Право на жизнь… 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№17 зима 2005

От редакции ПроектыЗащита редких видовСтепной регионСтепи под охранойВосстановление степейЗаконодательствоСобытияОрганизацииОбъявленияИменаСобытияНовые книги

Защита редких видов

Право на жизнь…

Елена Крейцберг-Мухина (Узбекское зоологическое общество, Ташкент)

Сайгак – уникальная степная антилопа – является единственным видом рода, который в историческом прошлом занимал степи и пустыни Евразии от Карпат до Алтая, Джунгарии и западной Монголии. В настоящее время вид сохранился в нескольких изолированных популяциях в зоне степей, полупустынь и северных пустынь Палеарктики от Калмыкии до Монголии. Причем еще в XVIII-XIX вв. ареал сайги был более обширным и сплошным, нежели в XX веке. Карта, подготовленная совместно специалистами из России, Казахстана и Англии (Milner-Gulland et al., 2001; см. СБ № 11, 2002, а также карту ниже), довольно точно представляла современный ареал вида и распространение размножающихся популяций. Однако, как вид открытых аридных пространств с меняющимися климатическими условиями, сайгак постоянно кочует, совершая сезонные миграции. Даже сейчас, в условиях резкого сокращения численности, сайгак может быть найден далеко за пределами обозначенных территорий, особенно в период кочевок осенью и зимой.

Сайгак с древнейших времен служил охотничьей добычей для жителей Казахстана и Средней Азии. В Хорезме его остатки найдены в пищевых отбросах древнего города VII-V веков до н.э. и в раскопках средневекового Ургенча XV-XVII веков. В добыче охотников Хорезма он составлял более половины от всего промысла диких копытных (Цалкин, 1966, по: Ишунин, 1987). Промысловое значение сайгак потерял только из-за хищнического промысла, усилившегося в эпоху больших перемен на рубеже XIX и XX вв., когда сайгака начали добывать ради рогов и сбыта на рынки Китая. В конце XIX в. стоимость пары рогов равнялась стоимости лошади или верблюда. В Казахстане в середине XIX в. через Петропавловскую таможню проходило от 7 до 42 тыс. пар рогов, а из Киргизских степей (то есть из Западного и Центрального Казахстана) в это же время вывозилось от 11 до 61 тыс. пар (Красовский, 1867; Мейер, 1865, по: Ишунин, 1987).

В далеком и недавнем историческом прошлом численность сайгака неоднократно претерпевала значительные изменения. В середине XIX века эта антилопа паслась большими стадами, что отмечали практически все исследователи Казахстана и Средней Азии. Но уже в конце этого века неконтролируемая охота, при которой погибали тысячные стада животных, привела к катастрофическому сокращению численности. В одном лишь 1897 году только один промышленник на острове Возрождения в Аральском море за весну истребил 1500 самцов сайгаков, у которых вырубались рога, а туши выбрасывались. В Прибалхашье в конце XIX века за одну охоту промысловики могли убить более 12 тыс. сайгаков, но уже к началу XX в. эти копытные здесь встречались лишь единицами. В начале XX в. сохранилось всего несколько сотен сайгаков, уцелевших в глухих уголках степей Калмыкии и Казахстана. Вид, как никогда, был близок к исчезновению. Его численность постепенно начала восстанавливаться только благодаря объявлению полного запрета охоты на сайгака в 1921 г. Но еще в 1923 г. в Китай было вывезено сайгачьих рогов примерно от 1800 животных.

