Алтайский горный баран в трансграничной зоне России и Монголии 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№20 зима-весна 2006

В этом номере Степные паркиЭкологическая сетьСтепи под охранойУправление экосистемамиВосстановление степейСитуацияЗащита уязвимых видовСтепные пастбищаЗаконодательствоОбъявленияНовые книги От редакции

Защита уязвимых видов

Алтайский горный баран в трансграничной зоне России и Монголии

М.Ю. Пальцын (ОО «Архар» и Горно-Алтайский университет, Горно-Алтайск),
Е. Онон (WWF Монголии, Улан-Батор),
С. Амгаланбаатар (Центр изучения аргали, Улан-Батор),
С.В. Спицын (ОО «Архар» и заповедник «Убсунурская котловина», Кызыл)

Алтайский горный баран, или аргали (Ovis ammon ammon), выделяется среди всех подвидов архара самыми крупными размерами. Как и все горные бараны, аргали – обитатель открытых горных пространств с преобладанием степной или полупустынной низкотравной растительности. В пределах Сибири подобным условиям отвечают лишь незначительные участки Алтая и Саян, протянувшиеся узкой полосой вдоль южной границы России и относящиеся по своему растительному покрову к Монгольской ботанико-географической провинции (Огуреева, 1980). Площадь этой территории весьма мала. Соответственно невелика и площадь ареала аргали на территории России. В целом же область распространения аргали в настоящее время ограничена горными системами Монгольского Алтая и Хангая, а также отдельными хребтами и массивами в Восточном Казахстане, Горном Алтае, Туве и Западной Монголии.

Еще недавно, в XIX – начале XX в. аргали был распространен гораздо шире, однако интенсивный охотничий промысел и вытеснение стадами домашнего скота повсеместно привело к сокращению ареала и численности этого подвида. Вероятно, определенную лепту в этот процесс внесли такие неблагоприятные природные факторы, как многоснежные зимы (Колосов, 1938; Цалкин, 1951). Кроме того, сокращение области распространения аргали иногда связывают и с глобальными изменениями климата (Абатуров и др., 2004).

Сокращение численности и фрагментация ареала аргали продолжается и в настоящее время (карта на с. 43). Так, по данным Р. Ридинга (Reading et al., 1999), численность алтайского горного барана в Монгольском Алтае не превышает 3000 голов. Не более 30 особей аргали сохранилось в Восточном Казахстане. Количество аргали, обитающих в горах Южной Сибири на территории России, за последние 30 лет сократилось с 1000 (Сопин, 1975) до 600-650 голов. В Китае на склонах Монгольского Алтая держится также несколько сотен аргали (Wang Sung et al., 1997). Общая численность алтайского горного барана в настоящее время не превышает 4,5-5 тыс. особей (Федосенко, 2000).

Современный ареал алтайского горного барана включает в себя части территорий четырех государств – Монголии, Казахстана, Китая и России. Таким образом, сохранение и рациональное управление популяциями этого уникального животного – важнейшая международная природоохранная задача. В частности, в России сохранение аргали малоэффективно без природоохранного взаимодействия с Монголией в силу трансграничного характера российских группировок подвида, существующих на северном краю современного ареала и тесно связанных с территорией Монголии.

С 1998 г. сохранение алтайского горного барана стало одной из приоритетных задач Всемирного фонда дикой природы (WWF) в рамках международного проекта «Долговременное сохранение биоразнообразия Алтае-Саянского экорегиона». В 2003-2004 гг. при поддержке WWF России и Монголии нам удалось разработать и осуществить программу по изучению и сохранению группировок аргали в трансграничной зоне России и Монголии. Основные задачи этой программы:

1) оценка современного состояния трансграничных группировок аргали;

2) разработка и запуск в действие единой системы мониторинга трансграничных группировок аргали и их местообитаний;

3) разработка и осуществление комплекса мероприятий для сохранения жизнеспособных группировок горных баранов в приграничных районах России и Монголии.

