Интеграция популяции сайгака в хозяйственный комплекс Калмыкии 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№12 осень 2002

СтратегияЗаконодательствоСтепи под охранойСтепной регионЗащита редких видовОптимизация природопользованияСобытияОбъявленияНовые книги Выходные данные журнала

Защита редких видов

Интеграция популяции сайгака в хозяйственный комплекс Калмыкии

А.И. Близнюк (ООО “Калмнефть-экосистема”, Элиста)

С 1997 по 2001 г. численность калмыцкой популяции сайгака снизилась в 15 раз и составила на весну 2001 г. всего 18 тыс. животных. В июле того года вышел указ президента Республики Калмыкия “О чрезвычайных мерах по охране и сохранению калмыцкой популяции сайгака”. Один из пунктов данного указа предусматривал разработку программы “Спасение сайгака” и ее финансирование с 2002 г. Однако существенная несогласованность природоохранных и научных организаций Калмыкии проявилась даже в решении данного вопроса. К разработке первого варианта Программы были привлечены только три организации республики. С учетом мнения в основном только этих организаций было вынесено постановление правительства Калмыкии об организации заказника “Сайгак”. Не было принято во внимание мнение всех других заинтересованных организаций, и в первую очередь Комитета природных ресурсов по Республике Калмыкия. Позже, по настоянию Комитета, к разработке Программы был привлечен более широкий круг организаций и специалистов.

Один из подходов к сохранению сайгака отражен в статье В. Кузнецова и А. Лущекиной “Калмыцкий сайгак на грани катастрофы” (СБ № 11, 2002). Предлагается развивать экологически приемлемые типы земле- и природопользования на Черных землях, сохранять ключевые местообитания, значительно расширить территорию заповедника “Черные земли”, создать вольерную популяцию сайгака и изменить отношение к сайгаку местного населения, чье браконьерство представляет сейчас основную угрозу существованию вида в Калмыкии.

Все вышеуказанные предложения правильны, но нет достаточно ясного механизма решения указанных вопросов, особенно в области совместного использования территории популяцией сайгака и домашними животными. Так как сайгак выпасается на тех же пастбищах, что и сельскохозяйственные животные, то вопросы сохранения сайгака обязательно должны увязываться с развитием сельскохозяйственного производства Калмыкии. На основании ранее проведенных исследований мы предлагаем следующий подход к проблеме интеграции сайгака в хозяйственный комплекс Калмыкии.

В 1972-1977 гг. была определена площадь области основного обитания сайгака (то есть той территории, где выпасаются основные группировки этих животных), в том числе ее площадь по сезонам. На территорию Калмыкии приходилось 85,8% данной зоны, на Дагестанскую АССР – 6,8, на Астраханскую область – 3,8 и на Ставропольский край – 3,6%. Была изучена нагрузка сайгака на пастбища в пределах данной области, проведено ее картирование с указанием величины нагрузки. Средняя нагрузка сайгака на пастбища в 1972-1974 гг. составляла 5,8 голов на 1 км2, а в 1975-1977 гг. – 9,3 головы/км2. В том числе в последнем периоде нa площади 4,32 тыс. км2 нагрузка составляла 39,4 головы/км2. В то время на угодья Калмыцкой АССР приходилось 92,6 % от всей нагрузки популяции сайгака на пастбища.

Аналогичные исследования области основного обитания по периодам проведены в 1988-1993 гг. (подробнее см.: Близнюк, 1995). Первичные материалы данных исследований также могут быть использованы для определения нагрузки сайгака на пастбища, ее изменений по сравнению с предыдущими годами. Выяснилось, что зона основного обитания сайгака сместилась на юг. На Калмыкию в эти два трехлетних периода приходилось 91,6-95,7 % области основного обитания сайгака (для всего шестилетнего периода – 89,8 %, снижение получилось за счет освоения разных участков пастбищ в трехлетних периодах). В настоящее время основные группировки сайгака выпасаются уже только на территории Калмыкии.