Строгая охрана сделала практически невозможное – к 1940-1945 гг. вид стал обычным во многих прежних районах своего обитания, а в 1957-1958 гг. численность сайгаков в Советском Союзе превысила 2 миллиона особей. Вид, близкий к исчезновению, за относительно короткий срок в 30 с небольшим лет был восстановлен до промысловых размеров. В начале марта 1971 года на западном побережье Аральского моря при авиавизуальном учете было отмечено скопление сайгаков протяженностью в 105 км и шириной от 10 до 55 км. Общая численность этой группировки по результатам подсчетов при экстраполяции была определена в 56 тысяч особей. А в 1974 году в этом же районе в конце марта на авиамаршруте в 300 км длиной численность сайгаков была определена в 88 тысяч особей. Только после проведения тщательных учетов и используя опыт Казахстана, в начале 1970-х годов было принято решение проводить заготовки сайгаков и в Узбекистане. На территории охотхозяйства “Устюрт”, площадью около 2,5 млн. га, созданного в 1972 г. в северной части плато Устюрт под наблюдением секции “Человек и биосфера” Научного совета Академии наук Узбекистана и главного охотинспектора республиканского Госкомитета лесного хозяйства, в декабре 1974 г. был проведен авиаучет сайгаков на маршруте в 550 км. В 1975 г. зоологами Каракалпакского филиала Академии наук были проведены три авиаучета сайгаков на территории охотхозяйства, которые показали, что численность животных подвержена значительным сезонным колебаниям, а динамика кочевок зависит от состояния кормовой базы и погоды.

Основным кормом весь год повсеместно служат биюргун и полыни. Питаясь сочной травой, сайгаки могут обходиться без водопоя. Зимой и весной они довольствуются атмосферными осадками. Летом и осенью наведываются к колодцам и водоемам, где одинаково хорошо пьют соленую и пресную воду. На Устюрте первые родившиеся сайгачата появляются в конце апреля, а массовое их появление наблюдается с середины до конца мая. Самки начинают участвовать в размножении уже в первый год после рождения в возрасте 7-7,5 месяцев и в год уже приносят по одному детенышу. У более старших самок их чаще бывает два. Продолжительность жизни самцов 7 лет, самок – 9-10 лет. Но в результате исследований, проведенных в Казахстане, установлено, что в среднем сайгаки доживают до 4-5 лет. Поэтому сайгак считается “эфемером” среди копытных. Такой тип динамики численности определяет резкий спад и быстрое восстановление поголовья в популяции (Жирнов, 1977, по: Ишунин, 1987).

В Узбекистане лицензионный отстрел сайгаков был начат в 1976 году, количество разрешенных к отстрелу животных составляло от 2 до 10-12 тыс. сайгаков в год. Промысел начинался в октябре и заканчивался 1 декабря. За первые пять лет промысла было добыто 12425 голов сайгаков, получено 212 т дешевого мяса, которое продавалось по цене 1 рубль за килограмм. В конце 1980-х годов численность сайгака в Узбекистане оценивалась в 20-60 тыс. особей. При такой численности промысел составлял от 2 до 14 тыс. голов в год, а добыча браконьеров оценивалась менее, чем в 10 % от объема промысла (Кадастровый справочник, 1992). Контроль за состоянием популяции и научно-обоснованная эксплуатация позволяли наладить правильное управление Устюртской популяцией сайгака и ежегодно снимать стабильный урожай.

Однако в стране открылись границы, начали изменяться экономические отношения и, в конце концов, произошел распад СССР. Из “внутреннего” для Советского Союза сайгак в одночасье превратился в трансграничный вид, обитающий на территории 4 стран с плохо контролируемыми границами. Обретение независимости новым государствам давалось нелегко. С этим периодом связана и новая трагедия сайгака. Началось катастрофическое падение численности и сокращение ареала вида. По иронии судьбы сайгак снова пострадал из-за хищнической природы человека и вновь открывшегося китайского рынка. Как и сто лет назад, доступный китайский рынок и формирующийся новый класс свободных предпринимателей, только теперь уже на рубеже XX и XXI веков, повлияли на состояние вида. Природа человека не изменилась за 100 лет, и в условиях ослабленного действия законов судьба сайгаков была предрешена. Сформировалась целая незаконная структура, занимающаяся промыслом сайгачьих рогов, их транспортировкой и реализацией на китайских рынках. Сначала браконьерами добывались только рога, но очень быстро рынок оказался насыщен, а цена за килограмм рогов упала до минимума, делающего “нерентабельной” и нецелесообразной добычу. Однако к этому времени в сложных условиях переходного периода стало использоваться все, пригодное для еды. В узбекистанской части Приаралья и Устюрта сложилась уже другая своеобразная структура первичного рынка. Добытчики сайгаков – браконьеры из числа безработных и менее обеспеченных слоев общества, они добывают и продают рога перекупщикам по заниженным ценам. Два года назад цена 1 килограмма рогов у поставщиков составляла всего 30 долларов за килограмм (меньше половины стоимости барана). Перекупщики собирали и отвозили рога в Казахстан, где их стоимость повышалась уже до 100-120 долларов за килограмм. Разница в ценах – это оплата риска, договоренности с таможней и другие дорожные расходы. Бывали случаи, когда перекупщики (чаще женщины) возвращались ни с чем, так как рога конфисковывались. Соответственно, дальше в Китай рога отправлялись уже по третьей цене. Однако, по признанию самих добытчиков и перекупщиков, в последние годы сайгаков добывать стало “невыгодно”. На поиски и добычу одного сайгака уходит больше сил и средств, так как для поиска групп и погони за сайгаками нужен бензин, а он сейчас недешев, даже для заправки мотоцикла. Конечно, такой аргумент дает небольшой шанс сайгаку и оставляет некоторую надежду на спасение в связи со снижением ажиотажного спроса. Однако не все так просто…

