Экологически устойчивое сельское хозяйство в России: концепция и программа МСОП | № 7 весна 2000 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№ 7 весна 2000

СтратегияЭкологический каркасСтепи под охранойЗаконодательствоЗащита редких видовКонвенция по борьбе с опустыниваниемОрганизацииИменаНовостиСобытияОбъявленияНовые книги Выходные данные журнала

Стратегия

Экологически устойчивое сельское хозяйство в России: концепция и программа МСОП

Д. А. Черняховский, Ю. В. Горелова
(Представительство Всемирного союза охраны природы для стран СНГ, Москва)

Понятие “экологически устойчивое сельское хозяйство” становится привычным в последние годы, а связанную с ним деятельность уже называют приоритетным направлением охраны природы. Тем не менее, как это часто бывает, сам термин, получив политическое звучание, не приобрел пока строгого и понятного всем смысла. Очевидно лишь одно – сегодня агропромышленный комплекс в целом, и сельское хозяйство в частности, не способны к экономически устойчивому развитию без учета фактора окружающей среды, а охрана агроландшафтов и сохранение нетронутых местообитаний бессмысленны без оглядки на нужды АПК.

Именно поэтому Представительство МСОП начинает разработку и внедрение Программы “Экологически устойчивое сельское хозяйство в России и странах СНГ”, пользуясь политическими возможностями новой России, опираясь на отечественную научную школу, на опыт и авторитет международных организаций.

Основные цели программы мы формулируем следующим образом:

· Сохранение биологического разнообразия и устойчивое развитие сельских территорий.

· Внедрение идеологии экологически устойчивого сельского хозяйства в государственную аграрную политику России и стран СНГ.

Программа предусматривает решение следующих задач:

· Подготовить обзор современного состояния проблемы.

· Пересмотреть традиционные принципы сельскохозяйственного зонирования с точки зрения возможности их применения для планирования экологически устойчивого хозяйствования.

· Создать базу экологических, экономических и социальных данных для потенциальных разработок в области устойчивого сельского хозяйства.

· Адаптировать зарубежный и международный опыт на территории РФ и стран СНГ.

· Разработать концепцию и стратегию устойчивого сельского хозяйства РФ.

· Разработать региональные стратегии устойчивого сельского хозяйства в субъектах федерации и функциональные модели хозяйствования.

· Вовлечь общественность в пропаганду устойчивого сельского хозяйства.

· Распространить информацию о стратегических разработках среди лиц, принимающих решения, и предложить начать внедрение на государственном уровне.

· Продемонстрировать преимущества устойчивого пути хозяйствования посредством реализации модельных проектов.

· Распространить опыт стратегического планирования в области устойчивого сельского хозяйства на страны СНГ.

Особое внимание предполагается уделить природным регионам, ландшафты которых в наибольшей мере подвержены сельскохозяйственному воздействию, – это широколиственные леса, лесостепи и степи.

Первым проектом, положившим начало деятельности в рамках программы, является проект “Стратегия экологически устойчивого сельского хозяйства РФ”, финансово поддержанный Министерством сельского хозяйства, природопользования и рыболовства Нидерландов. В 2000 году будет реализована первая фаза проекта – “Создание информационного фундамента и партнерства”.

Цель будущей Стратегии – формирование таких социально-экономических условий, при которых природосберегающие технологии в сельском хозяйстве приобретут конкурентоспособность.

Под экологически устойчивым сельским хозяйством (Ecologically Sustainable Agriculture, ESA) мы понимаем такое состояние отрасли, при котором биоразнообразие ландшафта в течение длительного времени не снижается, а его полезность для сельхозпроизводителя поддерживается максимальной. ESA допускает иные, сопутствующие сельхозпроизводству, способы землепользования, вплоть до полной смены стратегии развития территории.

Известно, что агропромышленный сектор экономики отличается неэластичностью спроса и предложения, рентой и др. Однако, эти черты могут характеризовать и другие рынки. Единственная отличительная особенность именно агарного производства, причем мелкотоварного, касается мотивации труда. Действительно, существенной составляющей прибыли крестьянского хозяйства является благосостояние (эту тему подробно исследовал А.В. Чаянов), подразумевающее наличие свободного времени и так называемого экологического благополучия.

