Международные проекты по изучению и сохранению сайгака в Калмыкии 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№21-22 осень-зима 2006

От редакцииСтепной регионЗащита уязвимых видовСтепи под охранойЭкологический каркасОптимизация природопользованияЗаконодательствоПроектыСобытияОбъявленияНовые книги От редакции

Защита уязвимых видов

Международные проекты по изучению и сохранению сайгака в Калмыкии

Ю.Н. Арылов (Центр диких животных Калмыкии, Элиста),
В.В. Вознесенская и А.А. Лущекина (ИПЭЭ РАН, Москва),
Р.А. Меджидов (Центр экологических проектов, Элиста),
Э.Дж. Милнер-Гулланд (Imperial College, Лондон, Англия),
Б.С. Убушаев (заповедник «Черные земли», Калмыкия)

Общая численность сайгака, обитавшего в свое время на всем протяжении степной и полупустынной зон Евразии, достигала нескольких миллионов особей. Однако по мере хозяйственного освоения земель, в частности, на правом берегу Волги в ее нижнем течении (территория современных Республики Калмыкия и Астраханской области), численность и ареал вида неуклонно сокращались. Тем не менее, до середины ХХ в. сайгак оставался многочисленным обитателем этих мест, но именно с этого времени наметилась тенденция к резкому снижению его численности вследствие увеличения пастбищной нагрузки домашнего скота, сокращения местообитаний и ухудшения их качества, а также возросшего пресса промысла. В 1970-х гг., благодаря принятым экстренным мерам по нормированию добычи сайгака, его численность в Северо-Западном Прикаспии удалось восстановить до уровня середины века (700-800 тыс. особей) (Близнюк, 1995). В эти годы стада сайгаков постоянно держались на пастбищах не только Калмыкии и Астраханской области, но нередко мигрировали и на соседние территории (в Дагестан, Ставропольский край, Ростовскую область). На левобережье Волги, в Астраханскую область стада сайгаков заходили также из соседнего Казахстана и проникали далее на север – в Волгоградскую и Саратовскую области. Последний заход сайгаков в Ростовскую область был отмечен в 1999 г. (Миноранский, Подгорная, 2002).

В советский период в результате неконтролируемого роста поголовья скота и нарушения правил выпаса значительная часть пастбищ Черных земель была превращена в антропогенную пустыню (Зонн, 1995). Из-за строительства автомобильных дорог, ирригационных каналов, расширения площадей орошаемых огороженных полей и создания многочисленных животноводческих ферм резко ухудшились возможности для миграций сайгаков, столь характерные для этого вида и обеспечивающие его выживание при экстремальных погодных условиях (засуха, глубокий снежный покров и т.п.) (Зименко, Кузнецов, 2005).

В ходе перестройки и реформ после распада СССР ситуация с охраной промысловых видов и общим состоянием охотничьего хозяйства повсеместно резко ухудшилась, что привело к не поддающемуся никакому учету росту браконьерства. Для сайгака это было связано, наряду с другими причинами, с нелегальной продажей рогов, цена которых в твердой валюте была весьма высока, а их вывоз за границу не представлял особого труда (Соколов и др., 1991). В результате популяция этих копытных на территории России оказалась под серьезной угрозой. За последние 10 лет численность сайгака сократилась более чем в 15 раз и в последнее время, по данным Охотуправления Республики Калмыкия, находится в пределах от 17 до 20 тыс. особей (Меджидов и др., 2004). В условиях крайне низкой численности резко сократилась и площадь районов основного обитания этого вида. Для Северо-Западного Прикаспия в 1990-х гг. она уменьшилась почти в 5 раз по сравнению с 1958 г. (со 120 тыс. до 25 тыс. км2) (Близнюк, 1995). Сохранившиеся группировки сайгака сосредоточены в настоящее время на востоке и юго-востоке Черных земель (Букреева, 2004). Важную роль в обеспечении их охраны стали играть созданный в 1990 г. государственный природный заповедник «Черные земли» (Республика Калмыкия) и созданный в 2000 г. по соседству с ним заказник «Степной» (Астраханская область).

