Степной пожар в биосферном заповеднике «Аскания-Нова» имени Ф.Э. Фальц-Фейна 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№19 осень 2005

Степной регионПроектыОптимизация природопользованияСтепные паркиСтепи под охранойСтепные пожарыЗащита уязвимых видовКонфликтСобытияЗаконодательствоКонвенция об опустыниванииОбъявленияИменаНовые книги От редакции

Степные пожары

Степной пожар в биосферном заповеднике «Аскания-Нова» имени Ф.Э. Фальц-Фейна

Статистика степных пожаров в Аскании-Нова свидетельствует, что это совсем не редкое явление. Редко какой год обходится без возгорания степной растительности. Причины пожаров чаще всего связаны с поджиганием сухого травостоя молнией (более 50 % случаев), с неисправной сельскохозяйственной техникой на дорогах общего пользования, палами пожнивных остатков на сопредельных территориях и в единичных случаях оказываются результатом умышленных поджогов.

Но не каждое возгорание перерастает в могучий степной пожар, как это имело место 26 сентября 2005 г. За июль-сентябрь 2005 г. службой государственной охраны природно-заповедного фонда заповедника и его противопожарными формированиями в буферной зоне и зоне антропогенных ландшафтов пожары гасились 13 раз. Половина из них угрожала непосредственно ядру заповедника. Обострение пожарной ситуации связано не столько с засухой, сколько с «возрождением» крестьянской деятельности. Запущенные поля пытаются очистить от бурьяна первобытным способом.

Очаг последнего пожара находился в буферной зоне биосферного заповедника на люцерновом поле, за полкилометра от заповедно го ядра. Из-за сильной засухи, разразившейся во второй половине лета, люцерна высохла, заросла лебедой, щирицей и другими сорняками. Владелец поля – государственное предприятие «Опытное хозяйство «Маркеево» – скосил бурьян с люцерной, частично убрал, а остатки решил предать огню. Личности установлены, возбуждено уголовное дело. Украинское законодательство предусматривает административную ответственность за нарушение заповедного режима в виде поджога в размере, эквивалентном 240-340 долларов США, если ущерб не влечет уголовной ответственности. За один гектар поврежденной в результате поджога заповедной степи предусматривается иск в размере 4 тыс. долларов США.

При сильном ветре огонь дошел до заросшей пыреем лесополосы, выходящей к заповедному участку «Северный» площадью 2089 га. Направление лесополосы совпало с направлением ветра. Образовался огненный факел, который со скоростью около 3 м в секунду двинулся к степи. Несмотря на поднятую охраной тревогу, из-за больших расстояний до поста слежения (3,5 км) и центров базирования противопожарной техники (16 км) ни дежурный инспектор, ни, тем более, технические средства пожаротушения до выхода огня в заповедную степь успеть физически не могли.

Факел по пути следования поднял и поджег сухие растения перекати-поля, которые и перебросили огонь через противопожарную полосу в заповедную степь. Средства пожаротушения заповедника прибыли через 20 минут с момента оповещения. В первую очередь они вынуждены были предотвращать перенос огня на соседний, более крупный массив площадью почти в 7 тыс. га. От дороги, разрезающей степь и обрамленной противопожарной полосой, был создан улавливающий «мешок» из встречного огня. Ко времени подхода огненного смерча, который, как правило, формируется в голове пожара, встречный огонь отошел от края более чем на 50 метров, и ситуацию в юго-западном направлении удалось стабилизировать. Огонь, меняя направление, за полчаса прошел по прямой 6 км.

Многолетняя подстилка и высокий травостой, сформировавшийся в умеренно влажной первой половине лета, сильно затрудняют тушение пожаров в заповедной степи. Даже двукратное прохождение поливочной техники не гарантирует от повторных возгораний. В 1996 г. мы наблюдали уход огня под землю, в запасы грызунов; отбитые у огня территории догорали через 4 дня с момента первого возгорания. Проблемой тушения огня в асканийской степи является их полная безводность. Вода добывается из артезианских скважин, находящихся в окрестных населенных пунктах. Их дебет не позволяет быстро заполнять пустеющие за пять минут баки пожарных машин, которые совершенно не приспособлены для тушения степных пожаров. По нашему опыту, в степи лучше всего применять поливомоечные машины, специально переоборудованные для гашения степных пожаров. Кроме того, мы применяем крупные бочки с помпами на тракторной тяге. Наличие большого объема воды позволяет догонять голову пожара и локализовать его. Однако это возможно в случае возгорания на небольшом расстоянии от места базирования техники – до 5 километров.

В конкретном случае нам пришлось прижимать огонь к одному из краев заповедной степи. Всего выгорело 1442 га заповедного ядра. Детальное обследование территории показало, что млекопитающие и птицы непосредственно от огня совсем не пострадали. Часть животных откочевала, разлетелась, мышевидные грызуны и змеи ушли в норы и трещины почвы. Как правило, на гарь уже в первый день слетаются тысячи чаек, которые отлавливают спрятавшихся и уцелевших насекомых, ящериц, мышевидных грызунов и других животных, оказавшихся без защиты травяного покрова. В этот раз, скорее всего из-за засухи, чайки откочевали ближе к морю. Поэтому произошло только увеличение численности обыкновенного канюка (на пролете), пустельги и кобчика.

