Редкие виды птиц на сельскохозяйственных землях степного Зауралья 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№21-22 осень-зима 2006

От редакцииСтепной регионЗащита уязвимых видовСтепи под охранойЭкологический каркасОптимизация природопользованияЗаконодательствоПроектыСобытияОбъявленияНовые книги От редакции

Экологический каркас

Редкие виды птиц на сельскохозяйственных землях степного Зауралья

В.А. Коровин (Уральский университет, Екатеринбург)

Ведущими факторами динамики степной фауны являются процессы антропогенной трансформации степных экосистем, а на сельскохозяйственных землях – режимы функционирования сельского хозяйства. Для выявления основных тенденций изменения фауны, населения и популяций отдельных видов животных высокую актуальность приобретает организация зоологического мониторинга не только в рамках заповедных степных территорий, но и в типичных степных агроландшафтах. В свою очередь, районы регулярных стационарных наблюдений, характеризующиеся высокой степенью изученности фауны, имеют приоритет при выделении в качестве ключевых территорий.

Исходя из этого, на основе степного орнитологического стационара кафедры зоологии Уральского госуниверситета, базирующегося на юге Брединского района Челябинской области, в 2001 г. основана ключевая орнитологическая территория «Берсуат». По своим природным условиям эта территория, граничащая с Оренбургской областью и Казахстаном, типична для степного Зауралья. Естественные степные экосистемы к настоящему времени практически полностью преобразованы в полевые и пастбищные ценозы: на ключевой территории распашка достигает 70 %, около 30 % приходится на целинные степные пастбища. Сохранившиеся элементы природных ландшафтных комплексов – перелески и колки, речные поймы, заболоченные понижения рельефа с постоянными и временными водоемами – составляют сравнительно небольшие по площади островные включения среди агроландшафта, существенно дополняя его ландшафтное разнообразие.

Основанием для выделения ключевой орнитологической территории, помимо существования многолетнего стационара, явилось обитание здесь целого ряда угрожаемых, редких и исчезающих видов, внесенных в Красные книги РФ и Челябинской области – останавливающейся в периоды миграций пискульки (Anser erythropus), гнездящихся – могильника (Aquila heliaca), степного луня (Circus macrourus), красавки (Anthropoides virgo), стрепета (Tetrax tetrax), кречетки (Chettusia gregaria) и др. По совокупности критериев эта КОТР приобретает международный статус. Исследования, проведенные в конце 1980-х – начале 1990-х гг. и в начале нового столетия, позволили выяснить состояние популяций редких видов и населения птиц агроландшафта в целом, а также установить основные тенденции их динамики на фоне наблюдающегося в последнее десятилетие глубокого кризиса в сельском хозяйстве.

Достаточно устойчиво современное положение красавки в степном агроландшафте. Численность этого журавля стабилизировалась с переходом к гнездованию на полях. Если в 1980-1990-е гг. красавки изредка еще поселялись по целинным пастбищам, то в последнее десятилетие, характеризующееся восстановлением степной растительности в результате сокращения пастбищной нагрузки, такие случаи не зарегистрированы. Основная часть пар этого журавля гнездится на полях с прошлогодними пожнивными остатками, а в последние годы он нередко поселяется и на залежах – среди низкорослой разреженной растительности, по участкам, пройденным палами, пятнам щебнистого грунта. Гнездование на заброшенных полях, редко посещаемых людьми или используемых под выпас, а также на полях жнивья, оставленных под паром, протекает более успешно. Даже на возделываемых полях из-за медленных темпов их обработки некоторым парам, видимо, удается благополучно вывести потомство. В процессе механизированных работ погибают главным образом гнезда на полях, обрабатываемых рано – с конце апреля до середины мая. По-видимому, именно улучшение условий гнездования привело к почти полуторакратному росту численности красавки на ключевой территории – до 0,3 особи на 1 км2.

