Даурский журавль в степях Даурии: проблемы сохранения 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№10 осень 2001

Степи под охранойЗащита редких видовНовостиСобытияКонвенция по борьбе с опустыниваниемОрганизацииЗаконодательствоСтепная программаНовые книги Объявления

Защита редких видов

Даурский журавль в степях Даурии: проблемы сохранения

Олег Горошко (Даурский Государственный заповедник
и Читинский институт природных ресурсов, Чита)

Даурский журавль (Grus vipio) – глобально угрожаемый вид – был основным объектом наших исследований в 2000 г. Даурские степи, от которых этот журавль получил свое русское название, распространены в юго-восточном Забайкалье и северо-восточной Монголии. Здесь расположены одни из важнейших мест его гнездования, причем основная часть журавлей обитает в Монголии. Маршрут нашей экспедиции в период 2 – 22 июня проходил вдоль речных долин, озерных котловин и влажных низин – наиболее вероятных мест обитания “даурцев” (так мы обычно называем этих журавлей). Мы проехали по Монголии более 1870 км и обследовали все основные реки региона: Керулен, Онон, Улдз-Гол (см. картосхему). В ходе передвижения периодически останавливались и детально осматривали местность в подходящих для гнездования журавлей местах. Обзоры производились с вершин холмов в бинокли и телескопы. Остановки для этой цели совершались при необходимости через каждые 1 – 6 км (частота зависела от условий обзора). Такой метод позволял учитывать практически всех журавлей на маршруте, кроме участков, скрытых древесно-кустарниковой пойменной растительностью. По возможности мы проводили также наблюдения за птицами, осторожно осматривали их гнезда.


Распространение даурского журавля в северо-восточной Монголии в 2000 г.

1 — гнездящиеся пары; 2 — возможно гнездящиеся пары; 3 — негнездящиеся пары; 4 — группы негнездящихся птиц; 5 — маршрут экспедиции; 6 — государственная граница.


Это была одна из интереснейших экспедиций – мы стали свидетелями многих случаев нетипичного поведения птиц, которые не переставали удивлять нас своим умением приспосабливаться к сложным условиям. Каждый день приносил новые открытия и радости. С другой стороны, мы постоянно сталкивались с фактами бедственного положения животных и вынуждены были наблюдать за ними, будучи не в силах помочь, – это угнетало. Такая яркость и противоречивость впечатлений была связана с сильнейшей засухой, воцарившейся в степях и многое изменившей в их размеренной жизни. Весна и первая половина лета 2000 г. выдались чрезвычайно жаркими, до середины июня дождей практически не было. Во время экспедиции температура днем была около 30°С в тени, а первый дождь прошел лишь 18 июня.

Основные места обитания даурских журавлей находятся в бассейнах рек Онон и Улдз-Гол. В верхнем и среднем течении Онона журавли встречены почти на всех осмотренных притоках. В общей сложности за время экспедиции отмечено 140 пар даурских журавлей (76 гнездящихся семей, 30 пар с неопределенным статусом и 34 негнездящиеся пары), а также 61 негнездящаяся особь в стаях. Гнездовой период 2000 г. выдался для этих птиц чрезвычайно неблагоприятным. Засуха обострила ранее существовавшие проблемы и создала новые. Уже не первый год я изучаю даурского журавля, но лишь сейчас впервые смог глубоко осознать, насколько уязвимой может быть эта сильная, благородная птица.

