Самая западная степь Евразии: История и перспективы использования травяных экосистем Нижней Австрии 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№12 осень 2002

СтратегияЗаконодательствоСтепи под охранойСтепной регионЗащита редких видовОптимизация природопользованияСобытияОбъявленияНовые книги Выходные данные журнала

Степной регион

Самая западная степь Евразии: История и перспективы использования травяных экосистем Нижней Австрии

Харальд Рётцер (Вена, Австрия)

Ландшафты степного типа занимают огромные площади материка Евразии. От Алтайских гор до устья Дуная и Черного моря степи тянутся непрерывным поясом (речь о потенциальном ландшафте, каким он мог бы быть до сельскохозяйственного освоения). Но дальше к востоку и западу площади степей ограничиваются специфическими местными климатическими, почвенными условиями или историей землепользования. В Южной Сибири, с одной стороны, и в Центральной Европе – с другой, степные экосистемы мы можем найти только на водораздельных и долинных склонах, которые теплее и суше окрестностей из-за своей экспозиции.

Полезно различать равнинные степи и склоновые степи (hill steppe). В Средней Европе последние распространяются на запад гораздо дальше, чем первые. Степи на склонах южной экспозиции – тем более крутых, чем дальше мы продвигаемся на холодный и влажный запад – можно найти даже в районе Праги, в долинах Средней Германии (например, в долине Рейна) или в сухих долинах внутренней части Альп. Примером склоновых степей Нижней Австрии в пределах Герцинского региона является знаменитый ландшафт Вахау (Wachau) – долина Дуная с виноградниками, степями и дубовыми лесами на склонах. Если ограничиться только равнинными степями, самый западный степной ландшафт можно найти на территории, называемой Паннонией. Этот термин происходит от названия провинции Римской империи, и издавна закрепился для области с субконтинентальным климатом в западной части Центральной Европы. Центр Паннонского региона находится в Венгрии, более или менее совпадая с котловиной, окруженной Карпатскими горами. На западе с климатической и биогеографической точки зрения в этот регион включается Венский бассейн. Нижняя Австрия, одна из девяти провинций Австрии, расположенная на северо-востоке страны, включает некоторые из самых западных равнинных степей, отделенных четкими биогеографическими границами от Альпийского и Герцинского регионов. Причем граница с первым из них простирается прямо через столицу Австрии Вену.

С этой границей Паннонского региона австрийцы знакомы по своему повседневному опыту. Циклоны, вызывающие дожди в Центральной Европе, обычно приходят с северо-запада. Вследствие этого, с западной стороны Вены часто идут дожди, в то время как на паннонском востоке светит солнце. Западная граница теплого и сухого Паннонского региона на каких-то 20 км удалена от высоких гор (таких как Schneeberg), достигающих более 2000 м над уровнем моря, и всего лишь на 100км – от влажных долин с годовой суммой осадков около 1600 мм (например, долина Lunz am See). С восточной стороны этой границы летом заметно теплее, а весной значительно раньше начинается вегетационный период.

Основные участки равнинных степей Нижней Австрии – это Мархфельд (Marchfeld), лежащий северо-восточнее Вены (по направлению к границе Словакии), и Штайнфельд (Steinfeld) – в окрестностях города Винер Нойштадт (Wiener Neustadt), в 50 км к югу от Вены. Что касается склоновых степей, то они встречаются по склонам холмов и гор, окаймляющих все котловины Паннонского региона (например, на восточном склоне Альп южнее Вены), и по холмам во внутренней части региона.

Если говорить о климате, хотя Паннонский регион теплее и суше других частей Центральной Европы, он мог бы быть покрыт лесами. Предполагается (Mayer, 1974), что потенциальной естественной растительностью на месте нынешних равнинных степей и субсредиземноморских дубовых лесов с Quercus pubescens являлись субконтинентальные леса с доминированием других видов дуба (Quercus petraea, Q. robur, Q. cerris) и множеством теплолюбивых растений (Sorbus torminalis, Cornus sanguinea, Carex pilosa и др.). На доломитовых скалах к югу от Вены, по восточному фасу Альп, обращенному к Паннонскому региону, встречается даже Pinus nigra, характерный элемент северного Средиземноморья.

