Местное население и сохранение птиц в степях Даурии | № 7 весна 2000 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№ 7 весна 2000

СтратегияЭкологический каркасСтепи под охранойЗаконодательствоЗащита редких видовКонвенция по борьбе с опустыниваниемОрганизацииИменаНовостиСобытияОбъявленияНовые книги Выходные данные журнала

Защита редких видов

Местное население и сохранение птиц в степях Даурии

Олег Горошко
(Даурский биосферный заповедник, Чита)

Даурские степи расположены на юге Восточной Сибири (в Забайкалье) и в сопредельных районах Монголии и Китая. При первом знакомстве поражает и завораживает огромное биоразнообразие и уникальность этих степей. Потом с горечью осознаешь, насколько их мир хрупок и уязвим. Он беднеет и гибнет, и с каждым годом это становится все заметнее. В то же время, особенности степных экосистем, специфика экономики этой зоны и традиции местного населения требуют особого подхода и не позволяют применить многие традиционные методы охраны природы. Постепенно автор пришел к выводу, что на данном этапе огромную роль как в снижении, так и в сохранении биоразнообразия степей играет местное население. Это надо учитывать и можно использовать.

Проблемы сохранения редких видов птиц

Зона распространения степей в восточном Забайкалье резко выделяется большой численностью и высоким видовым разнообразием птиц. Здесь отмечено 315 видов птиц, гнездится и регулярно обитает в летнее время 13 глобально редких видов из Списка угрожаемых видов МСОП и 19 видов, внесенных в Красную книгу Российской Федерации. Для некоторых из них (восточный подвид дрофы, даурский журавль) регион является важнейшим местом обитания. Численность многих редких видов птиц постоянно сокращается. Например, дрофа до 1960-х годов была здесь обычным видом, сейчас встреча с ней – чрезвычайная редкость, во многих районах вид вообще исчез. Дрофа – яркий пример того, как на обширной территории в относительно короткий срок вид может быть почти полностью истреблен человеком. Популяция дроф была очень сильно подорвана в 1950 – 60-х гг. В то время интенсивно распахивалась целина и, кроме того, птицы массово отстреливались. Сейчас сложно сказать, какая из этих двух причин в то время была более губительна для дроф. Во всяком случае, в Юго-Восточном Забайкалье незаконный отстрел дроф имеет массовый характер до сих пор и является в настоящее время основным фактором, ограничивающим численность дрофы. Именно по этой причине вид отсутствует на большей части территории региона, несмотря на наличие обширных пригодных для гнездования участков степей. В большинстве других регионов России браконьерство не относится к основным причинам сокращения численности редких видов степных птиц. В Забайкалье же эта проблема чрезвычайно актуальна не только в отношении дрофы. Уровень браконьерства здесь очень высок. Это вызвано тем, что охота в Восточной Сибири до сих пор для многих является важным ремеслом и источником пропитания. Ответственные за борьбу с браконьерством природоохранные структуры развиты очень слабо. Знания людей об охраняемых видах животных крайне скудны. Образовательная работа с охотниками в охотобществах сейчас практически не ведется. Кроме того, у местного населения много незарегистрированного оружия.

Очень большую опасность для птиц, гнездящихся на земле, представляют пожары. В Юго-Восточном Забайкалье ежегодно выгорает около 30% степей и тростниковых зарослей в поймах рек и котловинах озер, а в период 1995 – 97 гг. – до 70%. Наиболее часты пожары весной и в начале лета. Страдают все степные (в том числе и хищные) и большая часть водно-болотных видов птиц. В огне гибнут кладки и птенцы. Если пожар случается осенью или ранней весной до начала гнездования, то подавляющая часть птиц не может загнездиться на голой, лишенной прошлогодней растительности земле.

Единственные места, где защита птиц более или менее обеспечена, – это заповедники. Однако особо охраняемых природных территорий (ООПТ) слишком мало и площади их невелики. Они не могут обеспечить сохранение биоразнообразия региона. Подавляющая часть мест обитания редких видов птиц находится вне ООПТ. Например, в пределах ООПТ гнездится лишь около 1% дроф и 5% журавлей-красавок, обитающих в Юго-Восточном Забайкалье. Практически все места концентрации журавлей и дроф в предмиграционный период и места остановок во время миграции также находятся за пределами ООПТ. Создание дополнительных ООПТ осложняется четырьмя следующими проблемами.

