Сайгак в Узбекистане – современный статус и причины сокращения популяции 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№21-22 осень-зима 2006

От редакцииСтепной регионЗащита уязвимых видовСтепи под охранойЭкологический каркасОптимизация природопользованияЗаконодательствоПроектыСобытияОбъявленияНовые книги От редакции

Защита уязвимых видов

Сайгак в Узбекистане – современный статус и причины сокращения популяции

Е.А. Быкова, А.В. Есипов, А.Ю. Ефимов, Д. Головцов
(Институт зоологии, Ташкент)

В Узбекистане сайгак обитает в каракалпакс кой части плато Устюрт, куда основное поголовье мигрирует в зимний период с территории Казахстана. В прошлом он встречался также в Северных Кызылкумах и в пойме р. Сырдарья, включая равнинную часть Ферганской долины. Для сайгака характерны длительные сезонные миграции, дальность которых зависит от погодных условий. В особенно суровые зимы известны заходы сайгака с южного Устюрта вглубь Туркменистана (Лукаревский, 2001). В настоящее время нет достоверных данных о дальности миграции сайгака.

После критического сокращения численности в 1920-е гг. вид полностью исчез с территории республики и не встречался здесь вплоть до середины 1950-х гг. В середине 1970-х гг., когда численность сайгака в Узбекистане оценивалась по разным данным от 60 до 80 тыс. голов, был открыт его государственный промысел. Несмотря на регламентацию промысла, на что были направлены ежегодные предпромысловые учеты с целью установления квот, уже тогда наметились негативные тенденции к сокращению численности сайгака. Последнее было обусловлено несогласованностью действий между Казахстаном и Узбекистаном, в результате чего популяция эксплуатировалась дважды. Однако истинной причиной современного состояния сайгака, когда он практически оказался на грани вымирания, явился высокий спрос на его рога. Китайский рынок, открывшийся для стран бывшего Советского Союза в конце 1980-х – начале 1990-х гг., явился очень привлекательным для сбыта природного сырья, в том числе рогов сайгака. Эта ситуация совпала с тяжелой экономической обстановкой в странах бывшего СССР, когда люди использовали любой способ для получения дохода. Слабый контроль со стороны государства в этот период способствовал росту нелегальной торговли продуктами живой природы.

В рамках международных проектов INTAS-03-51-3579 и DGIS/FFI в августе-сентябре и декабре 2004 г. на территории Узбекистана проводилось изучение состояния устюртской популяции сайгака и выявление социально-экономических причин сокращения его численности.

В настоящее время, как и в прошлом, основное поголовье сайгака сосредоточено на Устюрте в период зимовки. В северной части каракалпакского Устюрта происходил так же и окот этого вида (последние случаи зарегистрированы в 2003 г.).

По данным автомобильных учетов и учетов по следам в декабре 2004 г. было отмечено 5638 особей сайгака на площади 3850 км2. Средняя плотность составила 2184 особи/100 км2 (минимальная плотность – 510, максимальная – 5333 особи/100 км2). Всего было отмечено 61 стадо. Средний размер стада составил 91,7 особей. Общая численность устюртской популяции определяется в 15 тыс. особей (Бекенов, Грачев, 2004; Грачев, Бекенов, 2005). Соотношение самцов и самок, исходя из наших данных, составило примерно 1:35.

Прямые наблюдения были сильно затруднены из-за высокого уровня тревожности сайгаков и ограниченной видимости. Определенная нами дистанция вспугивания составляла от 2 до 3 км.

Количество зимующих на узбекской части Устюрта сайгаков меняется ежегодно в зависимости от погодных условий. По нашему мнению, ключевым показателем является высота снежного покрова, влияющая на доступность кормов. По всей видимости, зимой 2004-2005 гг., характеризовавшейся довольно высоким уровнем снежного покрова, большая часть популяции зимовала на территории Узбекистана, что подтверждается данными, полученными в этот период в Казахстане (Грачев, Бекенов, 2005).

Один из миграционных путей сайгака в пределах административных границ Узбекистана пролегает с севера на юг, проходя между поселками Жаслык и Каракалпакия, иногда захватывая окрестности станций Абадан и Кыркыз. Мы отмечали здесь энергичную миграцию на фронте шириной около 125 км. Стада сайгаков пересекли строящуюся автодорогу Кунград-Бейнеу и железную дорогу на участке между станциями Бостан и Жаслык. Другой миграционный путь сайгака проходит вдоль восточного чинка Устюрта на юг, где в прошлом часть популяции оставалась на зимовку в дельте Амударьи в окрестностях оз. Судочье (последние сведения относятся к 2001-2002 гг.). Мы нашли многочисленные костные остатки сайгаков – преимущественно старые черепа самцов с обрубленными рогами, скелеты и отдельные кости вдоль восточного чинка и в подчинковой зоне плато, что подтвердило присутствие животных в этой местности в обозримом прошлом. По результатам нашего обследования в декабре 2004 г. сайгаки здесь отмечены не были.