В Паннонском регионе мы сталкиваемся с одним очень важным отличием от Восточной Европы – степи, как потенциально естественная растительность, не встречаются здесь на богатых почвах черноземного типа. Можно предположить, во-первых, что существование степей в Центральной Европе – результат почвенных условий, неподходящих для лесной растительности (“эдафическая степь”). Либо, во-вторых, степи могли возникнуть в результате выпаса диких и домашних копытных (“пастбищная степь”). Тут существует множество вопросов, касающихся влияния человека и травоядных животных на степные ландшафты.

Климатические показатели степных районов Нижней Австрии

  Высота над уровнем моря Среднегодовая температура Среднегодовое количество осадков
Мархфельд (Marchfeld): Obersiebenbrunn 151 м +9,4°C 529 мм
Штайнфельд (Steinfeld): Wiener Neustadt 270 м +9,4°C 614 мм
Вайнфиртель (Weinviertel, склоновые степи): Oberleis 420 м +8,1°C 572 мм

Степь с востока

Вопрос – когда и как степи могли распространиться из Восточной в Центральную Европу и достичь Паннонского региона (а мелкими эксклавами даже еще дальше на запад)- уже давно интересует ботаников. Еще полтора века назад А. Кернер (Kerner, 1864) заключил, что растительность равнинных степей спустилась с окружающих холмов после осушения Карпатского бассейна. Сегодня этот процесс представляется значительно более сложным, но интересна сама мысль об исторической связи между равнинными и склоновыми степями.

Другая теория основана на работах Борбаша (Borbбs), первая из которых была опубликована в 1900 г. Речь о “теории Цsmatra» (от названия холмов Матра на Венгерской равнине). С последующими дополнениями, теория гласит, что степные элементы проникли в Паннонский регион с востока во время оледенений, но смогли сохраниться только на крутых склонах, в то время как на ровных местах оказались вытесненными лесной растительностью. А после того, как люди с их скотом создали открытые ландшафты венгерской Пушты, степные растения смогли снова закрепиться и на равнинах.

Австрийский геоботаник Вендельбергер (Wendelberger) в 1950-х создал более сложную теорию (лесостепная теория). Утверждается, что лесостепь продвинулась в Паннонский регион во время потепления после последнего ледникового периода. Но не открытые степные ландшафты достигли в то время территории Паннонии, а лесостепь северной части степной зоны. Только на самые теплые и сухие территории в пределах Центральной Европы могли иммигрировать немногие виды открытых степей, основной ареал которых находится значительно южнее в степной зоне Восточной Европы. Позднее, дубово-грабовые леса, выросшие на центрально-европейских равнинах, оставили для лесостепи только эти теплые и сухие территории, где она вобрала также и некоторые участки естественной открытой степи.

Лесостепная теория подвергалась критике (например, Элленбергом, Ellenberg) за то, что она приравнивает такие разномасштабные феномены, как растительная мозаика на плодородных почвах обширных территорий Восточной Европы, с одной стороны, и мелкие, эдафически обусловленные степные анклавы Центральной Европы – с другой. Также предметом дискуссии является допущение о теплом послеледниковом климате.

Однако лесостепная теория дает нам, как минимум, две интересные идеи. Во-первых, это существование связи между “эдафическими” и “пастбищными” (а не только между равнинными и склоновыми) степями в Центральной Европе. Степные виды могли непрерывно сохраняться в местах, непригодных для лесной растительности. В пределах лесной зоны Центральной Европы такими местами могли бы служить такие субстраты, как известняковые и кремневые скалы, щебнистые, песчаные и засоленные почвы, а также крутые лессовые склоны, где не могут формироваться глубокие почвы. После изменений в землепользовании степи могли снова захватывать большие пространства. Во-вторых, мы можем подвести итог, что для проникновения степных видов из Восточной Европы в Паннонский регион существуют четыре возможности:

  • немногие виды могли пережить ледниковый период прямо в Центральной Европе, как это произошло с Pinus nigra на восточной окраине Альп;
  • во время послеледникового потепления степные виды могли иммигрировать сюда раньше лесных в течение периода с резко континентальным климатом и относительно высокими летними температурами;
  • в период жаркого климата после последнего оледенения степные виды могли следовать за дубовой лесостепью;
  • и, разумеется, возможно, что некоторые виды достигли Центральной Европы или некоторых ее районов в результате использования территории под пастбище для полукочевого скотоводства.