Основную опасность представляют степные пожары, наиболее частые в период насиживания кладок в апреле и мае. Сухая погода с сильными ветрами, господствующая в это время, значительно осложняет, а иногда делает невозможной борьбу с огнем. Весенние пожары возникают, в основном, на российской территории по вине людей (умышленные поджоги пастухами для подготовки весенних пастбищ и сенокосных участков, неосторожное обращение с огнем). Поскольку преобладают ветры юго-восточных румбов, то зачастую пожары с территории России переходят в Монголию, где из-за отсутствия возможностей борьба с ними практически не ведется. В этом отношении 2000 г. исключением не был – все пожары, по крайней мере в бассейне Онона, пришли из России. Причиной значительно более редких летних пожаров иногда являются сухие грозы – в середине июня 2000 г. нами было зарегистрировано несколько таких случаев. В регионе ежегодно выгорает около половины площади степей, лугов и заболоченных участков. Наиболее страшны пожары в засушливые годы, когда их количество и сила резко возрастают. Весной 2000 г. выгорело более 70% площади долины Улдз-Гол. От огня очень сильно пострадал бассейн Онона (приблизительно, восточнее меридиана 111°). В общей сложности в 2000 г. половина обследованных нами угодий, пригодных для гнездования, была пройдена огнем в весенний период. В результате пожаров, даже при условии отсутствия других неблагоприятных факторов (беспокойства скотом и людьми, ухудшения мест обитания из-за засухи и др.), не менее трети всех пар даурских журавлей потеряли бы кладки и птенцов или не имели бы возможности гнездиться из-за отсутствия на участках прошлогодней ветоши.

В засушливые годы возникает дефицит мест обитания, поскольку может пересыхать значительная часть степных водно-болотных угодий. Так, в 2000 г. не менее трети мест гнездования даурского журавля стали непригодны для обитания, в результате чего журавли не только не гнездились там, но были вынуждены покинуть свои участки, поскольку лишились кормовых угодий. Почти в 4 раза, по сравнению с 1999 г., увеличилось количество негнездящихся птиц в скоплениях. Некоторые пары даурских журавлей гнездились на почти сухих лугах, чего никогда еще не наблюдалось (обычно птицы обитают на заболоченных участках). Сильнее всего от засухи пострадали водно-болотные угодья в степной зоне, особенно в широких долинах рек Керулен и Улдз-Гол. В июне 2000 г. нашему взору предстала сухая, растрескавшаяся земля в долине Керулена, хотя в конце мая 1999 г. обширная пойма была здесь сплошь залита водой. Менее изменились места обитания в лесостепной зоне в бассейне Онона.

В Монголии развито кочевое и пастбищное скотоводство. Места выпаса скота и поселения людей привязаны к природным источникам пресной воды (рекам и ключам). В результате, хотя общая плотность людского населения здесь сравнительно низкая, в местах обитания журавлей она часто оказывается высокой. Из 76 гнездящихся пар даурских журавлей, отмеченных нами за время экспедиции, 82% обитали ближе 3 км от поселений людей, в том числе 33% – ближе 1 км. Во влажные годы фактор беспокойства для журавлей незначителен лишь благодаря тому, что скот пасется в степи и на припойменных лугах, а заболоченные участки им практически не посещаются. Однако во время засух роль фактора беспокойства резко повышается, поскольку степная растительность становится очень бедной, а некогда заболоченные гнездовые участки журавлей подсыхают и превращаются в прекрасные места для выпаса скота. Гнезда становятся легко доступны не только для хищников и собак, но и для копытных, и могут быть попросту растоптаны ими. Нами было обнаружено несколько кладок даурских журавлей, расположенных на влажных лугах в местах очень интенсивного выпаса скота. Например, в радиусе 1,5 км вокруг одного их них жило 4 семьи пастухов, а в момент осмотра паслось 370 коров, лошадей и овец. Когда животные подходили ближе 50 м к насиживающей птице, она вставала и беспокойно ходила рядом, не в силах прогнать пришельцев.

В Монголии крупные засухи и степные пожары вызывают масштабные перемещения кочевников-скотоводов. Семьи пастухов устремляются из выжженных солнцем степей к крупным рекам и водоемам; переселяются с пожарищ на участки с уцелевшей прошлогодней ветошью, отсутствие которой гибельно для скота весной. Из-за этого, опять-таки, численность домашних животных и людей резко возрастает именно на участках, пригодных для гнездования журавлей. В это время фактор беспокойства является очень серьезной помехой для пытающихся загнездиться пар. Так, летом 2000 г. в типичных местах гнездования журавлей по долине Керулена на участках, уцелевших от весенних пожаров, по сравнению с 1999 г., было в 9 раз больше семей пастухов, а поголовье скота, пасущегося в пойме, возросло в 100 раз, достигнув плотности до 3 юрт и более 400 голов скота на каждый квадратный километр долины!

