Калмыцкий сайгак на грани катастрофы 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№11 зима 2002

СтратегияЭкологический каркасОптимизация природопользованияВосстановление степейПроблемаЗащита редких видовЗаконодательствоКонвенция об опустыниванииНовостиСобытияОбъявления Новые книги Выходные данные журнала

Защита редких видов

Калмыцкий сайгак на грани катастрофы

В. Кузнецов (Центр охраны дикой природы, Москва),
А. Лущекина (Институт проблем экологии и эволюции РАН, Москва)

Статья иллюстрирована
рисунками В.М. Смирина.

Европейский сайгак (Saiga tatarica tatarica) – один из самых древних сохранившихся представителей мамонтовой фауны – некогда был обычным видом в степях и полупустынях Евразии. Еще в XVII_XVIII веках сайгак обитал во всей степной и полупустынной зоне от Волги и Каспийского моря до Днепра и Днестра. Общая его численность в то время достигала нескольких миллионов особей. Однако по мере освоения человеком правого берега Волги в нижнем течении (территория современной Республики Калмыкии и Астраханской области) численность и ареал вида неуклонно сокращались. Тем не менее, сайгак оставался многочисленным обитателем южных степей и полупустынь России и Казахстана вплоть до середины прошлого века. Именно с этого времени наметилась тенденция к резкому снижению его численности вследствие увеличения нагрузки домашнего скота на пастбища, ухудшения и сокращения местообитаний, а также возросшего пресса со стороны человека. В 1970-х годах, благодаря принятым экстренным мерам по нормированию добычи сайгака, численность животных удалось восстановить до уровня середины века (700 – 800 тыс. особей), после чего она вновь начала неуклонно снижаться. В настоящее время (согласно проведенным Охотуправлением Калмыкии и ГУ “Центрохотконтроль” учетам) численность всей российской популяции сайгака угрожающе низка и не превышает 18 тыс. особей, причем доля взрослых самцов в популяции составляет, по разным данным, всего от 1 до 10% (в разные годы). Около 80% современной российской популяции сайгака обитает на Черных землях.

Черные земли – крупный природный район (около 2,5 млн га) на северо-западе Прикаспия, представляющий собой суббореальную полупустыню, сформировавшуюся на супесчаной морской равнине. По характеру географической среды территория относится к переходным геосистемам, занимающим пограничные пространства между природными зонами степей и пустынь.

Основное население Черных земель – калмыки, исторически занимавшиеся отгонным (кочевым) скотоводством, которое долгое время являлось главным способом их существования. Черные земли идеально подходят для такого землепользования, поскольку обладают уникальными естественными пастбищными угодьями, пригодными для круглогодичного выпаса скота. Традиционно основу стад калмыков составляли лошади, верблюды, крупный рогатый скот и овцы, в основном местных калмыцких пород, адаптированных к природным условиям региона. Обеспечению долговременной устойчивости пастбищных экосистем способствовало определенное соотношение численности разных видов домашнего скота. В советский период животноводство приняло стандартные колхозно-совхозные формы организации с крупными отарами овец, не учитывающие местной социальной и природной специфики. В результате неконтролируемого роста поголовья скота и нарушения правил выпаса значительная часть пастбищ Черных земель была превращена в антропогенную пустыню.

Для полупустынной и пустынной зон Прикаспия характерен широкий размах колебаний климата. Опустынивание в засушливые годы сменяется остепнением в годы с повышенным увлажнением. С 1989 г. на территории Калмыкии начался влажный (гумидный) климатический цикл. Примерно с того же времени происходит сокращение поголовья скота, что способствовало восстановлению естественных экосистем. Нагрузка на пастбища резко снизилась в начале 1990-х годов. В сочетании с благоприятными климатическими условиями и проведением фитомелиоративных работ по восстановлению деградированных пастбищ это привело к улучшению кормовой базы и повышению продуктивности угодий в местах обитания сайгаков.

Однако в 90-х годах экономика России потеряла управляемость, изменилась политическая ситуация, появилось много новых государств, границы стали открытыми, и все это резко осложнило борьбу с браконьерством и контрабандой продукции сайгака (рогов) за границу. Снижение в эти годы благосостояния населения, обнищание большей его части, при общем неисполнении законов привели к росту браконьерства в Калмыкии и на прилегающих к ней территориях. Расчетная численность ежегодных потерь популяции в период возросшего браконьерства находилась в пределах 20_25 тыс. особей, причем большая доля погибших животных приходилась на взрослых самцов, что негативно отразилось в целом на жизнеспособности вида. Количество самцов в популяции, согласно данным Охотуправления Калмыкии, сократилось с 30% до 16,7% в благоприятные годы (1985 – 1986гг.) и до 6,4 – 8,2% – в неблагоприятные (1992 – 1993 гг.), что как минимум в два раза ниже оптимальной величины. На этом фоне резко снизился воспроизводственный потенциал популяции. Поэтому в 1993_1994гг., даже при улучшении экологических параметров, роста численности популяции не произошло. Сдерживающим фактором явилось возросшее браконьерство и медленное восстановление численности самцов.