Для работы по проекту в России и Монголии были созданы две исследовательские группы. Они пользовались одними и теми же методическими приемами и работали параллельно, часто в одни и те же сроки, в местообитаниях горных баранов по обе стороны государственной границы. Такой подход дал уникальную возможность собрать и обобщить данные о распределении, численности, половозрастном составе, перемещении горных баранов и о факторах, влияющих на состояние их группировок в трансграничных очагах в целом. Кроме того, в процессе совместной работы родился проект системы международного мониторинга группировок аргали, сформулированы конкретные первоочередные задачи по сохранению горных баранов в приграничных районах России и Монголии. В целом, этот проект можно рассматривать как первый шаг в организации международного взаимодействия в защиту аргали и других редких видов Алтае-Саянского экорегиона. Некоторые результаты проекта изложены в настоящей статье.

Всего в 2003-2004 гг. обеими исследовательскими группами проведено девять экспедиций, в ходе которых обследованы основные местообитания трансграничных группировок аргали на хребтах Табын-Богдо-Ола, Сайлюгем, Чихачева, в горных массивах Талдуаир и Монгун-Тайга, на Чулышманском нагорье, а также на хр. Цаган-Шибэту; на хр. Сенгилен собраны только опросные сведения. Общая площадь обследованной территории составила около 6000 км2.

В местообитаниях аргали проводились пешие и конные маршруты, во время которых фиксировались все встречи групп горных баранов, их следов и останков. Попутно проводился сбор опросных данных среди местных пастухов и пограничников. Кроме того, отмечались все места выпаса домашнего скота и его количество на разных участках обследованной территории. Полевая информация уточнялась и дополнялась при опросе владельцев скота. Все полученные данные картировались. Собирались опросные данные также о случаях браконьерской охоты на аргали. Информация о состоянии охраны аргали в трансграничной зоне России и Монголии выяснялась во время опросов работников ООПТ, инспекторов по охране природы, пограничников и местных жителей.

Вся полученная информация обрабатывалась и анализировалась в ГИС, построенной с помощью программного продукта ESRI ArcGIS 8.3.

Распределение и численность аргали в трансграничных очагах

В настоящее время в приграничной полосе России и Монголии можно выделить 5 очагов обитания аргали (карта на с. 44):

1) северный макросклон хр. Табын-Богдо-Ола (площадь около 500 км2);

2) хребет Сайлюгем (4200 км2);

3) хребет Чихачева с массивом Талдуаир и юго-восточной частью Чулышманского нагорья (3500 км2);

4) массив Монгун-Тайга и сопредельная территория Монголии (2250 км2);

5) южная часть хр. Цаган-Шибэту (500 км2).

Таким образом, общая площадь области обитания аргали на стыке России и Монголии составляет около 10950 км2, из которых почти половина (49 %) приходится на территорию России. Группировки аргали, обитающие в этих очагах на краю современного ареала подвида, тесно связаны с территориями обеих стран и не изолированы генетически от других группировок в Западной Монголии.

Северный макросклон Табын-Богдо-Ола

Во время наших полевых работ на этом хребте в августе 2004 г. мы не встретили самих архаров, а следы их летнего пребывания были обнаружены лишь один раз в верховьях р. Кара-Чад. В сентябре 1999 г. В.С. Лукаревский на стыке хребтов Табын-Богдо-Ола и Сайлюгем наблюдал 3 группы аргали общим числом 22 особи. По словам офицеров заставы Ак-Алаха, архаров в этих местах они ни разу не видели. По данным А.К. Федосенко (2000), 10-20 архаров нерегулярно встречались на склонах хр. Табын-Богдо -Ола в 1980-х гг. О редких заходах небольших групп аргали на сопредельную территорию Казахстана (в верховья рек Бухтармы и Колмачихи) в начале 1990-х гг. сообщает Р.Ж. Байдавлетов (1999).

Таким образом, на северном макросклоне Табын-Богдо-Ола, несмотря на хорошее состояние горных пастбищ (скота здесь нет совсем), архары редки и держатся нерегулярно, видимо, лишь в летний период. О редкости и нерегулярности пребывания архаров в этих местах говорит и тот факт, что за время работы на Табын-Богдо-Ола мы не нашли ни одного черепа аргали.

Хребет Сайлюгем

В ноябре-декабре 2003 г. в российской части хр. Сайлюгем нами было учтено 120-130 архаров. На южном макросклоне хребта (территория Монголии) в это же время было встречено 393 горных барана. 402 архара были отмечены на северном макросклоне Сайлюгема (территория России) в мае-июне 2004 г. В июле 2004 г., работая в монгольской части хребта, мы встретили 93 архара, 39 из которых были отмечены непосредственно на границе России и Монголии. Еще 55 архаров в этот период были учтены рейнджерами национального парка Алтай-Таван-Богд в западной части Сайлюгема. Общая численность горных баранов в этом трансграничном очаге может быть оценена в 530-550 особей.

