Опыт экологической оптимизации сельскохозяйственных территорий: 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№ 7 весна 2000

СтратегияЭкологический каркасСтепи под охранойЗаконодательствоЗащита редких видовКонвенция по борьбе с опустыниваниемОрганизацииИменаНовостиСобытияОбъявленияНовые книги Выходные данные журнала

Стратегия

Опыт экологической оптимизации сельскохозяйственных территорий:

Николай Вышегородских
(Госкомэкологии Орловской области, Орел)

Существует два подхода к формированию экологической сети. В первом случае естественные природные системы максимально сохраняются, а если и находятся под воздействием хозяйственной деятельности, то она сильно ограничена и регламентирована (наподобие системы ООПТ с охранными зонами). Второй вариант основан на восстановлении природных экосистем и изъятии только некоторых природных участков из хозяйственного использования. Первый вариант приемлем для малоосвоенных районов с достаточно хорошо сохранившимися экосистемами на обширных территориях . Второй – применим для центральной части России, где территории сильно трансформированы хозяйственной деятельностью и природные экосистемы сильно фрагментированы, что порождает “островные” проблемы. Необходимо отметить, что стратегия, пришедшая к нам из Европы, подразумевает создание Эконет как работы по обустройству именно сильно освоенных территорий.

В Орловской области реализуются проекты ГЭФ (№ II-B/27-97) и ВВФ (проекты 0068.01 и 0077.01), направленные на разработку планов экологического обустройства в контексте устойчивого развития региона (ВВФ) и создание межобластного экологического каркаса (ГЭФ). Уже на первой стадии выполнения они позволили откорректировать некоторые подходы к созданию системы экологически сбалансированных территорий и предложить способы их обустройства, приемлемые для практического использования. Проекты находятся в стадии реализации. Работы по практическому обустройству территорий являются их экспериментальными локальными компонентами.

Для практической реализации разработанных моделей обустройства территории был выбран Малоархангельский район Орловской области. Площадь района – 75,4 тыс. га, из которых распахано около 80%, количество лесных массивов – около 80 со средней площадью лесных участков менее 100 га. Район сельскохозяйственный, промышленность развита слабо. Рельеф – сильно волнистая равнина Среднерусской возвышенности, изрезанная долинами рек, оврагами и балками. Почвы – различные варианты чернозема. Район относится к лесостепной зоне.

При создании экологической сети на хозяйственно используемых нарушенных территориях возникает необходимость искусственного обустройства отдельных участков для решения таких задач, как:

· повышение гомеостатичности небольших лесных массивов путем объединения отдельных близрасположенных фрагментов (элементы объединения, дефрагментирующие лесные элементы);

· создание “пунктов отстоя” и путей миграции и расселения различных видов животных (локальные элементы миграции, прерывистые коридоры миграции и расселения);

· стабилизация микроклиматических и других условий для сохранения какого-либо экотопа или нейтрализации негативных явлений (защитные участки сельхозтерриторий и противоэрозионные лесопосадки);

· перераспределение антропогенной нагрузки на природные комплексы (элементы рекреационного назначения, компенсационые участки) .

При практической реализации проектных предложений возникла ситуация, когда простого выведения земель фрагментированных некрупных лесных массивов и деградирующих при выпасе травяных сообществ оказалось недостаточно для формирования “сети”. Большие территории находятся в сельскохозяйственном использовании. Необходимость изменения подходов к выделению земель очевидна – требуется переустройство сельскохозяйственных территорий с учетом биологических (экологических) требований.

Здесь выделяются два направления – (1) создание системы лесных (древесных) элементов различного назначения и (2) создание системы окультуренных высокопродуктивных пастбищ и сенокосов, которые компенсируют изъятые из использования естественные травяные сообщества, сохранившиеся по поймам рек и по склонам овражно-балочной сети. Официально, пастбищ на территории района не выделено, а скот выпасается по “неудобьям” – в поймах рек и оврагах.

