Степи в Польше? Они есть, но нуждаются в срочном спасении | №31 зима 2011 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№31 зима 2011

Степной регионОптимизация использования степейЭкологическая сетьСтепи под охранойЗащита уязвимых видовСтепи в опасностиПроектыЗаконодательствоОбъявленияНовые книги

Степной регион

Степи в Польше? Они есть, но нуждаются в срочном спасении

Катерина Баранская (Клуб натуралистов, Свебодзин, Польша) и
Анна Цвенер (Университет им. М. Склодовской-Кюри, Люблин, Польша)

Степи в узком значении этого слова являются зональными растительными сообще­ствами регионов с континентальным климатом. Участки теплолюбивой травянистой растительности, встречающиеся в Польше, имеют характер экстразональных обедненных нарушенных фрагментов степей. В отличие от настоящих степных сообществ, их здесь принято называть ксеротермической (ксеротермной, теплолюбивой) растительностью (и даже просто – ксеротермами) (Medwecka-Kor­naś, Kornaś, 1977). Наиболее типичные ксе­ротермы встречаются в южной Польше – в Силезии, на Малопольской и Люблинской возвышенностях, а также в окрестностях Перемышля, а в северной Польше они есть в нижнем течении Вислы и Одры. Ксеротермические сообщества занимают участки со специфическими микроклиматическими условиями – высокими температурами почвы и воздуха, сильной инсоляцией и малой влажностью. Преимущест­венно это сухие, солнечные склоны холмов, речных долин и балок, главным образом южной или западной (реже восточной) экспозиции. Как правило, под такими сообществами развиты неглубокие, часто каменистые почвы, имеющие характер дерново-карбонатных почв (рендзин), каштановых почв или черноземов (Medwecka-Kornaś, Kornaś, 1977; Perzanowska, Kujawa-Pawlaczyk, 2004).  

Происхождение ксеротермической растительности

Ксеротермы являются наиболее северо-западными местонахождениями видов, основной ареал которых охватывает Среднюю Азию, Причерноморье, Паннонскую низменность и Средиземноморье (Kozłowska, 1931; Pawłowska, 1977; Zając, Zając, 2009). На территорию Польши этот тип растительности распространился в результате нескольких волн миграции. Существующая растительность в основном четвертичного происхождения. Однако предполагают, что на юго-востоке Польши некоторые степные виды появились еще в третичное время и пережили плейстоцен. В четвертичное время миграция происходила, вероятно, тремя главными путями: Подольским – с территории Бессарабии и Подолья через Люблинскую и Малопольскую возвышенности, а оттуда на север до нижней Вислы; Моравским – с Паннонской низменности через Моравию и Моравские ворота в верхнюю Силезию и на Малопольскую возвышенность, а далее на север вдоль долин Вислы и Варты; Бранденбургско-Поморским путем – из Тюрингии через бассейн средней Лабы в долину нижней Одры и Вислы, а также Нижнюю Силезию (Dziubaśtowski, 1916; Kozśowska, 1925; Gajewski, 1937; Szafer, 1950, 1977; Medwecka-Kornaś, Kornaś, 1977; Mamakowa, 1986; Maruszczak, 1986) (см. картосхему внизу страницы).

Такому продвижению степей благоприятствовал как сухой и холодный континентальный климат, так и наличие огромных площадей безлесных территорий приледниковой полосы. Когда с отступлением ледника освобожденные от него территории покрылись лесами, убежищами степной растительности стали безлесные вкрапления среди лесных ландшафтов. К таким относились склоны пра-долин, выработанных талыми водами ледников, и речных долин, а также крутые склоны и скалистые гряды, которые не смог заселить лес (Koczwara, 1946; Kozśowska, 1925). В значительной степени распространению степной растительности благоприятствовала также деятельность человека. Развитие неолитических культур земледельцев (наддунайские культуры, в частности, культура шнуровой керамики 3200–2900 гг. до н.э.) привело к тому, что на месте первобытных лесов образовывались экосистемы искусственного происхождения: луга, поля, сообщества рудеральной растительности, а местами и ксеротермы (Kozśowska, 1977; Ralska-Jasiewiczowa, 1991). Сегодня степная растительность в Польше занимает главным образом вторичные экотопы, которые поддерживаются благодаря деятельности человека (Dziubaśtowski, 1934; Ralska-Jasiewiczowa, 1991; Perzanowska, Kujawa-Pawlaczyk, 2004).

