Степные экосистемы в Прибайкальском национальном парке | № 8 осень 2000 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№ 8 осень 2000

Степные паркиСтепи под охранойПрактика управления степямиОптимизация природопользованияИстория природопользованияЗаконодательствоСтепной регионСобытияИменаЗащита редких видовКонвенция по борьбе с опустыниваниемДеньги для природыОбъявленияНовые книги Выходные данные журнала

Степные парки

Степные экосистемы в Прибайкальском национальном парке

В.В. Рябцев, А.Е. Турута
(Прибайкальский национальный парк, п. Маритуй Иркутской обл.)

Среди уникальных природных объектов Байкальского региона особо выделяются горно-котловинные степные ландшафты. Они представляют центрально-азиатский (даурско-монгольский) тип степей на северном пределе их распространения и лучше всего выражены в Онон-Аргунской Даурии и Южной Бурятии. Есть степные ландшафты и в Байкальской котловине, за пределами собственно степной зоны. Степи здесь являются реликтовыми. Они располагаются в центральной части западного побережья оз. Байкал, на острове Ольхон, а также на 14 маленьких островах байкальского пролива Малое Море. Кроме того, небольшими фрагментами степи представлены в других частях Байкальской котловины – на северо-западном побережье, полуострове Святой Нос, на Ушканьих островах и на островах Чивыркуйского залива.

Степные экосистемы Байкальской котловины связаны, в основном, с подтаежно-степным высотно-поясным комплексом растительности. Они сочетаются здесь с покрывающими горные склоны лиственичниками и сосняками, придавая этим лесам своеобразный остепненный характер. Преобладают сухие, в отдельных случаях также опустыненные степи, приуроченные к береговым галечниковым косам, песчаным дюнам, побережьям соленых озер. Часть степей Приольхонья и полуострова Святой Нос находится в пределах подгольцово-субальпийского высотного комплекса растительности, в контакте с зарослями кедрового стланика и горными тундрами. Пограничное ландшафтное положение байкальских степей обуславливает взаимообогащение флоры и фауны за счет сопредельных высотно-поясных комплексов.

Благодаря этим особенностям степи Прибайкалья оказались одним из центров степного видообразования и, в то же время, рефугиумом степной флоры и фауны. Сегодня в Прибайкалье известно около 200 видов степных растений, требующих особой охраны по одному или нескольким критериям. Из них в Западном Прибайкалье произрастает 186, включая 21 узколокализованный эндемик, 38 общебайкальских эндемиков, 12 реликтов ледниковых эпох четвертичного периода и 110 видов, представленных на границе своего ареала. Здесь же встречаются более 50 видов позвоночных животных, внесенных в Красные книги различного ранга (Международную, национальную, региональные) и в Список глобально редких видов птиц международной ассоциации по охране птиц BirdLife International.

Из 5 ООПТ Байкальской котловины отдельные фрагменты степных ландшафтов имеются в Байкало-Ленском заповеднике и Забайкальском национальном парке, но целостные ландшафтные степные комплексы представлены лишь в Прибайкальском национальном парке (ПНП). Функциональное зонирование территории позволяет считать национальный парк наиболее предпочтительной формой ООПТ в отношении управления степными экосистемами. Присущая национальным паркам возможность установления дифференцированных режимов охраны степей в каждой из зон и выбора этих режимов по результатам многолетних наблюдений демонстрирует в Западном Прибайкалье свою несомненную целесообразность. Здесь выделяются несколько групп степных экосистем, различных по тенденциям многолетней динамики и, соответственно, нуждающихся в разных режимах управления:

· Сухие степи (типичные и криофитные) крутых каменисто-щебнисто-скалистых горных склонов (как непосредственно на побережье Байкала, так и в соседстве с субальпийско-подгольцовыми высокогорьями). Сложены в основном сообществами мелкодерновиннозлаковых и мелкоразнотравных ассоциаций. Являются важнейшими зимовочными стациями диких копытных животных (благородного оленя Cervus elaphus sibiricus, косули), местами обитания эндемичной ольхонской полевки (Alticola olchonensis), бородатой куропатки (Perdix daurica), гнездовыми и охотничьими биотопами редких пернатых хищников (филина, орла-могильника Aquila heliaca, беркута A. chrysaetos, балобана Falco cherrug). Оптимальным режимом для этих степей является полная заповедность. Их участки, существуя без всякого хозяйственного воздействия в течение 1986 – 2000 гг., сохраняли относительно высокую стабильность, но даже при незначительных антропогенных нагрузках они быстро деградируют.