За последние 15 лет в степном Зауралье произошло стремительное восстановление популяции стрепета. Еще в первой половине XX в. обычный на Южном Урале и в прилегающих районах Северного Казахстана этот вид исчез с распашкой крупных массивов целинных земель и интенсификацией сельского хозяйства. В 1980-е гг. стрепет в регионе не встречался, причем отсутствовал уже достаточно долго, поскольку его практически не знали местные жители – охотники, механизаторы, пастухи. Впервые обнаружен на ключевой территории в 1991 г., когда зарегистрировано несколько встреч, а в типчаково-ковыльной степи среди целинного пастбища найдено гнездо. С этого времени стрепета регистрировали уже ежегодно, а численность его постепенно росла. К концу 1990-х гг. ее уровень достигал в среднем одной пары на 1 км2 и соответствовал таковому в кустанайских степях накануне их крупномасштабного освоения. Столь быстрому возрождению популяции стрепета способствовало широкое распространение залежных земель, которые он охотно использует для гнездования. Но еще более важным фактором представляется адаптивный сдвиг в поведении птиц – переход к гнездованию на полях. Как известно, стрепет отличается весьма консервативными связями с естественными степными ландшафтами и именно поэтому в результате их крупномасштаб ной трансформации пострадал сильнее многих других степных видов. Только в последние десятилетия XX столетия отмечены первые факты гнездования этого вида на полях многолетних трав. В ходе восстановления популяции в степном Зауралье стрепет отдавал уже заметное предпочтение этому местообитанию, а также бурьянистым и, особенно, многолетним залежам по сравнению с целинными пастбищами. В последние годы все чаще регистрируется поселение стрепета на полях с пожнивными остатками, что можно рассматривать как свидетельство продолжающейся адаптации к условиям агроландшафта.

Снижение степени антропогенного беспокойства в связи с сокращением объема и интенсивности сельскохозяйственных работ способствовало формированию на полях весенне-летних скоплений серого журавля (Grus grus), достигающих нескольких десятков особей, а также кормежке на жнивье небольших групп пролетных лебедей-кликунов (Cygnus cygnus).

Появление в последнее десятилетие обширных массивов залежных земель благоприятно отразилось на популяции степного луня. Являясь типичным номадным видом, меняющим районы размножения в зависимости от состояния кормовой базы, этот вид, как и прежде, демонстрирует резкие колебания численности. Встречаясь единично или отсутствуя в течение ряда лет, в годы массового размножения мышевидных грызунов (2000, 2003 гг.) он достигал высокой плотности (в среднем 0,3-0,4 особи/км2 ), многократно превышающей таковую в предшествующий период интенсивного ведения сельского хозяйства. Очевидно, в основе этих изменений лежит улучшение трофических условий – более высокое обилие мышевидных грызунов на необрабатываемых землях. Положительная динамика популяций в сложившихся экологических условиях установлена и для других специализированных миофагов – пустельги (Falco tinnunculus), ушастой (Asio otus) и болотной (A. flammeus) сов.

Относительно стабильной сохраняется и популяция могильника в степном агроландшафте. На ключевой территории площадью 370 км2 находится два-три постоянных гнездовых участка, ассоциированных с крупными гнездовыми колониями грачей (Corvus frugilegus) или постоянными маршрутами их кормовых полетов. Являясь основным объектом питания могильника, грач (Corvus frugilegus) обеспечивает ему достаточно устойчивую кормовую базу, компенсируя низкую численность другого важного корма – сусликов – в современном агроландшафте Зауралья (Коровин, 2004). Зарегистрированы факты смены орлами многолетних гнездовых участков после оставления грачами гнездовых колоний в периферийных районах, земли которых большей частью были выведены из сельскохозяйственного оборота. Наиболее серьезную угрозу существованию вида на сельскохозяйственных землях по-прежнему составляет сильное беспокойство от контактов с человеком, которое может служить прямой или косвенной причиной гибели гнезд – их оставления птицами либо разорения врановыми в период отсутствия хозяев.

