Дзерен возвращается в Забайкалье 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№10 осень 2001

Степи под охранойЗащита редких видовНовостиСобытияКонвенция по борьбе с опустыниваниемОрганизацииЗаконодательствоСтепная программаНовые книги Объявления

Защита редких видов

Дзерен возвращается в Забайкалье

В.Е. Кирилюк
(Даурский биосферный заповедник, Читинская область)

В январе 2001 г. произошла массовая, невиданная уже несколько десятилетий, миграция дзерена из Монголии в Юго-Восточное Забайкалье. К сожалению, она сопровождалась столь же масштабным истреблением животных. Это событие широко освещалось в средствах массовой информации. Было сделано обращение к природоохранным организациям и общественности за помощью. Откликнулись очень многие. Позже СМИ уже говорили об угрозе ящура, переносимого дзеренами. Потом интерес к проблеме утих. Что же происходило в минувший неполный год?

Причины и характер миграции

Миграция дзеренов в Читинскую область отнюдь не была неожиданной. В течение последнего десятилетия во время сезонных перемещений стада этих антилоп примерно раз в два года подходили к линии инженерно-технических сооружений (ИТС) – изгороди из колючей проволоки на границе с Монголией. Такая преграда имеется только к востоку от Торейских озер (см. карту на с. 29). Однако и миграции дзерена были направлены только в этом направлении. Животные обычно подходили сюда в зимние месяцы, когда происходит незначительное перемещение стад по пастбищам, и не старались пройти заграждение. Исключением был лишь сезон 1994/95 гг., когда животные стремились пройти вглубь российской территории.

 

Зимой 1999/2000 гг. мигрирующие стада еще в ноябре, впервые за последние, как минимум, десять лет, в массе перешли на левобережье р. Улдзы и в середине января зашли на 10 – 15 км в пределы России к западу от Торейских озер. Тут препятствий вдоль границы нет. Крупная группировка проникла на нашу территорию своей небольшой частью – 10000 – 12000 особей. Происходила не направленная миграция, а постепенное радиальное рассредоточение стад по зимним пастбищам после гона.

В январе 2001 года, судя по скорости, целенаправленности и дальности перемещений стад, наблюдалась настоящая массовая миграция, вызванная экстремальными погодными условиями. Толчком для миграции стал снегопад 1 – 2 января. Дзерены, собравшиеся по завершении гона в крупные стада в относительно небольшом районе, начали быстро перемещаться в северном, северо-восточном и восточном направлениях. Некоторые стада к началу миграции находились в 15 – 20 км от российской границы. Это и определило их быстрый выход в Забайкалье.

По нашим очень приблизительным оценкам, основанным на данных опроса и беглого учета, в пределы России зашло 40 – 75 тыс. особей. В течение двух-трех недель они быстро двигались широким фронтом. Правый фланг мигрирующей группировки был остановлен ИТС, проходящей на некотором удалении от границы. Стада левого фланга, двигавшиеся западней с. Соловьевск, где нет ИТС, проникли вглубь Читинской области на десятки километров. Отдельные группы антилоп зашли на 100 – 150 км. Миграционный импульс оказался столь силен, что дзерены вышли из районов, где снежный покров был хоть и критическим для вида, но небольшим (10 – 11 см), в районы с глубоким снегом (20 – 30 см). Если бы линии ИТС на границе не было, остановленные ею десятки тысяч дзеренов правого фланга прошли бы в малоснежную зону – к югу от Нерчинского хребта. Во время перемещения происходило последовательное оседание части стад. Вторую половину зимы, разбившись на мелкие группы, необычные для этого времени года, дзерены заняли огромную территорию и больше не перемещались до весенней миграции. В многоснежной зоне животные заселили нетипичные для вида биотопы, например, опушку соснового бора и залежи с лесополосами.

Цена расселения

Следствием миграции стало оседание на российской территории более полутысячи дзеренов. Это большая удача для нас и реальный шанс для восстановления вида в Забайкалье. Но чего стоило это популяции?

Из-за сильных и продолжительных морозов и недостатка кормов, укрытых снегом, огромное количество дзеренов погибло от истощения и переохлаждения. Причем вдоль ИТС смертность была на порядок выше. Это обусловлено большой скученностью и истощением кормовой базы, повышенным стрессом и другими причинами. По официальной сводке всего вдоль границы было собрано для уничтожения около 5200 трупов, но в действительности их, судя по всему, было до 6500. Из осмотренных нами нескольких десятков трупов к западу от Торейских озер, где смертность была заметно ниже, 26% имели следы огнестрельного ранения.

