О краснокнижниках-злодеях 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№18 лето 2005

ИменаУправление экосистемамиЗащита уязвимых видовНовостиЗащита уязвимых видовСтепи под охранойИстория природопользованияВосстановление степейСобытияИменаЗаконодательствоОбъявленияНовые книги От редакции

Защита уязвимых видов

О краснокнижниках-злодеях

Олег Костерин (ИЦиГ СО РАН, Новосибирск)

В статье А.Н. Полтавского я готов был бы подписаться под каждым словом – вставив несколько дополнительных. Прежде всего – в ее название: «Спасите насекомых от ПЛОХИХ Красных книг» (именно об этом, собственно, и говорит весь текст статьи). Как, впрочем, все вообще нуждается в спасении от всего плохого.

Откуда берется ПЛОХАЯ Красная книга? От плохого редактора. А откуда плохой редактор? Ну конечно же, это следствие кумовства, самодурства и повальной некомпетентности, процветающих в обладминистрации (прошу понять меня правильно, это издевка над традиционным способом мышления, не имеющая никакого отношения к Ростовской области, которая находится от меня невесть на каком конце Евразии). Но могут ли варвары оставаться варварами, если среди них поселился хотя бы один настоящий человек? Может быть, плохие редакторы возникают на безрыбье, когда вдохновенные ученые не хотят мараться такой сомнительной деятельностью, как составление региональных Красных книг? Также весьма распространенный стереотип. Однако сердечная заинтересованность в природе своего региона часто приводит на страницы Красных книг не только мнимые или истинные исчезающие виды, но и вполне приличных специалистов…

Несколько неожиданным выглядит утверждение автора статьи, что «Красные книги, основанные на устаревших принципах, способны только вредить делу охраны насекомых. У рядовых читателей создается ложное впечатление, что если издана солидная и красиво оформленная региональная Красная книга, то это уже дает надежду на положительное решение проблемы охраны всех животных». Как-то сложно представить такого наивного рядового читателя, из тех, кому природа действительно небезразлична, кто бы так подумал. Уж слишком очевидно отсутствие механизмов реализации такой надежды. Скорее такое впечатление (названное в статье «эйфорией») действительно может возникнуть у чиновника, которому природа неинтересна, зато есть чем эффектно отчитаться, а как это издание будет способствовать охране, так это писавшим его ученым виднее.

Да, приведенные А.Н. Полтавским недостатки списка насекомых в Красной книге Ростовской области, не побоюсь этого слова, огромны, и свидетельствуют о методологическом застое. Не могу сказать, чтобы эта застойность отличала все региональные книги в равной степени, хотя бы потому, что к некоторым сам имел отношение и поддержание застоя в мои планы не входило. Будучи вовлеченным в составление видовых очерков о насекомых для шести сибирских региональных Красных книг по животным (в том числе, для тех областей, где я вырос, где живу и где провел лучшие полевые сезоны), плюс в фотоиллюстрирование шести же книг по растениям, я, естествен но, не мог обойтись без некоторых ценностных оснований для такого рода деятельности.

Итак, что же такое региональная Красная книга? С формальной точки зрения, это, грубо говоря, своего рода иллюстрированный комментарий к постановлению местного органа власти об охране определенных видов животных и растений (хотя бы оно и называлось постановлением именно о Красной книге), которое только и имеет юридическую силу. Де факто, Красная книга сейчас служит скорее своеобразным профессиональным сувениром в среде природоохранного чиновничества. Насколько мне известно, никто не пытался содержательно определить ее функции (я не имею в виду «способствовать и обеспечивать»). Из текстов постановлений и самих книг можно догадываться, что: (1) до своего издания, в виде рукописи, она призвана служить основанием и справочным материалом для принятия данного постановления, а после своего издания – (2) служить наглядным справочным пособием для лиц, тем или иным образом это постановление исполняющим, будь то отдыхающие или промышляющие граждане или правоохранительные органы. Удивительно, насколько серьезно в эту игру обычно играют и создатели, и критики Красных книг. «Если на клетке слона увидишь надпись «буйвол»…». И ведь и вправду – не верят!

