Включение России в пилотный проект "Эмеральд": что нам Эмеральд, что мы Эмеральду | № 7 весна 2000 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№ 7 весна 2000

СтратегияЭкологический каркасСтепи под охранойЗаконодательствоЗащита редких видовКонвенция по борьбе с опустыниваниемОрганизацииИменаНовостиСобытияОбъявленияНовые книги Выходные данные журнала

Экологический каркас

Включение России в пилотный проект “Эмеральд”: что нам Эмеральд, что мы Эмеральду

Анна Белоусова
(ВНИИприрода, Москва)

В переводе Emerald означает изумруд и, по словам экспертов
Европейского Совета, это название ровно ничего не значит.

Послесловие, по случайному стечению обстоятельств попавшее в начало

Во время командировки в Великобританию мне посчастливилось посетить организацию BirdLife International. Каково же было мое удивление, когда выяснилось, что партнерской организацией BirdLife – Союзом охраны птиц России уже была проведена работа по выделению ключевых орнитологических территорий (KOTР) на территории Карелии. И одним из принципов выделения было наличие видов, включенных в приложения Бернской Конвенции. То есть, в то время, когда мы начали работать с Карелией, часть работы (орнитологическая) уже была выполнена, и я уверена, что выполнена на высоком уровне. Что же мешает нам объединять наши усилия? Когда я пыталась узнать, есть ли какие-либо неразрешимые противоречия между Советом Европы и BirdLife International, которые могли бы помешать обмену материалами, мне разъяснили, что таких противоречий не существует, представитель BirdLife International участвовал в заседаниях по разработке сети Эмеральд. Так может быть нам не стоит тратить силы на повторение одной и той же работы, а лучше объединиться?

Вступление

Сеть НАТУРА 2000. Развитие этой сети, по образу и подобию которой создана сеть Эмеральд, началось в 1989 году. На специальном совещании Рабочего Комитета Бернской Конвенции были приняты 4 документа, которые определили необходимость и основные принципы развития сети охраняемых территорий, находящихся под контролем Конвенции. Территории под охраной Бернской Конвенции получили название Areas of Special Conservation Interest – “территории, имеющие для Европы особый природоохранный интерес” (“для Европы” добавлено в русском переводе). Дальнейшее развитие идея сети природоохранных территорий получила в документе “Директивы по охране природных местообитаний и дикой фауны и флоры”, принятом в 1992 г. (теперь чаще называемом “Директивы по местообитаниям”). Участие в сети Натура 2000 приняли все европейские страны, являющиеся членами Бернской Конвенции. Практически это означало, что все страны должны начать сбор подробных описаний статуса, сохранности флоры и фауны и состояния местообитаний для территорий, предлагаемых к включению в сеть. В дальнейшем они будут нести ответственность за сохранение территорий, включенных в сеть.

Сеть Эмеральд строится на тех же принципах, что и сеть Натура 2000, и полностью с ней совместима, но участвовать в ее создании могут также страны, которые не входят в Европейское Сообщество и не подписали Бернскую Конвенцию. Решение о развитии этой сети было принято в 1996 году.

Основной принцип работы сети Эмеральд с территориями, представляющими для Европы значительный природоохранный интерес, заключается в заполнении странами – участницами электронных форм компьютерной программы “Эмеральд”, в которых представлены: подробное описание местообитаний (в том числе площадь – абсолютная и относительная, статус сохранности), данные о видах, включенных в приложения Бернской Конвенции (в том числе абсолютная и относительная численность, статус), а также данные о видах, имеющих международное или национальное значение, и т.д. Вся совокупность данных может использоваться для сравнения вклада территорий в сохранение угрожаемых местообитаний и видов. Заполненные формы передаются в Секретариат Бернской Конвенции. При этом Секретариат оставляет за собой право отклонять те из предложенных территорий, которые не соответствуют установленным требованиям. В дальнейшем, страна-участница должна предпринимать меры, обеспечивающие сохранение и адекватное управление территориями, включенными в сеть Эмеральд.