Разнообразие ксеротермических сообществ в Польше

Ксеротермы, присутствующие в Польше, не однообразны. Они различаются в зависимости от того, какой тип экотопа занимают и в какой части страны существуют (в том числе важна история развития растительности на данной территории). На юге Польши на известняковых скалистых склонах развиваются ксеротермические сообщества с разреженным покрытием травостоя, в котором доминирует овсяница бледная (Festuca pallens). На мелкозернистых почвах в особо сухих местах и на солнцепечных участках развиваются сообщества, которые по своему флористическому составу и общему облику более всего напоминают настоящие ковыльные степи, широко распространенные на юге Восточной Европы. Это несомкнутые сообщества с доминированием дерновинных злаков, в частности, ковылей (Stipa capillata, S. joannis) и типчаков (Festuca valesiaca, F. ovina, F. rupicola). В состав этих сообществ массово входят также однолетники-эфемеры. На лессах в сухих экотопах, которые в прошлом подвергались выпасу скота, наблюдается обедненный вариант таких ксеротерм – без ковылей, с доминированием типчака (Festuca rupicola) и тонконога (Koeleria macrantha). Ковыльники встречаются главным образом на северо-западе Польши: в нижних отрезках долин Вислы и Одры, на участке Средней Вислы (окрестности Сандомира и Казимира-Дольного), а также на гипсовых выходах Малопольской возвышенности (Czubiński, 1950; Celiński, Filipek, 1958; Filipek, 1974; Medwecka-Kornaś, Kornaś, 1977; Friedrich, Semczyszyn, 2002; Wysocki, Sikorski, 2002; Perzanowska, Kujawa-Pawlaczyk, 2004; Matuszkiewicz, 2007).

На неглубоких почвах с известняковой основой (например, в случае рендзин), а также на черноземах по сухим солнечным склонам развиваются сообщества, напоминающие так называемые северные луговые степи лесостепной зоны Восточной Европы. Это сомкнутые сообщества с преобладанием злаков, которые формируют дернину со значительным участием розеточных многолетников. Видовой состав этих «разнотравных степей» также зависит от подстилающей породы. На неглубоких рендзинах представлены низкотравные сообщества, образованные в значительной мере кальцефильными и ксеротермическими видами, такими как девясил узколистный (Inula ensifolia), астра степная (Aster amellus), бодяк паннонский (Cirsium pannonicum), лен желтый (Linum flavum), осока низкая (Carex humilis), черноголовка крупноцветковая (Prunella grandiflora) и др. На более глубоких почвах (черноземах, рендзинах с хорошо развитым гумусовым слоем) развиваются сравнительно высокотравные сообщества с участием шалфея лугового (Salvia pratensis) и коротконожки перистой (Brachypodium pinnatum), которая зачастую доминирует в них. Разнотравный вариант ксеротермических сообществ более обычен, они распространены на севере Польши (долины Нижней Одры и Вислы, даже окрестности Сувалок), в поясе южнопольских возвышенностей, в окрестностях Перемышля и в Пеннинах. В связи с неодинаковыми условиями существования, а также с историей миграции видов ксеротермных ценозов, разнотравные ксеротермы значительно различаются своим видовым составом и относятся к различным единицам классификации растительных сообществ. На севере это, в основном, ассоциации Adonido-Brachypodietum pinnati (Libb. 1933) Krausch 1960, на юге – Thalictro-Salvietum pratensis Medw.-Kornaś 1959 и Inuletum ensifoliae Kozł. 1925 (Medwecka-Kornaś, Kornaś, 1977; Fijałkowski, 1991; Wysocki, Sikorski, 2002; Perzanowska, Kujawa-Pawlaczyk, 2004; Matuszkiewicz, 2001).

