Предгорья Рудного Алтая – ключевой степной регион международного значения 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№19 осень 2005

Степной регионПроектыОптимизация природопользованияСтепные паркиСтепи под охранойСтепные пожарыЗащита уязвимых видовКонфликтСобытияЗаконодательствоКонвенция об опустыниванииОбъявленияИменаНовые книги От редакции

Степной регион

Предгорья Рудного Алтая – ключевой степной регион международного значения

И. Смелянский, А. Егорова (Сибэкоцентр, Новосибирск),
А. Королюк (ЦСБС СО РАН, Новосибирск)

До аграрного освоения степная растительность покрывала западные предгорья Алтая на протяжении почти тысячи километров, ограничиваясь со стороны гор высотами 700-800 м н.у.м. и переходя в зональные степи на прилегающих равнинах. Ныне полоса этих предгорий делится между территориями двух стран – России и Казахстана, ее российская часть полностью попадает в пределы Алтайского края.

Степные равнины к 1960-м гг. оказались почти нацело распаханы. В частности, на них пришелся один из основных ударов целинной кампании. В одном только Алтайском крае за 6 целинных лет было распахано почти 30 тыс. км2 степей (2953 млн га в период 1950-56 гг. – Розов, Базилевич, 1958*). Справедливости ради, надо сказать, что большая часть их (67 %) была не целиной, а старыми восстановившимися залежами, впервые вовлеченными в распашку еще в 1890-1910-х гг. и заброшенными после гражданской и Великой Отечественной войн. Последнее обстоятельство не меняет сути дела – в промежутке между началом XIX и серединой XX в. степи на Предалтайской и соседних равнинах были уничтожены как ландшафтное явление. В предгорьях к тому времени степные ландшафты также существенно пострадали, но не перестали существовать.

Относительно крупные и многочисленные массивы степей сохраняются в предгорьях Рудного Алтая по сей день. При этом в сторону Алтайских гор они сменяются горно-лесным поясом, где преобладают черневые осиново-пихтовые леса. Со стороны Западно-Сибирской равнины степные предгорья окаймлены практически сплошным массивом пашни с вкраплениями населенных пунктов и лесополос, в некотором отдалении (30-50 км и более) ограниченным лесами ленточных боров. Таким образом, это один из крупнейших в стране ключевых степных регионов, сохраняющих степи среди нестепного и антропогенного окружения.

Попытка инвентаризации степей

Мы попытались провести инвентаризацию степей в предгорьях Рудного Алтая в пределах Алтайского края. Изучение растительного покрова основывалось на использовании космических снимков (Landsat-7 ЕТМ+, предоставлены Центром охраны дикой природы, Москва) и карт землеустройства (1:100000) в сочетании с полевым обследованием территории.

На первом этапе по картам землеустройства мы разделили территорию предгорий на три категории: (а) травяные экосистемы (прежде всего естественные пастбища и сенокосы), (б) леса и (в) участки, подвергшиеся радикальной трансформации (пашни, населенные пункты, рудники и др.). С некоторой долей допущения мы принимали, что в пределах рассматриваемой территории все суходольные естественные пастбища являются степями, все или большинство сенокосов – лугами, причем среди относительно малочисленных суходольных сенокосов большую долю составляют остепненные луга и луговые степи. В первую категорию попали не только естественные, но и полуестественные экосистемы – многолетние посевы травосмесей, восстановленные залежи. Отдельно выделяли заросли кустарников, занимающие заметные площади на склонах сопок и образующие повторяющиеся сочетания со степями (обычно вкрапленные в степной фон). Границы контуров корректировали, сопоставляя карту с космоснимком.

Каждому контуру на карте был присвоен ранг предполагаемой близости к естественному степному сообществу – пастбища имели самый высокий, далее по убыванию – до пашни и селитебных территорий. Затем анализировали соседство выделенных участков и, в зависимости от него, корректировали оценку. Например, сенокосные угодья в окружении пастбищ получали более высокий ранг, чем сенокосы среди пашен, ранг пастбищного участка вблизи населенного пункта понижался сравнительно с удаленным участком.

