Опыты по восстановлению степной растительности на Куликовом поле 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№20 зима-весна 2006

В этом номере Степные паркиЭкологическая сетьСтепи под охранойУправление экосистемамиВосстановление степейСитуацияЗащита уязвимых видовСтепные пастбищаЗаконодательствоОбъявленияНовые книги От редакции

Восстановление степей

Опыты по восстановлению степной растительности на Куликовом поле

В.И. Данилов и О.В. Бурова
(Музей-заповедник «Куликово поле», Тула)

Восстановление ландшафта, соответствующего времени Куликовской битвы, и его музеефикация – основные научно-практические задачи музея-заповедника «Куликово поле». Первоочередным объектом комплексных крупномасштабных исследований стало ядро музея-заповедника – само поле Куликовской битвы. Поле битвы – это небольшой участок на водораздельно-долинном пространстве Дона и его притоков Непрядвы, Смолки и Курцы.

Приступить к восстановлению ландшафта стало возможным после подведения итогов более чем 25-летних комплексных археолого-географических и ландшафтных исследований на Куликовом поле, осуществленных трудами сотрудников Института географии РАН (Н.А. Хотинского, А.К. Марковой, А.Л. Александровского, М.П. Гласко, С.А. Сычевой и др.), Государственного Исторического музея (А.К. Зайцева, Б.А. Фоломеева, М.И. Гоняного и др.). Большой вклад в работу внесли Тульская археологическая экспедиция Государственного военно-исторического и природного музея-заповедника «Куликово поле» (под руководством А.Н. Наумова), МГУ (в лице М.Д. Богдановой), Тульский государственный педагогический университет (Е.М. Волкова, Ж.Н. Шалимова, О.В. Швец, И.С. Шереметьева).

В ходе палеогеографических и историко-географических исследований было установлено, что место Куликовской битвы имело вид естественного ландшафта северной лесостепи и представляло собой сочетание разнообразных лесных и травянистых сообществ. В результате антропогенных процессов за последние 300 лет растительность и животный мир подверглись значительной трансформации. Современный ландшафт места Куликовской битвы – практически полностью безлесное пространство, где естественные травянистые и лесные сообщества заменены на функционирующие или заброшенные агроценозы (залежи).

Отсюда, работа по восстановлению природно-исторического ландшафта, проводимая сотрудниками музея-заповедника, осуществляется по двум направлениям: реставрация травяных сообществ на современных пашенных и залежных землях и воссоздание лесных сообществ на исконных местах их произрастания. Эти растительные сообщества – основные биологические системы, визуализирующие природно-исторический ландшафт времени Куликовской битвы.

Естественная степная растительность в настоящее время встречается на Куликовом поле только по склонам южной экспозиции с выходами щебнистых известняков. Плакорные пространства здесь давно распаханы. Заброшенные пашни, как правило, развиваются в пырейные залежи. Если на них иногда и поселяются степные растения (например, ковыли), то в дальнейшем они вытесняются более ценотически активными видами: вейником наземным, пыреем ползучим, райграсом французским и др. И только на склонах южной экспозиции с выходами известняков могут самостоятельно восстанавливаться разнотравно-ковыльные степи, при обязательном условии, что вблизи имеются участки природных степей, откуда могут расселяться степные виды.

Центр Куликова поля – место битвы 1380 года – располагается на одном из водоразделов, где располагаются самые возвышенные точки территории. Заняты они сейчас пырейными залежами, а степной растительности здесь нет. Была ли здесь таковая в период самой Куликовской битвы? Скорее всего, была. Об этом свидетельствует то, что летописные источники и первые литературные произведения, созданные сразу после Куликовской битвы (например, «Задонщина»), постоянно упоминают ковыль. Однако впоследствии русское население, осваивая здесь безлесные места, в первую очередь распахивало плакорные пространства. Вместе с тем в балках и на мелких речках была устроена система плотин, которые подняли общий уровень грунтовых вод. В результате, нераспаханные участки Куликова поля заняты сейчас травостоями, где доминируют в основном луговые виды растений. Верховья балок, выходящие на возвышенный водораздел центра Куликова поля между селами Монастырщина и Хворостянка, даже заболочены.