Природоохранный статус ксеротермических сообществ

Фрагменты степей в Польше занимают небольшие площади, они разбросаны по разным частям страны и, в сравнении с настоящими степями обеднены. Тем не менее они характеризуются уникальным флористическим составом. Многие виды из группы ксеротермических находятся в Польше на западной и северо-западной границе ареала, значительная их часть находится под охраной Красных списков редких и находящихся под угрозой растений (Medwecka-Kornaś, Kornaś, 1977; Kaźmierczakowa, Zarzycki, 2001; Perzanowska, Kujawa-Pawlaczyk, 2004; Zarzycki, Szeląg, 2006).

В прошлом ксеротермы испытывали влияние выпаса, но сейчас он повсеместно прекращен. В связи с этим в ксеротермные сообщества проникают и разрастаются деревья и кустарники (Kapuściński, 1990; Michalik, 1990a,b; Sendek, Babczyńska-Sendek, 1990; Świerczyńska, 1990; Dzwonko, Loster, 1992; Michalik, Zarzycki, 1995; Poschlod, Wallis De Vries, 2002; Bąba, 2003; и др.). Угрозу ксеротермическим сообществам представляет также непосредственное уничтожение их экотопов в результате освоения для хозяйственных нужд, вытаптывания и замусоривания участков, находящихся поблизости от населенных пунктов. Особенно много участков ксеротермной растительности было уничтожено в результате облесения так называемых неудобий. В 1970-е гг. это происходило согласно распоряжению Министерства лесного хозяйства, деревоперерабатывающей промышленности и сельского хозяйства от 16 января 1974 г. «О территориях, предназначенных под облесение» (Dz. U. 1974, № 5, poz. 32), в последние годы – на основании Закона (от 8 июня 2001 г.) «О выделении сельскохозяйственных территорий под облесение» (Dz. 2001, № 73, poz. 764).

На территориях, характеризующихся вы­сокой природной ценностью, сохранение ус­ловий, благоприятствующих развитию ксеротермных видов, требует специального вмешательства человека. Самой очевидной мерой здесь является устранение деревьев и кустарников, внедряющихся в ксеротермические сообщества. Это дает кратковременное улучшение освещенности, однако, как правило, не замедляет процесс обеднения ксеротермной флоры. Поэтому кроме вырубки деревьев и кустарников применяется также кошение. При этом очень важно соблюдать правильные­ сроки кошения (после осыпания семян) и обязательно убирать скошенную траву. Большую пользу для поддержания вторичных ксеротерм может дать ограниченное и регулируемое выжигание. Однако значение выжигания, как фактора, замедляющего сукцессию, является весьма дискуссионным (Dąbrowski, 1967; Ceynowa-Giełdon, 1976, 1986; Mallik, Gimingham, 1983; Michalik, Zarzycki, 1995). Оптимальным способом поддержания ксеротерм, по-видимому, является воссоздание исторически сложившихся форм использования, прежде всего – экстенсивного выпаса (Fischer et al., 1996; Perzanowska, Kujawa-Pawlaczyk, 2004).

Эти меры управления экосистемой применяются лишь в ООПТ (в природных резерватах, на участках сети Natura2000). За пределами ООПТ ксеротермические сообщества, пастбищное использование которых прекратилось, постепенно деградируют.