(1) Степи в Забайкалье – зона развитого сельского хозяйства. Преобладает пастбищное животноводство (земли используются под пастбища и сенокосы). Кроме того, развито земледелие (в Юго-Восточном Забайкалье распахано около 20% степей). На значительной части остальной территории, не используемой в сельском хозяйстве, выпасается личный скот, находятся населенные пункты, проложены дороги, протянуты линии электропередач и расположены другие хозяйственные объекты. В таких условиях заповедание новых территорий крайне проблематично. Не так сложно создать сеть заказников, но большинство уже созданных существует только на бумаге и реально не охраняется. После 1993 г. объемы сельхозработ снизились, уменьшилось количество скота и животноводческих стоянок, сократились площади обрабатываемых полей. Однако это явление носит временный характер. В последние годы сельское хозяйство начало восстанавливаться, а его негативное влияние на птиц вновь усиливается.

(2) Ареалы большинства редких видов птиц имеют мозаичную структуру – небольшие гнездовые группировки и отдельные пары разбросаны в пределах обширных территорий. Создать крупные ООПТ для охраны этих птиц практически невозможно, поскольку подавляющая часть территории используется в сельском хозяйстве. Если создавать сеть мелких ООПТ, то сложно обеспечить их охрану.

(3) Создание новых ООПТ и обеспечение их охраны силами штатных сотрудников связано с большими финансовыми затратами.

(4) Практически все места концентрации журавлей, дроф и гусей в предмиграционный период и места остановок во время миграции находятся на сельхозземлях (в основном на полях пшеницы) за пределами ООПТ. Проблема охраны птиц на скоплениях достаточно сложна. Создавать в этих местах ООПТ неразумно, поскольку для сохранения скоплений необходимо, прежде всего, продолжать обрабатывать поля и выращивать пшеницу. Обеспечение охраны с помощью специальных групп охранников мало реально, поскольку требует привлечения большого количества людей и связано с большими финансовыми затратами. Кроме того, десятки тысяч журавлей или гусей, собравшись на полях, наносят значительный ущерб урожаю. Насколько он велик – несложно представить, если учесть, что на некоторых полях в течение месяца ежедневно кормится до десяти тысяч и более журавлей. Перед отлетом, когда численность журавлей в скоплениях максимальна, птицы держатся на полях большую часть светлого времени суток. К тому же урон, наносимый птицами урожаю, значительно превышает количество съеденного ими зерна. Передвигаясь по полю, журавли приминают стебли злаков, из-за чего они не захватываются комбайнами во время уборки. Иногда таким образом уничтожается до 70% урожая. Во многих странах в подобных случаях правительство выплачивает денежную компенсацию фермерам. У нас такой практики нет, и вряд ли она найдет широкое применение в ближайшем будущем. Однако проблема требует решения. Земледельцы относятся к скоплениям журавлей крайне негативно. Попытки прогнать птиц с полей не приносят успеха. Начиная с 1992 г. резко участились случаи отстрела журавлей и количество отстреливаемых птиц увеличивается с каждым годом. Эта тенденция очень опасна. Юго-Восточное Забайкалье является одним из важнейших в Восточной Азии мест концентрации журавлеобразных в период миграции, и урон от браконьерства здесь может быть огромен. Журавли требуют охраны, но и о проблемах крестьян забывать нельзя.

Дрофы и журавли-красавки активно осваивают распахиваемые земли. Сейчас уже не менее 30% дроф, обитающих в Юго-Восточном Забайкалье, гнездятся на пашнях. Вероятно, доля таких птиц будет расти по мере исчезновения их исконных мест обитания. Хорошо, что птицы пытаются приспособиться к меняющимся условиям. Однако гнездование на полях редко заканчивается успехом. Период откладки и насиживания яиц почти полностью совпадает со сроками обработки полей. В Юго-Восточном Забайкалье во время таких работ гибнет, предположительно, не менее трети кладок дроф и красавок, расположенных на полях и залежах.