Браконьеры нанесли огромный урон дзеренам. И раньше каждый заход даже нескольких сот голов сопровождался их быстрым истреблением. Местное население всегда воспринимало появление антилоп как хорошую возможность пострелять и добыть “ничейного” мяса. Именно поэтому, оценив масштабы миграции, мы предприняли все меры, на какие были способны, в том числе, обратились за помощью. Варварское истребление дзеренов к середине февраля удалось остановить, но браконьеры успели отстрелять много. По нашей оценке добыто от 2 до 5 – 6 тысяч голов. Таким образом, на российской территории погибло около 9 – 12 тысяч дзеренов.

Общий урон зашедшей к нам популяции, населяющей территорию к северу от р. Керулен, был огромен. Летом, перед новым сезоном размножения, мы провели учет. По сравнению с сентябрем 2000 г. численность популяции уменьшилась на 90 – 100 тысяч или на 40 – 45 %. Вероятно в Китае поголовью был нанесен еще больший урон, чем в России. Немалым был и естественный падеж в пределах Монголии. Браконьерство же здесь из-за низкой численности населения не столь масштабно.

Как мы охраняли дзерена

После широкого освещения проблемы заботу о дзерене проявили на всех уровнях власти. Еще большей, даже неожиданно активной, была поддержка природоохранных фондов, организаций и простых людей. Срочную помощь – финансовую и информационную – оказали Международный фонд защиты животных, Всемирный фонд дикой природы, Гринпис России, Центр охраны дикой природы и другие. Незамедлительно откликнулся Джордж Шаллер (Общество сохранения дикой природы, Wildlife Conservation Society). Частные пожертвования поступали из разных городов России – Надыма, Магадана, Твери, Хабаровска, Москвы, Санкт-Петербурга, Тулы, Саратова и других. Особо тронула помощь детей – детский клуб “Сорока” из Слободска перечислил 138 руб. Всего с января по май поступило около 190 тыс. рублей. Почти все деньги перечислены или переданы (представителями организаций) Читинскому областному охотуправлению и использованы на оплату бензина и запчастей. Примерно такую же сумму выделили в регионе – на авиаучет (120 тыс. руб.) и помощь заповеднику (50 тыс. руб.).

Эти деньги позволили нам наладить более или менее эффективную охрану. Через две недели после массового захода антилоп одновременно дежурили уже до 6 – 7 машин инспекции, осуществлялся специальный контроль на постах милиции, а население через СМИ получило внятное предостережение о недопущении добычи дзерена. Наилучшим образом со своей задачей справились охотоведы и специализированные отряды охотуправления, один из которых в декабре специально был создан для работы в степной зоне, в том числе для охраны дзерена. Огромная заслуга в подключении охотнадзора и правоохранительных органов, а также в организации авиаучета принадлежит начальнику охотуправления Николаю Константиновичу Иванову. Неплохо, хоть и не с полной отдачей, отработал заповедник “Даурский” – помешала бушевавшая в то время война коллектива с директором.

Всего за отстрел дзеренов возбуждено 13 уголовных дел. Почти все браконьеры, пойманные с поличным, наказаны (по крайней мере, заплатили по 5 тыс. рублей иска за каждую особь). На первый взгляд, на фоне масштабов браконьерства, задержанных не так много. Это очень непростое дело – поймать браконьерскую машину в степи, особенно, если при погоне приходится откапывать из снега свой “уазик”. Результативность была бы выше, если бы милиция относилась к браконьерам так же серьезно, как к другим преступникам. Тем не менее, мы добились главного – всестороннее внимание к проблеме органов власти и присутствие “на месте событий” большого числа природоохранных служб за короткое время свели браконьерство почти на нет. Позже – в марте – людей напугали ящуром, которого так и не было. И это тоже дало свой эффект, хотя наши люди угрозы эпизоотии не сильно боятся.

Ситуация в Забайкалье летом и осенью 2001 года

К началу отела в окрестностях Торейских озер, то есть в заповеднике и вокруг него, насчитывалось около 300 дзеренов. Еще не менее 200 – 300 особей находилось в малонаселенной приграничной полосе, преимущественно к востоку от Торейских озер. Вблизи заповедника, большей частью в охранной зоне, родилось более 150 детенышей. Появилось 3 – 4 новых “родильных дома” – мест группового отела самок. За всеми крупными, по российским меркам, группами дзеренов ведутся постоянные наблюдения. Этому помогают радиопередатчики, установленные на трех детенышах в первые дни после рождения. По нашим данным, до начала октября дзерены вели оседлый образ жизни. Участки обитания меченых особей с июля по сентябрь колебались от 30 до 40 км2. В начале октября начались более обширные кочевки (на 10 – 30 км), характерные для этого времени года.