“Лесные ” предложения

Проведение лесопосадок ускоряет естественные процессы при формировании лесных сообществ в местах, благоприятных для роста леса, и устраняет фактор “негативного лесовосстановления”, когда на заброшенной площади может активизироваться восстановление таких нежелательных интродуцентов, как клен американский или тополь американский. Необрабатываемые земли могут зарастать и самосевом (однопородным, крайне загущенным), что в дальнейшем также приводит к возникновению естественного лесного сообщества. Однако, изменение структуры такого леса происходит только в возрасте 40 – 80 лет, когда начинается отмирание части деревьев в загущенном насаждении и возникают условия для внедрения других пород в образовавшихся окнах. Этот период можно существенно сократить, используя сложную схему лесопосадок, имитирующую стадию изменения структуры лесного сообщества – создание опушек, крайне разреженных посадок (пригодных для внедрения других пород самосевом), введения нескольких доминантных пород – ясеня, дуба, липы, березы.

В данном случае речь идет не о создании рукотворного массива, похожего на естественный лес. Речь идет о создании в проектируемом лесном массиве условий для его качественного насыщения различными породами деревьев и недревесными растениями в условиях естественной конкурентной борьбы между видами. При благоприятных для произрастания леса условиях такие посадки переформировываются, приобретают сложную структуру по видовому составу, архитектонике и другим показателям гораздо быстрее, чем однопородные посадки и участки самосева. По мере развития деревьев создаются участки различной ценотической среды, что обусловлено размещением деревьев и кустарников с различной плотностью, так что проективное покрытие крон достаточно варьирует.

Существует другой вариант проектирования – “копирующие” лесопосадки, приблизительно повторяющие структуру и породный состав близлежащего лесного массива, при условии идентичности почвенных, микроклиматических и других факторов. При восстановлении некоторых видов лесных сообществ наиболее целесообразен именно этот метод.

Несмотря на большой потенциал пригодных для обустройства земель, реально выделяемые участки имеют зачастую небольшие размеры. В связи с этим, проекты создания относительно устойчивых лесных сообществ должны разрабатываться в расчете на минимальные площади.

Исходя из опыта проведения модельных лесопосадок, формирующих экологическую сеть в Малоархангельском районе Орловской области, можно привести ряд предложений, полезных для проведения аналогичных работ на других территориях Центральной части России.

1. Биологический аспект.

· Создание многопородных лесных массивов, формирующих разнородное, вполне устойчивое к нарушениям лесное сообщество.

· Заложение внутреннего механизма включения “структурной неоднородности”, определяющий неоднородность фитоклиматических показателей, который закладывается путем включения в лесной массив участков с плотной, разреженной и крайне разреженной посадкой, создающих различные фитоклиматические условия на участках.

2. Лесоводственный аспект.

· Схема аггрегирования пород и порядок ухода за посадками – вопрос весьма спорный, так как частые разрушения дернового покрова приводят к агрессии сорных видов, нарушают развитие травяного яруса. Опыт лесопосадок в Орловской области показал, что даже в экстремально засушливый 1999 год на полях, где посадочные работы проводились без перепахивания дернового покрова либо отказались от обработки междурядий и саженцы буквально “утонули” в травяном покрове, усыхание составило 8 – 20%, в отличие от участков, “образцово” обрабатываемых, где отход составил 20 – 60% (Сорокин С.А., устное сообщение).

· Вместо монопородных лесопосадок на достаточно больших площадях необходима схема “мозаичного” размещения некрупных (до 2 – 5 га) биогрупп широколиственных пород в массиве из промышленно непривлекательных видов (береза, липа, рябина), что препятствует полному истреблению лесного массива при хозяйственных рубках и сохранению сообщества, пусть и в трансформирован ном виде.

3. Социально-рекреационный аспект (определяет назначение посадки).

· Участок леса, предназначенный для снижения рекреационной нагрузки на другие территории, должен быть привлекательным для отдыха и доступным.

· Для защиты отдельных участков можно создавать труднопроходимые лесополосы, затрудняющие доступ населения и прогон скота к наиболее ценным и уязвимым природным объектам.

Первый признак натурализации леса (термин предложен А.Л. Бельгардом, 1960) – формирование самосева и подроста, внедрение новых лесных видов трав и кустарников. Натурализация древесных пород – процесс длительный, а травяной ярус претерпевал изменения на протяжении 3 – 4 лет и на участках посадок с различным проективным покрытием формировались различные типы травяных ассоциаций – от лесных до луговых и лесостепных (в разреженных “окнах”). Схема размещения древесных и кустарниковых пород должна содержать элементы неоднородности, формирующие различные лесные биогруппы. Это следующие элементы.