Некоторые резко континентальные элементы флоры Нижней Австрии (как терескен, Krascheninnikovia ceratoides, и катран, Crambe tatarica, на крутых склонах лессовой холмистой области Вайнфиртель (Weinviertel), севернее Вены) рассматриваются как реликты ледниковой степи. Но также возможно, что они случайно занесены человеком гораздо позднее.

Другой интересный вопрос: почему черноземы, типичные степные почвы Восточной Европы, которые не могут существовать под лесами, сохранились во многих районах восточной Нижней Австрии. Сегодня эти почвы являются наиболее плодородными пахотными землями Центральной Европы. Причем несомненно, что, в случае прекращения сельскохозяйственного использования таких угодий, на них формируются леса. В 1960-х годах геолог Й. Финк (Fink) предположил, что эти почвы образовались после последнего оледенения благодаря вмешательству человека – рано начавшиеся в Паннонском регионе распашка и выпас скота не дали древесной растительности восстановиться во всех потенциально пригодных для нее местообитаниях.

Но если бы послеледниковая история включала период реального существования лесов на этих территориях, как считали в то время ботаники, вместо чернозема должен был бы сформироваться другой тип почв. Сегодня и этот вопрос выглядит более комплексным. Существует один аспект, который долгое время оставался недооцененным, – это влияние на ландшафты Центральной Европы диких травоядных животных до того, как началось воздействие на них человека.

Можно представить, как первые скотоводы неолитического периода шаг за шагом заменяли своим скотом крупных травоядных, таких, как дикие лошади (Equus przewalskii), зубры (Bos primigenius), буйволы (Bison bonasus), лоси (Alces alces) и благородные олени (Cervus elaphus). Лошади, коровы, овцы и козы стали теми домашними животными, которые использовали и поддерживали “пастбищные степи” Центральной Европы в течение последующих столетий.

У степей есть история

Рост человеческого населения вызвал превращение пастбищ в пахотные земли. В Средние века большинство равнинных земель Паннонского региона было распахано. Степи сохранились по холмам и неудобьям, где нельзя было эффективно выращивать культурные растения. Обычно подобными территориями были окружены участки “эдафических степей”.

Но затем для степей вновь настали лучшие времена. Это хорошо прослежено на примере района Мархфельд. В XV веке здесь резко сократилось население (приблизительно с 50 тыс. человек в 50 деревнях до двух или трех тыс. человек). Причины этого коллапса не вполне ясны. Один аспект, – похоже, что в этом районе, мало подходящем для земледелия, последовательно снижалась урожайность зерновых. Возможно, распашка песчаных почв, с конца ледникового периода удерживаемых степной растительностью, привела к образованию движущихся песков, стали возникать песчаные дюны. Из-за этого люди больше не могли обеспечить себе достаточного пропитания, и вынуждены были покидать свои деревни. Может быть, свой вклад внесли войны и эпидемии.

Забрасывание земель стало экономической проблемой для землевладельцев-помещиков. С одной стороны, помещики пытались привлекать на свои земли новых поселенцев, что вызвало хорватскую иммиграцию в восточные части Австрии в XVI – XVIII веках. С другой,- они начинали заводить в своих поместьях крупные хозяйства, преимущественно овцеводческие.

Такие же события происходили на равнинах Венгрии во времена войн с Оттоманской империей в XVI и XVII веках. Здесь вновь созданные поместья с обширными пастбищами на месте заброшенных пашен назывались “Пушта” (произносится скорее как “Пуста”, Puszta), что и стало современным названием всего этого ландшафта.

Своего зенита овцеводческое хозяйство в Центральной Европе достигло около 1750 г. В это время поместья с тысячами овец занимали обширные степи по всему Мархфельду. С венгерских равнин стада коров, лошадей и свиней шли на рынки Вены и дальше на запад. В этот период Паннонский регион был территорией, где сложилось комплексное полукочевое хозяйство. Если бы нынешние европейские природоохранники могли увидеть те степи, они, вероятно, почувствовали бы себя на седьмом небе от восторга.