На следующем этапе были отобраны участки с более высокими рангами и площадью свыше 20 га. Таких участков набралось всего 147. Среди них были выявлены наиболее крупные и наименее изрезанные (что оценивали по отношению периметра к площади участка). Наконец, были исключены из рассмотрения все степные участки шириной менее 50 м («хвосты» по балкам и долинам, перешейки между большими степными массивами и др.) В результате выделено 14-15 крупнейших участков.

Структура степного региона

Основные массивы степей сосредоточены на территории 7 (из 60) административных районов Алтайского края, занимающих площадь около 19,7 тыс. км2. В их пределах степными сообществами покрыто в общей сложности свыше 400 тыс. га (4000 км2), примерно 20 % территории. Всего же травяными экосистемами и зарослями степных кустарников занято около 650 тыс. га (33 % площади этих районов). Степные экосистемы образуют здесь сложное кружево из массивов различной величины и формы, оторванных друг от друга или соединенных узкими перемычками.

Конечно, наиболее интересны крупнейшие степные массивы. Хотя площадь их составляет не более трети от всех степных и связанных с ними экосистем предгорий, именно эти массивы, в первую очередь, определяют ценность территории как ключевого степного региона. Здесь можно насчитать 10-15 массивов, в каждом из которых степи занимают более 3 тыс. га. Максимальные по площади занимают десятки тысяч га, но включают преимущественно горные степи. Лучшие же по ненарушенности и набору сохраняемых экосистем массивы охватывают по 5-9 тыс. га.

Разнообразие степных сообществ

Степные сообщества предгорий Алтая относятся к заволжско-казахстанским степям, образуя восточный форпост их распространения. Следующий на восток (восток-юго-восток) ключевой степной регион – Курайская котловина – образован уже центральноазиатскими степями (сохранность которых, заметим, вообще значительно выше, чем заволжско-казахстанских и причерноморских). В пределах наших районов представлен почти весь набор зональных типов заволжско-казахстанских степей – луговые, богаторазнотравно-ковыльные, разнотравно(бедноразнотравно)-ковыльные и сухие типчаково-ковыльные степи. Всего же разнообразие степей охватывает 11 типов сообществ, три из них представляют зональную растительность из состава настоящих и луговых степей, остальные – петрофитные и кальцефитные варианты.

Господствующее положение среди зональных типов занимают богаторазнотравные крупнодерновиннозлаковые степи, характеризующиеся доминированием степных злаков (ковыли, овсец) и пышным разнотравьем. Это богатые сообщества – в среднем 45 видов растений на 100 м2. По-видимому, именно эти степи наиболее пострадали от распашки. Бедноразнотравные тырсово-ти пчаковые степи широко распространены в западной части степных предгорий Алтайского края. Они значительно более бедны (25 видов на 100 м2), имеют некрасочный облик, определяющийся бедностью разнотравья и абсолютным преобладанием типчака и тырсы. Подавляющее большинство описанных нами участков таких степей было трансформировано перевыпасом. Зональные сухие степи сохранились лишь небольшим участком в бассейне р. Золотуха; зональных луговых степей также относительно немного. Богаторазнотравные луговые степи отмечены в южных, более высоких и расчлененных массивах, постепенно переходящих в лесостепные и луговостепные низкогорья. По своей природе луговые степи здесь горные, характерные для лесостепного пояса. Тем не менее они интересны хотя бы тем, что наиболее богаты из всех степей Южной Сибири.

Предгорья были распаханы, насколько это возможно. Уцелели лишь ландшафты с близким залеганием коренных пород. Поэтому по занимаемой площади первое место в предгорьях принадлежит петрофитным степям, представленным несколькими вариантами – от сухих тырсово-полынных степей до достаточно влажных кустарниково-дерновинных степей. Наименьшие площади заняты кальцефитными вариантами степей, но нередко в составе именно этих сообществ произрастают довольно редкие растения из числа облигатных и факультативных кальцефитов.

С точки зрения редких видов растений и редких сообществ наибольший интерес представляют крайние варианты, а как эталон – богаторазнотравно-дерновиннозлаковые степи.