· Участки густых посадок, формирующих типично лесной фитоклимат; схема размещения деревьев и кустарника – плотная, 2 – 2,5 м между рядами и 0,75 – 1,2 м между посадочными гнездами в ряду. Целесообразно применять широколиственные породы – дуб, ясень.

· Участки разреженных лесопосадок, способных активно насыщаться самосевом различных пород; схема размещения – разреженная, 2,5 – 3 м между рядами и 1,5 – 2,5 метра между гнездами в ряду. Для таких участков хорошо подходят береза, липа, рябина. Использовать в качестве посадочного материала клен остролистный не рекомендуется из-за его активного разрастания и возникновения мертвопокровных ценозов.

· Участки “окон”, на которых не нарушают дерн и не сажают деревья; эти участки создают опушечные биотопы, которые крайне привлекательны для многих видов млекопитающих, птиц и насекомых; суммарная площадь открытых пространств должна проектироваться в пределах 10 – 20% (Охрана лесной природной среды. Руководство // Лесохозяйственная комиссия. Великобритания, стр. 11), конфигурация – близкая к кругу или овалу.

Анализ культурных лесопосадок показал, что предпосадочная подготовка почвы положительно сказывается на расселении видов, которым свойственно семенное размножение (береза, ель, отчасти осина), но заметно снижает расселение видов, размножающихся вегетативно, к которым относится большое число кустарников и трав. В “окнах” и на разреженных территориях, даже при незначительных различиях в видовом составе, происходит активное формирование микрогруппировок как лесных, так и олуговелых, нитрофильных, гигрофильных. В дальнейшем эти микрогруппировки трансформируются под влиянием развивающегося ценоза, способствуя увеличению биоразнообразия и структурной устойчивости. Породное смешение применялось следующее: разреженные посадки – береза, липа, рябина, уплотненные посадки биогруппами – дуб или ясень с внедрением липы, рябины, черемухи, лещины, осины.

На практике, все работы ведутся с позиции оптимизации сельскохозяйственных территорий и максимальное количество усилий направлено на обустройство миграционных путей и объединение лесных массивов, причем максимальная площадь отторжения определяется только качеством земель и желанием землепользователей их отдать ради, в общем-то, неплохой идеи. Имея такие ограничения, при планировании лесопосадочных работ лучше опираться на минимальный размер генеративной биогруппы. Эта величина не выходит за пределы 2 – 2,5 тыс. м2 (Методические рекомендации по воспроизводству разновозрастных широколиственных лесов…, 1989). Конфигурация массива при восстановлении (именно массива, а не отдельных фрагментов леса) должна приближаться к кругу или квадрату. Расчет площади при “ленточном” варианте не имеет смысла из-за отсутствия лесного микроклимата на границе “лес – поле” на глубину, равную высоте главной лесоформирующей породы (в варианте с дубом – около 20 метров, при наличии кустарника – около 10 метров).

Миграционные “мостики” для позвоночных животных должны быть достаточны ми по ширине, чтобы создавать условия для перемещения животных в зоне “визуальной непрозрачности”. При этом “коридор миграции” может быть как сплошным, так и прерывистым (схемы на с. 14).

Однако в последнем случае (вариант Б на рисунке) следует учитывать, что размеры и схема размещения лесных участков должны создавать непрерывную полосу при боковом рассмотрении, а в плане они должны иметь ширину не менее 1,5 – 2 высот деревьев главной величины (h). При размещении участков лесопосадок “микроотстойниками” для перемещения животных “перебежка ми”, данные участки должны иметь достаточную площадь для размещения крупных животных в условиях “визуального укрытия”. При этом следует учитывать, что данные схемы предложены для обустройства путей миграций именно животных. Расселение лесных видов растений – процесс более сложный и непредсказуемый. Обустройство каналов миграции животных имеет смысл проектировать на местах их естественных миграционных путей, которые хорошо знают охотники.

