Будущее балобана определяется в Западном Казахстане* 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№17 зима 2005

От редакции ПроектыЗащита редких видовСтепной регионСтепи под охранойВосстановление степейЗаконодательствоСобытияОрганизацииОбъявленияИменаСобытияНовые книги

Защита редких видов

Будущее балобана определяется в Западном Казахстане*

И.В. Карякин (Центр полевых исследований, Н. Новгород), А.С. Левин (Институт зоологии, Алматы),
Л.М. Новикова (СОПР, Н. Новгород) и А.С. Паженков (ЦС ВУЭС, Самара)

В Казахстане до недавнего времени положение балобана оценивалось как критическое (Levin, 2001). Однако в 2003-2004 гг. в Арало-Каспийском регионе нами выявлена крупная популяция балобана, оценка численности которой изменяет представление о ситуации с видом в республике.

Территория Арало-Каспийского региона (в пределах Актюбинской, Кзылординской и Мангистауской областей Казахстана) обследовалась в апреле 2003 г. и в апреле-мае 2004 г. экспедициями Центра полевых исследований (Н. Новгород), Центра содействия Волго-Уральской экологической сети (ЦС ВУЭС, Самара) и проекта “Балобан в России и Казахстане” Института исследования соколов (Falcon Research Institute; Англия). Общая протяженность экспедиционных маршрутов составила около 9800 км (3830 км в 2003 г. и 5970 км – в 2004 г.).

Гнездовые участки балобана выявлялись в ходе автомобильных и пеших маршрутов, которые планировались по гнездопригодным для вида биотопам – преимущественно вдоль обрывов различного типа, в меньшей степени – вдоль ЛЭП. Работа была основана на поиске гнезд и регистрации охотящихся птиц.

Численность, особенности гнездования и размещение в регионе

По состоянию на 2004 г. авторами выявлено в регионе 255 гнездовых участков балобана.

Ядро Арало-Каспийской популяции составляют птицы, гнездящиеся на стенках – на скалах, на обрывах чинков и приморских клифов. К таким условиям приурочено 98,4 % всех найденных гнездовых участков. Общую численность популяции, гнездящейся на обрывах чинков, мы оцениваем величиной свыше 1100 пар. Крупнейшие гнездовые группировки приурочены к чинкам плато Устюрт (626 пар) и Киндерли-Каясанского плато (307 пар). Для данной популяции характерна необычно высокая доля пар, гнездящихся в нишах и на полках без гнездовых построек (более 33 % против обычно наблюдаемых 1-2 % от общего количества гнездящихся пар).

Максимальные показатели плотности размещения гнезд характерны для меловых обрывов южного чинка Устюрта, Актау и Киндерли-Каясанского плато. На крупных меловых стенах становится нормой расстояние между жилыми гнездами менее 1 км. Максимальная плотность расположения гнезд балобанов наблюдается на меловых обрывах северной экспозиции, а минимальная, соответственно, на обрывах южной экспозиции. Высокая плотность наблюдается на обрывах над песками и сорами, тогда как на приморских меловых обрывах балобан гнездится с довольно низкой плотностью (в среднем 3 пары на 100 км).

Тип обрывов, менее плотно населенный балобанами, чем предыдущий – ракушечники. Как правило, выходы ракушечника занимают верхнюю часть чинка, склон которого сложен преимущественно глинами. На ракушечниковых обрывах существенную роль играет явный недостаток крупных отвесных стен, которые являются излюбленными местами гнездования балобана. Плотность расположения гнезд на большей части ракушечниковых обрывов варьирует от 4 до 20 пар на 100 км. Исключением являются обрывы впадин Киндерли-Каясанского плато, которые тянутся на многие десятки километров в виде изрезанных ущельями и цирками стен, превышающих высоту 25 м. Здесь наблюдаются очень высокие показатели плотности гнездования балобана – более 44 пар на 100 км обрывов, однако протяженность таких участков ограничена, чем, видимо, и вызвана концентрация соколов.

С еще меньшей плотностью балобан гнездится на глиняных обрывах, широко распространенных в северном Приаралье (плато Устюрт и Шагырай, полуостров Каратуп). Низкая плотность гнездования здесь связана с тем, что в таких обрывах практически отсутствуют ниши, а основным поставщиком гнездовых построек является курганник, устраивающий гнезда на открытых осыпающихся полках. Как следствие, гнезда доступны для хищников и недолговечны. На большинстве глиняных обрывов на 100 км приходится от 1,5 до 5,6 гнездящихся пар. Но и здесь есть исключение – это побережье Аральского моря (восточный чинк Устюрта и Каратуп). Отвесные стены прибрежных обрывов достигают в высоту 50 м и сложены более плотными глинами, что позволяет длительное время сохраняться нишам. Видимо, по этой причине, балобан гнездится на них с плотностью до 23 пар на 100 км (так что расстояние между гнездами составляет около 5 км).