Среди причин сокращения численности сайгака называют браконьерство, климатические факторы, сокращение продуктивности пастбищ, воздействие искусственных преград и влияние хищников (см. диаграмму внизу страницы).

Очевидно, что браконьерство является основной причиной сокращения численности устюртской популяции сайгака за последнее десятилетие. В декабре 2004 г. в разгар миграции сайгака нами отмечались многочисленные следы мотоциклов и автомобилей по заснеженной целине в местах скопления сайгаков. В этот же период в темное время суток хорошо виден свет многочисленных браконьерских прожекторов. В придорожных чайханах поселков Жаслык и Каракалпакия в течение круглого года открыто подаются блюда из сайгачьего мяса, которое заготавливают впрок.

Экстремально низкие зимние температуры и высокий снежный покров также оказывают негативное воздействие на популяцию сайгака. В суровые зимы 1973-1974, 1986-1987 и 1993-1994 гг. наблюдалась массовая гибель сайгаков. Отмечено, что годам с суровыми зимними условиями часто предшествуют периоды летней засухи. В засушливые годы продуктивность пастбищ заметно снижается. Летняя бескормица ослабляет популяцию и препятствует благополучной зимовке. В связи с повышением уровня аридизации приаральского региона засухи стали здесь более частым явлением.

Определенное влияние на популяцию сайгака оказывают искусственные преграды: газопроводы, железная дорога, строящаяся автомобильная дорога Кунград – Бейнеу. Хотя сама по себе автодорога не является препятствием для мигрантов, но автотранспорт, движущийся по ней, отпугивает животных. Железная дорога, идущая параллельно автомобильной, также не является серьезным препятствием на пути мигрирующих стад. Однако известны многочисленные случаи гибели сайгаков под колесами движущихся поездов. В настоящее время, как показали данные опросов местных жителей, уровень смертности сайгаков на железной дороге снизился в связи со снижением интенсивности движения поездов. В прошлом также отмечались случаи массовой гибели сайгаков в глубоких траншеях строящихся газопроводов. В настоящее время такие случаи неизвестны, поскольку газопроводы почти на всем протяжении врыты в землю и не являются преградой для животных. Однако в связи с тем, что в самом ближайшем будущем Устюртский регион будет испытывать серьезную нагрузку, связанную с разведкой, разработкой и эксплуатацией нефтяных и газовых месторождений, это неизбежно и очень быстро негативно отразится на состоянии биоразнообразия. Уже сейчас можно прогнозировать ухудшение состояния сайгака в связи с планируемыми проектами, затрагивающими ключевые местообитания вида.

Для выявления социальных корней браконьерства нами было проведено общее обследование всех существующих типов населенных пунктов Устюрта и углубленное социологическое обследование модельного поселка (п. Жаслык).

Все населенные пункты на плато Устюрт расположены вдоль железной дороги Кунград-Бейнеу и идущего параллельно с ней участка газопровода Средняя Азия-Центр, а также вдоль восточного чинка Аральского моря по направлению линии газопровода Бухара-Урал. В настоящее время на плато Устюрт оседло проживает менее 10 тыс. человек, большая часть которых работает в железнодорожной и газовой отраслях. Кроме постоянного населения, здесь также можно встретить временных рабочих, обслуживающих релейные станции и буровые, строителей дороги, водителей дальнего транспорта, пастухов.

Анализ современной ситуации по использованию сайгака на Устюрте показал, что на сайгачьем промысле специализируются преимущественно местные жители. Добыча сайгака «визитерами» носит скорее случайный характер. Наибольшее число охотников проживает в поселках Жаслык, Каракалпакия, Кубла-Устюрт и Бостан. В прошлом, когда ареал сайгака был шире, активным промыслом занимались и жители Кыркыза.

Из наших результатов видно, что именно высокий спрос на рога сайгака на фоне общего экономического спада и увеличения уровня безработицы стал стимулом браконьерства. Браконьерство, по мнению жителей, составляет 10 % в суммарном доходе общины, что является довольно существенным вкладом.

За истекшее десятилетие в 88 % случаев основной мотивацией для охотников была добыча животных ради продажи рогов. В связи с этим из популяции изымались преимущественно взрослые самцы. В настоящее время, когда численность вида резко сократилась, а доля самцов в популяции критически мала, это соотношение изменилось. Наблюдается сокращение объемов нелегальной торговли рогами, в то время как спрос на дешевое мясо поддерживается на постоянно высоком уровне. Мясо сайгака в 62,5 % случаев идет на продажу, а в 19 % случаев используется для собственного потребления. Торговля рогами продолжается, но этот бизнес перестает быть рентабельным. Браконьеры охотятся на самцов любой возрастной группы, включая молодых.