Все же обеспеченность ксеротермических сообществ охраной достаточно высока. Например, на Люблинщине ксеротермы занимают в совокупности 160 га, и почти половина этой площади охвачена различными формами ООПТ. В целом же в Польше охраняется в качестве ООПТ около 20 % всех обнаруженных в стране ксеротерм. Большинство из них – это объекты сети Natura2000. В ЕС ксеротермная растительность класса Fesuco-Brometea Br.-Bl. et R.Tx. 1943 признана требующей специальной охраны (в соответствии с Директивой о местообитаниях ЕС), и ее участки должны включаться в сеть Natura2000. В Польше такие сообщества охраняются в 151 ООПТ. Однако только в 33 из них ксеротермы занимают более 5 % площади, и лишь в 15 являются главным объектом охраны и составляют более 50 % площади. Включение ксеротермных местообитаний в сеть Natura2000 дает новые возможности для финансирования специальных мер, необходимых для их сохранения.

Практические природоохранные меры

В 2010–2013 гг. на территории се­ве­ро-западной и юго-западной Польши Клуб натуралистов в сотрудничестве с ре­гио­наль­ной дирекцией охраны окружающей среды в Люблине реализует проект «Охрана ксе­ротерм в Польше – теория и практика». Про­ект финансируется программой LIFE* Евро­пейской комиссии, а также Национальным фондом охраны окружающей природной среды и водного хозяйства – центральным учреждением системы финансирования природоохранных мероприятий в стране.

Нижние отрезки долины рек Одры и Вар­ты, а также в значительной мере хозяйственно освоенная Люблинщина входят в число основных мест сосредоточения ксеротерм. Для реализации проекта выбрано восемь объектов Natura2000 (Нижняя Одра, устье Варты, Ставска Гура, Недзелиска, Конты, Журавце, Добужек и Западноволынская долина Буга), это в большинстве территории, созданные специально для сохранения ксеротермической растительности (см. картосхему на с. 8).

В некоторых их них – в Контах, Ставской Гуре, Журавце и Недзелиске – ксеротермы занимают до 50–70 % территории, в том числе представлены сообщества суходольных лугов с орхидными. В этих ООПТ распространены и другие сообщества, входящие в список Приложения I Директивы о местообитаниях ЕС: теплолюбивые сообщества средиземноморского типа, заросли можжевельника обыкновенного (Juniperus communis) и вишни степной (Cerasus fruticosa), а также дубово-вязово-ясеневые пойменные леса.

Кроме того, на охваченных проектом территориях обитают некоторые очень редкие в Польше ксеротермные виды животных и растений. В Приложение II Директивы о местообитаниях ЕС включены: суслик крапчатый (Spermophilus suslicus), мышовка степная (Sicista subtilis), бабочки желтушка ракитниковая (Colias myrmidone), голубянка телеус (Maculinea telejus), червонец непарный (Lycaena dispar) и голубянка навзитой (Maculinea nausithous). Из растений в Приложение II входят: венерин башмачок обыкновенный (Cypripedium calceolus), синяк русский (Echium russicum) и колючник татарниколистный (Carlina onopordifolia). Помимо этого, на всех выбранных территориях встречаются виды растений, занесенные в Красную книгу Польши – например, ковыли красивейший, Иоанна (перистый) и днепровский (Stipa pulcherrima, S. joannis, S. bo­rysthenica), венечник лилейный (Anthericum liliago), осока приземистая (Carex supina), гадючий лук хохолковый (Muscari comosum), ятрышник пурпурный (Orchis purpurea), вишня степная, крестовник крупнолистный (Senecio macrophyllus), зверобой изящный (Hypericum elegans), чемерица черная (Veratrum nigrum), а также множество других видов редких и охраняемых растений.

Главной целью проекта является комплексное сохранение наиболее ценных участков ксеротерм северо-западной и юго-западной Польши вместе с их характерной флорой и фауной. Все меры направлены на сохранение сложной мозаики ксеротермических местообитаний, важных для выживания многочисленных видов растений и животных, связанных исключительно с такими комплексами (включая виды экотонов и редколесий).