Территория основной зимней концентрации архаров на Сайлюгеме занимает порядка 850-880 км2, тут держится до 340-360 особей (64-66 % общей численности сайлюгемской группировки), причем более 2/3 группировки – на монгольских склонах Сайлюгема. В летний период картина заметно меняется – большая часть животных перекочевывает на территорию России. В это время до 355-360 аргали концентрируется в средней части Сайлюгема на северном макросклоне (территория России) на площади около 300 км2. Со стороны Монголии в этой же части хребта у самой границы с Россией летом держится около 100 горных баранов. Общая площадь этого крупнейшего очага летней концентрации архаров на Сайлюгеме составляет порядка 490-500 км2, здесь держится до 450-460 животных (82-84 % общей численности группировки). Кроме этого, небольшие группы аргали в летний период отмечены нами и в других урочищах Сайлюгема.

Порядка 250-350 архаров сайлюгемской группировки совершает регулярные сезонные перекочевки между территорией России и Монголии: весной животные переходят на территорию России, а осенью возвращаются в Монголию.

Хребет Чихачева с массивом Талдуаир и юго-восточной частью Чулышманского нагорья

В июне-июле 2003 г. на Чулышманском нагорье, в российской части хр. Чихачева и в массиве Талдуаир нами было учтено 178-184 архара, из которых было только 6 взрослых самцов. Остальные 172-178 особей были взрослыми самками, молодыми животными или сеголетками . Интересно, что нам практически не удалось зафиксировать группы взрослых самцов, обычных в этом районе в другие периоды года. Возможно, летом большая часть самцов держится в труднодоступных горах монгольской части хр. Чихачева. По словам монгольских чабанов, 50-60 архаров в летний период обитают в юго-восточной части хребта, еще 20-30 животных пасутся на склонах горы Турген-Уул. В южной части хребта Чихачева на территории Монголии в ноябре-декабре 2003 г. мы отметили 104 аргали. Примерно такое же количество архаров (100 особей) отмечено нами в этой части хребта и во время учетных работ, проводившихся зимой 1999-2000 г. Общая численность аргали на хр. Чихачева, массиве Талдуаир и Чулышманском нагорье, видимо, не превышает 250-270 особей.

В зимнее время часть архаров на хр. Чихачева перекочевывает из России в Монголию. В многоснежные суровые зимы не более 60-80 горных баранов остается зимовать в российской части хребта. В мае-июне аргали на этом хребте вновь перемещаются на север, в Россию.

В летнее время аргали образуют несколько небольших скоплений, приуроченных к самым высоким частям хребта. При этом в российской части хр. Чихачева животные летом обитают в основном на западном макросклоне (Республика Алтай), а на восточном (Республика Тыва) встречаются значительно реже. В зимний период в российской части хребта существует 10-12 небольших очагов обитания аргали, расположенных на малоснежных и бесснежных склонах. Зимой 20-40 горных баранов перекочевывают с западного на восточный макросклон хр. Чихачева (Республика Тыва). Сравнительно крупный очаг концентрации аргали (около 100 особей) существует в этот период в южной части хребта на территории Монголии.

Массив Монгун-Тайга и сопредельная территория Монголии

На массиве Монгун-Тайга (юго-западная Тува) в октябре 2003 г. мы учли всего 17-20 аргали, что вдвое меньше показателя, полученного при учетах в начале 1990-х гг., когда численность постоянно обитающих на Монгун-Тайге архаров оценивалась в 35-50 особей (Ткаченко, 1992). Практически все животные были встречены на южном макросклоне массива. На сопредельной территории Монголии в этот же период учтено 149 аргали, а общая численность с учетом необследованных участков оценена в 200-220 особей. Таким образом, общая численность животных в этом трансграничном очаге может быть оценена не менее, чем в 220-240 голов.

