Природные парки Алтая 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№20 зима-весна 2006

В этом номере Степные паркиЭкологическая сетьСтепи под охранойУправление экосистемамиВосстановление степейСитуацияЗащита уязвимых видовСтепные пастбищаЗаконодательствоОбъявленияНовые книги От редакции

Степные парки

Природные парки Алтая

От редакции. Сохранение степей в ООПТ постоянно сталкивается с проблемой управления экосистемами. Специфика степных экосистем такова, что для их поддержания обычно требуется активное вмешательство – выпас, сенокос, а то и палы (например, см. Л.П. Боровик и Е.Н. Боровик.  Проблема режима сохранения степи в заповедниках: пример Стрельцовской степи). И это входит в серьезное противоречие не только с «принципом абсолютной заповедности» (см. рубрику Новые книги и В. Борейко. Покосы в заповедниках: экологически опасно и морально неоправданно), но и с действующими правовыми нормами по поводу заповедников. С другой стороны, расширение площади степных ООПТ также встречает серьезное затруднение: большинство степных участков является сельскохозяйственными угодьями (пастбищами, реже сенокосами) и возникает проблема их изъятия. Неиспользуемых (в многолетнем масштабе) степных участков практически нет, да и правовой климат не благоприятствует переводу земель из категории сельскохозяйственного назначения. Налицо противоречие – степи нуждаются в территориальной охране, но ни обеспечить должный режим, ни охватить желаемые площади в рамках заповедной системы мы не можем.

Ответов на этот вызов известно несколько, и одним из них является широкое использование «мягких» форм ООПТ, особенно природных парков (по российскому законодательству это парки регионального значения). В России на 2005 г. насчитывалось около 150 природных парков, но среди «степных» субъектов федерации, эта форма охраны природы получила значительное развитие, пожалуй, только в Волгоградской области и в Республике Алтай. Причем в этих регионах реализуются две весьма различные модели развития сети природных парков.

Мы надеемся в будущем представить на страницах СБ и волгоградский опыт, но в выпуске, посвященном Алтае-Саянскому экорегиону, невозможно обойти молчанием природные парки Алтая. Хотя проектировались они не специально ради сохранения степей, значительные степные участки есть на территории большинства парков. Но более общее значение имеет сам опыт – те «технологии» создания и функционирования природных парков, которые могли бы быть применены в других субъектах федерации (а отчасти могут оказаться полезны и в других степных странах бСССР).


Чагат Алмашев (Фонд устойчивого развития Алтая, Горно-Алтайск)

В Республике Алтай идет активный поиск оптимальных моделей организации территорий, в которых традиционные виды природопользования гармонично сочетались бы с охраной окружающей среды, сохранением этнокультурного и биологического разнообразия.

Республика располагает одной из наиболее развитых сетей особо охраняемых природных территорий (ООПТ) в России, их общая площадь занимает здесь более 22 % территории. Закон «Об особо охраняемых природных территориях и объектах Республики Алтай» (от 4.11.1994 г. № 6-15 с рядом позднейших изменений) регламентирует пути создания семи видов ООПТ регионального значения, в число которых входят и природные парки. К настоящему времени в республике создано шесть природных парков. Согласно федеральному и республиканскому законодательству об ООПТ, они имеют статус государственных учреждений регионального значения и финансируются за счет бюджета республики.

История создания

Первый региональный парк на Алтае был создан в июне 1997 г. Природный парк «Белуха» общей площадью 131337 га расположен в окрестностях самой высокой точки Сибири – горы Белуха (Уч-Сумер, 4506 м) в Усть-Коксинском районе республики. Как записано в его уставе, среди основных целей парка – «сохранение природного наследия, в том числе эталонных и уникальных участков природы, а также объектов, важных для поддержания биологического разнообразия», но наряду с этим – «сохранение … сложившегося жизненного уклада и традиций природопользования коренного и старожильческого населения; сохранение и рациональное использование природных ресурсов, являющихся основой долговременного традиционного природопользования коренного старожильческого населения, поддержание жизни местного населения в гармонии с природой; развитие традиционных форм природопользования…».

По причинам, указанным ниже, парк «Белуха» лишь отчасти справился с поставленными целями и задачами. Однако он сыграл роль пионера в поиске приемлемой модели региональной ООПТ, где есть определенное место и человеку с его хозяйственной деятельностью.