Сегодня в России можно часто наблюдать свертывание производства в условиях запредельно низких цен. Несмотря на устойчивый спрос и ненасыщенность рынка, административные и криминальные препятствия продвижению продукции приводят к занижению закупочных цен, что делает сельхозпроизводство нерентабельным.

Другая особенность российского АПК – разнородная по своим географическим характеристикам структура сельскохозяйственных площадей, исключающая применение некоей общей стратегии. В целом можно говорить также о рискованности земледелия на большей части страны по тем или иным причинам. Однако опыт Канады, имеющей сходные климатические условия, показывает, что и в России при использовании интенсивных технологий можно получать высокие урожаи. В связи с этим мы сразу отказываемся от некорректного вопроса “нужно ли наращивать урожайность?”. Существуют неумолимые законы рынка, в соответствии с которыми, при наличии спроса и возможностей к наращиванию производства, будет расти и предложение, а следовательно, тенденция к общему увеличению урожайности сохранится. При этом следует учесть, что высокотехнологичное производство вовсе не обязательно подразумевает жесткое воздействие на окружающую среду. Вопрос в другом: где имеет смысл увеличивать урожайность (разумеется, используя лишь экологически допустимые технологии), а где “выгоднее” для ландшафта (и соответствен но для его пользователя) внедрять альтернативные способы хозяйствования? Такие способы могут включать в себя и смену организационной структуры хозяйства, и смену технологий, и полный отказ от сельхозпроизводства. Важно, что стратегической целью любого хозяйства должно стать повышение благосостояния, в том числе – и путем отказа от наращивания объемов сельхозпроизводства. Отметим, что проблема голода, решаемая некоторыми странами Африки и Азии, не актуальна для России – спекуляции на тему “продовольственной безопасности” можно считать лоббированием интересов чиновников аграрного сектора.

Определяющие российские реалии – политическая, экономическая, социальная, природная неоднородность территории, слабость и несовершенство законодательной базы, несовершенство налоговой системы, общий экономический спад. В этих условиях не следует ожидать крупномасштабного целевого финансирования ESA. Общая концепция развития может заключаться только в постепенном переходе сложившихся низкотехнологичных систем хозяйствования в системы адаптивного земледелия. При этом должны использоваться уже существующие экологические преимущества, например, небольшие объемы минеральных удобрений и пестицидов, расширение уже имеющихся, но не задействованных площадей при строгом соответствии возможностей хозяйствования возможностям ландшафта, постепенном переводе хозяйств на рельсы высоких технологий. Интенсификация должна преследовать цель снизить издержки; увеличение урожайности не может являться самоцелью и должно проводится на основе внедрения интеллектуальных методов – строгого мониторинга посевов, соблюдения агротехнических мероприятий, севооборотов и др., а также элитного семеноводства. Предлагаемая концепция ESA является ограничительной, сдерживающей, соответствующей идеологии устойчивого развития.

Для проведения подобной политики требуется создать особые стратегии, учитывающие реалии хозяйствования, неоднородность природных и социально-экономических условий регионов. Эти стратегии должны различаться, в первую очередь, по степени сложности.

Обратим внимание на хозяйства, наименее “обеспеченные” землей, – находящиеся в личной собственности граждан и фермерские. Эти хозяйства производят те виды сельхозпродукции, которые не нуждаются в больших площадях, – овощи и продукцию животноводства. Сегодня такие хозяйства – основные поставщики этой сельхозпродукции, они не требуют дополнительных финансовых вложений, обладают высокой экономической устойчивостью. Эволюция этих хозяйств в интенсивные мелкотоварные предприятия повысит их конкурентоспособность. Очевидно, что для них должен быть разработан такой тип адаптивных стратегий ESA, который не нуждается в значительном дополнительном финансировании, независим от научных центров и материально-технической базы, несложен, не требует специального знания. Назовем его “ESA-1″.