Если мы будем анализировать степные массивы, то они разобьются на группы, отличающиеся по структуре растительного покрова, в первую очередь, по набору и площадному соотношению типов степных сообществ.

Среди крупнейших степных массивов только в одном преобладают бедноразнотравно-ковыльные степи. Это полоса мелкосопочников вдоль широтного отрезка р. Алей (Локтевский р-н). Здесь господствуют петрофитноразнотравные тырсово-мелкодерновиннозлаковые степи и бедноразнотравные тырсово-типчаковые варианты, возникшие в результате выпаса. Богаторазнотравные крупнодерновиннозлаковые степи в сочетании с тырсово-типчаковыми сообществами (преимущественно возникшими вследствие пастбищной дигрессии) характерны для четырех степных массивов – сопки Мохнатой (Третьяковский р-н), бассейна левых притоков Чарыша – рек Кукуйки и Березовки (Курьинский и Краснощековский р-ны), водораздела рек Усть-Колыванки и Локтевки (Курьинский р-н) и увалисто-сопочного массива у с. Озерки (Шипуновский, отчасти Краснощековский р-ны). Практически все остальные крупные степные массивы характеризуются согосподством богаторазнотравных крупнодерновиннозлаковых и петрофитноразнотравных дерновинных степей. Большую роль в них играют полидоминантные (с участием жимолости татарской, нескольких видов спиреи, караганы древовидной и др.) мезофильнотравяные кустарниковые сообщества, развитые по склонам, лощинам, в логах и узких долинах. Кустарники более обычны в западной части региона, а южнее, в Восточном Казахстане они становятся одним из ландшафтных типов. В степных массивах, где средние высоты превышают 600-700 м н.у.м., значительна роль горных вариантов богаторазнотравных и луговых степей, в частности кустарниковых со спиреей трехраздельной, барбарисом и караганой карликовой. Наиболее выражены они в низкогорьях бассейна Чарыша в Краснощековском районе (степной массив водораздела Чарыш-Маралиха и низовьев р. Белой).

Нуждающиеся в охране виды растений

Степные и связанные с ними кустарниковые сообщества предгорий включают не менее 600 видов высших растений. Среди них 9 видов, занесенных в Красную книгу РФ, это: кандык алтайский (Erythronium sibiricum), голосемянник алтайский (Gymnospermium altaicum), ирис сизоватый (Iris glaucescens, в Красной книге приводится как Iris scariosa), пион гибридный (Paeonia hybrida), ревень алтайский (Rheum compactum) и ряд ковылей (Stipa dasyphylla, S. korshinskyi, S. pennata, S. zalesskii). Причем, практически все эти виды представлены в степных предгорьях не единичными находками, а большими жизнеспособными популяциями; каждый из этих видов произрастает более, чем в одном крупном массиве. Еще 21 вид включен в действующее издание Красной книги Алтайского края: Alcea froloviana, Allium tulipifolium, Arabis fruticulosa, Astragalus megalanthus, Bupleurum krylovianum, Corydalis schanginii, Eremurus altaicus, Ferula gracilis, Fritillaria verticillata, Galitzkya spatulata, Glycyrrhiza uralensis, Oxytropis inaria, O. setosa и O. teres, Stelleropsis altaica, Stipa lessingiana и S. orientalis, Tanacetum crassipes, Tulipa altaica, T. patens и T. uniflora, Veronica pinnata. Все они представлены хотя бы в одном из крупных степных массивов. Для многих из них это единственные местонахождения на территории края, а для некоторых – и единственные в России (как для эремуруса алтайского, хохлатки Шангина и галицкии). Большая часть этих видов эндемична для Алтае-Саянской горной страны.

Важные и нуждающиеся в охране виды животных

Особую ценность степным экосистемам предгорий придает сравнительно хорошая сохранность составляющего их набора функциональных групп животных, в том числе позвоночных, в первую очередь исчезающих при деградации степей.