В зимнее время количество аргали в массиве Монгун-Тайга и его предгорьях (территория России) возрастает за счет животных, подкочевывающих из Монголии. По словам местных жителей, в октябре-ноябре 10-40 животных переходят на южные склоны массива, где держатся до мая-июня, а затем опять перемещаются на территорию Монголии. Так, в марте-апреле 2004 г. наша исследовательская группа встретила на южных склонах Монгун-Тайги 29 архаров. Местные чабаны сообщают, что в последние годы количество зимующих на Монгун-Тайге архаров значительно сократилось. Причина этого – сооружение с монгольской стороны сплошной линии пограничных заграждений из колючей проволоки, препятствующей перекочевкам горных баранов.

В монгольской части этого трансграничного очага около 140-150 аргали постоянно обитают в долине р. Цагаан-Гол с притоками. В других районах данного очага небольшие группы архаров видимо встречаются периодически, не образуя постоянных скоплений.

Хребет Цаган-Шибэту

В октябре 2003 г. были обследованы основные местообитания аргали в российской части хребта. Здесь мы обнаружили лишь следы летнего пребывания архаров, сами животные и их свежие следы встречены не были. В этот же период в монгольской части хребта отмечены следы только одной группы архаров в 12 особей. В марте-апреле 2004 г. в урочище Мерген у самой границы с Монголией наша группа встретила 14 архаров. По словам местных жителей, количество аргали, зимующих в южной части хр. Цаган-Шибэту (территория России), не превышает 20 особей. В летнее время в верховья рек Барлык, Хенчегейлиг и изредка Эльдыхем из Монголии приходят самки архаров с ягнятами общим числом 15-20 голов, они держатся в самых верхних частях хребта. Далее на восток по хр. Цаган-Шибэту и в западной части хр. Западный Танну-Ола аргали в настоящее время, видимо, не встречаются. Общая численность этой небольшой группировки аргали вряд ли превышает 40-50 особей.

Еще один трансграничный очаг обитания аргали до недавнего времени существовал в юго-восточной Туве на хр. Сенгилен, где в верховьях р. Хасын-Гол на границе с Монголией до конца 1980-х гг. держалось 20-40 горных баранов (Смирнов, 1990). В настоящее время, согласно сведениям, полученным нами от местных чабанов, архаров на Сенгилене нет.

Таким образом, в трансграничной зоне России и Монголии обитает 1060-1140 аргали, что составляет 23-24 % от общей численности подвида, оцененной А.К. Федосенко (2000) в 4500-5000 особей. Около 380-560 животных в пределах рассматриваемой территории совершают регулярные перекочевки через государственную границу между нашими странами.

Стадность аргали в трансграничной зоне России и Монголии значительно варьирует в зависимости от времени года, а также от численности животных в рассматриваемых очагах. Максимальных показателей коэффициент стадности архаров достигает на хр. Сайлюгем (в среднем – до 20-28 особей в группе), где обитает самая крупная группировка. Этот показатель несколько понижается для хр. Чихачева (до 14-16), еще ниже он для массива Монгун-Тайга и сопредельной территории Монголии (до 8-10). Средний размер стад тем больше, чем выше численность аргали в соответствующем очаге обитания.

По данным наших исследований в 2003-2004 гг., группировки аргали на хр. Сайлюгем, хр. Чихачева и массиве Монгун-Тайга с сопредельной территорией характеризуются относительно невысокой долей сеголетков (в среднем – 19,5 %) и, соответственно, низким показателем среднегодового прироста (доля годовалых животных в среднем не превышает 8,5-9 %). Величина этих показателей скорее свидетельствует о медленном сокращении численности рассматриваемых группировок горных баранов в настоящее время. Хотя для полного понимания демографических процессов в группировках архаров необходимы данные за более длительный период.

Угрозы и ограничивающие факторы

Среди природных факторов, влияющих на численность и размещение аргали в трансграничной зоне России и Монголии, высота снегового покрова – один из самых важных. Высота снежного покрова более 40 см в значительной степени затрудняет передвижение горных баранов и практически полностью ограничивает доступность кормов. В суровые и многоснежные зимы выживание архаров зависит от площади бесснежных и малоснежных участков на южных склонах гор и выдувах. Особенно четко это видно в самом северном очаге обитания аргали – на Чулышманском нагорье и хребте Чихачева, где глубина снежного покрова велика, так что горные бараны скапливаются на немногочисленных участках бесснежных склонов. Именно высокий снеговой покров здесь – важнейшая причина зимних перекочевок архаров на территорию Монголии. На хр. Сайлюгем горные бараны зимой практически полностью отсутствуют в западной части хребта, в долинах рек Джумалы и Тархаты, где средняя глубина снега 30-40 см. В XIX-XX вв. известны случаи массовой гибели аргали в многоснежные зимы в Южной Сибири и Западной Монголии.