В ноябре 1995 г. европейская популяция сайги, обитающая в северо-западном Прикаспии на территории Калмыкии, была включена в Приложение II Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС). Однако это не дало ожидаемого результата. Рога сайгака по-прежнему являются предметом незаконного экспорта. Кроме того, существует и внутренний рынок – сайгачье мясо нелегально реализуется не только в близлежащих населенных пунктах, но также в городах Элиста и Астрахань.

Изменение численности калмыцкой популяции сайгака в последние 20 лет.
Данные, по которым построен график, опубликованы в статье: E.J. Milner-Gulland, M.V. Kholodova, A. Bekenov, O.M. Bukreeva, Iu.A. Grachev, L. Amgalan, A.A. Lushchekina. Dramatic declines in saiga antelope populations. Running head: Saiga antelope declines // Oryx. 2001. N 35. 340-345.

Тем не менее, в последующие несколько лет благоприятные климатические условия, снижение антропогенного пресса на местообитания, хорошее физиологическое состояние животных способствовали выходу популяции из затяжного кризиса и обусловили рост ее численности. На весну 1995 г. Охотуправлением Калмыкии было учтено 125,4 тыс. особей, в 1996 г. – 196,1 тыс. особей, в 1997 г. – 270,4 тыс. особей. Но уже в 1998 г. вновь сложилась критическая ситуация: усиление браконьерства нарушило половозрастную структуру стад, а тяжелые условия зимовки предыдущего года повлияли на гон животных. В результате наблюдалось неудовлетворительное состояние популяции – снижение плодовитости, растянутость сроков отела и повышенный отход молодняка.

Стоит отметить, что снижение плодовитости в 1998 – 2000 гг. произошло в основном из-за недостаточного количества самцов в популяции. На сегодняшний день сложилась ситуация, когда самцы сайгака, как правило, участвуют в гоне один раз в своей жизни, в возрасте 1,5 лет, и лишь ограниченное их число доживает до следующего гона из-за нерегламентируемого выборочного преследования именно этой половозрастной категории животных.

В результате уже к весне 1998 г. численность сайгака в Калмыкии сократилась до 170 тыс. особей. В 1999 г. зафиксировано дальнейшее резкое снижение поголовья сайгаков – до 55 тыс. особей – это самый низкий уровень численности за все время существования вида на территории северо-западного Прикаспия! Авиаучетные работы, проведенные Охотуправлением Калмыкии и ГУ “Центрохотконтроль” в мае 2000 г., показали уже просто катастрофическое сокращение популяции – до 24 – 26 тыс. особей. А по результатам учетов весной 2001 г. сайгаков на территории Калмыкии осталось не более 18 тыс. голов. За четыре года произошло десятикратное снижение численности!

Мы можем выделить три основных угрозы популяции сайгака, приведшие к сложившемуся катастрофическому положению. Это, прежде всего, браконьерство со стороны местного населения, а также нарушение ключевых местообитаний и традиционных миграционных путей сайгака. Есть еще один фактор – это степные пожары, которые в последние пару лет приобрели просто катастрофические размеры.

Основные причины возникновения главной из этих угроз – крайне низкий уровень жизни населения, отсутствие реальных источников заработка. Поэтому высокий спрос на рога и мясо сайгака на “черном” рынке даже при относительно невысокой их цене не может не стимулировать браконьерства. В последние годы наблюдается массовое распространение нелегальной охоты на сайгака, осуществляемое теперь в дневное время с использованием скоростных мотоциклов. В условиях идеальных равнин центральной Калмыкии спортивные мотоциклы, которыми пользуются браконьеры, могут развивать скорость до 120 – 130 км/час, легко догоняя сайгаков, скорость движения которых не превышает 70 км/час. Таким методом браконьеры загоняют сайгаков до изнеможения, не прибегая к использованию огнестрельного оружия. Как правило, браконьеры-мотоциклисты объединяются в группы по 2 – 6 мотоциклов. Они очень мобильны, быстро скрываются с места совершения браконьерства. Даже задержав таких браконьеров, трудно доказать их причастность к незаконной охоте, так как они быстро избавляются от ее продукции. При этом в республике отсутствует должный контроль за соблюдением охотничьего и природоохранного законодательства со стороны государственных органов, в частности, по причине недостаточно согласованных действий между республиканскими природоохранными органами, а также между Калмыкией, Дагестаном, Астраханской и Ростовской областями. Мешает нормальной работе природоохранных структур и неадекватность существующей законодательной базы, отсутствие полноценного материально-технического обеспечения и др.