Местные балки врезаны неглубоко, и лишь в самой нижней части долины р. Смолка обнажаются известняки. Именно здесь на небольших участках встречается степная растительность с ковылями. Долины Дона и Непрядвы, расположенные на большом отдалении от центра Куликова поля, врезаются более глубоко, и там больше участков с выходами известняков. На них и располагаются сейчас природные степи Куликова поля. Наиболее крупные из них решением Тульского облисполкома в 1990 г. объявлены памятниками природы регионального значения. Однако эти участки природных степей далеки от исторического центра Куликовской битвы – знаменитой Зеленой Дубравы, где в настоящее время создаются главные экспозиционные объекты. Восстанавливается вся площадь Зеленой Дубравы, создается небольшой массив степной растительности, организуется коллекционный участок редких и реликтовых растений Куликова поля, смотровые площадки пеших, конных и автомобильных экскурсий.

Восстановление степной растительности сталкивается со сложной проблемой изменения гидрологического режима центра Куликова поля. Геоморфологи Института географии РАН считают, что гидрологический режим почв здесь подвержен периодическим колебаниям, и, возможно, сейчас наблюдается один из таких пиков повышения увлажнения. Так это или нет – судить трудно, поскольку в центре Куликова поля никогда не проводились стационарные гидрологические наблюдения. В любом случае, искусственное понижение уровня связано с большими капиталовложениями.

Однако как же тогда можно восстановить здесь ковыльно-разнотравные степи? Опыты, поставленные нами в 1985-1999 гг., показали, что восстановленная степная растительность в этих условиях постепенно заменяется слегка остепненными лугами. Высеянные по методу Д.С. Дзыбова на пашню смеси степных трав развиваются медленно, и в их сообществах не наблюдается доминирования перистых ковылей. Следовательно, надо искать какие-то другие пути создания степных фитоценозов, а также применять такие режимы содержания степей, при которых не будет происходить деградации степных растительных сообществ.

В условиях интенсивного хозяйственного освоения земель участки степей (особенно на северном пределе их распространения) находятся в таком положении, когда не природные, а антропогенные факторы имеют большее влияние на динамику ландшафтов. В случаях полного невмешательства человека в жизнь степных экосистем здесь наблюдается их постепенный регресс. Так, известная Михайловская степь в Сумской области давно превратилась в заросли кустарников (см. СБ № 18, 2005 – прим. СБ). Такая же картина наблюдается в заповеднике «Галичья гора» (Липецкая область; см. также СБ № 17, 2005 – прим. СБ), где участки степей быстро трансформировались в заросли спиреи городчатой и степной вишни. Центрально-Черноземный заповедник для сохранения основных площадей своих степных сообществ в условиях типичной лесостепи применяет систему сенокосооборотов.

Для длительного сохранения степной растительности в пределах Куликова поля необходимо разработать какие-то свои специфические режимы. Поскольку степная растительность встречается здесь только на крутых склонах южной экспозиции, ее скашивание возможно лишь вручную, специальной техники для этого нет. При этом совсем отсутствует пресс диких копытных. А когда травостои ни на плакорах, ни на крутых склонах не выкашиваются, искусственно созданные условия повышенного увлажнения способствуют быстрой трансформации степей в луговые сообщества или в кустарниковые и древесные заросли. Учитывая эти обстоятельства, нам надо не только решить проблему разведения степной растительности на плакорах Куликова поля, но и разработать такой режим ее поддержания, который не приведет к превращению степных фитоценозов в луговые.

Применение в наших условиях метода посева на пашню смеси степных трав приводит в первые годы к интенсивному развитию здесь полевых сорняков. Всходы ковылей и ряда других степняков, несмотря на регулярное подкашивание, легко подавляются сорными и луговыми видами. И хотя в формирующихся фитоценозах встречается много видов степных растений, перистый ковыль здесь развивается медленно и доминантной роли в сообществах уже не играет.