· Разнотравно-крупнодерновиннозлаковые степи пологих горных склонов в средней части высотного градиента, в полосе контакта с сообществами светлохвойной сосново-лиственничной тайги. Здесь обитают те же виды редких позвоночных животных (исключая копытных), что и в предыдущей группе, а также реликтовые виды – степной рогатый жаворонок (Eremophila alpestris) и узорчатый полоз (Elaphe dione), до 1960-х гг. – дрофа (Otis tarda). Для этих степей оптимальным режимом управления следует признать традиционное природопользование – умеренный выпас табунов коней и небольших отар овец. По многолетним наблюдениям, именно в условиях такого режима достигается стабильность состояния, в то время как полная заповедность способствует зарастанию степей подростом сосны и лиственницы, а перевыпас и рекреационная перегрузка приводят к быстрой пастбищной дигрессии и разрушению почвенно-растительного покрова.

· Крупноразнотравно-корневищнозлаковые степи нижних частей склонов байкальской террасы и речных долин, а также впадин и понижений между увалами, часто контактирующие с пойменными и дельтовыми лугово-болотными комплексами, поливными луговыми угодьями – “утугами”. Места обитания монгольской жабы (Bufo raddei – реликтовый вид), узорчатого полоза, огаря (Tadorna ferruginea). Для этих сообществ эффективным оказался режим традиционного природопользования – периодическое (раз в 3 – 5 лет) сенокошение в конце вегетационного периода в сочетании с умеренным выпасом коней в течение лета – осени, и в чередовании с сенокошением на соседних лугах и утугах в целях рассредоточения нагрузки. Перевыпас ведет здесь к смене степей деградированными лугами, полная заповедность, способствует быстрому закустариванию и заболачиванию.

Перечисленные группы степей отнюдь не исчерпывают всего их разнообразия в ПНП и, соответственно, требуемых режимов управления. Можно, например, упомянуть еще псаммофитные прибрежно-дюнные степи острова Ольхон и галофитные степи понижений близ соленых Тажеранских озер. Но приведенные примеры демонстрируют возможности выбора оптимальных режимов управления степными экосистемами в рамках такой юридической категории ООПТ, как национальный парк.

Степные экосистемы Западного Прибайкалья издавна являются объектом традиционного природопользования коренного населения , в основном – приольхонских бурят. Несмотря на снижение сельскохозяйственных нагрузок в последние годы, проблема их нормирования и контроля не стала менее актуальной. Это тем более важно, поскольку почти все степные земли были включены в ПНП без изъятия из сельскохозяйственного использования. Их владельцами являются колхозы, фермеры и т.д. ПНП лишь осуществляет природоохранный контроль за этой территорией. Возможности такого контроля невелики, а в последние годы еще и резко ослаблены конфликтом ПНП с районными властями. В 1999 г. администрация Ольхонского района (см. “Степной бюллетень”, № 5, 1999) направила в Правительство РФ просьбу о выводе из состава ПНП 110 тыс. га земель сельскохозяйственного назначения (то есть почти всей территории, занятой степями). Рослесхоз и областной комитет экологии (ныне упраздненные) выступили против этой инициативы. Ответа от Правительства до сих пор нет, и опасность изъятия земель сохраняется. В последнее десятилетие резко возросли рекреационные нагрузки, максимум которых приходится именно на степные экосистемы ПНП. Даже многие фермеры сейчас предпочитают заниматься в основном рекреационной деятельностью, размещая на своих угодьях туристические объекты.

Очевидна необходимость оптимизации охраны байкальских степей. В 1998 г. научным отделом ПНП был составлен “Кадастр участков, имеющих ключевое значение для сохранения биоразнообразия реликтовых степей Байкальской котловины” (финансировался в рамках программы ГЭФ “Сохранение биоразнообразия Российской Федерации”). В Кадастр внесены 18 степных участков, на территории которых представлено наибольшее число редких видов степной флоры и фауны. Большинство участков (12) расположены на сельскохозяйственных землях. Для каждого участка собрана информация о наличии редких видов растений и животных, современном состоянии территории, угрожающих антропогенных и природных факторах, рекомендуемом режиме охраны. Составной частью Кадастра является база данных по редким видам растений и животных. В дальнейшем мы будем пытаться (первые шаги в этом направлении предприняты в 2000 г.) включить эти территории в состав заповедной и охранной зон ПНП.

И в этом вопросе, как и в отношении выбора оптимальных режимов управления, важную роль играют возможности, предоставляемые правовым статусом национального парка в области функционального зонирования территории и управлении на землях сторонних землепользователей. Так, каждому из 18 кадастровых участков планируется обеспечить необходимый режим управления, отнести каждый из них к одной из имеющихся или планируемых в соответствии с новой “Стратегией управления национальными парками России” функциональных зон (заповедной, особо охраняемой, охраны культурного наследия, регулируемой рекреации, традиционного природопользования).

Большинство степных экосистем Западного Прибайкалья характеризуется невысокой устойчивостью. Это обуславливает их низкую восстановительную способность даже после незначительных нарушений. С другой стороны, уже упомянута высокая насыщенность сообществ байкальских степей видами растений и животных, требующими особой охраны (эндемики, реликты, глобально и регионально редкие виды). Эти обстоятельства диктуют необходимость мониторинга параметров степных сообществ и популяций (ценопопуляций, локальных группировок и т.д.) видов, требующих особого внимания. Начало таким наблюдениям за отдельными видами на территории, позднее включенной в ПНП, было положено авторами в 1980-х гг. (с 1981 г. – редкие виды птиц, с 1986 г. – редкие виды растений). С 1996 г. продолжение этих наблюдений стало составной частью мониторинговых работ, проводимых ПНП.