В частности, разнообразны и многочисленны норные колониальные грызуны и зайцеобразные, причем эта группа включает не только имеющих широкие ареалы слепушонку, серого сурка, краснощекого и длиннохвостого сусликов, степную пищуху, но и такой эндемичный для Алтая вид как алтайский цокор (Myospalax myospalax). Последний здесь – массовый вид, играющий огромную роль благодаря своей роющей деятельности и в качестве одного из основных объектов питания многих хищников.

Не все виды этой группы благополучны. Положение краснощекого суслика (Spermophilus erythrogenys) в предгорьях близко к катастрофическому – за последние 10 лет этот некогда фоновый вид сократил свою численность в сотни раз, большинство его колоний перестали существовать. В настоящее время краснощекий суслик рассматривается как кандидат в дополнительный список Красной книги Алтайского края. Степная пищуха (Ochotona pusilla) внесена в краевую Красную книгу еще в 1998 г. как редкий вид. Она заселяет все степные предгорья, и только ими ограничивается ее распространение в крае. По нашим данным, численность этой пищухи не снижается, хотя остается небольшой.

Многочисленна и разнообразна в предгорьях характерная для степей группа зерноядных воробьиных птиц – здесь гнездится 4-6 видов жаворонков, среди которых и белокрылый (Melanocorypha leucoptera), занесенный в Красную книгу края. Среди других воробьиных птиц, обитающих здесь – включенные в краевую Красную книгу желчная овсянка, чернолобый и серый сорокопуты, розовый скворец (последний, вероятно, не гнездится).

Экологически важная группа степных птиц – курообразные и журавлеобразные, из которых здесь гнездятся перепел, серая куропатка, белая куропатка (Lagopus lagopus, занесена в Красную книгу края), тетерев, журавль-красавка (Anthropoides virgo, занесен в Красную книгу РФ как восстанавливающийся, в краевую – как редкий вид).

Одна из важнейших и характернейших для степей функциональных групп – крупные пернатые хищники. В степных предгорьях Алтая обитают большие жизнеспособные гнездовые группировки беркута (гнездящегося здесь на скалах), степного орла и филина; все эти виды занесены в Красную книгу РФ. Численность их в предгорьях мы оцениваем в десятки и сотни гнездящихся пар: не менее 200 пар степного орла, из которых 30-40 % уже известно; 60-70 пар беркута, причем в пределах крупных степных массивов обитает около 20 пар, из которых реально выявлена примерно половина; не менее 240 пар филина, из которых известно пока всего 10 %. Особо отметим также наскально гнездящуюся группировку балобана – этот вид сталкивается здесь с угрозой прямого уничтожения в результате браконьерского отлова. Гораздо менее обычны и многочисленны, но также обитают на территории степных предгорий другие виды пернатых хищников, нуждающиеся в специальной охране – орел-могильник, курганник, степной лунь, сапсан и степная пустельга (все занесены в Красную книгу РФ). Преимущественно на основании обитания хищных птиц в предгорьях в 2004 г. выделено пять ключевых орнитологических территорий (КОТР) общей площадью 4354 га.

Условия существования степей и угрозы им

Хотя исторически степные предгорья осваивались как горнорудная область, здесь уже более 100 лет абсолютно преобладает сельскохозяйственное землепользование. Пашня сейчас занимает около 50 % общей площади предгорно-степных районов, вообще же на сельхозугодья приходится 80 %. В пределах сельскохозяйственных угодий находятся и практически все степные участки, в том числе территории крупных массивов; в основном степи учитываются как естественные пастбища, реже как сенокосы.

В течение по крайней мере нескольких десятилетий до 1990-х гг. степные пастбища действительно использовались под выпас практически полностью. В степных предгорьях содержалось огромное количество скота, особенно овец. Еще в 1993 г. здесь было сконцентрировано более трети всего поголовья овец Алтайского края – почти полтора миллиона голов! Поголовье крупного рогатого скота достигало почти 2 миллионов. Средняя нагруженность степных пастбищ во многих районах колебалась около 0,8 условных голов КРС/га, более, чем вдвое превышая допустимый уровень долговременной пастбищной нагрузки.