Волки, по нашим наблюдениям 1996-2004 гг., не оказывают значительного влияния на численность аргали в пограничной полосе России и Монголии. По крайней мере, останки животных, погибших от волков, мы находили довольно редко. В основном это были взрослые самцы, редко самки. Гораздо чаще в зимний период мы регистрировали трупы домашних животных (яков, лошадей, овец и коз), ставших добычей хищников. Однако смертность архаров из-за волков заметно повышается в многоснежные зимы. Монгольские исследователи, опираясь на опросные сведения, утверждают, что в такие периоды волки оказывают серьезное влияние на численность и размещение архаров. Вероятно, иногда архары становятся жертвами снежного барса, который обитает в трансграничной зоне России и Монголии.

Интенсивный выпас скота традиционно считается одним из самых значительных факторов, влияющих на состояние группировок аргали повсеместно, в том числе и в приграничных районах России и Монголии. Влияние этого фактора особенно велико в Монголии, где количество скота увеличилось в несколько раз за последние 10-15 лет. Например, поголовье скота в монгольской части хр. Сайлюгем и Чихачева возросло в два раза с начала 1990-х гг., главным образом за счет коз и овец. По нашим данным, собранным в июле 2004 г., на этой территории в летний период проживает 900 семей чабанов и выпасается не менее 100 тыс. голов скота. Более 20 тыс. голов выпасается в предгорьях массива Монгун-Тайга на территории Монголии около границы с Россией. Практически все опрошенные чабаны утверждают, что количество скота на горных пастбищах возрастает с каждым годом, а состояние самих пастбищ ухудшается. Из-за тяжелых условий, возникших в Западной Монголии в результате последних крайне засушливых лет и суровых зим, выпас разрешен и в пятикилометровой приграничной зоне, обычно закрытой для скота. Такая предельная интенсивность пастбищной нагрузки, сопровождающаяся засухой, в ближайшие годы может не только резко подорвать запас кормов аргали в монгольской части трансграничных очагов обитания, но и привести к обширной деградации горных пастбищ.

Необходимо заметить, что в российской части трансграничной зоны количество скота за тот же период снизилось в 2-5 раз и в настоящее время отгонное животноводство оказывает минимальное влияние на состояние группировок архаров. Например, по нашим наблюдениям, не более 20-25 тыс. голов скота (в 6-7 раз меньше, чем в сопредельной Монголии) выпасалось в 2003-2004 гг. в приграничных районах Алтая и Тувы. Аргали уходят из очагов выпаса скота с появлением первых скотоводов и практически не встречаются там в период выпаса. А.К. Федосенко, долгие годы проводивший наблюдения за аргали, указывает, что основной причиной сезонных перемещений архаров из России в Монголию и обратно является их вытеснение с горных пастбищ стадами скота (Федосенко, 2000).

Не менее важную угрозу для существования трансграничных группировок аргали представляет браконьерство. В среднем, в последние годы только в российской части ареала незаконно добывается не менее 20-25 горных баранов ежегодно. Традиционно в обеих странах архаров стреляют чабаны. В 2002-2003 гг. нам сообщали о случаях охоты на аргали на территории России с использованием вертолета; в охоте участвовали крупные чиновники федерального уровня. В 1990-х гг. горных баранов нередко добывали российские и монгольские пограничники, такие случаи отмечаются и сейчас. Браконьерство в отношении аргали, несмотря на существующие запреты, случается и на территориях национального парка Сайлюгем и заповедника Цагаан-Шувуут в Монголии, а также в Алтайском заповеднике и на территории охранной зоны заповедника «Убсунурская котловина». Ежегодно 3-5 самцов аргали легально отстреливается иностранными охотниками в предгорьях Монгун-Тайги на территории Монголии, где расположен сезонный лагерь для трофейных охот.