Среди таких действий Советом Европы предусмотрены следующие:

· проведение экологических исследований по тем характеристикам, которые могут служить показателями критических изменений на территории;

· составление планов управления для достижения кратковременных и долговременных целей;

· определение с максимальной точностью границ территории на местности и др.

Однако с точки зрения жизненных реалий понятно, что достаточно эффективная охрана таких территорий возможна только после придания им статуса охраняемых либо при включении их в природоохранные проекты, которые обеспечат необходимую степень сохранности и оптимальное управление.

Потенциально, в сети Эмеральд могут принять участие 50 стран. В 1999 году работу по Эмеральд начали Исландия, Болгария, Словакия и Россия. В России головной организацией по выполнению проекта Эмеральд Советом Европы был избран Всероссийский институт охраны природы (ВНИИприроды). Россией предложены для включения в сеть Эмеральд первые 26 территорий, которые расположены в Карелии.

Начало положено, Что дальше?

Оценка пригодности территорий для включения в сеть Эмеральд строится на следующих принципах:

· на территории обитают виды, находящиеся под угрозой исчезновения, эндемики и виды, включенные в Приложение I или II Бернской Конвенции;

· на территории обитает значительное число видов и/или представлена значительная часть популяции одного или нескольких видов, при том, что окружающая территория также обладает высоким уровнем биоразнообразия;

· на территории представлены значительные по площади участки, занятые местообитаниями, находящимися под угрозой исчезновения (согласно списку, принятому Директивой № 14 по местообитаниям);

· на территории встречается уникальное местообитание или мозаично распространены несколько различных типов местообитаний;

· территория представляет собой важный пункт остановки на путях миграции для одного или большего числа мигрирующих видов;

· территория служит исполнению целей Бернской Конвенции каким-либо иным образом.

Для России мониторинг и сохранение видов, включенных в Приложения Бернской Конвенции, не представляет особого интереса, так как в большинстве случаев это массовые у нас виды. Реальное значение этот список может иметь лишь тогда, когда Россия станет членом Бернской Конвенции и сможет вносить в Приложения виды, приоритетные с точки зрения национальных интересов, и делать необходимые оговорки по массовым видам. В настоящее время Россия является страной в статусе наблюдателя, что определяет необходимость исполнять условия Конвенции, в том числе и по видам, но не дает возможности корректировать список.

Другой критерий – наличие угрожаемых местообитаний, которые утверждены Директивой Совета Европы № 14. Поскольку в любом полученном результате хочется найти что-то положительное, то отметим сначала, что такой список безусловно лучше, чем никакой. Наши работы в Карелии показали, что в списке как угрожаемые выделены местообитания, которые у нас далеко не редки, и в то же время отсутствуют многие действительно редкие (у нас) местообитания.

Следовательно, для обеспечения национальных интересов Россия может использовать при выделении территорий только пункт (b) “на территории обитает значительное число видов и/или встречается значительная часть популяции одного или нескольких видов, при том, что окружающая территория также обладает высоким уровнем биоразнообразия”. То есть речь идет о сохранении территорий с высоким уровнем биологического разнообразия, что априорно считается хорошим.

Однако с научной точки зрения, большое число видов не служит признаком уникальности и ценности биоценоза. Например, большое число видов может быть свойственно биоценозу, который разрушается и, вследствие этого, обогащается не свойственными ему видами – биоразнообразие растет, а сукцессионная система переживает кризис. Представление о биоразнообразии не имеет четких границ и представляет обобщенный и популистский взгляд на природу. На наш взгляд, для того, чтобы критерии выделения территорий для сети Эмеральд объективно отразили экологическую ценность территории, пункт (b) следует дополнить следующим – для сети Эмеральд выделяются территории, на которых представлены устойчивые для данного биогеографического региона растительные сообщества, стабильно существующие на данной территории в течении длительного времени (согласно концепции сукцессионной системы, разработанной С.М. Разумовским, такими устойчивыми растительными сообществами являются последние стадии сукцессионного ряда, присущие данному региону).

В связи с вышесказанным, нам представляется наиболее актуальным в настоящий момент проведение доработки критериев выделения территорий для сети Эмеральд. Такая доработка может стать наиболее значительным вкладом России на современном этапе развития проекта.