Люди обычно не скрывают факта потребления сайгачьего мяса, мотивируя это его дешевизной (в 1,5-2 раза дешевле говядины) и хорошими вкусовыми качествами. Кроме того, мясо сайгака, как в прошлом, так и сейчас вывозят в Казахстан, где его цена на 30 % выше.

Наиболее активный сезон браконьерства приходится на октябрь-февраль и совпадает с периодом миграции. Браконьеры, как привило, охотятся в парах на мотоциклах «Урал» без коляски: водитель и стрелок. В ночное время сайгаков окружают несколькими мотоциклами и дезориентируют, ослепляя фарами. В дневное время охотники используют тактику прямого преследования животных.

Нелегальной охотой и реализацией продукции – рогов и мяса сайгака – обычно занимаются люди в возрасте до 40 лет, не имеющие постоянной работы (34 % безработных п. Жаслык занимается браконьерством). Как правило, браконьеры – люди со средним и средне-специальным образованием. Большинство из них имеет средний (55,5 %) и высокий (33,3 %) уровень доходов.

По мнению людей, браконьерство не является престижным занятием и по уровню престижности занимает 20-е место из 26 представленных в поселке видов занятости. Однако по уровню доходов люди ставят браконьерство в один ряд с высокооплачиваемыми профессиями (администрация газокомпрессорной станции и железной дороги, машинист поезда, водитель и др.).

Браконьерство приводит не только к массовой гибели сайгака, но и к несчастным случаям и гибели людей. Практически ежегодно люди калечатся во время охоты, известны также и смертные случаи. Причиной смерти является либо авария (мотоциклисты на большой скорости попадают в глубокие поперечные колеи и переворачиваются), либо неосторожное обращение с огнестрельным оружием.

Незаконная деятельность браконьеров поддерживалась и продолжает поддерживаться слабым контролем со стороны природоохранных агентств. В 1991 г. в Узбекистане был объявлен временный запрет на добычу сайгака, о чем знает большинство опрошенных жителей. Однако эта мера, так же как и создание в северной части узбекского Устюрта заказника «Сайгачий», не дала желаемого эффекта, и уровень браконьерства сохраняется на постоянно высоком уровне.

Исторически, узбекская часть плато Устюрт была заселена кочевыми племенами казахов и туркмен. Оседлое население появилось здесь относительно недавно – немногим более 30 лет назад. Люди приезжали из разных уголков Советского Союза для строительства и обслуживания железной дороги и газопроводов. Несмотря на то, что образовательный уровень населения довольно высок (например, в п. Жаслык 33 % жителей имеет среднее, 41 % – среднее специальное и 4 % – высшее образование), люди хорошо осведомлены о биологии сайгака и верно понимают причины сокращения его численности, большинство из них не имеет представления об устойчивом природопользовании. В регионе еще не успели сформироваться духовные связи, не работают традиционные приоритеты и запреты. Даже религиозные действия носят больше ритуальный, чем духовный характер.

По результатам обследования были разработаны рекомендации по сохранению сайгака в Узбекистане. Среди приоритетных направлений указаны: организация специализированной службы охраны сайгака, налаживание системы мониторинга, создание межгосударственной охраняемой природной территории (Узбекистан-Казахстан), подписание соглашения с республиками Казахстан и Туркменистан о мерах по сохранению устюртской популяции сайгака. Важным и своевременным шагом является проведение программ по экопросвещению различных слоев населения и улучшению благосостояния населения через поиск альтернативных источников доходов. Кроме того, необходима экологическая экспертиза влияния газодобычи на состояние сайгака на плато Устюрт, особенно в местах планируемого строительства, а равно и обеспечение контроля за соблюдением экологических нормативов добычи, переработки и транспортировки углеводородов на плато Устюрт.

Бекенов А.Б., Грачев Ю.А. Сайгак: состояние популяций и пути сохранения // Материалы III Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы экологии». Караганда, 2004. 117-118.

Грачев Ю.А., Бекенов А.Б. Состояние популяций сайгака в Казахстане в 2004 году // СБ, 2005, № 17. 15-16.

Лукаревский В.С. Леопард, полосатая гиена и волк в Туркменистане. М, 2001. 128 с.

Контакт:

Быкова Елена, Есипов Александр,

Институт зоологии АН РУз

Узбекистан 700095
Ташкент, ул. Ниязова, 1

Тел.: (998712) 46 07 18

E-mail: esip@tkt.uz






Наверх
313 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России