Одна из первых моделей природно-хозяйственного парка была предложена и создана Горно-Алтайским ботаническим садом (В.П. Орлов) совместно с сельскохозяйственным кооперативом «Чуй-Оозы» (Г.М. Топтыгина). Предложенная ими модель адаптировала к местным условиям идею биосферного резервата с его делением территории на три функциональные зоны – заповедное ядро, буферную и хозяйственную (Севильская стратегия биосферных резерватов, 1995). В основу зонирования был положен принцип «кобы» (алт.: долина) – принятое у алтайцев деление долины на хозяйственные и охранные участки (летние и зимние пастбища; территории, не подлежащие хозяйствованию, охоте и природопользованию и т.д.). Таким образом в 2002 г. был создан второй природный парк на Алтае – «Чуй-Оозы», который имел природно-хозяйственный тип организации территории. Правительством РА 22 июля 2002 г. в соответствии со ст. 45 закона республики об ООПТ было утверждено типовое положение о природно-хозяйственных парках (ПХП). Этот нормативный акт создал законное русло для инициатив местных жителей по созданию других ПХП на Алтае.

В 1998 г. гора Белуха и плато Укок (территории уже существующих республиканских ООПТ – ПП «Белуха» и природного резервата «Зона покоя Укок») вместе с тремя другими территориями (озеро Телецкое, государственные природные заповедники «Алтайский» и «Катунский») были включены в список объектов Всемирного природного наследия ЮНЕСКО под единым названием «Алтай – Золотые Горы». Примерно тогда же лидеры коренных народов и местных сообществ Алтая пришли к осознанию того, что их основные интересы включают защиту своей исконной среды обитания, земель традиционного природопользования, территорий культурно-исторического значения (священные земли и памятники культуры) и привычных ландшафтов от нерационального использования, включая «дикий туризм», раскопки и разрушение памятников культуры и др. Оформление этой мотивации местных лидеров совпало с началом реализации крупных природоохранных проектов международных организаций. В 2000 г. в республике начали действовать проекты ЮНЕСКО, WWF, ПРООН и др., направленные на сохранение биоразнообразия и культурного наследия и на устойчивое развитие Алтая. Совпадение интересов и мотиваций международного и местного уровня дало сильный синергетический эффект при реализации совместных проектов, и в последующем обусловило появление ряда региональных природных парков. Однако до сих пор особо категоричные оппоненты склонны считать, что появление региональных парков было данью моде и стало «быстрым эффектом» деятельности международных проектов.

Очень интересная модель охраны природной территории в виде этно-природного парка «Уч-Энмек» была предложена общественной организацией «Экология Души Тенгри» (лидер – Д.И. Мамыев) на территории Каракольской долины (река Сору) в Онгудайском районе. Как предлагалось и В.П. Орловым, за основу зонирования были взяты не биологические и географические, а этнокультурные критерии – принятое коренным населением деление долины на функциональные территории. Выделены особо охраняемая зона А (заповедная, или ядро) – священные вершины горы Уч-Энмек и отроги других почитаемых гор, буферная зона В (для научно-исследовательских и рекреационных целей) – курганы и историко-культурные объекты, зона развития С (поселения и крестьянские хозяйства). Территория парка лежит в среднегорье Алтая (2000-3000 м над ур. моря) и включает типичные для этого пояса лесные и степные экосистемы. При последующих исследованиях оказалось, что места концентрации биоразнообразия совпадают с выделенной заповедной зоной (зоной А).

К декабрю 2004 г. на Алтае насчитывалось уже пять природных парков регионального значения: ПХП «Аргут», ПП «Белуха», ПП «Катунь», ПП «Уч-Энмек» и ПХП «Чуй-Оозы» общей площадью около 300 тыс. га.

Ликвидация 2004 года

В августе 2004 г. были внесены известные поправки в федеральный закон об ООПТ, согласно которым статус региональных парков повышался до федерального, и все их земли должны были быть переведены в ведение федерального органа (см. СБ № 16, 2004). Из-за этой юридической коллизии «в целях сохранения природных территорий Алтая» правительство республики ликвидировало все природные парки (постановление от 9 декабря 2004 г.). Это несогласованное действие получило резко отрицательную оценку экологических организаций и вызвало волну негодования местного населения . Парки Алтая, возникнув по инициативе снизу, не могут исчезнуть «по росчерку пера» властей. Лидеры парков и местного населения объединились в общественную организацию «Ассоциация ООПТ Алтая» для защиты своих интересов и отстаивания права парков на существование. С отменой нормы о передаче природных парков в федеральное ведение (соответствующая статья федерального закона № 122-ФЗ от 22.08.2004 г. была отменена до своего вступления в силу) правительство республики официально признало свою ошибку и в мае 2005 г. восстановило статус всех ранее ликвидированных парков.