Но за последние 15 лет поголовье КРС сократилось вдвое, а овец – более, чем в пять раз. Нагруженность пастбищ упала до приемлемых величин – 0,2-0,45 усл. голов КРС/га. Реальная же нагрузка на степные экосистемы стала еще меньше, поскольку большая часть поголовья теперь не уводится на летние пастбища, а остается вблизи поселков (где часто пасется вообще не на пастбищах, а на залежных участках). Это позволило восстановиться степной растительности, повысилось благополучие многих видов растений и животных.

Но на некоторых значимых видах отсутствие выпаса сказалось отрицательно. Уже упомянутый краснощекий суслик, а за ним степной орел и могильник испытывают снижение численности именно по этой причине. Возможно и балобан, в дополнение к браконьерскому отлову, страдает от исчезновения сбитых пастбищ, богатых легкодоступными жертвами – сусликом, полевками и хомячками.

Очень многое в степных экосистемах предгорий определяют пожары. Степные палы здесь проводятся, начиная, по крайней мере, с XVIII в. Но вот частота, сроки и масштабы палов сильно изменились в последние годы. Раньше степь специально выжигали ради улучшения травостоя и делали это перед установлением снежного покрова или сразу после его схода, теперь же степь чаще загорается при сжигании соломы на пашне. А солому приходится жечь потому, что у хозяйств нет денег на удобрения – зола же повышает содержание биогенов в почве. Поэтому обычны стали пожары поздней весной и летом – в разгар вегетационного периода и периода гнездования птиц, активности насекомых. Мало того, в отсутствие выпаса степная растительность быстро накапливает ветошь и подстилку – основную пищу для огня. Как следствие, пожары стали сильнее и охватывают огромные территории. Практически ежегодно в предгорьях сгорают тысячи гектаров степей, любой степной участок раз в несколько лет проходится огнем.

Было бы опрометчиво винить пожары в исчезновении каких-то видов или сообществ – свидетельств тому нет. Во многих отношениях пожары отчасти компенсируют недостаток выпаса. Но очевидно, что такой широкомасштабный и сильный фактор оказывает существенное влияние на степь, и каково оно в точности – неизвестно. Очевидный вред наносится кустарникам и байрачным лескам. От гибели кустарников страдает популяция степной пищухи, вместе с колками из степных массивов исчезает множество связанных с ними видов птиц и млекопитающих. По-видимому, пожары снижают успех размножения всех наземно гнездящихся птиц, включая степного орла, луней, болотную сову, красавку, жаворонков и др., становятся причиной массовой гибели степных пресмыкающихся, в том числе узорчатого полоза и степной гадюки.

Но главную угрозу для степей представляет распашка. Выпас, сенокос и палы многообразно влияют на степную экосистему, распашка же ее просто уничтожает. Из-за распашки площади степей в предгорьях сократились примерно в три-четыре раза по сравнению со временем до аграрного освоения (до XVIII в.). Видимо, только с распашкой связано недавнее исчезновение из степных предгорий (и края в целом) дрофы и стрепета, гнездившихся здесь вплоть до целинных лет. Но максимум пахотной площади был достигнут в 1950-х гг. После этого площадь пашни не росла, а в последние 15 лет снижалась (до 20 % в некоторых районах, в среднем – на 9 %). Актуальной угрозы увеличения пашни в предгорьях нет, только часть залежей может быть вновь распахана при улучшении экономической коньюнктуры (как это происходит сейчас в Змеиногорском районе). Временно неактуальна и угроза химического загрязнения, идущего с пашни – применение пестицидов (и минеральных удобрений, как говорилось выше) в последние 15 лет сведено к минимуму из-за бедности хозяйств. Несомненно, использование пестицидов вновь будет расти – это уже сейчас происходит там, где хозяйство ведется с участием инвесторов (в предгорно-степных районах число таких хозяйств увеличивается с каждым годом). Тем не менее, уровень 1990 г. будет достигнут нескоро и, вероятно, в большей степени за счет новых, экологически менее опасных пестицидов и технологий их внесения.

В целом, степные экосистемы предгорий Рудного Алтая не только отличаются обширностью, разнообразием и ценностью, но и имеют хорошие шансы сохраниться в долгосрочной перспективе (при условии, что не произойдет резкой смены направления экономического развития предгорно-степных районов). Но это не значит, что здесь не нужны специальные усилия для защиты степного биоразнообразия.