В этих условиях привычные ведомственные методы охраны копытных (например, усиление контроля за незаконной охотой) не принесут желаемых результатов. Нужны нестандартные подходы, основанные на современных технологиях анализа и решения комплексных междисциплинарных проблем регионального природопользования с одновременным сохранением природного и культурного наследия. В нашем случае эти технологии должны быть ориентированы прежде всего на повышение занятости и благосостояния местного населения через оказание содействия развитию рациональных и традиционных методов землепользования.

Необходимо провести анализ и оценку существующей информации о традиционном ведении хозяйства и природопользовании калмыков, оценить перспективы восстановления и оптимизации традиционных методов природопользования в современных эколого-экономических условиях, и на основании полученных данных начать реализацию разных вариантов традиционного природопользования.

Распространение калмыцкой популяции сайгака в последнее десятилетие.
1 – Пределы распространения сайгака во время засух и суровых зим в 1990 – 2000 гг. 2 – Основной ареал сайгака в 1990 – 2000 гг. 3 – Граница Калмыкии. 4 – Расположение основных мест отела (“родильных домов”) сайгаков в 1992-2000 гг.

Важным звеном внедрения системы традиционного природопользования может стать биосферный заповедник “Черные Земли”. Его статус позволяет руководству заповедника участвовать в планировании и управлении земле- и природопользованием в зоне сотрудничества заповедника (к которой должен быть отнесен весь регион “Черные Земли”) совместно с местными властями. Необходимо разработать менеджмент-план заповедника, в котором должны быть отражены ключевые вопросы развития экологически приемлемых типов земле- и природопользования в регионе. Кроме того, необходимо оказать содействие развитию экологического туризма и других потенциально приемлемых щадящих направлений хозяйственной деятельности, а также обеспечить развитие традиционного природопользования и реализацию менеджмент-плана с правовой и практической позиций. Стоит учитывать также и тот факт, что сайгаки, как стадная и широко мигрирующая форма копытных, могут обитать только на значительных территориях. Теоретически, сайгачий заповедник должен иметь площадь не менее 30 - 50 тыс. км2, в то время как его сегодняшняя площадь не превышает 100 тыс. га (причем это вместе с входящей в заповедник частью озера Маныч-Гудило) – в десятки раз меньше необходимой! Из-за этого он не может в полной мере обеспечить сохранность калмыцкой популяции сайгака. Необходимо предпринять все меры по расширению территории заповедника.

Следующее направление первоочередных мер – сохранение ключевых местообитаний сайгака. Необходимо проведение исследований для выявления территорий, важных с точки зрения жизнедеятельности популяции, а именно: мест отела, весенних пастбищ, мест сезонных скоплений, путей миграций и переходов. Выявленные участки, при необходимости, должны быть оптимизированы и обустроены. Важным шагом на пути сохранения сайгака могла бы стать разработка проекта регионального экологического каркаса с последующим правовым и практическим обеспечением его функционирования.

К сожалению, популяция сайгака, обитающая на территории Калмыкии и Астраханской области, на сегодняшний день находится в крайне угрожаемом состоянии, поэтому необходимо принятие непосредственных экстренных мер по охране сайгака на территории Черных земель. Необходима активизация деятельности природоохранных структур республики, а также разработка комплекса финансово-правовых мероприятий для повышения эффективности охраны сайгака. Одним из условий сохранения оставшихся животных является введение полного запрета на торговлю мясом и рогами сайгака, а также временное выведение сайгака из списка охотничьих животных.

Один из общепринятых механизмов охраны редких и исчезающих животных – создание их вольерной популяции для изучения особенностей биологии и размножения, а также разведения с последующим выпуском части особей в природу. На сегодняшний день небольшое стадо сайгаков в неволе уже существует на базе Центра по изучению и сохранению диких животных Республики Калмыкии, который создан по указу Президента РК № 102 от 23.06.2000 г. Сейчас необходимы поддержка и расширение этого стада. На базе Центра организован питомник, в котором проводятся работы по приручению и содержанию сайгаков в неволе, с целью сохранения генетического фонда этой популяции в случае критического сокращения численности. Сейчас в питомнике содержится более 60 животных, причем 14 из них – это сайгаки, родившиеся в мае 2001 г. в вольере от самок, которые прошли спаривание также в питомнике. За животными ведутся постоянные наблюдения и проводятся научные эксперименты. Приобретенный опыт позволяет иметь не только резервное поголовье животных на случай критического состояния популяции, но и перейти к новым, более совершенным формам освоения ресурсов этого вида. Некоторые зоологи и экономисты считают, что разведение сайгаков в степных и полупустынных районах – одна из самых рациональных и экономически выгодных форм эксплуатации этих земель.