Для интеграции сайгака в хозяйственный комплекс необходимо рассчитать оптимальную численность сайгака с учетом экологических и экономических критериев. Проведенные исследования показали, что с учетом хозяйственного освоения территории и нагрузки на пастбища сельскохозяйственных животных оптимальная численность популяции сайгака на конец 1970-х годов составляла 440-500 тыс. животных. Но в 1976-1978 гг. популяция насчитывала 650-715 тыс. сайгаков. То, что верхний предел численности был биологически оптимален, подтверждал резко возросший отход сайгаков, особенно самок, после увеличения количества животных выше 500 тыс. голов. Величину оптимального размера популяции сайгака ограничивала, в первую очередь, нагрузка сельскохозяйственных животных на пастбища, часто на значительных территориях превышавшая допустимую в 2 и более раз. В то же время, ни в каких схемах развития сельскохозяйственного производства не учитывалось наличие здесь популяции сайгака.

В 1990-е годы ситуация изменилась – резко сократилось количество домашних животных и соответственно уменьшилась их нагрузка на пастбища. Падение численности сельскохозяйственных животных продолжалось до конца этого десятилетия, а после 1999 года вновь начался рост количества скота. Поэтому, чтобы сохранить и восстановить популяцию сайгака до промысловой, необходимо при расчетах нагрузки животных на пастбища учитывать и сайгака. С этой целью надо определить оптимальную численность популяции для современных условий. Это должно быть сделано с биологической точки зрения – чтобы популяция имела высокую плодовитость и низкую смертность. Но также необходимо учесть экономические критерии – чтобы был экономический эффект от эксплуатации популяции, отсутствовал серьезный ущерб посевам сельскохозяйственных культур, оправдывалось сокращение количества домашних животных и предотвращалась деградация пастбищ.

Для расчетов оптимальной численности, в первую очередь, надо выявить территорию основного обитания сайгака. Ее границами будут площади, интенсивно используемые под посевы, причем сейчас часть пашни (преимущественно низкоурожайной) заброшена. Затем необходимо провести зонирование территории основного обитания сайгака по его нагрузке на пастбища. Это может быть сделано с учетом имеющихся материалов по величине нагрузки, особенно при высокой численности популяции сайгака, но нужно учесть изменение угодий за последние годы, резкое снижение нагрузки скота и неоднозначную роль каналов оросительно-обводнительных систем*. На основании всех указанных параметров можно будет рассчитать оптимальную численность популяции сайгаков.

Так как сайгаки – мигрирующие животные, они лишь частично используют растительность пастбищ, и размер ее изъятия в какой-то степени определен на основании выполненных исследований. Основную часть растительности пастбищ используют сельскохозяйственные животные, поэтому допустимая нагрузка домашних животных в зоне основного обитания сайгака для различных участков пастбищ рассчитывается с учетом продуктивности пастбищ и нагрузки сайгака на эти пастбища.

На ключевых территориях с наиболее высокой нагрузкой сайгака на пастбища по результатам ранее проведенных нами исследований были организованы три федеральных заказника и заповедник “Черные земли” (создан в 1990 г. – прим. СБ). Правда, и до настоящего времени заповеднику переданы не все запланированные территории. Администрация Астраханской области выступает против передачи ему отгонных пастбищ, используемых хозяйствами области на территории Калмыкии. За прошедшее время значение для популяции сайгака этих территорий, расположенных восточнее современных границ заповедника, еще более выросло – здесь чаще стал проходить отел. Возможно, на основе планируемых исследований можно будет несколько откорректировать границы заказников, хотя, по нашему мнению, это не так существенно, – важнее наладить работу заказников в уже установленных границах.

Серьезное значение для более рационального использования пастбищ имеет создание переходов для сайгаков через орошаемые земли. Цепочки таких земель вдоль систем каналов часто делают недоступными значительные участки пастбищ между орошаемыми участками. Отсутствие удобных для перехода территорий повышает смертность сайгаков, так как животные предпринимают движение через орошаемые участки. Режим переходов должен запрещать на их территории строительство животноводческих ферм, устройство огороженных пастбищ, а также распашку.

Зонирование территории по нагрузке сайгака на пастбища, а также по допустимой нагрузке домашних животных на территории основного обитания сайгака, карты размещения переходов сайгака через орошаемые земли и режим этих переходов должны быть оформлены законодательно.

В песчаных пустынях Черных земель, где пастбища менее продуктивны и высока опасность их быстрой деградации, нужно вернуться к традиционным формам ведения животноводства. Участки высокой нагрузки сайгачьего поголовья на пастбища следует вообще исключить из сельскохозяйственного производства, особенно у водопоев, а на территориях с более низкой нагрузкой сайгака – восстановить традиционное отгонное животноводство.