Что касается сельскохозяйственных предприятий , то на большей части площадей производство их продукции связано с монокультурами. Стратегии “ESA-2″, адекватные такому способу землепользования, могут быть более сложными, основанными на внедрении новых высокотехнологичных способов адаптивного землепользования, мониторинга, современных организационных структур и т.д. Причем уровень их сложности должен соответствовать конкретной системе хозяйствования и сложности агроландшафта.

В качестве основного природного критерия сложности агроландшафта предлагается принимать ту его часть, которая наименее подвержена изменениям, то есть является базовой по отношению ко всем другим. Такой частью агроландшафта является почва и ее наиболее активная составляющая – тонкодисперсная минеральная часть обменного комплекса, представленная, главным образом, глинистыми минералами. Базовые функции глинистой компоненты агроландшафта определяют устойчивость (то есть меру, обратную сложности) как экотопа, так и всей системы (включая биотоп и человека). Эти функции определяют важнейшие агрономические характеристики почвы, а также способность к удержанию загрязнителей (пестицидов, радионуклидов). Таким образом, они отражают не только эдафические особенности агроландшафта, но и определяют выбор стратегии ESA.

В связи с этим, эдафический фактор (наряду с климатическими факторами) предполагается положить в основу ранжирования. В свою очередь базой для ранжирования по эдафическому фактору будет являться разделение по группам основных почвообразующих глинистых минералов.

Смысл такого ранжирования иллюстрирует пример черноземов – важнейших для российского АПК типов почв. Кроме широко известного фактора климатического риска земледелия на черноземах, следует выделять различные риски, связанные с их минералогическим строением. Структура степных сообществ на черноземах отличается той же ажурностью и неустойчивостью, которая характерна и для структуры почвообразующих минералов. Эти экосистемы по экологическим функциям можно сравнить с дорогим и сложным фильтром для воды, который чистит хорошо, но легко портится. Напротив, эдафически устойчивое Нечерноземье является зоной малорискового, хотя и малоэффективного земледелия.

В таблице на с. 7 представлен гипотетический пример (в самом общем виде) алгоритма отбора стратегий ESА.

Обобщая изложенное, можно констатировать, что:

· Предложенная концепция развития устойчивого сельского хозяйства (ESA) России основана на принципе соответствия применяемой стратегии степени сложности ландшафта, а также социально-экономических и природоохранных проблем. Таким образом, все стратегии ESA оказываются адаптивными и ландшафтными.

· Специфика современной ситуации в агропромышленном комплексе России состоит в огромных возможностях отечественного сельского хозяйства для перехода к устойчивому развитию. Это обусловлено уникальным сочетанием низкотехнологичных методов ведения хозяйства, относительно либеральной ситуацией вокруг земельного рынка (несмотря на недееспособность земельного законодательства), серьезным и, в то же время, слабо задействованным отечественным научно-техническим потенциалом.

· Предназначение планируемых к разработке стратегий – максимально увеличить общую функцию полезности для земледельца при максимально возможной степени сохранения биоразнообразия. Концепция ставит на первое место приоритеты ландшафта и его населения, а не “продовольственной безопасности” или “повышения урожайности”.

· Все стратегии ESA делятся на две большие группы – простые, связанные с упорядочением деятельности сложившихся мелкотоварных традиционных хозяйств (ESA-1), и сложные, основанные на использовании инноваций (ESA-2).

· Одним из основных принципов ESA является самоокупаемость. Финансирование ESA государством преследует инновационные цели, а также поддержку заведомо убыточных проектов, представляющих бесспорное общественное благо.

· Осуществление разработанных проектов будет иметь целью повышение конкурентоспособности тех процессов, которые оказываются приоритетными для данного региона, путем инициации создания новых схем природопользования и финансирования. При этом Стратегия придерживается принципа мягкого внедрения, исключая революционные решения даже в тех случаях, когда они лежат в русле проекта.

Контакт:
Горелова Юлия Витальевна,
координатор проектов.
МСОП, Представительство для стран СНГ.
123182 Москва, Маршала Василевского, 17.
Тел.: (095) 190 46 55.
Факс: (095) 490 58 18.
E-mail: jvg – iucn@interset.ru






Наверх
349 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России