Среди многих запланированных в проекте задач есть и биотехнические меры, направленные на управление степными и иными травяными экосистемами, которые должны обеспечить практическое сохранение экотопов ксеротерм. Кроме того, эти меры должны по­служить экологическому образованию.

В рамках таких мер уже начата и будет вестись вплоть до окончания проекта уборка деревьев и кустарников, проникающих в ксеротермные травяные сообщества. Дополнительно к этому в границах пилотных территорий проекта будет ликвидировано 77 га сообществ чужеродных видов и посадок древесных пород искусственного происхождения.

С 2010 г. на некоторых участках ксеротерм в нижнем течении Одры и устье Варты производится прогонный выпас овец. В течение 5 месяцев в году (с мая по сентябрь) отара из 80 специально приобретенных овец прогоняется по 14 небольшим изолированным участкам. Овец привозят на грузовике, а затем два пастуха (постоянно находящиеся при овцах) проводят пасущуюся на ходу отару через участки ксеротермных сообществ. Границы пастбищ были обнесены установленной нами электроизгородью (электропастухом), приспособленной для небольших животных. Свежую воду для водопоя животных доставляют из расположенных поблизости хозяйств. На каждом из выпасаемых участков сооружен деревянный навес, где овцы могут укрыться от солнца и дождя.

На частных территориях мы сотрудничаем с хозяевами участков, чтобы инициировать или поддержать восстановление экстенсивного пастбищного использования. Если владелец участка готов возобновить выпас, Клуб натуралистов предлагает ему помощь по целому ряду практических вопросов. Клуб берет на себя обязательства безвозмездно передать какое-то количество овец или коров (количество животных зависит от площади пастбища), оградить пастбища, построить навесы для животных, купить прицеп для перевозки инвентаря, в случае потребности – помочь в очищении территории от древесно-кустарниковой растительности. Кроме того, мы оказываем землевладельцам помощь в поиске и получении финансовой поддержки из государственных и общеевропейских фондов, полагающейся за правильное использование сельскохозяйственных территорий высокой природной ценности в рамках агроэкологических схем, предлагаемых законодательством ЕС.

Мы также готовы выкупить часть территорий, хозяев которых не удастся склонить к возобновлению экстенсивного выпаса. В рамках дальнейших проектов Клуба натуралистов на этих участках также будут введены биотехнические меры.

Еще одним направлением проекта является восстановление ранее уничтоженных участков ксеротерм. Оно пока не начато, но планируется, что будет применено, в частно­сти, снятие верхнего слоя почвы, содержащего семена робинии (Robinia pseudoacacia) – основного чужеродного древесного растения, быстро захватывающего территории бывших ксеротермических травяных сообществ. На под­готовленный таким образом грунт будут вы­севаться семена ксеротермных растений, вручную собранные на близлежащих сохранившихся участках. На территории Люблинщины специальной задачей будет уничтожение другого инвазивного вида, угрожающего ксеротермам северо-западной и юго-западной Польши – борщевика Сосновского (Heracleum sosnovskii).

В западноволынской долине Буга в рамках проекта предпринимаются меры для вос­становления популяции синяка русского –­ степного вида, находящегося под угрозой ис­чезновения в Польше. Уже в 2010 г. совмест­но с ботаническим садом Люблина нам удалось получить 70 саженцев этого растения. Из них выбрано 30 наиболее сильных и высажено в местопроизрастания синяка в западноволынской долине Буга. Семена, из которых получены саженцы, происходили из этих же мест. Перед посадкой саженцев участки ксеротерм были выкошены и поверхность почвы очищена от ветоши и подстилки. Мы планируем неоднократно повторять подсадку молодых растений, а затем организовать выпас на участках с популяциями синяка русского.

Для обеспечения правовой охраны объектов Natura2000 в течение проекта будут подготовлены менеджмент-планы для резерватов и экологических территорий. Кроме того, в наши планы входит разработка национального Плана действий по сохранению ксеротермических сообществ.