Сейчас плотность населения в регионе сравнительно невелика. Вероятно, именно поэтому здесь еще сохранилось достаточно много редких видов птиц. Однако население постоянно растет, а с ним растет и роль фактора беспокойства. В степной зоне местность просматривается на многие километры. Крупным птицам здесь тяжело остаться незамеченными. Многие гнезда также хорошо видны и легко доступны для человека. Исключение составляют немногочисленные постройки птиц на высоких скалах и опорах линий электропередач. Поэтому в гнездовой период крупные птицы особенно уязвимы и беззащитны перед человеком. Значительная часть гнезд разоряется. Особенно сильно страдают крупные хищные птицы. Иногда их потомство гибнет от чрезмерного любопытства людей, но чаще гнезда разрушаются умышленно. Пастухи не любят орлов, считают, что они могут унести маленького ягненка. Охотники видят в орлах своих конкурентов.

Значительную опасность для гнездящихся на земле птиц представляют пастушеские собаки, которые обычно содержатся без привязи. В летний период чабаны кормят их плохо, поэтому собаки часто сами добывают себе пищу в степи, нередко уничтожая птичьи кладки и птенцов.

Роль местного населения в сохранении редких видов птиц

Итак, в настоящее время судьба редких видов птиц Юго-Восточного Забайкалья находится, главным образом, в руках местного населения (пастухов, земледельцев, охотников), зависит от их сознательности, знаний и просто от душевной доброты или наполненности желудка.

В степях Забайкалья разбросано множество мелких животноводческих стоянок, на которых живет 1 – 2 семьи. Стоянки расположены на расстоянии от нескольких до нескольких десятков километров друг от друга. В сухих степях количество и расположение стоянок определяются наличием воды. Стоянки вытягиваются цепочками вдоль рек, опоясывают кольцами крупные и средние озера, располагаются поодиночке около ключей и маленьких озер. Состояние природы в окрестностях таких поселений животноводов зависит, в первую очередь, от самих пастухов. Они каждый день пасут скот, они лучше всех знают, где и какие животные обитают в округе. Они легко и безнаказанно могут застрелить ту же дрофу или разрушить гнездо степного орла, – а могут и сохранить их. Пастух может погубить яйца или маленьких птенцов и без злого умысла, даже не подозревая об этом. Достаточно ему попасти отару в течение одного – двух дней около гнезда в период насиживания кладки или прогнать скот через то место, где находится гнездо. В то же время, пастух может не только сам не губить животных, но и не позволить этого другим людям. Мы знаем множество примеров, когда небольшие поселения дроф и сурков (в Забайкалье эти зверьки также активно истребляются людьми) сохранялись около стоянок лишь благодаря покровительству отдельных пастухов. Распространение подавляющей части редких видов птиц в степной зоне также тесно связано с водой и имеет характер мозаики (большая концентрация птиц на небольших участках и почти полное отсутствие на обширных пространствах вокруг). Дефицит влаги заставляет и людей, и диких животных селиться в одних местах. Птицы вынуждены гнездиться рядом с человеком, поскольку часто у них нет другого выхода. Дальнейшую судьбу этих птиц и их потомства определяют соседи-люди.

Многое зависит и от рядового механизатора, вспахивающего поле. Он может перепахать яйца дроф и журавлей-красавок, расположенные на пашне, – он же может их обойти и сохранить. И никто его не накажет и не похвалит за это, никто и не узнает об этом, если он сам не расскажет. Мало кто из работников сельского хозяйства знает, что дрофа – исчезающий вид. Тем не менее, некоторые механизаторы опахивают гнезда на полях (оставляют вокруг них участки невспаханной земли) просто потому, что им жалко губить птиц. Такой способ спасения гнезд доставляет ряд неудобств при обработке полей, однако механизаторы используют его по собственной инициативе. Широкое применение этого метода позволило бы птицам успешнее гнездиться на полях и выжить в условиях продолжающегося хозяйственного освоения степей.

А сколько зависит от охотника? Убьет он дрофу или нет, определяется вовсе не страхом быть наказанным, поскольку такое случается чрезвычайно редко, а его знаниями и сознательностью. Большинство охотников не знает, что дрофа внесена в Красную книгу, что она находится под угрозой исчезновения. Конечно все знают, что дрофы раньше было много, а сейчас стало очень мало. Но редко кто над этим серьезно задумывается и мало кого это останавливает. Гуся-гуменника тоже раньше было очень много, а сейчас очень мало, однако до последнего момента охота на него была разрешена (в 1999 г. предложено включить гуменника в список охраняемых видов Читинской области). Дрофы и гуси – традиционные объекты охоты в Забайкалье. От того, что сейчас они редки, желание добыть их только увеличивается. В Забайкалье охотники в шутку называют дрофу ведром мяса за ее крупные размеры. Конечно, сейчас ни дрофа, ни гусь не имеет для охотников большого значения как источник пропитания – слишком редки встречи с ними. Однако если представляется случай добыть дрофу, его стараются не упустить. Охотятся на них, в основном, по традиции, ради азарта и трофея.