Помимо чинков плато, балобан в регионе гнездится на обнажениях останцев и на стенках саев. Первые являются точечными объектами, а вторые не выражены в масштабах использовавшихся нами карт (масштаба 1:5000000), поэтому не представляется возможным провести точную экстраполяцию на эти типы биотопов. Найденные нами в таких условиях гнезда составляют 2,8 % от общего числа наскально гнездящихся пар, на основании чего можно предположить, что за пределами сети крупных обрывов гнездится, как минимум, около 30 пар балобана.

Гнездование на ЛЭП отмечено только на территории песчаного массива Большие Барсуки (Северное Приаралье). Здесь в 2003 г. выявлено 4 гнездовых участка соколов, приуроченных к демонтированной ветке высоковольтной ЛЭП с бетонными опорами (на участке протяженностью 182 км). За пределами этих песков мы осмотрели около 170 км ЛЭП разных типов, но балобан нигде более не обнаружен. Не встречалось даже одиночных балобанов, несмотря на то, что практически на каждой третьей опоре осмотренных ЛЭП имелась постройка пернатого хищника (обычно степного орла, могильника или курганника). Учитывая это, можно предполагать, что балобан больше нигде в регионе не гнездится на ЛЭП. Общую численность гнездовой группировки в Б. Барсуках мы оцениваем в 10-12 пар.

К сожалению, не оправдались надежды на гнездование балобана в горах Мангистау и в Мугоджарах. Несмотря на интенсивные поиски, балобан не был встречен в Мугоджарах, не обнаружено даже следов его пребывания. Причины такого отсутствия неясны, поскольку в этом холмогорно-степном массиве имеются достаточные ресурсы кормов (желтый суслик, который служит одним из основных объектов питания балобана в регионе) и многочисленный гнездовой фонд (постройки курганника на скальных обнажениях). Еще менее понятно отсутствие балобана в массивах Западный и Восточный Каратау. Эти мелкосопочные массивы находятся в центре гнездовой группировки балобана на полуострове Мангышлак. Но он не обнаружен здесь ни в 2003, ни в 2004 г., несмотря на тщательное обследование территории и прохождение автомаршрутом всей северной и южной периферии обоих массивов. В долинах Каратау гнездятся курганники и, следовательно, имеется хороший гнездовой фонд, здесь высока численность основных объектов добычи балобана – желтого суслика и песчанки. Однако балобан гнездится лишь в 5-7 км вокруг этих гор. Причем плотность размещения гнезд здесь высока, в ряде случаев соколы занимают нетипичные для данной популяции стации – глиняные обрывы оврагов высотой не более 3 м – но в горах отсутствуют.

Состояние вида в регионе (от Урала до Мангышлака)

Так как балобан не обнаружен в Мугоджарах, можно предполагать наличие разрыва между Арало-Каспийской популяцией с одной стороны и гнездовыми группировками, населяющими Губерлинский мелкосопочник (на стыке Актюбинской и Оренбургской областей), южную оконечность Южного Урала (Башкирия) и лесостепь Зауралья (Челябинская, Курганская и Костанайская области) – с другой. Этот разрыв, шириной примерно 300 км, включает бедную лесом и полноценными скальными обнажениями территорию Мугоджар, возможно, и южную часть Тургайской ложбины. Таким образом, ареал балобана в регионе делится на две части, практически равноценные по площади.

Численность всей северной популяции балобана, с учетом новых данных, можно оценить в 140-170 пар (предыдущие оценки завышены из-за того, что не была известна ситуация в Мугоджарах – Карякин, 2004а). Численность Арало-Каспийской популяции оценивается в 1060-1260 пар или 5560-6400 особей в конце периода размножения (см. ниже). Общую численность вида в Западном Казахстане мы оцениваем как 1200-1430 пар, в среднем около 1300 пар. Как видно, из этого числа 88 % приходится на долю южной и 12 % – на долю северной популяции.