Наконец, запланирован целый ряд мер образовательного характера, включая организацию обучающих семинаров и конференций, издание листовок и буклетов, съемки фильма об охране ксеротерм, создание сайта проекта (см. Контакт) и др. Таким образом, реализация проекта должна служить охране и улучшению состояния не только выбранных ксеротерм, но и вследствие отработки общих положений функционирования и охраны ксеротерм, будет иметь значительно более широкое поле для применения.

Перевод с польского Ивана Парникозы

Литература

Bąba, W. 2003. Changes in the structure and floristic com­position of the limestone grasslands after cutting trees and shrubs and mowing // Acta Soc. Bot. Pol. 72. 61–69.

Celiński F., Filipek M. 1958 Flora i zespoły roślinne leśno-stepowego rezerwatu w Bielinku nad Odrą [Флора и растительные сообщества лесостепного резервата в Бединке над Одрой] // Bad. Fizjogr. nad Polską Zach. T. IV. Poznań

Ceynowa-Giełdoń M. 1976. Ostnice sekcji „Pennatae” w Polsce [Ковыли секции Pennatae] UMK Toruń

Ceynowa-Giełdon, 1986. Ocena stanu ochrony flory kserotermicznej w rezerwatach stepowych nad dolną Wisłą // Acta Universitatis Lodzensis, Folia Sozologica. 3. 131–142.

Czubiński Z. 1950. Zagadnienia geobotaniczne Pomorza [Геоботнические условия Поморья] // Bad. Fizjogr. nad Polską Zach. 2 (4). 440–658.

Dąbrowski J. 1967. Zagadnienie utrzymania kserotermicznych biotopów w parkach narodowych i rezerwatach [Усло­вия поддержания ксеротермных биотопов в националь­ных парках и резерватах] // Chroń. Przyr. Oj. 23(1). 34–43

Dziubałtowski S. 1916. Stosunki geobotaniczne nad dolną Nidą [Геоботнанические условия в нижнем течении Ниды] // Pam. Fizjogr. 23

Dzwonko Z., Loster S. 1992. Zróżnicowanie roślinności i wtórna sukcesja w murawowo-leśnym rezerwacie Skołczan­ka koło Krakowa [Дифференциация растительности и вто­ричная сукцессия в лесостепном резервате Сколчанка около Кракова] // Ochrona Przyrody 50. 33–64.

Fijałkowski D. 1991. Zespoły roślinne Lubelszczyzny [Растительные сообщества Люблинщины]. Lublin: Wyd. UMCS.

Filipek M. 1974. Murawy kserotermiczne regionu Dolnej Odry i Warty [Ксеротермические травяные сообщества региона Нижней Одры и Варты] // Prace Kom. Biol. PTPN. 38. 1–110.

Fischer S.F., Poschlod P., Beinlich B. 1996. Experimental studies on the dispersal of plants and animals on sheep in calcareous grasslands // J. Appl. Ecol. 33. 1206–1222.

Friedrich S., Semczyszyn L. 2002. Murawy kserotermiczne krawędzi Doliny Dolnej Odry [Ксеротермические травяные сообщества края долины Нижней Одры] // Jasnowska J. (red.). Dolina Dolnej Odry. Monografia Parku Krajobrazowego. Szczecin: STN. 163–186.

Gajewski W. 1937. Elementy flory Polskiego Podola [Элементы флоры польского Подолья] // Planta Polonica. 5. 1–210.

Kapuścińksi R. 1990. Zmiany roślinności kserotermicznej w projektowanym rezerwacie “Zapusty” w warunkach og­ra­niczonej ingerencji człowieka [Изменения ксеротерми­ческой растительности в проэектированном резервате «Запусты» в условиях оганиченного влияния человека] // Prądnik, Prace i Materiały Muzeum im. prof. Władysława Szafera 2. 23–27.