В условиях засухи резко повышается роль топких болот в бассейне Онона. Они представляют собой озера, поверхность которых частично заросла зыбким, колышущимся и прогибающимся под ногами ковром из осоки. Такие удобные для гнездования журавлей участки обнаружены нами на небольших притоках: Баян-Гол (приблизительно 48°21′ N, 110°32′ E), Хурхын-Гол (48°20′ N, 110°20′ E) и Хуйтэн-Гол (48°17′ N, 110°51′ E). Вернее, большинство из них были найдены в 1999 г., а в 2000 г. обследованы повторно. Верховые болота, в отличие от широких заболоченных долин степных рек, слабо реагируют на перепады количества осадков и в 2000 г. от засухи почти не пострадали. Кроме того, и это чрезвычайно важно, они трудно проходимы для человека, а для скота вообще недоступны (кроме зимнего периода). Это служит надежной защитой гнездящимся здесь птицам. Например, вокруг болота площадью около 18 км2 на р. Хуйтэн-Гол жило 15 семей пастухов и паслось множество скота, однако ни животные, ни люди не заходили на болото и птиц не тревожили. Все гнезда были сделаны на топких участках, а выводки держались у их границы на влажных лугах, и в случае опасности скрывались на болоте. К счастью, эти спасительные для журавлей “острова” среди наводненных людьми и скотом пастбищ не пострадали также и от пожаров. Благодаря этому плотность даурских журавлей здесь в 2000 г. превышала все мыслимые пределы – до 0,8 гнездящихся пар на 1км2. А с учетом обитавших здесь же серых журавлей, общая плотность обоих видов достигала 1,4 гнездовой пары на 1 км2 болота! При этом для расчета были взяты лишь семьи, гнездование которых подтверждено, а ведь здесь еще обитало много пар, статус которых точно определить не удалось. Плотность гнездования журавлей на верховых болотах в бассейне Онона и в 1999 г. была чрезвычайно высокой, а в 2000 г. возросла еще в полтора раза. Несомненно, это связано с перемещением сюда части птиц из неблагоприятных регионов.

В северо-восточной Монголии обитает не менее четверти мировой популяции даурского журавля. Регион имеет ключевое значение для птиц. Как это ни парадоксально, однако даже в этой стране, где на сотни километров маршрута можно не встретить ни одного человека, даурский журавль подвержен сильному негативному влиянию факторов антропогенного происхождения – пожаров, беспокойства. Винить в этом монгольский народ, разумеется, нельзя. Отношение этих людей к природе в целом бережное, а журавль считается птицей священной. Люди и скот здесь являются неотъемлемой частью экосистемы, поэтому в засухи они бедствуют и ищут спасения так же, как и все живое в степи. В таких условиях сложно и предложить-то что-либо для сохранения журавлей. Не поворачивается язык говорить о необходимости изъятия из хозяйственной деятельности и охране мест обитания птиц, хотя на некоторых важных территориях это надо делать. К счастью, природа сама позаботилась об ограждении от вторжения людей некоторых ценных для журавлей участков – верховых болот в бассейне Онона. Вина же за степные пожары лежит, в основном, не на монголах, а на жителях российского приграничья. Вот и получается, что для сохранения даурского журавля в Даурских степях необходимо прежде всего наладить борьбу с пожарами в Забайкалье.

Работа выполнена при поддержке Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров.

Контакт: Горошко Олег Анатольевич.
Даурский государственный биосферный
заповедник и Читинский институт природных ресурсов СО РАН
E-mail: goroshko@cinr.chita.su






Наверх
328 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России