В это же время, благодаря конструктивной работе Ассоциации ООПТ Алтая, был создан еще один, самый большой по размеру природный парк «Зона покоя Укок». Созданный в августе 1994 г. природный резерват «Зона покоя Укок» имел положение о «временной охране», срок которого истек в августе 2004 г. В подтверждение международного статуса объекта Всемирного наследия необходимо было создать на плато Укок постоянную ООПТ. Так в мае 2005 г. появился ПП «Зона покоя Укок» общей площадью 254 тыс. га.

К настоящему времени в Республике Алтай действуют шесть природных парков: «Аргут» (20,5 тыс. га), «Белуха» (131,34 тыс. га), «Катунь» (73,1 тыс. га), «Укок» (254 тыс. га), «Уч-Энмек» (65 тыс. га) и «Чуй-Оозы» (9538 га). Итого – 553475 га. Планируется создание еще одного природного парка – «Ак-Чолушпа» в Улаганском районе на водоразделе рек Башкаус и Чулышман (общая площадь 173,4 тыс. га), по границе с Алтайским заповедником.

Чем ценны природные парки

Полную характеристику даже основных групп животных и растений в пределах всех природных парков Алтая дать пока нельзя. Необходима еще большая работа, чтобы такая сводка могла быть составлена. Пока же судить о богатстве парков можно по предварительным и частичным данным.

Так, в границах природных парков Онгудайского района (ПХП «Аргут» и «Чуй-Оозы») зарегистрировано 403 вида сосудистых растений, относящихся к 208 родам и 64 семействам. На их территориях известны места произрастания не менее семи видов редких и исчезающих растений, занесенных в Красные книги РФ и РА. Это Brachanthemum baranovii (или B. krylovianum), Hedysarum tshuense, Alfrediia nivea, Dendranthema sinuatum, Gueldenstaedtia monophylla, Tulipa uniflora, Saussurea jadrinzevii. Три из них – узкие эндемики Центрального Алтая, причем распространение брахантемума Баранова ограничено одним лишь Онгудайским районом.

Плато Укок получило всемирную известность из-за раскопок курганов пазырыкской культуры. Именно здесь была найдена знаменитая мумия молодой женщины – «алтайской принцессы». Но плато ценно и своим биоразнообразием. К 2002 г. здесь было найдено 16 видов растений и более 30 видов животных, занесенных в Красную книгу республики. Своеобразны высокогорные травяные экосистемы Укока, особенно реликтовые настоящие степи и «тундростепи», кобрезиевые луга и тундры, альпийские болота, с которыми связано множество редких видов птиц, включая кудрявого пеликана. На Укоке обитает целый ряд занесенных в Красные книги степных видов птиц, таких как дрофа, журавль-красавка, степной орел, а также беркут, черный гриф и алтайский улар.

На территориях парков «Аргут», «Белуха» и «Укок» находятся места обитания и пути миграции «флаговых видов» Алтае-Саянского экорегиона: снежного барса, алтайского архара – аргали, а также занесенного в Красную книгу РФ манула.

Необходимо проведение в парках специальных исследований, чтобы точно установить разнообразие и численность видов флоры и фауны, картировать их распространение и миграции. В последующем эти данные могут послужить основанием для увеличения площади или изменения конфигурации границ уже существующих парков. Например, для полной защиты миграционного коридора снежного барса целесообразно присоединить к парку «Аргут» территорию заказника «Шавлинский», который отличается богатым биоразнообразием и печально известен браконьерством. В дальнейшем такой экосистемный подход к проектированию должен стать одним из главных в организации парков Алтая.

«Краснокнижные» звери и птицы, такие как снежный барс, аргали, сибирский козерог, кабарга, улар, орлы и грифы, могут быть объектами экотуризма. У нас в республике лишь немногие природные территории могут гарантировать возможность наблюдать животных без сложных и длительных приготовлений . Но это вполне возможно, например, на территориях парков «Аргут» и «Белуха».

Проблемы развития

Одним из источников средств для функционирования ООПТ могут служить доходы от возмещения экологического ущерба, нанесенного посетителями территории, и от взимания платы за посещение.