Тогда мы решили идти другим путем в методике восстановления степи на пашне. Мы стали высевать семена перистого и красивейшего ковылей широкорядно и ухаживать за этими посевами до того времени, пока ковыли достаточно окрепнут, хорошо разовьются и вступят в стадию плодоношения. В таком состоянии ковыли энергичнее противостоят конкуренции со стороны полевых сорняков и луговых видов растений. И только после этого в междурядье ковылей можно высевать семена степных трав и ждать формирования из них степных фитоценозов. А до того времени прополка широкорядных посевов ковыля проводится механизированным способом с дополнительной прорывкой сорняков в рядах. Правда, приступая к этой работе, мы еще не знали, как долго придется осуществлять уход за молодыми растениями ковылей до их развития во взрослое состояние. Однако, как показали эксперименты, молодые всходы ковылей (перистого, красивейшего и волосовидного) при многократной прополке за сезон массово вступали во взрослое состояние уже в начале второго года своей жизни. Мы постепенно расширяли чистые посевы ковылей и довели их площади к 2006 г. до 6,5 га. В условиях культуры ковыли на полях на второй и третий год своей жизни массово плодоносят, причем, в отличие от природных участков, интенсивность их плодоношения более стабильна по годам.

Наблюдая за развитием степных растений на пашне при посеве их смесью семян, мы отметили, какие виды легче внедряются в фитоценозы в наших условиях и быстрее других достигают взрослого состояния. К ним, в первую очередь, относятся: эспарцет песчаный, клеверы красный и горный, люцерна серповидная, шалфей луговой, таволга обыкновенная, подмаренник настоящий, вероники (дубравка и широколистная), мытник Кауфмана, типчак, пырей промежуточный, лен желтый, мятлик узколистный, нивяник обыкновенный и др. Семена этих видов мы стали собирать с природных степей Куликова поля и создавать на пашне их воспроизводственные участки. Затем семена степных трав мы подсевали в междурядья взрослых ковылей. Семена отдельных видов (эспарцет, оба клевера, пырей промежуточный и др.) прорастали сразу же. Другие – только после перезимовки. Выборочную прополку от полевых сорняков (осот полевой, бодяк розовый) мы продолжали и в последующие годы. После сбора семян ковылей эти участки выкашивали, а в местах, где разрослось много эспарцета, проводили комбайновую уборку его семян. Постепенно к доминирующим видам ковылей прибавляется все больше и больше степных растений. Конечно, по сравнению с природными степями Куликова поля, здесь присутствуют не все степняки. Но самое главное – ковыли активно разрослись, долго сохраняют свое доминирующее состояние в травостое и, что очень важно, стабильно и равномерно плодоносят.

Таким образом, в условиях повышенного увлажнения наших участков степей мы экспериментально подбираем такие способы разведения на пашне доминирующих видов и такие методы режимного ухода за формирующимися фитоценозами, которые позволяют постепенно расширять площади агростепей на плакорных пространствах Куликова поля. При этом в режиме ухода за созданными участками степей главную роль играют прополка от сорняков и регулярное выкашивание травостоев, препятствующие развитию сорных и влаголюбивых видов.

Для нас важна задача целенаправленного показа посетителям музея-заповедника «Куликово поле» степных площадей с длительным участием фоновых ковыльных аспектов. Это заставляет проводить эксперименты с посевом разных видов неодновременно цветущих и аспектирующих ковылей, направляет наши опыты на создание специфических живых экспозиций на пашне. Наряду с этим проводятся экспериментальные работы по выявлению наиболее рациональных методов насыщения создаваемых на пашне травяных сообществ различными компонентами определенного видового состава, воссоздания в таких фитоценозах характерной вертикальной и горизонтальной структуры, погодичной и сезонной их динамики, и т.д. Для решения этих проблем был выбран участок пашни площадью около 1 га на высоком водоразделе Куликова поля. С 2003 г. на этом экспериментальном коллекционном участке на ста с лишним делянках разного размера в жизнеспособном состоянии существуют посадки 75 видов степных растений и некоторого количества лесных в различных сочетаниях. Кроме того, на делянках встречается и ряд неучтенных видов растений, которые попали сюда при пересадке степных дернин.