Привлечение населения к охране редких видов птиц

Биоразнообразие степей Юго-Восточного Забайкалья зависит от рядовых работников сельского хозяйства значительно сильнее, чем от государственных структур, призванных его сохранить. В других регионах страны ситуация может быть совершенно иной, однако в областях степной зоны России, вероятно, найдется много общего. Здесь влияние местного населения на состояние популяций редких видов птиц велико. Это требует обратить особое внимание на эколого-образовательную работу с населением.

Мозаичная структура населения людей и редких видов птиц, частое обитание их бок о бок позволяют применить эффективный метод адресной эколого-образовательной работы. Во время многодневных автомобильных экспедиций по Забайкалью мы совмещаем научные и образовательные работы. После того, как нами выявлено и обследовано место обитания редкого вида птицы, мы посещаем окрестные стоянки и проводим с их жителями личные беседы с демонстрацией фотоснимков и рисунков.

Это очень эффективный метод, поскольку работа проводится с конкретными людьми, рядом с которыми живут птицы и от которых непосредственно зависит судьба этих птиц. Мы разъясняем необходимость охраны вида, обитающего в окрестностях стоянки, описываем состояние популяции вида в целом (в мире) и конкретно в Забайкалье, рассказываем об интересных особенностях биологии птиц и о наших исследованиях. Рассказываем о путях сохранения вида и отдельных гнездящихся пар. Однако предварительно выясняем, знает ли человек о том, что данный вид обитает в окрестностях его стоянки и где именно. Если пастух знает, то говорим конкретно об этой паре. Предлагаемые методы сохранения зависят от вида птицы и местных условий. Например, не выпасать скот около гнезда в начале гнездового периода (указываем сроки), не выжигать там траву весной, не приближаться к гнезду и не беспокоить птиц и тому подобное. Если человек не знает, где конкретно обитают птицы, то мы рассказываем о путях сохранения вида вообще, не уточняя расположение известных нам мест обитания отдельных пар. Дарим людям иллюстрированные буклеты (например, “Редкие птицы Юго-Восточного Забайкалья”, “Дрофа в Забайкалье и пути ее спасения”), а в отдельные годы также большие цветные календари и плакаты с изображениями охраняемых птиц и призывами сохранить их. Буклеты содержат информацию о птицах, о необходимости их охраны и описание методов их сохранения. Издание календарей и плакатов обходится дорого, но зато они оказывают большой эффект. Люди развешивают календари в своих домах и потом каждый день, видя рисунок на стене, вспоминают о живущих рядом птицах. Качество календаря или плаката имеет при этом большое значение. Если они выполнены красиво, то люди хранят их долго.

Попутно мы проводим опрос. Выясняем места встреч редких видов, случаи гибели птиц или их потомства и др. По отдельным хорошо известным населению видам, например, по дрофе, этот метод позволяет быстро выяснить основные места обитания птиц в районе. Мы обследуем выявленные опросным путем участки и проводим эколого-образовательную работу с проживающими там людьми. В ходе бесед с многими людьми у нас устанавливаются теплые отношения, удается привлечь их к охране птиц. Если в дальнейшем мы посещаем такие стоянки, то нас принимают как хороших знакомых, рассказывают о своих птицах и о проблемах, связанных с их охраной. Таким людям можно предложить проводить некоторые наблюдения за птицами, отмечать дату их прилета и отлета, количество выращенных птенцов и др. С ними можно переписываться, поддерживая постоянную связь, анализировать результаты их наблюдений, разрабатывать рекомендации по улучшению условий обитания птиц. Постепенно удается создать сеть небольших участков обитания редких видов птиц, оберегаемых местными людьми – теми, кто ведет на этих участках хозяйственную деятельность. Большинство участков требует охраны лишь в течение непродолжительного периода во время гнездования. В остальное время на них может проводиться хозяйственная деятельность, не нарушающая местообитания птиц. Это неплохой метод сохранения редких видов животных на территориях с развитым сельским хозяйством.