Согласно ст. 20 федерального закона «Об ООПТ», природные парки вправе получать такие средства и распоряжаться ими «в установленном порядке». Порядок этот в данном случае установлен республиканским законом «Об особо охраняемых природных территориях и объектах РА»: «Полученные от реализации разрешений средства поступают в бюджет Республики Алтай и расходуются по целевому назначению на организацию и охрану особо охраняемых природных территорий республиканского значения, организацию и функционирование государственных природоохранных учреждений, сохранение уникальных и типичных природных комплексов и объектов, достопримечательных природных образований, объектов растительного и животного мира, их генетического фонда, изучение естественных процессов в биосфере и контроль за изменением ее состояния, восстановительные и другие природоохранные мероприятия» (ст. 47, ч. 9).

Однако практически налаженной системы взимания такой платы в республике не существует. Механизм взимания платы за посещение территории апробирован в ПП «Катунь» в 2003 г. Однако со стороны республиканской прокуратуры и Управления природных ресурсов и охраны окружающей среды РФ по РА данный опыт получил крайне негативную оценку. По мнению представителей федеральных органов, «были несоответствия с федеральным законодательством в части полномочия ПП «Катунь» действовать как государственный инспектор и взимать плату за нарушения с природопользователей помимо взимания платы за посещения». Аналогично , все попытки регулирования потока туристов, посетителей и даже браконьеров на территории ПП «Белуха» также были признаны незаконными.

Эта проблема типична для всех природных парков Алтая. По федеральному законодательству только заповедники полномочны самостоятельно применять штрафные санкции за загрязнение территории и прочие незаконные действия посетителей. Природным паркам же властями РА не дано даже элементарных полномочий вести на территории какую-либо деятельность, приносящую прибыль парку.

В то же время, по ошибочному мнению Минфина республики, в основе стратегии развития любого природного парка должна лежать идея хозрасчета и самофинансирования, на основе которого парк как хозяйствующий субъект должен быть самоокупаемым, приносящим доход государству и создающим новые рабочие места. В действительности, ни о какой, даже частичной, самоокупаемости не может идти речи. Мировой опыт показывает, что охрана природы не может быть полностью самоокупаемой, и ООПТ всегда субсидируются и финансово поддерживаются государством. Парк может получать доходы от экотуризма, научных исследований и природоохранных грантов, но это всегда является лишь частью его средств.

Чтобы парки могли реально выполнять возложенные на них задачи, необходимо уточнить многие юридические аспекты. Минфин РА должен разработать перечень разрешенной экономической деятельности парка и заключить «генеральное соглашение» на эти виды деятельности (лицензирование). Правительство и Госсобрание республики должны ежегодно квотировать посещение территорий парков (например, горы Белуха и плато Укок) с передачей самим паркам официальных полномочий по сбору средств за посещение, нарушения правил природопользования и пр.

Учитывая, что прямые сборы невозможны, они должны быть косвенными – например, за очистку территории, за разработку и облагораживание туристических троп и пр. Эти рекомендации , надеемся, будут учтены недавно созданным Комитетом природных ресурсов, охраны окружающей среды и туризма республики при работе с региональными ООПТ.

Этапы создания парка

Появление природных парков на Алтае стало во многом реакцией на подход «строгой заповедности », при котором местные сообщества и коренное население лишены возможности участвовать в развитии и влиять на ООПТ (заповедники). Это результат поиска приемлемой модели ООПТ, которая охраняла бы природное и культурное наследие Алтая, но в то же время допускала бы определенное хозяйственное вмешательство на тех участках, где это возможно. За 10 лет развития парками Алтая накоплен немалый опыт, который может быть использован в других регионах. Такие примеры уже есть. В 2003-2004 гг. «алтайский опыт» изучался представителями МПР Республики Тыва, в результате чего в 2005 г. в Туве появился первый свой природный парк «Уш-Бельдир».

Парки Алтая открыты для сотрудничества и обмена опытом. Хотя ситуация в Республике Алтай во многом уникальна, но если рассмотреть процесс создания парка схематично, то особой специфичности мы не увидим. Основными этапами в создании парка на местном или региональном уровне являются:

1) проведение информационных, образовательных мероприятий (встреч, семинаров и пр.) по различным аспектам проблемы «ООПТ и участие местных сообществ в охране природы»;

2) определение особо важных природных территорий, требующих охраны (биологический критерий), совмещенное с этнокультурным критерием (святые места, памятники культуры и др.), наиболее интересным для местного населения;

3) выявление местных лидеров и инициирование консультационных встреч, сходов местного населения и обсуждение возможностей создания ООПТ;

4) согласование с местными властями (сельскими и районными муниципальными образованиями) вопросов создания ООПТ;

5) передача инициативы по созданию ООПТ в руки местного лидера (лидеров) и постоянная техническая и организационная поддержка таких заинтересованных лиц и групп;

6) согласование со всеми региональными и федеральными ведомствами, уполномоченными по вопросам земли и ресурсов будущего ООПТ (лес, земля, реки, озера и пр.);

7) подготовка документов по созданию ООПТ и согласование с региональными властями для представления в Министерство природных ресурсов РФ;

8 ) представление и утверждение ООПТ региональными властями после согласования и представления МПР РФ.