Осенний пожар не затрагивает покоящиеся луковицы и корневища редких видов растений. Пострадала определенная часть куртин трех видов ковылей – Лессинга, украинского и волосистого. О степени их повреждения можно будет судить после прохождения первого дождя. Как правило, на следующий после пожара год уцелевшие куртины приносят обильный урожай семян. То есть включается компенсаторный механизм восстановления степного травостоя. Период пирогенной сукцессии, в зависимости от погодных условий, длится здесь 7-9 лет.

К сожалению, в Европе слишком мало осталось настоящих степей, чтобы позволить стихии, а тем более человеческой безответственности, за считанные часы стирать находящиеся в равновесии природные комплексы. Поэтому, при определенной спорности вопроса, надо ли гасить степные пожары, мы однозначно отвечаем – надо.

Пользуясь случаем, хотим информировать коллег, что распространенная телеканалами картинка сгоревших деревьев, вызвавшая вопросы о повреждении уникального дендропарка , не имеет никакого отношения к Аскании. Огонь не подошел к дендропарку ближе 10 км. В погоне за «жареным фактом» и, не имея под рукой съемок степных пожаров, телеканалы показали горевшие в позапрошлом году сосновые леса на Алешковских песках. «Перепутали» травостой с древостоем…

В. Гавриленко
(директор Биосферного заповедника «Аскания-Нова», к.б.н.)

Комментарий СБ.

К сожалению случайные неконтролируемые пожары – не редкость и в других степных ООПТ. Так, в прошлом году от огня пострадала территория отделения «Провальская степь» Луганского природного заповедника (Свердловский район Луганской области). Пожар случился 20 сентября 2004 г. и успел пройти около 40 га степи. В тушении приняли участие подразделения МинЧС по Луганской области и пожар был ликвидирован в течение нескольких часов. Еще год назад (15 мая 2003 г.) выгорело около 100 га на территории другого отделения Луганского заповедника – «Стрельцовской степи» (Меловской район). Пожар также был ликвидирован усилиями пожарных.

Разумеется, горят не только украинские заповедники. В Даурском биосферном заповеднике (Ононский район Читинской области) 7-8 июня 2005 г. степной пожар, который перешел на территорию заповедника из Монголии, охватил 150 га, прежде чем был потушен. В октябре 2005 г. пожаром пройдено около четверти площади (более 900 га) заповедника Аркаим (филиал Ильменского заповедника, Кизильский и Брединский районы Челябинской области). Огонь распространялся от соседнего с территорией п. Александровский по обоим берегам р. Б. Караганка. Граница заповедника не была опахана, поэтому продвижению пала ничто не мешало. Добровольная пожарная дружина и сотрудники Центра «Аркаим» тушили пожар в течение двух суток. В начале мая 2004 г. за три дня пожаров в заповеднике «Аркаим» огнем пройдено 1200 га степи (из общей площади 3700 га), сгорели почти все лесопосадки и байрачные колки. Пожар начался со стороны другого соседнего поселка – Черкасы и также перешел на территорию заповедника беспрепятственно, потому что граница не была опахана. Осенью 2003 г. выгорело 85 % из 21,65 тыс. га степей Оренбургского госзаповедника. Этот случай не уникален. По опубликованным данным* за первые 10 лет существования заповедника (1991-2001 гг.) пожары на его территории случались 25 раз и суммарная пройденная ими площадь составила 30424 га. В том числе, три участка заповедника за это время по два раза выгорали на 70-80 % площади (вероятно, это верно для всех четырех участков, но по участку «Таловская степь» просто недостаточно данных). Известно, что из этого числа лишь 4 возгорания имели естественную причину (молния). Остальные были вызваны деятельностью людей – выжиганием соломы на полях соседних хозяйств, искрами от ЛЭП, неосторожным обращением с огнем на сенокосе. В 2004-2005 гг. заповедник заключает договоры с соседними хозяйствами на проведение опашки территории заповедных участков. Но надо заметить, что хотя ширина опашки ОГЗ доходит местами до девяти метров, это не дает гарантии от перебрасывания огня на сильном степном ветру.

В биосферном заповеднике «Черные земли» (Черноземельский район Республики Калмыкия), начиная с 1996 г. каждые 2-3 года выгорает до 60-75% территории . В 2004 г. заповедник получил грант РОЛЛ на создание системы защиты территории биосферного резервата от степных пожаров (около 8 тыс. долларов США), но результаты его редакции СБ пока неизвестны.

В целом, проблема пожаров в степных заповедниках безусловно заслуживает специального обсуждения. Вероятно, наиболее правильным было бы провести специальное рабочее совещание по этой теме. Но пока никто не выступил с инициативой такого совещания, мы будем рады предоставить страницы СБ в качестве площадки для дискуссии.






Наверх
426 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России