Kaźmierczakowa R., Zarzycki K. [red.]. 2001. Polska czerwo­na księga roślin: paprotniki i rośliny kwiatowe [Польская Красная книга растений: папоротники и цветковые расте­ния]. Krakуw: Wyd. Instytut Botaniki im. W. Szafera PAN.

Koczwara M. 1946. Step i jego wędrówki [Степь и ее странствия] // Przegl. Geograf. 20. 55–72

Kozłowska A. 1925. Zmienność kostrzewy owczej (Fastuca ovina L.) w związku z sukcesją zespołów stepowych na Wyżynie Małopolskiej [Изменчивость овсянницы овечьей (Fastuca ovina L.) в связи с сукцессией степных сообществ на Малопольской возвышенности] // Spraw. Kom. Fizjogr. 59

Kozłowska A. 1931. Elementy genetyczne i pochodzenie flory stepowej Polski [Генетические элементы и происхождение степной флоры Польши] // Mem. Acad. Pol. Sc. L. ser. B, 4

Kozłowska A. 1977. Rola roślin uprawnych w historycznym rozwoju kultury materialnej Polski [Роль культурных растений в историческом развитии материальной культуры Польши] // W. Szafer, K. Zarzycki (red.). Szata roślinna Polski, T. I, PWN, Warszawa. 571–608.

Mallik A.U., Gimingham C.H. 1983. Regeneration of heathland plants following burning // Vegetatio. 53. 45–58.

Mamakowa K. 1986. Lower boundary of the Vistulian and the Early Vistulian pollen stratigraphy in continous Eemian-Early Vistulian pollen sequences in Poland // Quarter. Stud. Pol. 7. 51–63.

Maruszczak H. 1986. Leosses in Poland, their stratigraphy and palaeologeographical interpretation // Ann. UMCS, sec. B, 41.

Matuszkiewicz W. 2001. Przewodnik do oznaczania zbio­rowisk roślinnych Polski [Путеводитель для определения растительных сообществ Польши]. Guidebook Series 1. Warszawa: Wyd. Nauk. PWN.

Medwecka-Kornaś A., Kornaś J., 1977. Zespoły stepów i suchych muraw [Сообщества степей и сухих лугов]. w: Szafer W., Zarzycki R. [red.]. Szata roślinna Polski. t. II. Wyd. PWN, Warszawa.

Michalik S. 1990a. Przemiany roślinności kserotermicznej w czasie 20-letniej sukcesji wtórnej na powierzchni badawczej “Grodzisko” w Ojcowskim Parku Narodowym [Изменения ксеротермической растительности в течение 20-летней вторичной сукцессии на исследовательской площади «Гродиско» в Ойцовском национальном парке] // Prądnik, Prace i Materiały Muzeum im. prof. Władysława Szafera 2. 43–52.

Michalik S. 1990b. Sukcesja wtуrna półnaturalnej murawy kserotermicznej Origano-Brachypodietum w latach 1960-1984 wskutek zaprzestania wypasu w rezerwacie Kaja­sуwka [Вторичная сукцессия полу-естественного ксе­ротермического луга Origano-Brachypodietum в 1960-1984 гг. вследствие прекращения выпаса в резервате Кая­сувка] // Prądnik, Prace i Materiały Muzeum im. prof. Władysława Szafera 2. 59–65.

Michalik S., Zarzycki K. 1995. Management of xerothermic grasslands in Poland: botanical approach / Colloques Phytosociologiques // Fitodinamica. 24. 881–897.

Pawłowska S. 1977. Charakterystyka statystyczna i elementy flory polskiej [Статистическая характеристика и элементы польской флоры] // W. Szafer, K. Zarzycki (red.) Szata roślinna Polski T. I, Wyd. Nauk. PWN, Warszawa. 129–206.