Этот алгоритм дает лишь общую канву для действий. Исходя из специфики региона (местности) , шаги могут меняться, варьировать, дополняться. Например, в местах проживания коренных общин необходимо согласование с их представительными органами и др. Также необходимо понимать, что природные парки – это не панацея для сохранения своих природных территорий и традиционных ландшафтов, а всего лишь одна из возможных форм их охраны.

Контакт:

Чагат Дидунович Алмашев, директор Фонда устойчивого развития Алтая (FSDA)

Сергей Николаевич Очурдяпов, член правления FSDA, директор природного парка «Зона Покоя Укок»

Фонд устойчивого развития Алтая

649000 Горно-Алтайск, ул. Чорос-Гуркина, 38

Тел.: (38822) 24 159, (38842) 22 330

E-mail: fsda@fsda.ru

s.ochurdiapov@fsda.ru

Веб-сайт: www.fsda.ru


Nature Parks of Altai

Chagat Almashev (Foundation for Sustainable Development of Altai, Gorno-Altaisk, Russia)

The Altai Republic is in the process of seeking for optimal model of territorial organization for its sustainable development which will combine traditional land use, conservation of its environments, associated biological and ethnic-cultural diversity. Altai has well developed Protected Areas’ (PA) network which covers more than 22% of its territory. State nature zapovedniks “Altaisky” and “Katunsky” have federal status, and financed by federal budget while 4 zakazniks, nature monuments and 6 nature parks have regional status and are financed by the republic’ budget.

The first nature park “Belukha” was established in June 1997 and comprising 131337 ha. It is located in the area of the highest peak of Siberia – Mt. Belukha (Uch-Sumer, 4506 m). The second park – Nature and economic Park (NEP) “Chui-Oozy”. It is local adoption of biosphere reserve micro scheme with its principle of territory division into three functional zones (core, buffer and development) declared by the Seville strategy on biosphere reserves (1995). “Koby” (valley, in the Altai language) principle of valley division of the Altai people is taken as the main principle of zoning with its functional areas (summer and winter pastures and areas not allowed for any economic activities, hunting and etc.) The third one – Ethnic and nature park “Uch-Enmek” incorporates indigenous approach in organizing protected area where core zones are ranges of the sacred mountains, rock pictures, petroglyphs, etc. Scientific studies held later showed that biodiversity hotspots coincide with A zones identified as sacred sites.

By December 2004 five nature parks were officially registered and established in the Altai Republic. Because of proposed amendment to the federal law “On Protected Areas of the Russian Federation” which aimed at transfer of the regional parks lands’ onto the federal at status and ownership. Later this amendment was withdrawn at the federal level but the Altai Republic’ Government liquidated all parks. Leaders of parks and local communities united in NGO “Association of Protected Areas of Altai” lobbied local interests and insisted in reestablishing status of liquidated parks. Thanks to this NGO constructive work besides reestablishment of all parks one more park – the biggest park “Quiet zone Ukok” was created. Now we have six parks in Altai totaling 254 000 ha: nature park: NEP Argut (20,500 ha), NP Belukha (131,337 ha), NP Katun (73,100 ha), NP Ukok (254,000 ha), NP Uch-Enmek (65,000 ha), NEP Chui-Oozy (9,538 ha). One more park “Ak Cholushpa” (173,400 ha) along the watershed of the Chelushman River is .

Due to absence of adequate experience and lack of necessary legislative base the nature parks of Altai have a lot of development problems. For instance Ministry of Finance of the Altai Republic should develop list of allowed economic activities for parks and sign “general agreements” with the park management (licensing), Altai Government should issue annual quotas for attendance of protected areas, e.g. Mt. Belukha, Ukok Plateau and officially authorize parks management to gather entrance fees and charges for land use and etc. We do hope that these recommendations will be taken into attention of a newly established Committee of natural resources, environment protection and tourism of the Altai Republic. Nature parks of Altai represent unique experience worthy replicating within the Russian regions.






Наверх
556 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России