Значение сети Эмеральд в современном ее виде состоит для России в том, что Эмеральд представляет собой электронный кадастр территорий (местообитания, состояние флоры и фауны). Такой кадастр может быть использован как иностранными партнерами (собственно, как раз иностранными партнерами он и был заказан !), так и российскими правительственными и неправительственными организациями, которые нуждаются в подробной информации о распределении видов и местообитаний. Но следует помнить, что в современных условиях у выделенных территорий немного шансов сохраниться в течении длительного времени. Уже в ближайшее время многие из них, особенно не имеющие охранного статуса, могут быть изменены. Следовательно, для их сохранения необходим следующий шаг – придание статуса охраняемых и/или создание плана управления.

Сеть Эмеральд и система территориальной охраны природы в России

Система охраняемых природных территорий, безусловно, внесла огромный вклад как в сохранение природы, так и в развитие научных исследований. Но в современных экономических условиях заповедание с полным отчуждением и строгой охраной становится все более сложным, поэтому следует уделять внимание и развитию территорий с ограниченной хозяйственной деятельностью. Сеть Эмеральд может быть использована нами для выявления таких территорий на региональном уровне, поскольку Совет Европы планирует финансирование сбора материала. Кроме того, включение территорий в сеть Эмеральд станет дополнительным и возможно довольно серьезным доводом для предотвращения их хозяйственного использования с участием иностранного капитала. Если мы вспомним опыт, полученный в борьбе с компанией ЛУКойл (см. статью А. Антончикова в СБ № 6, 2000), самым действенным оказалось давление из-за рубежа. Бернская Конвенция на сегодняшний день уже отработала механизм воздействия на промышленные группы в подобных случаях. По мнению экспертов Совета Европы, она будет активно участвовать в защите территорий, включенных в сеть Эмеральд, от международных или европейских компаний. У нас пока нет таких прецедентов, хотя бы потому, что территории, предложенные Россией, еще не одобрены Советом Европы официально, но существуют примеры реальной защиты территорий в Западной Европе с участием Бернской Конвенции и Натуры 2000. Если на ЛУКойл влияли “письма природоохранных организаций из дальнего зарубежья” (Антончиков), мы сможем с уверенностью сказать, что письма и акции Бернской Конвенции и Совета Европы станут во много раз действеннее.

Краткая информация о рабочей встрече по Эмеральд в Братиславе

(17 – 18 апреля 2000 г.)

В апреле 2000 года в Братиславе состоялась рабочая встреча стран-участниц Эмеральд на уровне национальных лидеров. Как это обычно бывает, национальные лидеры большинства стран на совещании не присутствовали, а собрались руководители научных групп, имевшие дело с программой и с самим процессом внесения данных. Были приглашены как страны, закончившие первый этап пилотного проекта, так и те, которые его выполнение только начали. Хочется отметить, что на сегодняшний день Россия значительно опередила другие страны по представленным результатам – полностью закончена база данных по 26 территориям, подготовлен отчет, сформулированы предложения по дальнейшему развитию работ на национальном уровне. Несколько наших предложений вошли в Рекомендации. Среди основных рекомендаций, которые сформулированы в общей форме, были следующие:

· отметить важность распространения сведений о программе Эмеральд в странах (на сегодняшний день в странах-участницах о программе Эмеральд знает только узкий круг специалистов, и зачастую организации, обеспечивающие охрану территорий и управление ими, не подозревают о том, что их территории предложены для включения в Эмеральд);

· продолжать координацию с Советом Европы, другими международными программами и организациями (в том числе, с BirdLife International);

· обратить особое внимание на необходимость координации между сетью Натура 2000 и Эмеральд и т.д.

Эти предложения носят только рекомендательный характер, конкретные пути и механизмы развития проекта Эмеральд будут выработаны в сентябре в Страсбурге на встрече экспертов.

Контакт:
Белоусова Анна.
ВНИИприрода Госкомэкологии РФ.
113628 Москва, п/о ВИЛАР, Садки-Знаменское, ВНИИприрода.
Тел.: (095) 423 19 55.
E-mail: belousova@glasnet.ru






Наверх
245 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России