Тенденция однако... | №9 зима 2001 | Степной Бюллетень 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Тенденция однако…

Прошедший год принес любопытные перемены в структуру природоохранных органов трех наиболее “степных” стран бСССР. Любопытны они, кроме прочего, тем, что предоставляют неплохой материал для сравнения. Например, трудно отделаться от впечатления, что МПРООС Республики Казахстан образца 1999 года представлял собой как раз тот идеал, к которому стремятся сейчас МПРы России и Украины, пытаясь так или эдак срастить охрану окружающей среды с управлением геологическими ресурсами. Но в Казахстане-то этот прецедент закончился “разводом” – вол и трепетная лань, намучившись в одной упряжке, получили по отдельной телеге. Указывает ли это на “светлое будущее” российского и украинского экспериментов? Или просто попытка оказалась преждевременной? Или, наконец, наши страны так непохожи, что это вовсе и не прецедент, а просто внешнее сходство в проявлении совершенно различных процессов? Оставляем решать читателю.

Для нас важно, что эти перестройки неизбежно отразятся на состоянии степных экосистем и видов. И пока совершенно неясно, как именно. Во всяком случае, ситуация ни в одной из наших стран не внушает оптимизма.

Ограничимся кратким обзором.

Россия. 17.05.2000 г. Указом Президента № 867 был упразднен Государственный комитет по охране окружающей среды РФ (Госкомэкология) и Федеральная служба лесного хозяйства РФ. Их функции переданы Министерству природных ресурсов, которое, в свою очередь, было создано в 1998 г. слиянием ранее существовавших Госкомгеологии и Госкомвода.

Последовавшая реакция общественных и международных организаций достаточно широко известна. Административный процесс, однако, идет своим чередом. Министр Б.А. Яцкевич не скрывал, что одна из главных целей перестройки природно-ресурсных ведомств – улучшить инвестиционный климат в добывающей отрасли. Приводимые им примеры и ряд дополнительных фактов заставляет думать, что речь идет попросту о том, чтобы избавить иностранные добывающие компании от большей части существовавших до сих пор природоохранных ограничений. Забавно, что целенаправленно улучшая условия для ограбления недр (и не только недр) России иностранными компаниями, министр обильно использовал патриотическую и антизападную риторику.

За истекшие после реформирования МПР 8 месяцев более четко обозначилось направление перемен, подтвердились некоторые предположения. Представляется, что многое объясняется тривиальным желанием побольше получить и поменьше потратить. МПР и федеральное Правительство в целом недвусмысленно стремятся переложить свои природоохранные затраты, с одной стороны, на субъектов федерации и муниципальные образования, с другой – на коммерческие структуры. При этом предпринимаются шаги для увеличения государственных доходов как от продажи природных ресурсов (в виде налоговых поступлений, от продажи лицензий и др.), так и от штрафов за несоблюдение требований природоохранного законодательства. И наконец в сфере международной политики декларируется намерение получать деньги за сам факт существования в России малонарушенной природы.

Вкратце основные изменения, уже реализованные и только еще декларируемые Министром природных ресурсов и Правительством, таковы (заметьте, что не все из них можно однозначно оценить как “хорошие” или “плохие”):

Сокращение природоохранных органов на местах и централизация функций. Текущей задачей МПР является передача части полномочий федеральных органов исполнительной власти в сфере охраны окружающей среды органам исполнительной власти субъектов РФ и муниципальных образований (там, где их нет, они должны быть вновь созданы). Вертикаль таких важных природоохранных функций, как, например, управление и контроль за состоянием ООПТ и редких и охраняемых видов, заканчивается в системе МПР на уровне федеральных округов, не имея обязательного продолжения даже в субъектах федерации.

Начата и будет продолжаться ревизия экологического законодательства, направленная на “гармонизацию с нормами природно-ресурсного законодательства”.

Упрощается и приобретает коммерческий характер проведение государственной экологической экспертизы. При всем ее несовершенстве, именно экспертиза была главным инструментом ограничения опасных воздействий на природу. Теперь для ее проведения выделено формально независимое от МПР Государственное унитарное предприятие (руководитель которого утверждается коллегией МПР…), а в самом МПР сохранен существовавший в Госкомэкологии отдел. Нам неизвестно как они будут взаимодействовать.

Объявлен курс на широкое внедрение в природоохранной сфере мер экономического характера, обращенных прежде всего “на предприятия, являющиеся источником экологических проблем, связанных с загрязнением почв, водной и воздушной среды, нерациональным использованием природных ресурсов” (цитировано из доклада Б.А. Яцкевича “О мерах по совершенствованию природоохранной деятельности в Российской Федерации” на совещании Правительства РФ 29.12.2000 г.). В частности, обещают развитие механизмов добровольного либо обязательного экологического страхования и экологического аудита. Фактически, это значит, что часть природоохранных затрат перекладываются на коммерческие структуры – страховщиков, аудиторов.

Впервые в стране создана объективная предпосылка для формирования единой службы по управлению и заповедниками, и национальными парками. Это, вероятно, единственный безусловно положительный результат преобразований. Следует заметить, что на практике Отдел ООПТ Департамента охраны окружающей среды и экологической безопасности МПР оказался не готов “переварить” национальные парки. Сумеет ли он интегрировать их без потерь для системы ООПТ в целом – пока неясно.

В сфере международных отношений утверждается идея, что мировое сообщество (или, во всяком случае, развитые страны) должны платить России за то, что на ее территории сохранилось много относительно ненарушенной природы. При этом международные экологические обязательства России ставятся в зависимость от интересов ее упрощенно понимаемого экономического роста.