В Монголии северокеруленская популяция, значительной своей частью вторгшаяся прошлой зимой в пределы Читинской области, вновь мигрирует в сторону российской границы. Ко второй половине сентября мигрирующие стада прошли дальше обычного и находились уже в 100 км от России.

Охрана в заповеднике, наконец-то, работает эффективно как никогда. Учитывая, что дзерены населяют не собственно заповедник, а охранную зону вокруг него и прилежащие охотугодья, а также высокую подвижность этих животных, мы, в тесном сотрудничестве с охотнадзором, взяли под контроль огромную территорию. Инспекция заповедника и ранее осуществляла рейды за пределами его границ. Теперь же, совместно с охотинспекцией, усиленной новой рейдовой группой, эффективная охрана ведется на площади полутора -двух административных районов, что на порядок больше площади собственно заповедника. В Ононском районе, в связи с этим, число охотников, приобретших охотбилеты и путевки, резко возросло, а число нарушений правил охоты столь же резко снизилось. Постоянные стационарные дежурства на ключевых участках и рейды свели к минимуму не только попытки охоты на дзерена, но и все прочие нарушения. Нет нарушений – нет протоколов. Что скажет московское начальство? Но, в общем, не это главное. Главное – выдержат ли люди месяцами “пасти” доверчивых животных (что не так интересно, как “охотиться” за матерыми браконьерами) и хватит ли средств на столь интенсивную работу.

Слишком легка и заманчива охота на дзеренов, слишком мала их численность. Но, только сохранив поголовье, то есть, по возможности, каждую особь, можно надеяться на восстановление вида. Дальше будет легче. Население начинает привыкать к тому, что дзерены – не пришлые, а наши забайкальские животные.

Что нужно сделать для восстановления вида в России

Прежде всего, необходимо сохранить эффективность охранных мероприятий на том же уровне и дальше. Для этого только заповеднику каждый месяц нужно дополнительно 30 _ 40 тыс. рублей. Пока мы изыскиваем эти средства. В настоящее время помощь оказывается Инициативой по крупным травоядным Всемирного фонда дикой природы (LHI WWF), получил поддержку срочный грант в Глобальном зеленом фонде (GGF), что поможет нам продержаться до начала следующего года. Однако это, хоть и крайне своевременное, но действительно срочное подспорье. Необходимы средства для реализации комплексной программы, которая позволила бы достичь долговременного эффекта. Мы очень надеемся, что подобная заявка, одобренная Российским представительством WWF, найдет поддержку и в вышестоящих структурах фонда. Немаловажное значение будет иметь реализация проекта “Сохранение степных и водно-болотных комплексов Даурского экорегиона”, проходящая последнюю стадию рассмотрения в UNDP и GEF. Очень надеемся, что материализуется заинтересованность в сохранении дзерена, высказанная в регионе. Ведь этот вид антилопы не только былая гордость Даурских степей, но и прекрасный объект для показа туристам, в дополнение к нашему птичьему раю.

На сегодня имеются все предпосылки для многократного увеличения численности вида в Забайкалье – базовое воспроизводящееся поголовье, неосвоенные, благоприятные для дзерена местообитания. Наладить надежную охрану, обеспечив ее всем необходимым, – это дело чести. А в дополнение к охранным и рекламным мероприятиям мы планируем создать питомник для полувольного содержания молодняка, завезенного из Монголии, с последующим подпуском части особей к существующим вольным стадам и формированием резервного маточного поголовья в самом питомнике и ряде зоопарков.

Наличие хорошо охраняемой обширной территории у границы, с обитающими на ней местными дзеренами, позволит значительно снизить опасность для десятков тысяч особей, которые вновь могут прийти к нам из Монголии. Мы шаг за шагом отслеживаем эту миграцию и в случае появления дзеренов на границе будем более подготовлены. По нашему предложению ветеринары выедут с нами в Монголию и проведут предварительное обследование мигрирующих особей, что позволит, в случае необходимости, заблаговременно провести барьерную вакцинацию сельскохозяйственных животных. Отрабатываемые в рамках Международного российско-монгольско-китайского заповедника “Даурия” механизмы мониторинга и снижения опасностей для трансграничных миграций дзерена – один из реальных примеров, демонстрирующих участие России в соответствующих международных договоренностях.

Контакт:
Кирилюк Вадим Евгеньевич.
Государственный природный биосферный заповедник “Даурский”.
674480 Читинская обл., Ононский р-н,
с. Нижний Цасучей, ул. Ононская, 5.
Тел.: (302-52) 7 15 59.
E-mail: root@ecology.chita.ru
olegkorsun@mail.ru (для Кирилюка)






Наверх
740 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России