Кречетка приобрела в последние годы статус исчезающего вида (International …, 2002). На КОТР «Берсуат» это отразилось в заметном сокращении числа весенних встреч. Если в конце 1980-х гг. за месяц регулярных наблюдений в мае регистрировали до трех встреч, в общей сложности до одного-двух десятков особей, то уже с начала 1990-х гг. – не более одной встречи и четырех особей, а в некоторые годы этот вид не регистрировался вовсе. Тем не менее, на ключевой территории кречетка сохранила свое положение редкого, спорадически гнездящегося вида. За период наблюдений зарегистрированы две попытки вероятного гнездования – на зяблевой пашне и солончаке среди бурьянистой залежи, а в мае 2006 г. обнаружена гнездящаяся пара на границе старозалежного участка и парового поля с пожнивными остатками.

Заметно сократилась за последние два десятилетия и численность другого степного кулика – большого кроншнепа (Numenius arquata), который в небольшом количестве гнездился по посевам многолетних трав, реже – на жнивье (одна-три пары на 100 км2), а в последние годы спорадически регистрируется только на кочевках. Тенденция к снижению численности этого вида не менее отчетливо проявляется и на прилегающих территориях Северного Казахстана (Хроков, 2006).

Спад сельскохозяйственного производства вызвал негативные последствия для птиц, выработавших устойчивые трофические связи с агроценозами. Наглядным примером этого может служить резкое сокращение численности пискульки на весеннем пролете. В конце 1980-х – начале 1990-х гг. на степном водохранилище регулярно останавливались крупные стаи этих гусей, достигавшие 500-800 особей. Птицы отдыхали на открытой воде, а кормились на прилегающих полях с пожнивными остатками. В последнее десятилетие, с прекращением обработки полей и формированием залежей, гуси перестали останавливать ся на этом водоеме, и теперь на исследуемой территории спорадически регистрируются лишь небольшие группы до 5-10 особей. Наметилась также тенденция снижения численности в агроландшафте озерной чайки (Larus ridibundus) и врановых птиц – сороки (Pica pica), галки (Corvus monedula), грача и серой вороны (Corvus cornix).

Современный кризис в сельском хозяйстве сопровождается заметным снижением объемов и интенсивности производства – сокращением поголовья скота, выведением значительной части земель из сельскохозяйственного оборота, формированием залежей. Быстрое развитие восстановительных сукцессий растительности на залежах и пастбищах привело к заметному изменению экологической обстановки в агроландшафте. Для многих степных птиц – степного луня, перепела, стрепета, полевого жаворонка и др. – эти изменения оказались благоприятны, означая повышение экологической емкости местообитаний, и способствовали росту численности. Для ряда крупных и осторожных птиц – журавлей, лебедя-кликуна – положительную роль сыграло снижение интенсивности антропогенного беспокойства. В то же время у видов, имеющих тесные трофические связи с агроценозами, на фоне сокращения сельскохозяйственного производства проявилась тенденция к снижению численности в агроландшафте.

Коровин В.А. Птицы в агроландшафтах Урала. Екатеринбург: Изд-во Уральск. ун-та, 2004. 504 с.

Хроков В.В. Тревожная ситуация с большим кроншнепом и степной тиркушкой в пределах их гнездовых ареалов в Казахстане // Орнитологические исследования в Северной Азии: Тезисы XII Международной орнитол. конф. Ставрополь, 2006, С. 556-557.

International Action Plan for the Sociable Lapwing Chettusia gregaria. 2002. Draft. Moscow. Bird Life International. 29 p.

Контакт:

Коровин Вадим Алексеевич,
доцент кафедры зоологии
Уральский государственный университета им. А.М. Горького

620083 Екатеринбург, пр. Ленина, 51

E-mail: vadim-korovin@mail.ru






Наверх
543 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России