соответствует приоритету сохранения природных комплексов региона, редких растительных сообществ и видов растений и животных, занесенных в Красную книгу Украины, она ему противоречит. Так, предусматривается консервация сельскохозяйственных угодий на склонах крутизной более 5–7°. В идеале она представляет простой путь восстановления деградированных земель в зональные биомы тех территорий, где она осуществляется. Консервацию можно осуществлять двумя путями – залужением или облесением. В прошлом было задумано, что облесение деградированных земель применяется для восстановления лесов в Полесье, а залужение – для лугов и степей в степной зоне. Но в программе формирования экологической сети степной Одесской области заложено только финансирование работ по облесению на 18,5 тыс. га, и вообще не предусмотрено финансирование залужения. Степные участки в РСЭС Одесской области не обозначены вовсе, зато показаны «деградированные земли» и участки, предназначенные для облесения (практически все расположены на склонах балок и вдоль рек). Фактически же как раз они и являются участками степей, которые таким образом бу­дут уничтожены при реализации област­ной­ программы формирования экосети (!). На­помним, что уничтожение мест обитания «крас­нокнижных» видов запрещено законодательством. А между тем в Одесской области встречается не менее 69 видов животных и 65 видов растений (включая 8 обитающих только здесь), занесенных в Красную книгу Украины, которые могут существовать только в составе степных природных комплексов. Кроме того, в соответствии с ратифицированной Украиной Европейской ландшафтной конвенцией (Флорентийской конвенцией от 20.10.2000 г.) все земли, покрытые естественной степной растительностью, должны подлежать охране (поручение Кабинета Министров Украины от 8 июня 2009 г. № 30359/1/1-09 «О сохранении степных экосистем»**).

Учитывая вышеизложенные недостатки, в апреле 2010 г. мы обратились в Минприроды Украины с просьбой отменить Программу формирования национальной экологической сети в Одесской области или внести в нее соответствующие изменения, после чего она была направлена на доработку. Сходная ситуация наблюдается и в ряде других степных областей Украины, в частности в Луганской, Николаевской и др. областях.

Концептуальная ущербность экологиче­ской сети Украины, реализовавшаяся в неполноценных схемах и программах регионального уровня, побуждает вернуться к иной идее создания экосетей. Региональные экосети должны формироваться «снизу вверх», основываясь не на формально заданных схемах более высокого ранга, а на реально существующих ландшафтных элементах. Мысль эта сама по себе далеко не оригинальна, однако в настоящее время она может быть реализована намного легче, чем это было бы еще 10–15 лет назад.

Первым этапом разработки конфигура­ции РСЭС должно стать построение карты­ так называемого природного каркаса эко­се­ти. Природный каркас экосети – это сово­куп­ность всех территорий, находящихся в природном и полуприродном состоянии и играющих определенную роль в существовании и перемещении животных и растений. В состав каркаса входят все имеющиеся в пределах региона леса, другие многолетние насаждения (в том числе, сады), болота, поймы, луга, степные участки и искусственные пастбища, неудобья, осыпи, акватории и другие природные и полуприродные территории. Выделение таких территорий не зависит от формы их использования или собственности, целевого назначения и позиции пользователей или органов местного самоуправления. Технически, в первом приближении это несложно сделать с помощью имеющихся электронных карт и космических снимков, например доступных в Google Earth. Затем полученные контуры переносятся в ГИС. Так, в течение нескольких месяцев мы выделили все крупные степные участки (от 500 га и более) для бассейна Южного Буга (11 % территории Украины). Оказалось, что степи составляют основу экосети для почти половины этой территории.

Для дальнейших шагов важна также кар­тографическая информация о существую­щих разрывах экосети – контуры населенных пунктов, промышленная и транспортная инфраструктура. Все это есть на векторных электронных картах.

После формирования набора базовых векторных слоев можно перейти к планированию экокоридоров, ядер и территорий для восстановления (ренатурализации). Например, мы провели эти работы с помощью программного пакета ArcGIS (ESRI, USA). Чтобы выделить территории, приоритетные для ренатурализации, с помощью стандартных функций ArcGIS были объединены контуры природных биотопов, расстояние между которыми составляет меньше 1 км, результаты сохранили в виде отдельного слоя. Ренатурализация именно таких участков, при относительно небольших затратах, резко повысит связанность экосети и укрупнит ее природные элементы, что очень важно для сохранения биоразнообразия. Для природных участков, расстояние между которыми составляет более 1 км, были спланированы экокоридоры (они внесены в ГИС как отдельный слой). Использование сложных алгоритмов для планирования коридоров в наших условиях практически невозможно, как из-за отсутствия соответствующей информации (прежде всего о биоразнообразии выделенных природных участков), так и по причине несовершенства самих алгоритмов и разработанных на их основе программ. Поэтому мы планировали коридоры на основе двух простых принципов: (1) соединение участков по кратчайшему расстоянию и (2) невозможность прохождения коридоров через населенные пункты или иные крупные препятствия антропогенного характера. При этом коридорами между собою не обязательно связывались однотипные биотопы, например, только степь со степью или лес с лесом. Мы исходили из того, что, во-первых, в биотопической мозаике часто ближайшими соседями оказываются разнотипные биотопы, особенно в лесостепной зоне, во-вторых – любые пространственно связанные между собой природ­ные территории более ценны для сохранения биоразнообразия, чем пространственно разобщенные. В таких условиях возрастает и общая протяженность экотонов, являющихся, как известно, зонами концентрации видового разнообразия.