Но конечно, были и проблематичные аспекты развития. Интенсивное использование пастбищ привело к тому, что снова началось движение песков. Образующиеся на пастбищах песчаные дюны угрожали соседним полям, дорогам и даже деревням. Со второй половины XVIII века эта проблема все более и более беспокоит власти. Пробовали сажать леса, но только к концу XIX в. это увенчалось крупномасштабным успехом. Основной породой деревьев во вновь заложенных лесах Мархфельда стала Pinus nigra.

Но потребность в лесах была не единственной причиной сокращения площади степей в последние два столетия. Другая причина состоит в том, что овцеводство потеряло здесь свое экономическое значение после увеличения ввоза шерсти из Австралии и Америки. В это же время, благодаря улучшенным методам земледелия и ирригации, большая часть Мархфельда превратилась в один из важнейших земледельческих районов Австрии.

Первые попытки сохранения природы предприняты в Мархфельде около 1900 г. Первоначально они были направлены на защиту редких видов, типа Artemisia laciniata на засоленных участках, позднее – на охрану целых степных ландшафтов с их фауной и флорой. Эти резерваты (в сумме около 150 га) славятся большими популяциями Stipa pennata и, по мнению специалистов по открытым ландшафтам, в последние десятилетия испытывают недостаток выпаса.

Иной была история района Штайнфельд (Steinfeld). По многим критериям он представляет собой существенное исключение в Паннонском регионе. Это, очевидно, “эдафическая степь”, сформированная на щебнистых почвах, которая занимает относительно большую площадь вокруг города Винер-Нойштадт. Вопрос, являются ли эти крупные степные массивы природными, либо появились в результате человеческой деятельности, окончательно не решен, но существуют серьезные аргументы в пользу эдафического характера. Щебень Штайнфельда образовался в ледниковом периоде в результате процессов выветривания восточной части Альп.

Недавно (Sauberer, Bieringer, 2001) были суммированы климатические и эдафические предпосылки существования степей в Штайнфельде:

  • климатические условия территории, вкупе с глубоким уровнем грунтовых вод, позволяли существовать только лесостепным ландшафтам с пятнами открытых степей среди дубовых лесов;
  • существование на слое щебня с твердыми известняковыми конкрециями глубиной 40 – 50 см чрезвычайно неблагоприятно для древесной растительности;
  • некоторые виды растений, которые достаточно часто встречаются в Штайнфельде, обычно растут в экстремальных условиях на щебне или скалах: Stipa eriocaulis, Helianthemum canum, Fumana procumbens, Globularia cordifolia, Teucrium montanum.

Сравнительно с другими частями Паннонского региона, Штайнфельд оставался необжитым вплоть до колонизации его в XVIII веке, хотя существовавшие здесь степи использовались крестьянами окружающих деревень в качестве пастбищ. Интересно, что встречающиеся сейчас в этих степях заросли кустарников (главным образом, боярышника и шиповника- Crataegus monogyna и Rosa spp.) обычно привязаны к некогда нарушенным участкам, например таким, где были попытки распашки в XVIII – XIX вв.

Но и в Штайнфельде большие степные территории были облесены, превращены в пахотные земли или застроены в течение XX века. Нетронутая степь площадью приблизительно 2000 га сохранилась до наших дней преимущественно на территории военного полигона. Доминирующие растения в этой степи – ковыль (Stipa eriocaulis), типчак (Festuca stricta), осочка (Carex humilis), и, возможно вследствие увеличивающегося привноса нитратов и загрязнения воздуха, костер (Bromus erectus).

Интересные участки со степями и лесостепями на известняках и доломитах можно найти на восточном склоне Альп, к югу от Вены. Это холмы, занятые, в основном, виноградниками, и “эдафические степи” встречаются здесь на участках с тонким слоем наскальной почвы. В прошлые времена выпас привел к распространению степей на большие территории. Вместе с видами, характерными для степи (Stipa pennata, Pulsatilla pratensis, P. grandis, Adonis vernalis и т.д.) и лесостепи (Dictamnus albus, Phlomis tuberosa, Prunus fruticosa, Pr. spinosa, Quercus pubescens и т.п.), флора этих мест включает некоторые альпийские элементы (самый известный – Daphne cneorum, карликовый кустарник, произрастающий в Альпах на высотах более 1250 м выше уровня моря).