Начало работ по восстановлению лесных и травяных растительных группировок на засоренных залежах и пашенных угодьях поставило перед сотрудниками музея-заповедника «Куликово поле» ряд новых научно-практических задач в области музеефикации уникального объекта экспонирования – ландшафта Поля битвы. Это:

(1) разработка научно-методологических принципов и подходов к восстановлению природно-исторического ландшафта;

(2) крупномасштабное ландшафтное картирование территории с учетом современных почвенно-литологических и климатических условий (отличающихся от существовавших во времена Куликовской битвы) для целей восстановления лесных и лугово-степных ценозов;

(3) разработка подходов к оптимизации работ по сохранению восстанавливаемых ландшафтов и рекреационно-туристического использования территории.

Результаты палеогеографических и ландшафтных изысканий, методологические подходы и результаты работ по восстановлению степной растительности на пашне ежегодно публикуются в различных научных изданиях. Наиболее детально с ними можно познакомиться в ежегодно издаваемых научных сборниках музея-заповедника «Куликово поле», а также в сборниках научных трудов Государственного исторического музея и в сборниках, выходящих под эгидой РНИИ культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева.

Восстановление ландшафта требует больших капиталовложений. Основные финансовые расходы ложатся на музей-заповедник. Однако сотрудники прикладывают много усилий для поиска дополнительных финансовых источников. Самостоятельный поиск фондов, осуществляющих финансирование природно-экологических работ, часто не приносит положительных результатов, поэтому большую роль играет обмен информацией с различными учреждениями культуры, науки, экологическими организациями и пр. Наиболее тесно музей-заповедник сотрудничает с Институтом географии РАН, Государственным Историческим музеем, музеем-усадьбой «Ясная Поляна», историко-художественным и природным музеем В.Д. Поленова, РНИИ наследия, заповедником «Галичья гора» и Тульским государственным педуниверситетом им. Л.Н. Толстого.

За последние годы сотрудники музея-заповедника принимали участие в конкурсах грантов Института устойчивых сообществ (РОЛЛ, 2000 г.), Министерства образования РФ (в области научных исследований высшей школы по приоритетным направлениям науки и техники, 2002 г.), губернатора Тульской области (в сфере науки и техники, 2003 г.). Удачным опытом в этом направлении можно назвать проведение на территории музея-заповедника в 2000-2002 гг. сотрудниками ИГ РАН и преподавателями и студентами ТГПУ при финансовой поддержке НЦП «Интеграция» совместных научных исследований в области реконструкции ландшафта Поля битвы.

В 2004 г. музей-заповедник получил I премию в конкурсе грантов Фонда Форда в области экологии. Конечно, средства гранта, составляющие всего 5000 долларов США, не позволили финансировать наиболее затратные направления работ по восстановлению природно-исторического ландшафта. Закупка специализированной сельскохозяйственной техники и обеспечение ее горюче-смазочными материалами, проведение ряда агротехнических мероприятий, закупка удобрений и семян, оплата труда квалифицированных специалистов и рабочих – все это требует значительно большей суммы. Поэтому основная часть средств была использована для решения охранно-экспозиционных задач.

Территория, где ведутся восстановительные работы, не относится к категории особо охраняемых, и потому невозможно в достаточной мере применять для ее сохранения нормы природоохранного законодательства. Восстанавливаемые участки ежегодно страдают от палов, проезда частного автотранспорта, выпаса скота и др. На средства гранта были изготовлены ограждения, транспаранты и сигнальные предупреждающие аншлаги на месте проведения работ по восстановлению лугово-степных и лесных сообществ, а также сделаны небольшие таблички, указывающие места произрастания редких степных и лесных видов растительности, составлявших некогда основной фон луговых степей северо-лесостепной зоны Среднерусской возвышенности. Другая часть средств была потрачена на приобретение высокоточного геодезического оборудования системы GPS для мониторинговых наблюдений за пространственной динамикой и развитием степных и лесных сообществ на месте восстановления.

Контакт:
Ольга Валентиновна Бурова

Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле»

300041 Тула, пр. Ленина, 47

Тел.: (4872) 36 16 63, 36 28 34

E-mail: burova@kulpole.tula.net






Наверх
632 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России