Корректное выделение ядер экосети возможно лишь при наличии детальной информации о состоянии биоразнообразия природных территорий. К сожалению, в ближайшие годы надеяться на получение нужной информации не приходится. Парадоксально, государство создает экосеть для сохранения биоразнообразия, но в то же время упорно не хочет финансировать сбор необходимых данных о его современном состоянии. Это не только снижает качество создаваемой экологической сети, но и делает невозможным последующий мониторинг ее состояния. Проблема нехватки информации особенно актуальна для степных участков, которые являются основой экосети в южной части Украины, но при этом очень слабо изучены.

Тем не менее, в первом приближении выделить ядра можно, исходя из размеров природных участков и ориентируясь на существующую сеть охраняемых природных территорий. Указанные критерии в условиях дефицита актуальной и полноценной информации выступают в качестве взаимодополняющих. Как правило, чем крупнее природный или полуприродный участок, тем он ценнее для охраны животного мира, и выделение таких участков в качестве ядер, даже при отсутствии биологической информации об этих территориях, вполне правомерно. Если же эти участки обладают статусом ООПТ, их включение в экосеть становится тем более обоснованным.

Существенно, однако, что нельзя исходить из обратного и выделять ядра только на основании существующих ООПТ. Причин этому несколько. Во-первых, ООПТ создаются, как правило, только в тех местах, где проводились исследования (то есть, были данные для подготовки научного обоснования создания охраняемой территории), и где удалось получить согласование землепользователей. Большинство территорий, для которых обосновано создание ООПТ, остаются пока не имеющими этого статуса, нередко ООПТ создаются на значительно меньших площадях, чем это было предложено. Соответственно, набор территорий, нуждающихся в заповедном статусе далеко не исчерпывается существующими ООПТ. Во-вторых, такие категории ООПТ Украины, как национальные природные парки, биосферные заповедники и региональные ландшафтные парки, нередко включают в свой состав населенные пункты и пахотные земли. Подобные ООПТ невозможно целиком включать в экосети (и это одна из самых распространенных ошибок в существующих РСЭС). Таким образом, сеть ООПТ сама по себе не может быть полноценной основой для формирования экологической сети.

Особенно это актуально для степной зоны Украины, так как количество степных охраняемых территорий в целом невелико. Напротив, развитие экосети как подхода, изначально ориентированного на визуализацию полной картины приоритетов для территориальной охраны, может и должно послужить толчком для формирования более полноценной сети ООПТ.

Хотелось бы надеяться, что государ­ственные структуры, занимающиеся разработкой экологической сети, как на общегосударственном, так и на региональном уровнях, прислушаются к мнению ученых, и в основу построения экосети будет положен анализ существующего природного каркаса, а не административный принцип и детализация на местах гипотетических элементов экосети национального уровня. Этому, вероятно, поспособствует готовящееся постановление Кабинета Министров Украины, согласно которому элементы экосетей необходимо будет фиксировать в земельном кадастре. Как это будет делаться, если в половине имеющихся РСЭС экокоридоры смелым росчерком изображены в виде «магистралей» шириной в полсотню километров и состоят на 90 % из пахотных земель и населенных пунктов? Рано или позд­но, все РСЭС придется переделать именно по принципу «снизу вверх». И предложенный нами подход позволяет сделать это наиболее простым путем. Особо отметим, что это крайне важно для полноценного включения в экосеть степей и прочих природных территорий степной зоны.

Контакт:

Алексей Владимирович Василюк
Институт зоологии им. И.И. Шмальгаузена НАН Украины
Украина 01601 Киев, ул. Богдана Хмельницкого, 15
Тел.: (097) 100 04 73
E-mail: vasyliuk@gmail.com,
v.kostiushyn@gmail.com,
g.kolomytsev@gmail.com


* Розбудова екологічної мережі. 1999 / Під ред. Ю.Р. Шеляга-Сосонка. К. 127 с.

** Поручение Кабинета Министров Украины от 8 июня 2009 г. № 30359/1/1-09 «О сохранении степных экосистем» обязывает областные государственные администрации и территориальные органы Минприроды Украины не согласовывать под облесение степные участки и формировать на их базе сеть перспективных ООПТ.






Наверх
322 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России