Земельный кодекс России достаточно экологичен 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№11 зима 2002

СтратегияЭкологический каркасОптимизация природопользованияВосстановление степейПроблемаЗащита редких видовЗаконодательствоКонвенция об опустыниванииНовостиСобытияОбъявления Новые книги Выходные данные журнала

Законодательство

Земельный кодекс России достаточно экологичен

(противоположное мнение представлено в предыдущем выпуске – СБ, № 10, 2001)

Хочется представить связь различных положений и статей Земельного Кодекса от 28 сентября 2001 года (далее по тексту – ЗК) и “Закона об охране окружающей среды” от 10 января 2002 г. Это два “свежих” закона, которые органично дополняют друг друга при планировании и осуществлении природоохранных мероприятий, причем самым ценным является тот факт, что охрана природы прописана в приоритетах не только в “зеленом” законе, но и в прагматичном ЗК. Тем не менее, есть попытки упрекнуть Земельный кодекс в том, что в нем неконкретно и декларативно прописаны природоохранные особенности землепользования.

В законодательстве существует достаточно четко определенная система правил использования законов и подзаконных актов, в которой подразумевается приоритет использования специальных законов перед общими, если речь идет о специальных нормах права, к примеру – об охране природы. Это правило отражается и в ст. 3, п. 2 ЗК. Земельный кодекс не может регулировать иные сферы отношений, кроме земельных, но в нем большое количество статей прямо или косвенно ссылаются на природоохранные законы, когда речь идет о необходимости сохранения природных систем, объектов и необходимости экологически обоснованной консервации.

Использование земель сельскохозяйственного назначения для получения прибыли различных субъектов, в ведении которых они находятся, вовсе не означает того, что природные или полуприродные элементы не служат для увеличения устойчивости прилегающих территорий. Использование малопродуктивных либо подверженных разрушению (деградации) участков в качестве пашни нерентабельно, поскольку они являются очагами повышенной опасности как с позиции эрозионной устойчивости, так и с позиции негативного влияния на прилегающие природные объекты (водоемы, реки и т.д.). Обустройство таких участков сенокосами (или выведение под сенокосы), создание лесопосадок и пастбищ не выводит эти земли из сельскохозяйственного назначения, но у них появляется новая функция – стабилизирующего ландшафт элемента.

Существующие на практике коллизии, когда руководители наделили всех работников сельхозпредприятий наделами определенной величины, которые считаются “частной собственностью”, являются проблемой политики прошлых лет – непродуманной и безответственной. В площадь земельных долей зачастую вошли все земли сельхозпредприятий, формально находившиеся в их пользовании: занятые созданными водоемами (прудами), лесами сельхозпредприятий (пресловутая древесно-кустарниковая растительность сельхозугодий) и т.п. В новом ЗК прописан механизм изъятия таких земель, если они не используются по целевому назначению более трех лет, но не описан механизм ограничений на территориях, представляющих природную ценность, например, – участки естественной растительности.

В новом ЗК в достаточно декларативном виде прописана необходимость обустройства территорий и даны рекомендации по системе обустройства и использования земель, расписаны особенности использования и ограничения в эксплуатации земель в ст. 1, 7, 12, 13, 27, 42, 45, 46, 56, 77, 79, 94, 95, 97, 100.

Учитывая, что в ст. 3, п. 2 ЗК дается ссылка на применение специальных федеральных законов по использованию земель различного назначения, в частности – вопросов охраны природных систем, открыты возможности для применения природоохранных законов и подзаконных актов для более детального использования законодательства в случаях природоохранных нарушений и при планировании любой деятельности. В законе “Об охране окружающей среды” в ст. 3 (“Основные принципы охраны окружающей среды”) приведен ряд достаточно точных положений, в том числе прописано, что “хозяйственная и иная деятельность органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, юридических и физических лиц, оказывающая воздействие на окружающую среду, должна осуществляться на основе следующих принципов:

  • приоритет сохранения естественных экологических систем, природных ландшафтов и природных комплексов;
  • допустимость воздействия хозяйственной и иной деятельности на природную среду исходя из требований в области охраны окружающей среды;
  • сохранение биологического разнообразия;
  • обеспечение интегрированного и индивидуального подходов к установлению требований в области охраны окружающей среды к субъектам хозяйственной и иной деятельности, осуществляющим такую деятельность или планирующим осуществление такой деятельности;
  • запрещение хозяйственной и иной деятельности, последствия воздействия которой : могут привести к деградации естественных экологических систем,: и иным негативным изменениям окружающей среды”.

Перечень объектов охраны дан в статье 4:

“Объектами охраны окружающей среды от загрязнения, истощения, деградации, порчи, уничтожения и иного негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности являются: земли, недра, почвы; поверхностные и подземные воды; леса и иная растительность, животные и другие организмы и их генетический фонд…” (п. 1) и “в первоочередном порядке охране подлежат естественные экологические системы, природные ландшафты и природные комплексы, не подвергшиеся антропогенному воздействию” (п. 2).

Таким образом, вопросы, связанные с охраной окружающей среды на землях, в том числе – на землях сельхозназначения, представлены в законе и кодексе вполне конкретно и в достаточном объеме. Можно совершенно ясно понять, что малонарушенные экологические системы и природные ландшафты представляют особую ценность.

Одна из наиболее интересных и совершенно новаторских идей Земельного кодекса – понятие “особо ценные земли”. Оно раскрывается в следующем наборе статей ЗК.

В ст. 100 “особо ценные земли” расшифрованы как “земли, в пределах которых имеются природные объекты: (типичные или редкие ландшафты, сообщества растительных, животных организмов…)”.

В ст. 1, п. 6 ограничивается или запрещается изъятие таких земель.

В ст. 12, п. 1 прописано, что “использование земель должно осуществляться способами, обеспечивающими сохранение экологических систем…”.

Дальнейшую деятельность в данном направлении можно согласовать с законом “Об охране окружающей среды”, в ст. 50, п. 1 которого говорится, что “запрещаются производство, разведение и использование растений, животных и других организмов, не свойственных естественным экологическим системам, а также созданных искусственным путем…”. Трактуя эти статьи с позиции эксперта-биолога либо эксперта экологической экспертизы (комиссии по экологической экспертизе), можно совершенно четко установить список естественных для данной территории видов, которые могут быть использованы при производстве лесопосадочных работ с целью восстановления вырубленных дубрав в лесостепной зоне, формирования полезащитных и противоэрозионных лесонасаждений из местных видов деревьев и кустарников или залужения участков неудобий (залежей) смесью типичных для данной территории видов степных (луговых) растений. Законодательством это не то, чтобы допускается, но даже предписывается.

Более конкретно прописать в кодексе такую норму практически невозможно. Если и существует нехватка каких-то документов, то скорее методических рекомендаций и регламентирующих отдельные виды деятельности подзаконных актов (или законов) по мелиорации и обустройству залежей, системе оценки различных земель для классификации их по различным категориям. Скорее всего, речь может идти о каких-либо “Рекомендациях…” или “Правилах…”, оформленных в виде ведомственных инструкций, различных постановлений или иных подзаконных актов.

Николай Вышегородских,
эксперт центра “Ковыль”, главный специалист КПР по Орловской области, Орел






Наверх
100 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России