Основываясь на исследованиях Л.С. Степаняна (1990) и наших наблюдениях балобанов в южной и северной части Западного Казахстана (проанализировано 57 изображений взрослых птиц), можно утверждать, что Арало-Каспийская (южная) популяция представлена особями туркестанского подвида, а северная – особями номинативного подвида. Это означает, что ареалы подвидов в настоящее время западнее Арала не перекрываются.

Характерной особенностью Арало-Каспийской популяции, видимо, является высокий успех размножения. Потомство наблюдалось в 74 % от общего количества обнаруженных за два года гнезд. Средняя кладка состояла из 4,6 + 0,9 яиц (разброс – от 3 до 6). Средний размер выводка составил 4,1 + 0,8 (от 2 до 6) птенцов. Эти показатели заметно превышают обычные для балобана в Казахстане и России. Исходя из наших данных о размножении и оценки общей численности этой популяции, можно предположить, что каждый год здесь успешно гнездится, в среднем, около 850 пар балобанов, и к концу мая количество соколов за счет молодых увеличивается до 5560-6400 особей.

Подчеркнем, что годы наблюдений (2003 и 2004) очень различались по численности основных объектов питания балобана и распределению их запасов в регионе. Первый из них был благоприятным (кормным), второй – явно неблагоприятным. В ответ произошло перераспределение гнездящихся пар балобана – на некоторых участках соколы стали гнездиться плотнее, а на других полностью отсутствовали. Это было хорошо заметно по наличию новых (ранее не занимавшихся соколами) гнезд в плотных гнездовых группировках и большого количества многолетних, но пустующих гнезд за пределами таких группировок. Однако численность балобанов, участвующих в размножении, снизилась незначительно.

При этом в северной популяции (по наблюдениям в российской части ареала - см. статью И.В. Карякина в СБ № 15, 2004б) количество успешных гнезд составляет, в среднем, только 55 % от общего числа участков (что все же выше среднего по югу России – 41 %). В выводках этой популяции от 1 до 4 птенцов, в среднем – около 3 птенцов на успешное гнездо, в летных выводках 1-4 слетка (в среднем, 2,85 + 0,80 слетков).

Природоохранный статус балобана в свете новых данных

Популяция балобана, обитающая между Каспием и Аралом, несомненно является наиболее крупной и наиболее продуктивной в Казахстане. С учетом прилегающих территорий Туркменистана и Узбекистана, численность южной популяции может быть оценена в 1300-1500 пар, в среднем – 1400 пар, и в настоящее время ее следует считать крупнейшей в Средней Азии. Очевидно, от благополучия данной популяции зависит судьба вида во всем этом обширном регионе.

Однако и эта популяция сталкивается с реальными угрозами. В ходе экспедиции 2003 г. в Бейнеу от сотрудников КНБ РК была получена информация о случаях задержания групп сирийских ловцов с партиями балобанов. По сообщению Б.М. Губина (2002), 24 октября 2002 г. партия балобанов (12 самок) была изъята таможенниками у граждан какой-то арабской страны в аэропорту Актау. В 2004 г. на Западном чинке Устюрта близ Бейнеу над несколькими многолетними гнездами балобана мы обнаружили вбитые в грунт металлические штыри для крепления веревки и тайники с приспособлениями для выпугивания из гнезд слетков. Обращает на себя внимание тот факт, что большинство сотрудников милиции и представителей исполнительной власти, с которыми нам приходилось общаться в Мангистауской области, хорошо осведомлены о коммерческой привлекательности балобана. Весьма вероятно, что часть из них вовлечена в нелегальные операции с соколами (аналогично тому, как это имеет место в других регионах).

Арало-Каспийская популяция балобана до сих пор существенно не пострадала от браконьеров по причине труднодоступности и меньшей заметности большинства гнезд, а также большей скрытности гнездящихся птиц, по сравнению с другими частями ареала. Однако ситуация может измениться в худшую сторону, если вылов птиц в период послегнездовых кочевок станет более интенсивным.

Помимо нелегального отлова, угрозу представляет гибель соколов на птицеопасных ЛЭП. Активизация добычи нефти и газа в последнее десятилетие привела к бесконтрольному строительству ЛЭП малой мощности с бетонными опорами, несущими вертикально установленные изоляторы на металлической горизонтальной траверсе, прикрепленной на вершине опоры. Такая конструкция опор является опасной для птиц, и в большинстве стран мира от нее уже отказались. Насколько мы отметили, на чинках, под которыми протянулись птицеопасные ЛЭП, практически отсутствуют все крупные пернатые хищники, в том числе и балобан. Хуже всего ситуация обстоит в окрестностях Жанаозена, где, в среднем, на каждый квадратный километр общей площади приходится 0,8 км таких ЛЭП.