Серьезное негативное влияние на состояние группировки архаров на массиве Монгун-Тайга и его предгорьях оказывает практически непрерывная изгородь из колючей проволоки, тянущаяся на 50 км от ур. Мерген до р. Шархаргай вдоль границы по территории Монголии. Ограждение было сооружено монгольскими пограничниками в 2000 г. для защиты от скотокрадов, оно является практически непреодолимым препятствием на пути сезонных кочевок архаров из Монголии в Туву. По словам местных жителей, после возведения этой изгороди количество зимующих на территории Тувы архаров резко уменьшилось. Известны и случаи гибели горных баранов, запутавшихся в колючей проволоке при попытке преодолеть это препятствие.

Состояние охраны аргали в трансграничной зоне России и Монголии

Охота на аргали запрещена на Алтае с 1934 г. В Красной книге СССР (1978) этот подвид архара отнесен к категории Б (редкие виды), но во втором ее издании (1986) причислен уже к видам, находящимся под угрозой исчезновения. В Красной книге РФ (2001) аргали имеет статус особо охраняемого, находящегося под угрозой исчезновения подвида. В 1996 г. он внесен в Красную книгу Республики Алтай, а в 1999 г. – в Красную книгу Республики Тыва – как подвид, находящийся под угрозой исчезновения (категория I). Как исчезающий вид отмечен в Красной книге Казахстана (1996).

В 1953 г. охота на аргали была запрещена и в Монголии, а с 1987 г. алтайский горный баран был включен в Красную книгу Монголии как редкий вид, для которого имеется потенциальная опасность истребления (Shiirevdamba et al., 1997). Однако уже с 1965 г. в Монголии разрешена строго лицензированная трофейная охота на аргали для иностранных охотников как средство пополнения государственного бюджета валютой.

С 1996 г. алтайский горный баран числится в Красном списке МСОП, где отнесен к уязвимым видам (VU, критерии A2cde, C1). Кроме того, аргали включен в Приложение II Конвенции о международной торговле видами фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (CITES), и классифицируется как исчезающий вид в Списке исчезающих видов США (Johnson, 2002). Таким образом, аргали в достаточной степени защищен законодательно на региональном, федеральном и международном уровнях.

В трансграничной зоне России и Монголии существует несколько особо охраняемых природных территорий (ООПТ), где сохраняются аргали и их местообитания (см. карту на с. 44). Крупнейшая из них (около 9 тыс. км2) – Алтайский государственный заповедник, образованн ый в 1932 г. и включающий порядка 360 км2 местообитаний аргали, расположенных в юго-восточной части Чулышманского нагорья и в северных отрогах хр. Чихачева. Таким образом, заповедник сохраняет лишь самые северные местообитания горных баранов. Количество архаров, обитающих в Алтайском заповеднике, непостоянно и в последние годы варьирует от 5-10 особей летом до 30-40 зимой. Охрана этого отдаленного и труднодоступного участка была и остается довольно слабой. До 1996 г. здесь в зимний период регулярно выпасался тувинский скот (до 1000 голов яков и лошадей), вытесняя аргали в верхние многоснежные части склонов. В середине 1990-х гг. в заповеднике регистрировались и случаи добычи аргали браконьерами.

На массиве Монгун-Тайга находится одноименный кластерный участок заповедника «Убсунурская котловина», занимающий самую возвышенную часть массива. Его территория составляет около 160 км2 и включает ледники, снежники, скальные массивы, щебнистые и каменистые тундры. Сам по себе кластерный участок практически не включает местообитаний архаров и не играет какой-либо роли в сохранении монгун-тайгинской группировки. В плане сохранения аргали больший интерес представляет охранная зона этого кластера площадью 1400 км2, охватывающая основные местообитания архаров на массиве Монгун-Тайга, восточном макросклоне хр. Чихачева и в южной части хр. Цаган-Шибэту. Эта территория охраняется всего тремя госинспекторами – жителями пос. Мугур-Аксы, причем транспорт для передвижения группы отсутствует, и вследствие этого контроль соблюдения режима охранной зоны затруднен. Тем не менее, работникам заповедника «Убсунурская котловина» в 2004-2005 гг. удалось выявить 2-3 случая незаконной добычи аргали на массиве Монгун-Тайга и привлечь браконьеров к ответственности.