Создание участков, предназначенных для рекреационных целей (чтобы разгрузить в этом отношении естественные сообщества), должно основываться на их назначении. Рекомендации по планированию:
· исключить колючие и непривлекательные виды;
· оставлять проходы и проезды;
· размещать их возле оборудованных подъездов;
· древесные биогруппы – не слишком плотные, кустарник размещается не дисперсно, а также биогруппами;
· при создании посадок на подверженных стравливанию скотом территориях рекомендуется за год до лесопосадок провести посадку крупномерных саженцев боярышника или вяза, которые служат защитой при прогоне скота (кроме овец).

Обоснование выгод

Специфика лесовосстановительных работ на сельхозземлях такова, что землепользователи достаточно неохотно выделяют под них землю и выдвигают некоторые дополнительные ограничения. Поэтому следует приводить обоснование не только экологических преимуществ, но и экономических выгод для землепользователей. При беседе с землепользователями следует оперировать понятными им терминами и установками – миграционные пути являются полезащитными лесополосами более устойчивой конфигурации, служащими заодно и “островками жизни” для укрытия животных. Эта идея понятна всем, и необходимость долгих объяснений ценности биоразнообразия исчезает, так как доказывать с этой позиции ничего не приходится. Вместо этого разговор идет о целесообразности защиты сельхозугодий. Выгоды, сформулированные количественно, могут быть следующими: при защите полей лесопосадками ветровое воздействие снижается на 50 – 80% на расстояние 12 – 18 h (высота дерева) от посадки, микроклимат стабилизируется на расстояние 5 – 12 h, что предохраняет урожай зерновых от теплового воздействия и от заморозков, плодородие почвы возрастает на 2 – 8% ежегодно из-за опада листвы и повышения активности микрофлоры, урожайность без учета нейтрализованных вредных воздействий (ветер, выгорание и т.д.) повышается на 12 – 25%.

Предложения по травяным экосистемам

Сохранение травяных сообществ, используемых под сенокосы и пастбища, – проблема более сложная. Дело в том, что хозяйственникам легче совсем отказаться от использования некоторых территорий, убедившись (или поддавшись на убеждения экологов) в их природной и эстетической ценности, чем вводить режим особого использования. Но, к примеру, полный отказ от выпаса скота на бывшем пастбище может привести к зарастанию участка древесной растительностью, а введение регламентированного выпаса согласно составленному экологами графику не находит поддержку у землепользователей (да и обеспечить соблюдение графика достаточно проблематично). Искусственное восстановление степных или луговых сообществ – вопрос скорее теоретический. Случаи реализации его на практике – совершенно уникальны. Дело в том, что восстановление нарушенных сообществ – процесс сложный, требующий научного контроля, анализа и постоянных искусственных корректировок (подсев определенных видов трав, участков дерновины, вывезенных из определенных степных или луговых сообществ, уничтожение некоторых сорных видов и т.д.).

В то же время изъятие из хозяйствен ной деятельности – достаточно привычный путь “заповедания”, с одной только оговоркой – изъятие происходит на “компенсационных” началах, добровольно. В настоящее время вывод травяных сообществ из пастбищного использования идет по пути создания окультуренных пастбищ и сенокосов на месте непродуктивной пашни. При этом сохранившиеся, пусть и нарушенные, участки естественных травяных сообществ переводятся в категорию сенокосов или в охраняемую территорию (памятник природы, заказник и т.д.). Подбор трав для создания окультуренных пастбищ достаточно типичен – злаки и бобовые.

Расчет стоимости “биоразнообразия” порочен при применении к естественным сообществам. Но расчет рентабельности и выгод, необходимых для сохранения степного или лугового сообщества, гораздо более “экологичен”, если говорить именно о таком компенсационном подходе. Формула рентабельности не может быть универсальной, она должна учитывать следующие факторы:

· суточный прогон скота (в случае создания компактных культурных пастбищ он уменьшается в 2 – 3 раза);

· продуктивность на единицу площади (на полусбитых и сбитых участках продуктивность крайне низкая, пасут зачастую “по привычке”);

· площадь, необходимую для обеспечения кормами 1 головы КРС (окультуренных пастбищ – 0,5 – 0,6 га на 1 голову КРС в год);

· график использования пастбища, устраняющий его сбой на протяжении длительного времени.