Необходимо провести исследование экономической эффективности совместного использования пастбищ сайгаками и сельскохозяйственными животными. При снижении налогообложения с хозяйств, которым будет в разной степени ограничена нагрузка скота на пастбища за счет сайгака, снижение налогов тоже должно быть дифференцированным. Указанное снижение объема налоговых платежей, а также недополученное количество продукции животноводства, должны компенсироваться продукцией, получаемой от сайгака. Правда, кроме экономической оценки полученной от сайгаков продукции охоты, следует разработать методики оценки роли сайгака в сохраненных природных биоценозах, их эстетического и природоохранного значения. Например, сохраняя сайгака, мы улучшаем условия обитания для популяций степного орла, курганника, сипа, грифа, корсака, хоря и ряда других животных.

Необходимо также оценить компенсаторную роль популяции сайгака в качестве регулятора нагрузки на пастбища в природно-хозяйственном комплексе Калмыкии. Наши исследования по картированию нагрузки на пастбища показали, что сайгаки стараются пастись на пастбищах, менее используемых в данном сезоне, перераспределяя нагрузку в зависимости от сезонной продуктивности пастбищ, определяемой количеством осадков. То есть популяция “старается” не допускать чрезмерного стравливания пастбищ. Домашние же животные “привязаны” к одним и тем же территориям, и перераспределение их в зависимости от урожайности пастбищ в данном сезоне в пределах районов трудноосуществимо. Поэтому домашний скот не может заменить сайгаков в таком компенсаторном механизме.

Как показал Б.Д. Абатуров (1984), сайгаки потребляют не столько наиболее привлекательные, наиболее предпочитаемые ими корма, сколько те, которые обильнее в окружающей среде. В то же время предполагается, что малая засоренность пастбищ Черных земель ядовитыми для скота, плохо поедаемыми и непоедаемыми им растениями объясняется существованием здесь популяции сайгака, для которого большинство этих видов съедобно (см.: Близнюк, Бакташева, 2001). Дополнительная экономическая оценка этих факторов, хотя бы примерная, позволит более высоко оценить значение популяции сайгака в природно-хозяйственном комплексе Калмыкии.

После увеличения количества животных, еще до достижения оптимальной численности, популяцию сайгака необходимо эксплуатировать. Одно из важнейших условий сохранения сайгака – наличие специализированной организации, занимающейся прикладными исследованиями и эксплуатацией этого вида. В Калмыкии в 1990-е годы такая организация отсутствовала, и эксплуатацией, когда она велась, занимались организации непрофильные, не имеющие никакого отношения к охране природы. Это отрицательно сказывалось на популяции, так как добывающие организации не были заинтересованы ни в улучшении технологии промысла, ни в охране сайгака, – они были временщиками и полученные средства направляли на цели, далекие от сохранения популяции. Позже (1996 г.) был организован “Центр по изучению и устойчивому использованию сайгака”, но ему не дали возможности работать, так как учредителем Центра была одна из природоохранных организаций республики (Центр ликвидирован в 1999 г.). В современных условиях такое предприятие должно иметь федеральный статус, чтобы не зависеть от несогласованности местных органов, но сейчас пока на федеральном уровне таких структур нет.

В заключение отметим, что на нынешнем этапе для сохранения популяции сайгака главным является ликвидация браконьерства. Но это не значит, что заниматься стратегическими вопросами сохранения популяции нужно только после решения данной проблемы.


* Оросительно-обводнительные системы осложнили сайгакам доступ к значительным площадям пастбищ, повысили смертность животных (за счет массовой гибели при переходе каналов), но в то же время – это дополнительные водопои, сильно изменившие размещение сайгаков, особенно в летний период. Одной из причин смещения интенсивно используемых пастбищ на юг, кроме ухода от фактора беспокойства, является появление там водопоев (каналов).


Абатуров Б.Д. Млекопитающие как компонент экосистем. М.: Наука, 1984. 285 с.

Близнюк А.И. Роль хозяйственного освоения территории в изменении численности калмыцкой популяции сайгака//Биота и природная среда Калмыкии. М.-Элиста, 1995. С. 222-244.

Близнюк А.И., Бакташева Н.М. Весеннее питание сайгаков, Saiga tatarica, калмыцкой популяции // Зоол. журнал, 2001. 80, № 6. С. 743-748.

Контакт:
Близнюк Анатолий Игнатьевич,
ООО “Калмнефть-экосистема”.
358009 Элиста, ул. Пушкина, 50
Тел.: (84722) 96 162, 21 480.






Наверх
140 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России