Специально для охраны аргали на хребте Сайлюгем в 1973 г. был организован Кош-Агачский заказник местного значения (Республика Алтай). Несмотря на удачное расположение (охватывает большую часть местообитаний аргали на северном макросклоне хребта) и достаточную площадь (2413 км2), заказник имеет лишь формальное значение, и его роль в охране горных баранов неощутима. С 1996 г. здесь нет даже егеря. В 1994 г. в Республике Алтай была организована еще одна охраняемая территория – зона покоя «Плато Укок» (2549 км2), позднее объявленная Объектом Всемирного природного наследия ЮНЕСКО и включающая местообитания аргали в западной части Сайлюгема и на северных склонах хр. Табын-Богдо-Ола. Эта зона покоя просуществовала до 2004 г., практически не охраняясь и не играя какой-либо роли в сохранении аргали в силу малочисленности последних на ее территории. В настоящее время в этих же границах создан природный парк «Укок».

В Монголии в очагах обитания трансграничных группировок аргали существуют три ООПТ, имеющие потенциальное значение для сохранения горных баранов. Одна из них – созданный в 2000 г. национальный парк «Сайлюгем», расположенный на южном макросклоне хр. Сайлюгем и в юго-восточной части хр. Чихачева. Парк занимает территорию в 1420 км2 и включает в себя основные зимние местообитания трансграничных группировок аргали на Сайлюгеме и хр. Чихачева. Охрана парка в настоящее время крайне недостаточна (на всю территорию только 6 безоружных инспекторов), поэтому здесь обычно браконьерство, а в летнее время выпасаются десятки тысяч голов скота. Незначительную роль в сохранении трансграничных российско-монгольских группировок аргали играет и национальный парк «Алтай Таван Богд», включающий южные склоны хр. Табын-Богдо-Ола. По нашим данным, аргали в пределах этого парка малочисленны. Небольшую часть местообитаний аргали (87 км2) включает в себя участок «Цагаан-Шувуут» заповедника «Увс-Нуур», который находится в юго-восточной части хр. Цаган-Шибэту на территории Монголии. На территории этого заповедного участка иногда отмечаются случаи незаконной добычи горных баранов, требуется усиление охранного режима.

Таким образом, в настоящее время в трансграничной зоне России и Монголии существует 6-7 ООПТ, включающих около 4800 км2 местообитаний аргали, что составляет около 44 % от общей площади очагов обитания архаров на рассматриваемой территории. Однако во всех этих ООПТ непосредственная охрана аргали и их местообитаний очень слаба или полностью отсутствует из-за острого дефицита необходимого финансирования.

Пограничники России и Монголии контролируют практически всю приграничную область распространения аргали и, помимо охраны границы, в их задачи входит и борьба с браконьерством на поднадзорной территории. Однако до сих пор охрана редких видов не воспринимается пограничными службами обеих стран достаточно серьезно и в реальности осуществляется крайне редко.

Инспекторы государственных служб, таких как Госохотнадзор и Росприроднадзор по республикам Алтай и Тыва, организуют рейды для охраны аргали и других редких видов. Однако в последние годы из-за отсутствия достаточного финансирования и недостатка профессиональных кадров такие мероприятия осуществляются крайне редко и не дают желаемого эффекта. В Западной Монголии в 2002 г. создана и функционирует специальная антибраконьерская бригада, поддерживаемая WWF Монголии. Эта бригада из трех сотрудников проводит рейды на территории двух аймаков – Баян-Ульгий и Увс; в 2003-2004 гг. она выявила несколько случаев незаконной добычи аргали. Разумеется, только одна такая специализированная группа вряд ли может эффективно бороться с браконьерством в отношении аргали и других видов на огромной горной территории.

Подводя итог, нужно отметить, что несмотря на достаточную законодательную базу, достаточную площадь ООПТ и наличие специализированных природоохранных структур, аргали и их местообитания в трансграничной зоне России и Монголии охраняются крайне слабо и неэффективно. Непосредственную причину такого положения дел мы видим в отсутствии достаточного бюджетного финансирования и необходимого количества квалифицированных кадров в региональных государственных природоохранных органах. Но проблема не ограничивается только этим. Скорее нужно говорить о полном отсутствии ответственности России и Монголии за судьбу этого ценного и редкого вида.