Район Хайнбургер Берге (Hainburger Berge), часть Карпат, изолированная Дунаем, включает примерно 230 га степей на известняковых скалах. Здесь отмечены такие редкие в Центральной Европе степные виды, как овсец пустынный (Helictotrichon desertorum) и мордовник (Echinops ritro), наряду с западно-карпатскими эндемиками Sesleria sadleriana и Dianthus lumnitzeri. Интересна мозаика дубовых лесов и степей, занимающая часть этих холмов.

В районе Вайнфиртель (Weinviertel) склоновые степи встречаются на трех разных участках. Степи с типчаком (Festuca valesiaca) и ковылем песчаным (Stipa pennata), вместе с остепненными лугами, где доминируют Bromus erectus и Brachypodium pinnatum, покрывают некоторые отдельно стоящие известняковые останцы. Степи с Salvia nemorosa и иногда даже с Bassia prostrata занимают крутые лессовые склоны. Наконец, степи на кремневых обнажениях концентрируются на западной окраине этого района. Они встречаются вдоль всей границы с Герцинским регионом и кроме степных элементов, типа ириса низкого (Iris humilis), включают уже и вереск, подобно вересковым пустошам Западной Европы.

У степей может быть будущее

В 1950-х годах большая часть пастбищ Нижней Австрии испытала резкое сокращение выпаса. С тех пор скотоводство все более концентрируется на западе Австрии, тогда как на востоке развивается интенсивное земледелие. Вот когда природоохранники осознали, что большая часть австрийских степей зависима от землепользования! Но только после 1995 г., когда Австрия стала членом Европейского Союза, набор реально применяемых методов сохранения природы вышел за рамки объявления небольших участков охраняемыми территориями.

Многое тут связано с введением в действие общей сельскохозяйственной политики ЕС. Она определила драматическое снижение цен на продукцию сельского хозяйства и потребовала вывода части земель из распашки, а также дала возможность основать различные программы поддержки природоохранных аспектов сельского хозяйства. Последняя мера получила особенное развитие в Австрии. В некоторых своих направлениях, соответствующая национальная программа (Австрийская программа по экологически благоприятному сельскому хозяйству, OePUL) имеет важное значение для сохранения природных экосистем. К примеру, она позволяет природоохранному ведомству Австрии финансово поддерживать фермеров, которые вновь начинают пасти и косить в степи, либо восстанавливают степь на месте заброшенной пашни. Именно благодаря этой программе в разных районах Нижней Австрии в последние несколько лет развивается неразрушительное использование степей. Так, в Хайнбургер Берге основанные в 1980-х годах овцеводческие фермы, использующие склоновые степи в качестве пастбищ, сейчас получили финансовую поддержку ВВФ. В дополнение к выпасу постоянно проводится прореживание кустарников. После 1995 г. подобные проекты начаты в Перхтольдсдорфе (Perchtoldsdorf) на холмах по восточному склону Альп, и в нескольких местах в Вайнфиртеле и Мархфельде.

Другой важный путь сохранения степей Нижней Австрии – это реализация программы ЕС “Натура-2000″***. Она предполагает создание общеевропейской сети ООПТ, которая позволила бы сохранить характерные для Европы виды и местообитания (сообщества). Одно из сообществ, перечисленных в приложении к Директиве по местообитаниям****, – это “Субпаннонская сухая злаковая степь” (Subpannonic Dry Grassland Steppe), кроме того, здесь отдельно названы “Паннонские степи на лессах” (Pannonic Steppes on Loess) и “Паннонские степи на песках” (Pannonic Steppes on Sand). Директива устанавливает специальные меры по сохранению этих сообществ, и, в частности, обязывает государственные природоохранные органы поддерживать их в хорошем состоянии. Эта же директива указывает, что частью сети “Натура-2000″ должны быть и “участки общественного интереса” (Sites of Community Interest). Вдобавок, другой документ ЕС, Директива по птицам (Wild Birds Directive), определяет меры по защите степных птиц, таких, как дрофа (Otis tarda), полевой конек (Anthus campestris) и авдотка (Burhinus oedicnemus), и в числе этих мер – создание ООПТ для сохранения местообитаний птиц.