Действительно, в любой Красной книге, начиная с таковых СССР и России, найдется несколько видов, включение которых позволило бы на данной территории привлечь к ответственности любое физическое или юридическое лицо (удивительно, но это обстоятельство, похоже, пока еще не использовали при переделе собственности). И ни разу я не видел милиционера с Красной книгой в руках, досматривающего ватные матрасики со сборами насекомых в рюкзаке у обычного туриста-энтомолога. Мне кажется, столь часто признаваемая критиками роль Красных книг в охране, допустим, крупных млекопитающих и птиц – не менее иллюзорна. Последних, если действительно и охраняют, то не книги, а вооруженный инспектор, который в книги не заглядывает, а руководствуется должностными инструкция ми. Почему же тогда так редки возгласы, отрицающие Красные книги огульно, а специалисты готовы признать их положительную роль для таксономических групп, находящихся за пределами их компетенции? Вероятно потому, что все интуитивно понимают, чем же на самом деле является Красная книга.

Есть такое ужасное слово, обозначающее очень позитивное понятие: «экообразование». Слово ужасно потому, что на наших глазах средства массовой информации превратили название одной из фундаментальных наук о жизни и Земле в нечто вроде учения о вкусной и здоровой пище (впрочем, это можно рассматривать и как возвращение к этимологическим корням – «ойкологиа» переводится с греческого почти как домоводство). А позитивное – потому, что это, наверное, единственная реальная сила в деле охраны природы. Если сейчас в Великобритании возможно отменить планы по строительству огромного торгово-развлекательного комплекса из-за того лишь, что на болоте встретили стрекозу кроваво-красную (Sympetrum sanguineum), то потому только, что люди (включая предпринимателей) воспринимают это как должное. А ведь вряд ли сто лет назад ситуация с охраной природы там столь уж существенно отличалась от нашей теперешней. Именно «экообразование» (хотя такого слова и не было) в нескольких смежных поколениях способно творить чудеса. И именно такую роль должна играть эта привлекательная, ярко-красная с золотыми буквами книга в твердом переплете, наполненная цветными картинками и краткой информацией о живущих по соседству существах, которую сочтет поразительной любой интересующийся природой школьник или его учитель. И именно поэтому насекомых, да и не только их, нужно и спасать от плохих Красных книг, и приглашать в хорошие. Там не лишними будут и виды, с данной территории исчезнувшие, и даже такие «незаконные жители», как редкие экзотические мигранты, на территории не развивающиеся. Банальным видам здесь действительно не место – их найдут и в «Жизни животных».

В идеале, информация в Красной книге должна: (1) быть такого рода, которую «рядовой читатель», не посещающий научные библиотеки, не найдет более нигде, и в случае насекомых она, в основном, будет касаться видов, о существовании которых он ранее и не подозревал; (2) относиться к территории, на которой он может с большой вероятностью оказаться лично, и (3) быть оригинальной, адекватной и надежной. Выскажу крамольную мысль – пусть даже у старшего школьника сложится ложное впечатление, что «если издана солидная и красиво оформленная … Красная Книга, то это уже дает надежду на положительное решение проблемы охраны всех животных». Такая наивность скоро пройдет, а вот общий оптимистический настрой, что сделать для охраны природы что-то действительно можно, причем вот здесь, рядом – этот настрой был бы очень ценным приобретением. И, пожалуй, в этом состоит отличие экологической ниши сухо сдержанных, деловых и наукообразных Красных книг от популярных книг о местной природе, как правило, страдающих известной слащавостью и расплывчатостью. Конечно, непреодолимым препятствием для исполнения Красными книгами своей истинной, хоть и неявной, роли, является их низкий тираж. Ну хотя бы в каждой школе региона по экземпляру быть обязано, но часто и это – недостижимый пока идеал.

Что касается создания сети энтомологических рефугиумов, о котором идет речь в статье – это дело, несомненно, очень нужное и наверняка не очень простое не только в практическом, но и в теоретическом аспекте. Но ведь это уже несколько другая тема…

Контакт:

Костерин Олег Энгельсович, к.б.н.

Институт цитологии и генетики СО РАН,

лаборатория экспериментального

моделирования эволюционных процессов

630090 Новосибирск,

пр. академика Лаврентьева, 10

Тел.: (383) 333 12 67

E-mail: kosterin@bionet.nsc.ru






Наверх
157 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России