В нашем случае рентабельность такова – суточный прогон в среднем уменьшился с 12 – 15 до 4 – 6 км, продуктивность искусственного пастбища способна обеспечить годовое содержание коровы с площади 0,45 – 0,6 га окультуренного пастбища/сенокоса против 1,4 – 3 га неокультуренных угодий. Продуктивность по молочной продукции на настоящий момент не рассчитана, но по литературным данным увеличение удоя находится в пределах 25 – 40%. На каждый гектар окультуренного пастбища производится выведение из хозяйственного использования 1,5 – 3 га естественных угодий (водоохранные зоны с луговой растительностью и балочная система с остепненными травяными сообществами). При этом выведенные из использования участки восстанавливать не нужно – восстановление происходит естественным путем. Гораздо выгоднее разрешить ручное сенокошение, чем предусматривать специальные мероприятия по удалению внедряющихся древесно-кустарниковых видов. График сенокошения соблюсти значительно легче, чем регламентировать выпас скота.

Выводы

Главную ценность подобных работ мы видим в формировании нового стиля экологического мышления (или, скорее, мышления эколога) с позиции хозяйственников, учитывающего их точку зрения, устранение любой внутренней оппозиции по отношению к хозяйственной деятельности. Ведь именно хозяйственная деятельность приносит средства, которые, в том числе, идут на экологические проекты. Глупо говорить хозяйственнику, что главный результат – повышение устойчивости экосистемы и биоразнообразия. Ему гораздо ближе повышение устойчивости пашни. Значит нужно просто рассчитать влияние лесопосадок на устойчивость пашни и рентабельность восстановления степного пастбища.

Опыт практических работ убеждает – нужно не так уж и много:

1. Алгоритм расчета лесопосадок и лесополос, учитывающий проективное покрытие крон различных видов деревьев и формирующийся фитоклимат, способный сделать лесополосу не только защитой поля, но и каналом расселения лесных видов растений и животных.

2. Алгоритм создания травяных сообществ, способных длительное время сохранять продуктивность при соблюдении графика эксплуатации.

3. Договоренности с землепользователями о выведении части земель из хозяйственного использования (на что они зачастую идут добровольно и осознанно!).

4. Некая очень простая обобщенная схема построения экологической сети и очень небольшая группа экспертов (не более 5 человек), которая могла бы оказывать консультационную и методическую поддержку тем, кто начинает создание экологической сети на конкретной территории.

В ходе реализации проектов по экологической оптимизации за три года (1996 – 2000 гг.) наблюдалась постоянная тенденция к увеличению доли землепользователей и районной администрации в финансировании работ. В 1996 году – 0%, в 1997 – 10 – 15%, в 1998 – 1999 годах – 50%, договоренности на 2000 год – равное участие в финансировании с привлечением средств инвесторов плюс обустройство лесополос вдоль дорог по предложенным схемам силами администрации. По пастбищам картина еще более динамичная – после начала данных работ администрация и управление сельского хозяйства разрабатывают план по полному выводу выпаса на окультуренные пастбища, что позволит вывести из пастбищного использования около 1,5 – 2 тыс. га травяных сообществ естественного происхождения на разной степени деградации. Открытым остается вопрос организации ручного сенокошения, но и его можно будет решить или частично заменить на ограниченный и эпизодический выпас частного скота (КРС) населения небольшими стадами.

Наиболее явные проблемы – отсутствие внятной идеологии экологической сети (“Эконет”) даже в среде разработчиков, а также законодательный вакуум, в котором не определены никакие экологические термины и понятия.

Контакт:
Вышегородских Николай Викторович.
Госкомэкологии Орловской области, Отдел охраны растительного и животного мира.
302001 Орел, ул. Комсомольская, 33.
Тел.: (0862) 77 77 66, 77 77 30, 77 76 46.
E-mail: < ecolog@valley.ru >, < ecocom@valley.ru >


Предлагаемая схема искусственного лесного массива

А. Варианты проектирования сплошного коридора миграции.

Б. Варианты проектирования прерывистого коридора миграции.






Наверх
276 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России