В частности, изучается динамика состояния растений – узколокализованных эндемиков: копеечников зундукского и прибайкальского (Hedysarum zundukii, H. cisbaicalensis), астрагала ольхонского (Astragalus olchonensis), остролодочников Попова, Пешковой, трехлистного (Oxytropis popovii, O. peschkovii, O. triphylla) и нескольких других, криоаридных реликтов – крыловии пустынной (Krylovia eremophyla), фиалок надрезанной, иркутской, Александрова (Viola incisa, V. ircutiana, V. alexandrowiana), верблюдок алтайской, сибирской, курчавокрылой (Corispermum altaicum, C. sibiricum, C. ulopterum), остролодочника трагакантового (Oxytropis tragacanthoides) и ряда других, видов на восточной и западной границах своих ареалов – первоцвета крупночашечного (Primula macrocalyx), ковыля перистого (Stipa pennata), боярышника Максимовича (Crataegus maximoviczii) и других. В качестве параметров оцениваются значения показателей численности и размеров особей каждого возрастного состояния в каждой популяции. По совокупности этих значений выявляются интегральные характеристики состояния популяций – жизненность (виталитет), устойчивость и т.п. Цель наблюдений – оптимизация режимов охраны каждой конкретной ценопопуляции.

Из редких видов позвоночных животных абсолютные учеты в степях ПНП проводятся для орла-могильника, балобана (единствен ные имеющиеся в Байкальской котловине гнездовые группировки), степного орла (Aquila rapax), беркута, огаря (крупнейшая в Западном Прибайкалье гнездовая группировка), филина, относительные учеты – для бородатой куропатки (крупнейшая популяция в Западном Прибайкалье), белогорлого рогатого жаворонка, овсянки Годлевского (Emberiza godlewskii) и др. Предпринимаются попытки слежения за популяциями реликтовых видов животных – монгольской жабы, узорчатого полоза, ольхонской полевки.

В последние годы состояние целого ряда редких видов в ПНП ухудшилось. Сократилась территория, заселенная монгольской жабой, уменьшилась численность узорчатого полоза, огаря, филина, беркута и ряда других видов. Катастрофически сократились и требуют экстренных мер охраны байкальские гнездовые группировки могильника и балобана. С 1997 г. одним из авторов осуществляется научно-пропагандистский проект по изучению и сохранению могильника (финансировался Агентством международного развития США, Японским обществом защиты диких птиц), с 1999 г. – аналогичный проект, посвященный всем редким видам дневных хищных птиц и сов Западного Прибайкалья (финансируется в рамках конкурса индивидуальных исследовательских проектов Программы по глобальной безопасности и устойчивому развитию Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров). В результате получены уникальные данные по современному состоянию исследуемых видов, роли антропогенных факторов, негативно влияющих на их прибайкальские популяции, предлагаются конкретные охранные мероприятия.

Регулярные наблюдения за состоянием степных сообществ ведущих классификационных единиц растительности в их характерных местообитаниях в ПНП ведутся с 1986 г. по специально разработанной методике. Перечень наблюдаемых сообществ периодически уточняется, исходя из их репрезентативности и уникальности, а также из межгодовой изменчивости наблюдаемых параметров. Используемые параметры характеризуют фитометрию (проективное покрытие, листовой индекс и его распределение по ярусам, др.), фитоклимат (вертикальные градиенты основных климатических параметров – температуры и влажности воздуха и почвы, освещенности, испарения влаги и т.п., наблюдаемые в пределах сообщества), фенологию (сезонное количество видов в определенных фенофазах и длительность этих фенофаз), некоторые индивидуальные особенности сообществ каждого синтаксона. Во многих случаях, например, полезным оказывается использование метода наблюдения сезонного (весеннего и осеннего) феномультипликата сообществ, т.е. определения среднесуточных скоростей распространения массовых феноявлений (развертывания первых листьев, осеннего пожелтения и т.п.) по всей площади, занимаемой тем или иным степным сообществом. В результате всей совокупности наблюдений получаются эколого-фитоценотические шкалы, по которым можно оценивать текущее состояние сообществ, прогнозировать его возможную динамику в дальнейшем, принимать необходимые меры по корректировке режимов охраны в каждой из функциональных зон национального парка.

Контакт:
Турута Алексей, Рябцев Виталий.
Прибайкальский национальный парк.
664049 Иркутск, микрорайон Юбилейный, а/я 185.
Тел.: (3952) 38 54 87.
Факс: (3952) 39 63 18.
E-mail: pribpark@sibron.ru (примечание авторов – электронный адрес парка изменился в 2011 г. на pribpark@inbox.ru)






Наверх
166 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России