Работа была выполнена при финансовой поддержке Всемирного фонда дикой природы (WWF) России и Монголии, ESRI Conservation Program и Big Sky Conservation Institute. Авторы выражают свою искреннюю благодарность: А.И. Бондареву, О. Чимеду, Е.А. Лебедевой (WWF-Russia); С.Г. Денисову и М.А. Пыжанкину (ОО «Архар»); А.И. Степанову, И.С. Денисовой, С.П. Ерофееву, О.Б. Митрофанову, Н.В. Савину (Алтайский заповедник); А.Д. Додуку, В.С. Оюну, Ш.Х. Салчаку, Б.Д. Донгаку (заповедник «Убсунурская котловина»); Б. Ганболду и Б. Баттулге (антибраконьерская бригада Западной Монголии); А. Атаю и Д. Давхарбайару (объединенная администрация ООПТ Монгольского Алтая); Г. Наранбаатару (исследовательский центр «Аргали»); Д. Тогтохбайару (администрация ООПТ бассейна оз. Увс-Нуур); Б. Байандуурену и Б. Эрденбаатару (Инспекция по охране окружающей среды сомона Бухмурун); Е. Тугулдуру (Государственный педагогический университет, Монголия); М. Янболату, Кадирхаану, П. Эрзату, Кокею, Планбаю (национальный парк Сайлюгем) и всем остальным, кто принимал участие в организации проекта и полевой работе в Южной Сибири и Западной Монголии.

Абатуров Б.Д., Анчифоров П.С., Огуреева Г.Н., Пальцын М.Ю., Спицын С.В., Субботин А.Е., 2004. Распространение алтайского горного барана (Ovis ammon ammon L.) на Алтае в связи с особенностями растительного покрова // Зоологический журнал. 83 (2). 241-251.

Байдавлетов Р.Ж., 1999. Отчет по казахстанской части Международной программы WWF «Долгосрочное сохранение Алтае-Саянского экорегиона» по разделу «Современное состояние популяции алтайского горного барана в Казахстанском Алтае» за 1999 г. (гранты WWF № 1034/RU 0074.01/GLP и № 1046/RU 0074.01/GLT «Ensuring long-term conservation of the Altay-Sayan Ecoregion»). Архивы WWF-Russia.

Колосов А.М., 1938. История фаунистических исследований Алтая // Труды Алтайского государственного заповедника. Вып. 1. М. 327-366.

Лукаревский В.С., 1999. Технический отчет о полевых работах на юге Алтая. Архивы WWF-Russia.

Огуреева Г.Н., 1980. Ботаническая география Алтая. М.: Наука. 181 с.

Смирнов М.Н., 1990. Аргали в Туве // Экологические и экономические аспекты охраны и рационального использования охотничьих животных и растительных ресурсов Сибири: Тез. докл. конф., Шушенское. 137-140.

Сопин Л.В., 1975. Дикий баран Южной Сибири // Автореф. дисс. на соискание степени канд. с.-х. наук. Иркутск.

Ткаченко В.А., 1992. Распространение и численность копытных в Юго-Западной Туве // Экология промысловых животных Сибири. Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та. 50-57.

Федосенко А.К., 2000. Архар в России и сопредельных странах. М. 265 с.

Цалкин В.И., 1951. Горные бараны Европы и Азии. М.: Изд-во МОИП. 275 с.

Johnson K., 2002. Endangered and threatened wildlife and plants; retention of threatened status for argali in Kyrgyzstan, Mongolia, and Tajikistan. Federal Register 67(99), 35942-35957.

Reading R.P., Amgalanbaatar S., Mix H., 1999. Recent conservation activities for Argali (Ovis ammon) in Mongolia – Part 2 // Caprinae News, 1999, August, 1-4.

Shiirevdamba Ts., Shagdarsuren O., Erdenjav G., Amgalan Ts., Tsetsegma Ts. (eds.), 1997. Mongolian Red Book. Ministry for Nature and the Environment of Mongolia. Ulaanbaatar. 388 pp. (In Mongolian, with English Summaries).

Wang Sung, Gu Jinhe, Hu Defu, Ning Luo, Zhang Yongzu et al., 1997. China // Wild Sheep and Goats and their Relatives. IUSN. Pp. 148-172.

Контакт:

Михаил Юрьевич Пальцын

Горно-Алтайский государственный университет

649000 Горно-Алтайск, ул. Ленкина, 1

Тел.: (38822) 22 617

E-mail: paltsyn@mail.ru






Наверх
735 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России