Полные тексты некоторых показательных документов можно увидеть в Интернете по адресам:

“Основные направления социально-экономической политики Правительства РФ на долгосрочную перспективу”:

http://www.economy.gov.ru/program/soderzanie.html

Доклад Б.А. Яцкевича “О мерах по совершенствованию природоохранной деятельности в Российской Федерации” и Протокол соответствующего заседания Правительства РФ:
http://www.forest.ru/rus/legislation/laws/doklad.html

Казахстан. 13.12.2000 г. Указом Президента реорганизовано Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды (МПРООС). Его полномочия и функции в области геологии и охраны недр переданы вновь созданному Министерству энергетики и минеральных ресурсов.

За последние годы это уже третий этап серьезных структурных изменений нынешнего МПРООС РК. Первое из этих преобразований проходило в октябре 1997 года, когда функции охраны окружающей среды упраздненного Министерства экологии и биоресурсов и функции управления в сфере геологии и охраны недр упраздненного Министерства энергетики и природных ресурсов были объединены в созданном тогда Министерстве экологии и природных ресурсов. Это произошло в рамках общей тенденции к сокращению штатов и укрупнению министерств и ведомств. В результате в одном министерстве оказались объединены достаточно разнородные и даже несовместимые по характеру функции и полномочия.

Следующий этап серьезных структурных изменений экологического ведомства имел место в октябре 1999 г., когда Министерству экологии и природных ресурсов был передан целый ряд функций Министерства сельского хозяйства в сфере лесного, рыбного и охотничьего хозяйства, а также водных ресурсов. Тогда же оно получило свое нынешнее название – Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды. В результате к началу 2000 года МПРООС состоял из четырех комитетов: лесного, рыбного и охотничьего хозяйства; по водным ресурсам; охраны окружающей среды; геологии и охраны недр.

Представляется, что среди основных причин объединения в одном ведомстве природоохранных функций с функциями государственного управления в области природопользования была нацеленность прежнего руководства Министерства на привлечение крупных международных и зарубежных инвестиций. В этом смысле такое объединение функций облегчало разработку и реализацию различных крупномасштабных проектов в области природопользования, привлечение под них инвестиций международных финансовых институтов при использовании модной вывески “экологических проектов”.

И наконец, нынешний этап реорганизации МПРООС предусматривает выведение из него вопросов геологии и охраны недр, передаваемых вновь созданному отдельному министерству. Официально объясняется, что данная мера направлена на упорядочение ситуации в нефтегазовом секторе и создание в нем лучших условий для инвесторов. В какой-то мере можно сказать, что последние преобразования являются возвратом к положению, существовавшему до октября 1997 года. Хотя следует отметить, что нынешнее Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды остается все же более влиятельным по сравнению с Министерством экологии и биоресурсов образца осени 1997 года.

Существует определенная основа и для дальнейшего сокращения объема полномочий МПРООС в будущем. На сегодняшний день наряду с чисто природоохранными функциями оно осуществляет также государственное управление в области использования отдельных видов природных ресурсов (лесных, рыбных, охотничьих, водных). Но в Казахстане существует немало сторонников разграничения этих полномочий и создания ведомства, занимающегося исключительно вопросами охраны окружающей среды и контролем за рациональным использованием природных ресурсов.

Вадим Ни, консультант “Азиатско-Американского партнерства” (“LEEP”)

Контакт:
“Азиатско-Американское партнерство” (LEEP)
Казахстан 480072 Алматы, ул. Сейфуллина, 597, к. 208
тел.: (3272) 69 64 45, 64 37 94
Е-mail: kazleep@igc.almaty.kz
http://www.ecostan.org

Украина. 29.06.2000 г. Указом Президента утверждено Положение о новом Министерстве экологии и природных ресурсов Украины, которому переданы функции упраздненных Министерства охраны окружающей природной среды и ядерной безопасности, Комитета по геологии и использованию недр, Комитета по гидрометеорологии, Государственной администрации ядерного регулирования, Главного управления геодезии, картографии и кадастра, Государственной комиссии по испытанию и регистрации средств защиты и регуляторов роста растений и удобрений.

Министр экологии и природных ресурсов И. Заяц сказал на Парламентских слушаниях по вопросам экополитики (29.11.2000), что в основе “новой системы институционного обеспечения реализации экополитики” “лежит интегральный подход в управлении всеми природными ресурсами как единым целым в условиях рыночной экономики”. Замечательны следующие рассуждения министра: “Должны признать, что Украина опоздала с созданием своего министерства природных ресурсов. Только в течение последнего года идет формирование такого министерства… Мы постоянно чувствуем большое сопротивление этому процессу, наблюдаем желание определенных сил ограничить сферу деятельности Минэкоресурсов только функцией инспектирования… В создании такого министерства нас опередили не только страны региона Центральной и Восточной Европы, которые готовятся к вступлению в ЕС, но и Россия, Казахстан (обратите внимание! – прим. СБ) и другие соседи. Попытки искусственно оторвать функцию охраны окружающей среды от функций управления природными ресурсами не просто направлены на блокирование административной реформы. Реализация таких “пропозиций” сделает невозможным улучшение состояния окружающей природной среды и развитие Украины на принципах устойчивого развития, которые в ХХI веке станут определяющими в развитии человечества. Необходимо как можно быстрее прекратить попытки дезинтегрировать Минэкоресурсов и завершить процесс его становления как полноценного, цельного, системообразующего МПР”.

Полный текст Положения о Минэкоресурсов Украины имеется в редакции СБ и может быть выслан по электронной почте.






Наверх
57 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России