На фоне общего сокращения численности балобана и фрагментации его ареала сильно пострадали северные популяции этого вида в Западном Казахстане. К настоящему времени полностью исчезли гнездовые группировки балобана в пойменных лесах по рекам Урал и Эмба, где, по данным Дементьева (1951), этот вид был многочисленным. Такая же судьба постигла балобанов, гнездящихся в Мугодажарах. А ведь степные районы Мугоджар еще в 1940-50-х гг. считались единственной полностью безлесной территорией на которой размножались балобаны, причем номинативного подвида (Дементьев, 1951). Примечательно, что катастрофическое сокращение численности затронуло именно северные популяции вида, птицы которых совершают (совершали) перелет к местам зимовок на значительное расстояние и, следовательно, подвергаются различным, связанным с этим опасностям (ЛЭП, браконьерский отлов).

Возможно, в настоящее время все более усиливается влияние таких неблагоприятных для балобана факторов, как мезофитизация степи и остепнение полупустыни. Инфраструктура пастбищного животноводства на огромной территории Западного Казахстана потерпела крах в начале 1990-х гг. Как следствие, резко сократился выпас скота, особенно овец, и на обширных пространствах степи стали интенсивно восстанавливаться дерновинные злаки, а сами степи – продвигаться на юг от южной границы степной зоны. На обширных пространствах полупустыни участились спонтанно возникающие пожары, на месте которых пустынные серополынники сменяются относительно устойчивыми пирогенными сообществами степного характера – с доминированием степных ковылей и житняка, высоким участием сухостепного разнотравья. Этот процесс в настоящее время затрагивает все большие территории на плато Шагырай и плато Устюрт и продолжает смещаться к югу, что хорошо видно по космоснимкам Landsat-7 за последние 5 лет. В результате “остепнения” полупустыни происходит резкое сокращение численности типичных ее обитателей – песчанок и желтого суслика, которые являются основными объектами питания балобана. В то же время, в степных сообществах при отсутствии выпаса сокращается численность малого суслика. Все это ведет к уменьшению кормовой базы балобана, а следовательно, снижает успешность его размножения. В свою очередь, результатом становится уменьшение численности гнездовых группировок, населяющих территории, где происходят вышеописанные процессы. Не исключено, что определенную роль в исчезновении балобана из Мугоджар сыграли именно сукцессии, происходящие в степных сообществах. Косвенно на это может указывать низкая численность степного орла и могильника на большей части территории Мугоджар. Плотность гнездования этих орлов существенно возрастает там, где степь подвержена заметному выпасу.

Таким образом, борьба с нелегальным отловом соколов, птицезащитные мероприятия на ЛЭП и развитие пастбищного животноводства в сухостепной и полупустынной зонах – вот те основные мероприятия, которые можно рекомендовать для сохранения балобана и увеличения его численности. Если первая проблема широко обсуждается (в том числе, на страницах СБ), а отчасти и решается – как на уровне правительства Казахстана, так и на международном уровне, то две других пока не рассматриваются вовсе.

Губин Б.М. 2002. Балобан (Falco cherrug) // Казахстанский орнитологический бюллетень. Алматы: Tethys. С. 69.

Дементьев Г.П.. Птицы Советского Союза. Т.1. 1951. М.: Сов. Наука. 652 с.

Карякин И.В. 2004а. Балобан в Волго-Уральском регионе и на прилегающих территориях // СБ, № 15. С. 32-39.

Карякин И.В. 2004б. Балобан на плато Устюрт: краткие результаты экспедиции 2003 г. // СБ, № 15. С. 40-41.

Степанян Л.С. 1990. Конспект орнитологической фауны СССР. М.: Наука. 728 с.

Levin A.S. 2001. On the critical state of the Saker Falcon population in Kazakhstan // Proc. of the II Internat. Conf. on the Saker Falcon and Houbara Bustard, Mongolia, 1-4 July 2000. Ulaanbaatar. P. 64-79.

Контакт: Игорь Вячеславович Карякин

Центр полевых исследований

603000 Н. Новгород, ул. Короленко, 17-А, кв. 17

Тел.: (8312) 33 38 47

E-mail: ikar-research@mail.ru


* Более полный отчет по балобану в Западном Казахстане будет опубликован в бюллетене “Пернатые хищники и их охрана”, № 2, март 2005 г.






Наверх
133 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России