Как представляется, в современных условиях спасение сайгака возможно только при скоординированных и согласованных действиях по защите вида как в рамках одного государства, так и между государствами. Необходимо создание специальных охраняемых территорий для сайгака в местах размножения, миграции и зимовки, а учитывая кочевой характер степной антилопы, территории должны быть немаленькими. Наиболее перспективным в этом плане представляется создание единого трансграничного заповедника или национального парка в центральной части Устюрта на смежных площадях Узбекистана, Казахстана и Туркменистана. Идея создания такой охраняемой территории была высказана несколько лет назад, однако пока она остается лишь добрым пожеланием, так как для определения будущей охраняемой территории и подготовки всей необходимой документации нужны средства. Поэтому крайне важным представляется разработка и реализация проекта “Сохранение сайги (Saiga tatarica) и среды ее обитания на путях миграций, местах зимовок и летовок на плато Устюрт” с обращением в Глобальный экологический фонд (GEF) за финансовой поддержкой.

Узбекистан поддержал подготовку Соглашения по охране сайгака между странами ареала. В настоящее время при консультативном участии Узбекского зоологического общества готовятся необходимые документы для подписания Соглашения. На страницах республиканских изданий появились сообщения о критическом состоянии сайги и в поддержку активных действий по защите этой антилопы. Кроме того, специалисты из Узбекистана включены в региональные инициативы и участвуют в проектах ИНТАС и FFI, направленных на изучение современной ситуации с сайгаком и разработку мер по его защите и восстановлению. Но предпринимаемых усилий недостаточно для быстрого и оперативного решения задач по спасению вида, поэтому усиление региональной программы с включением в нее компонентов, обеспечивающих защиту вида в пределах всего ареала, является необходимым условием действенного его спасения.

Дальнейшая судьба сайгака – в наших руках, от наших совместных усилий зависит, выживет ли эта удивительная степная антилопа, кажущаяся живым ископаемым (сайгак – ровесник мамонтов, важный элемент так называемой мамонтовой фауны), или же как недолгое напоминание о хищнической природе человека на плато Устюрт будут белеть одинокие черепа с обрубленными рогами, а в памяти людей “последние кочевники” останутся лишь в телевизионных хрониках и на фотографиях в глянцевых фотоальбомах.

Ишунин Г.И. 1987. Промысловые животные Узбекистана. Ташкент: “Мехнат”.

Кадастровый справочник охотничье-промысловых животных Узбекистана. 1992. Ташкент: “ФАН”.

Milner-Gulland E. J., Kholodova M. V., Bekenov A., Bukreeva O. M., Grachev Yu., Lushchekina A.A., Amgalan L. 2001. Dramatic declines in saiga antelope populations // Oryx. 35 (4). 340-346.

Контакт:

Елена Александровна Крейцберг-Мухина, лаборатория орнитологии Института зоологии УзбАН,

Узбекское зоологическое общество,

региональный вице-председатель Комиссии по выживанию видов МСОП по

Центральной Азии

УЗБЕКИСТАН 700095 Ташкент,

ул. Ниязова, 1. Институт зоологии

Тел.: (99871) 123 99 70

Факс: (99871) 120 67 91

E-mail: iucn-uz@mail.ru






Наверх
147 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России