Perzanowska J., Kujawa-Pawlaczyk J. 2004. Murawy kserotermiczne (Festuco-Brometea i ciepłolubne murawy z Asplenion septentrionalis-Festucion pallescentis). [Ксеротермическая травянистая растительность (Festuco-Brometea и теплолюбивая растительность из Asplenion septentrionalis-Festucion pallescentis)] / Herbach J. [red.]. Murawy, łąki, ziołorośla, wrzosowiska, zarośla. Poradniki ochrony siedlisk i gatunków Natura 2000 – podręcznik metodyczny, t. 3. Wyd. Ministerstwo Środowiska, Warszawa. 117–139.

Poschlod P., Wallis De Vries M.F. 2002. The historical and socioeconomic perspective of calcareous grasslands – lessons from the distans and recent past // Biol. Conserv., 104. 361–376.

Ralska-Jasiewiczowa M. 1991. Ewolucja szaty roślinnej [Эволюция растительного покрова] // L. Starkel (red.). Geografia Polski, Środowisko przyrodnicze, Wyd. Nauk. PWN, Warszawa. 107–127

Sendek A., Babczyńska-Sendek B. 1990. Problemy ochrony roślinności kserotermicznej w rezerwatach Góra Gipsowa i Ligota Dolna na Opolszczyźnie [Проблемы охраны ксеротермической растительности в резерватах Гура Гипсова и Лигота Долина на Опольщине] // Prądnik, Prace i Materiały Muzeum im. prof. Władysława Szafera 2. 17–21.

Świerczyńska S. 1990. Problem zachowania zbiorowisk stepowych na podstawie badań prowadzonych na Lubel­szczyźnie [Проблема охраны степных сообществ на основе исследований, проведенных на Люблинщине] // Prądnik, Prace i Materiały Muzeum im. prof. Władysława Szafera 2. 29–34.

Szafer W. 1950. Epoka lodowa [Ледниковый период]. War­szawa. 16 ss.

Szafer W. 1977. Szata roślinna Polski niżowej [Растительный покров нижней Польши] // W. Szafer, K. Zarzycki (red.) Szata roślinna Polski, T. II, Wyd. Nauk. PWN, Warszawa. 13–188.

Wysocki C., Sikorski P. 2002. Fitosocjologia stosowana [Прак­тическая фитосоциология]. Warszawa: Wyd. SGGW.

Zając, Zając, 2009. Elementy geograficzne rodzimej flory Polski. Nakładem Pracowni Chorologii Komputerowej Instytutu Botaniki Uniwersytetu Jagiellońskiego. Kraków. 94 ss.

Zarzycki K, Szeląg Z. 2006. Red list of the vascular plants in Poland / Mirek, Z., Zarzycki, K., Wojewoda, W., Szeląg, Z. Red list of plants and fungi in Poland. W. Szafer Institute of Botany. Polish Academy of Sciences. Krakуw. 9–20.

Контакт:

Катерина Баранская (Katarzyna Barańska)
Клуб натуралистов (Klub Przyrodnikуw),
ul. 1 Maja 22, 66-200 Świebodzin,
POLSKA / ПОЛЬША
e-mail: kasia_baranska@interia.pl

Анна Цвенер (Anna Cwener)
Кафедра геоботаники Института биологии Университета им. М. Склодовской-Кюри
Zakład Geobotaniki, Instytut Biologii, Uniwersytet M. Curie-Skłodowskiej
ul. Akademicka 19, 20-033 Lublin,
POLSKA / ПОЛЬША
e-mail: acwener@wp.pl

Сайт проекта «Охрана ксеротерм в Польше»:
www.murawy-life.kp.org.pl


* Программа LIFE – основной финансовый инструмент поддержки природоохранной деятельности в ЕС. В настоящее время (2007–2013 гг.) реализуется фаза LIFE+ с общим бюджетом 2,143 млрд евро. Сохранение биоразнообразия и живой природы, прежде всего в контексте выполнения Директив ЕС о птицах и о местобитаниях, а также требований о развитии сети Natura2000, финансируется в рамках компонента «LIFE+ Nature & Biodiversity».






Наверх
756 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России