Место степных предгорий Алтая в системе природоохранных приоритетов

До сих пор сохранение степей, тем более предгорных степей, не рассматривается в Алтайском крае как приоритет. В существую щей сети ООПТ (которая и сама по себе находится в очень плохом состоянии) степи предгорий не представлены вообще. Единственный заказник специально для сохранения степных экосистем и их характерных видов был спроектирован нами, но и он не создан, несмотря на принятое еще летом 2003 г. постановление главы администрации края. Два заказника, существующих в предгорно-степных районах (Чинетинский и Гилевский), практически не включают степных участков. Существующий в непосредственной близости Тигирекский заповедник сохраняет преимущественно черневые леса и субальпийские тундры, лишь немного захватывая горные луговые степи. Список памятников природы на территории предгорно-степных районов достаточно велик, однако предметом охраны в них служат геологические объекты, озера, леса – но не степи. Тем более государство не предпринимает никаких усилий по защите степных экосистем за пределами ООПТ.

Немаловажно, что степи предгорий Алтая продолжаются в Восточно-Казахстанской области. Нужно говорить о едином трансграничном ключевом степном регионе, большая и лучше сохранившаяся часть которого находится в Казахстане. Вместе с тем, российская часть представляет собой не просто «придаток» казахстанской. Если в казахстанских предгорьях представлены преимущественно сухие и пустынные степи, то в российской, как мы видели, преобладают более влажные настоящие разнотравно-дерновиннозлаковые степи и отчасти луговые степи. То есть лишь рассматриваемая в целом территория обладает полнотой зонального ряда степных экосистем и сохраняет все характерное для них биоразнообразие.

Напомним, что Алтай признается одним из мировых очагов биоразнообразия; крупнейшие международные природоохранные организации рассматривают Алтае-Саянский экорегион как один из 200 приоритетных экорегионов мира. С 1998 г. в экорегионе постоянно реализуются долгосрочные проекты и работает офис Всемирного фонда дикой природы (WWF). С 2003 г. готовятся и в настоящее время начинаются два больших проекта Глобального экологического фонда (UNDP/GEF) в России и в Казахстане. Ряд международных и национальных организаций предпринимает усилия по созданию на Алтае трансграничной биосферной территории. Эти крупные проекты привлекли сюда миллионы долларов. Удивительно, но ни в одном из них сохранение трансграничной степной экосистемы западных предгорий даже не рассматривается.

Между тем, ключевой степной регион предгорий Рудного Алтая выделяется по суммарной площади степных территорий, по размерам и числу крупных степных массивов, по разнообразию и сохранности степных сообществ, равно как по количеству и благополучию уязвимых и требующих особой охраны видов растений и животных. По этим критериям предгорья Алтая сопоставимы лишь с Южноуральским ключевым степным регионом (который, заметим, аналогично обделен вниманием Уральского проекта и офиса WWF). Представляется, что в плане сохранения биоразнообразия степей России и степного биома вообще западные предгорья Алтая имеют исключительное значение. Они несомненно нуждаются в особом внимании природоохранных организаций и требуют специальных действий для обеспечения долгосрочного сохранения степных экосистем.

Мы благодарны нашему партнеру – Тихоокеанскому центру окружающей среды и природных ресурсов (Pacific Environment, PERC; США), благотворительным фондам Weeden Foundation и Hewlett Foundation, последовательно поддерживающим нашу работу в степных предгорьях Алтая в 2001-2005 гг.

Контакт:

Илья Смелянский

Сибэкоцентр

630090 Новосибирск, а/я 547

Тел./факс: (383) 339 78 85

E-mail: ilya@ecoclub.nsu.ru

Андрей Юрьевич Королюк, д.б.н.

Центральный сибирский ботанический сад СО РАН, лаб. геоботаники

630090 Новосибирск, ул. Золотодолинская, 101

Тел.: (383) 334 45 52

E-mail: akorolyuk@csbg.nsc.ru






Наверх
567 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России