Сейчас в сеть “Натура-2000″ предлагается включить степи вдоль восточного фаса Альп в Хайнбургер Берге и Вайнфиртеле, а также местообитания дрофы на пахотных землях равнины западного Вайнфиртеля. Неправительственные организации требуют добавить сюда также Штайнфельд, в связи с большими размерами и высокой ценностью его степных участков, а также из-за обитания там полевого конька и авдотки.

Для сохранения местообитаний открытых песков и песчаных степей в Мархфельде осуществляется специальный проект в рамках программы LIFE Европейского Союза. Программа предполагает специальные биотехнические меры для поддержания желательного состояния участков, входящих в сеть “Натура-2000″. Речь о таких мерах, как вырубка чужеродных видов деревьев (например, Robinia pseudacacia), механическое нарушение дернового покрова с целью создания участков открытых песков для тех видов растений и животных, которые обитают только на таком субстрате, кошение трав и выпас овец в степи. Специальной заботы требуют насекомые песчаной степи, особенно дикие пчелиные. Для информирования общественности о важности сохранения песчаной степи в 1997 г. была издана иллюстрированная книга, а в 2001г. в замке Мархфельд проведена выставка.

Австрийское правительство имеет особый интерес к сохранению степных экосистем, поскольку среди всех нынешних стран ЕС именно в Австрии они особенно многочисленны и важны.

Но надежды на сохранение степных экосистем в Нижней Австрии связаны не только с административными органами. В сельском хозяйстве страны до недавних пор преобладали маленькие семейные фермы, что до 1995 г. поддерживалось относительно высокими ценами на их продукцию. Сейчас сельское хозяйство Австрии в глубоком кризисе, который, однако, не только несет угрозы, но и представляет новые перспективы. Одна из них – возможность перехода к более устойчивым формам хозяйствования, хотя бы для меньшинства хозяйств. Это также связано с реализацией программы OePUL, благодаря которой Австрия имеет наибольшую среди стран ЕС долю “органических” ферм.* Большинство из них находится в Альпах, но для развития устойчивого сельского хозяйства на востоке страны перспективно было бы использование степей в качестве пастбищ.

Еще одно новое направление состоит в том, что после введения Общей сельскохозяйственной политики ЕС фермеры оказались вынуждены более гибко рекламировать свою продукцию. Раньше в Австрии существовала более или менее жестко контролируемая государством система сбытовых кооперативов, которые покупали фермерскую продукцию по гарантированным ценам. Теперь же фермеры действуют на свободном рынке. Тут важно, что в Австрии сохранение ландшафта является сильным аргументом для потребителей в выборе того или иного сельскохозяйственного продукта. С этой точки зрения, поддержка природоохранных инициатив может стать важным экономическим фактором для фермеров Нижней Австрии**. Уже сейчас по всей стране выполняется множество больших и малых проектов в этой сфере, в частности на базе 22 природных парков.

Это факт, что большая часть населения Австрии считает важными для национального самосознания горные ландшафты Альп. Однако учитывая, что большое количество людей живет на востоке страны, где потенциально степные ландшафты являются частью повседневной жизни, возможно, что когда-нибудь эта ситуация изменится, и степи также станут восприниматься как национальный символ. Именно на это направлено развитие стратегии сохранения природы на востоке Австрии.

Перевод А. Егоровой и И. Смелянского


* Подробнее об этой программе – см. СБ № 7, 2000.

** Полностью документ называется “Директива по охране природных местообитаний и дикой фауны и флоры”, принят в 1992 г. – Прим. СБ

*** “Органическоехозяйство – это система сельского хозяйства, которая полагается преимущественно на местные ресурсы и зависима от поддержания экологического баланса. Ключевым фактором для производства продукции в таких системах является плодородие почв, в противоположность “индустриальному” сельскому хозяйству, где ключевую роль играют вложения вещества и энергии (минеральных удобрений, пестицидов, ГСМ и т.д.). - Прим. СБ

**** Подробнее см. Илья Смелянский. Сохранение биоразнообразия на сельскохозяйственных землях и судьба степей.

Контакт:
Harald Roetzer,
Salzachstrasse 19/11, 1200 Wien, AUSTRIA
E-mail: harald.roetzer@i-one.at






Наверх
253 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России