Одной из специализированных задач остается изменение сознания местного населения по отношению к сайгаку, так как на сегодняшний день именно местные жители, к сожалению, представляют основную угрозу популяции этих животных.

Изменение численности трех казахстанских популяций сайгака в последние 20 лет.
Данные, по которым построен график, опубликованы в статье: E.J. Milner-Gulland, M.V. Kholodova, A. Bekenov, O.M. Bukreeva, Iu.A. Grachev, L. Amgalan, A.A. Lushchekina. Dramatic declines in saiga antelope populations. Running head: Saiga antelope declines // Oryx., 2001. N 35. 340 – 345.

Осознав сложившуюся ситуацию, Президент Калмыкии К.Н. Илюмжинов в июле 2001г. издал указ “О чрезвычайных мерах по охране и сохранению калмыцкой популяции сайгака” (от 25.07.2001), в котором отмечено резкое снижение численности сайгака и указаны первоочередные меры:

1. Объявить первоочередной задачей органов исполнительной власти, муниципальных образований и общественности в области охраны природы деятельность по спасению сайгака – национального достояния Калмыкии. Правительству РК рассмотреть вопрос о введении запрета на проведение промысловой и спортивной охоты на сайгака.

2. Разработать Республиканскую программу “Спасение сайгака” и предусмотреть ее финансирование в бюджете 2002 г.

3. Подготовить и заключить межрегиональное соглашение с органами исполнительной власти соседних субъектов РФ о совместных мерах по спасению сайгака.

4. Создать межведомственный республиканский штаб по осуществлению неотложных мер по спасению сайгака.

5. Государственному унитарному предприятию “Центр по изучению и сохранению диких животных РК” представить в Правительство РК программу мероприятий, предусматривающую расширение сети питомников по полувольному содержанию сайгака.

6. Министерству печати и средств массовой информации РК, Калмыцкой государственной телерадиовещательной компании обеспечить всестороннее освещение мероприятий по спасению сайгака.

Планы неплохие, но вот реализуются они пока слабо. В связи с резким снижением численности и ухудшением демографической структуры европейской популяции сайгака правительство Калмыкии выступило с инициативой провести 5 – 10 мая 2002 г. в Элисте международное совещание для выработки Плана действий по спасению сайгака. Учитывая, что и из других частей ареала сайгака стала поступать тревожная информация, Секретариат СИТЕС, Комиссия МСОП по выживанию видов и Каспийская программа ИСАР поддержали эту инициативу. Оргкомитет, созданный по решению Президента республики, начал подготовку совещания при участии ряда научных и общественных организаций.

Конечно, совещание не спасет сайгака, но хочется верить, что оно сможет привлечь к его судьбе более пристальное внимание органов власти, государственных и неправительственных природоохранных организаций. В дело спасения и сохранения сайгака уже внесли свою, пока небольшую, но весьма значимую в моральном плане, лепту некоторые международные организации – Инициатива ВВФ по крупным травоядным, Мюнхенское зоологическое общество, Зоологическое общество Денвера, Зоопарк Роттердама, Служба рыбы и дичи США. Есть надежда, что и другие международные организации обеспокоятся сложившейся ситуацией. Хотя в первую очередь – мы сами должны осознать, что сайгак как вид может быть потерян в ближайшее время. Если не принять срочных мер, уже следующее поколение сможет полюбоваться этим замечательным животным, в лучшем случае, в зоопарках и питомниках, а в худшем – разве что в кино и на рисунках.

Прежний ареал и современное распространение сайгака.

1 – Современный ареал: I – калмыцкая популяция; II – казахстанские популяции (IIa - волго-уральская; IIb   устюртская; IIс – бетпакдалинская); III – монгольские популяции. 2 – Распространение вида в историческое время (из: Соколов, Жирнов, 1998)

Контакт:
Кузнецов Владимир,
Центр охраны дикой природы
117312 Москва, ул. Вавилова, 41, офис 2
Тел.: (095) 124 71 78
E-mail: kuznetsov@bcc.seu.ru






Наверх
610 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России