Подобную работу мы проводим и с механизаторами на полевых станах, и с косарями. Рассказываем им о методах обработки полей или сенокошения, позволяющих сохранить птиц (метод опашки гнезд на полях, метод выкашивания по спирали из центра наружу и др.). Если есть возможность, то обязательно проводим беседы с представителями администраций районов, руководителями сельхозпредприятий, с агрономами. От них также в значительной мере зависит внедрение природосберегающих методов ведения сельского хозяйства. Пытаемся помочь фермерам в решении проблемы порчи урожая журавлями. Проводим полевые наблюдения на местах концентрации птиц, изучаем их питание, поведение, требования в выборе мест кормежки, отдыха и ночевки. Оказалось, что из местных культур журавли наиболее предпочитают просо (оно возделывается редко), потом пшеницу, менее всего – овес. Если рядом с пшеничными полями есть поле проса, то все журавли кормятся на нем, а пшеницу не трогают. Места концентрации журавлей тесно связаны с источниками воды, которые птицы регулярно посещают. Журавли редко кормятся на полях, расположенных далее 5 км от воды. Эти и другие особенности позволяют разработать конкретные рекомендации по размещению засеваемых полей. Добиться таким способом полного прекращения посещения журавлями полей невозможно, но можно снизить наносимый птицами урон. В оптимальных для птиц местах можно засевать небольшие отвлекающие поля, сохраняя при этом основные массивы посевов.

Более широкая образовательная работа с населением проводится путем распространения буклетов по почте среди охотобществ, лесхозов, сельхозпредприятий и школ, а также путем выступлений в средствах массовой информации. В школах можно проводить конкурсы детских рисунков. Например, в 1999 г. в школах Юго-Восточного Забайкалья совместно с отделами экологического образования заповедников “Даурский” и “Сохондинский” был проведен конкурс “Давайте сохраним нашу дрофу!”. Подобные конкурсы были проведены также нашими коллегами в Монголии, Китае и Японии, а лучшие рисунки были изданы в Японии в виде многоязычного цветного плаката, призывающего сохранить дрофу. Победители были награждены подарками и плакатами с изображениями своих рисунков. Конкурс способствовал развитию бережного отношения к дрофе у детей, позволил привлечь внимание широких слоев взрослого населения к этой проблеме, а изданные плакаты будут очень полезны в дальнейшей эколого-образовательной работе с населением.

В образовательной работе с населением не всегда и не все получается. Есть определенный контингент людей, которых очень тяжело или невозможно переубедить. Трудно также разговаривать с голодным человеком, а сейчас многие семьи пастухов бедствуют. К счастью, не все так плохо. Есть люди, которые сами, по возможности, стараются сохранить природу. Таким людям мы можем дать необходимые знания. Есть много людей, любящих природу, и для их активизации нужен некоторый стимул с нашей стороны. Даже некоторые браконьеры, по крайней мере, в Юго-Восточном Забайкалье, не только истребляют животных, но и охраняют их. Ведь браконьер – это далеко не всегда злобный и жадный убийца животных, каким его обычно изображают. Некоторые браконьеры любят и по-своему охраняют природу. Они – охотники, но охотящиеся нелегально. Причин для этого может быть много. Возможно, охотнику досталось в наследство ружье без документов; возможно, он уже давно не продлевал свой охотбилет (для многих, живущих вдали от районных центров, это сделать сложно); возможно, его семья терпит нужду и денег на лицензию не хватает (стоят они весьма дорого); а может быть он и не собирается вступать в охотобщество и платить за это кому-то деньги. Он вырос в этих местах, его отец и дед охотились, он сам с детства охотится. Он не истребляет природу ради наживы, чтит старые охотничьи традиции и не считает себя браконьером. Стреляя гуся, он не тронет лебедя и не позволит убить его другому. Убедить такого браконьера не стрелять дрофу не сложно. Я не защищаю и не оправдываю браконьеров, хочу лишь сказать, что необходимо стараться понять людей. Тогда многое получится.

Автор выражает благодарность Фонду Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров (MacArthur Foundation), Глобальному Экологическому Фонду (GEF) и программе НИОКР, поддержавшим работы по исследованию редких птиц Юго-Восточного Забайкалья и организации их охраны путем привлечения местного населения.

Контакт:
Горошко Олег Анатольевич.
Государственный природный биосферный заповедник “Даурский”, Экологический центр “Даурия”.
672012 Чита, ул. Матвеева, 35 – 43.
E-mail: root@ecology.chita.ru






Наверх
827 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России