Критическое состояние популяций сайгака – эндемика аридных территорий Евразии – привлекло внимание как российских органов, ответственных за сохранение биоразнообразия и охотничьей фауны, так и международных организаций. В 1995 г. сайгак был включен в Приложение II Конвенции СИТЕС. На прошедшем в мае 2002 г. в Элисте Международном совещании по сохранению сайгака был подготовлен «План действий по сохранению, восстановлению и устойчивому использования сайгака» и Меморандум о взаимопонимании (МоВ) между странами ареала, который, к сожалению, в настоящее время подписан только Монголией*. В 2002 г. Всемирный союз охраны природы (МСОП) включил сайгака в свой Красный список как вид, находящийся под угрозой исчезновения. Затем 13-я Конференция сторон СИТЕС (Бангкок, Таиланд, октябрь 2004 г.) отметила необходимость принятия срочных мер для сохранения этого ценного вида. Проблемы сохранения сайгака рассматривались также на Всемирном конгрессе МСОП по охране природы (Бангкок, ноябрь 2004 г.). Для обеспечения сохранения сайгака была принята соответствующая резолюция, призывающая все страны ареала (это Россию, Казахстан, Узбекистан, Туркменистан и Монголию) принять неотложные меры, направленные на восстановление его численности с учетом Плана действий, выработанного на совещании в Элисте. Нужно отметить, что, хотя Россия пока не подписала МоВ, работа по выполнению отдельных разделов Плана действий в ней уже активно проводится. Управление по охране, контролю и регулировани ю использования охотничьих животных Республики Калмыкия возобновило регулярные учеты сайгаков и проводит патрулирование территории (в том числе с применение м вертолета) для борьбы с браконьерством.

В Яшкульском районе Калмыкии по решению Правительства Республики в 2002 г. создан питомник по разведению и сохранению генофонда сайгаков, которому выделено 800 га природных пастбищ. Этот Центр является и образовательной (здесь проводятся экскурсии для школьников, студентов и других посетителей), и учебной (студентами различных вузов страны здесь выполняются курсовые и дипломные работы), и научной базой.

В частности, в рамках проекта ИНТАС разрабатываются методы щадящего мониторинга репродуктивного статуса сайгаков в условиях вольерного разведения для последующей организации такого мониторинга в природе. В ходе изучения репродуктивной биологии сайгака разработан тест для диагностики беременности самок сайгака по содержанию эстрогенов в их экскрементах. Обнаружена достоверная корреляция между иммунореактивностью к эстрадиолу в фекалиях сайгака и стадией беременности. Иммунореактивность к эстрадиолу в фекалиях сайгака возрастает в 10 раз на стадии 4-5 недель беременности по сравнению с небеременными самками, в 30 раз – к 6-й неделе беременности и более, чем в 50 раз, начиная с 7-й недели беременности. Эти работы позволят осуществлять слежение за физиологическим статусом животных без какого-либо вмешательства в их нормальную жизнь.

С участием сотрудников заповедника «Черные Земли» и Центра диких животных Республики Калмыкия в рамках международных проектов на протяжении последних трех лет в разные сезоны года осуществляется мониторинг популяции сайгака, обитающей в районе Черных земель. Основное внимание уделяется периодам гона и отела сайгаков. Проведенные визуальные наблюдения в период гона (ноябрь – январь) 2004 г. и 2005 г. показали крайне низкую долю половозрелых самцов (1,7 % и 6,1 % соответственно). Данные учета сайгачат, проведенного в 2003-2005 гг., показали примерно равное соотношение полов родившихся сайгачат и относительно невысокую их смертность в первые дни жизни (около 8 %). Это свидетельствует о роли коммерческого браконьерства и контрабанды в формировании половой структуры популяции – именно взрослые самцы становятся жертвой браконьеров из-за своих рогов, которые сбываются в Китае и Юго-Восточной Азии.

К настоящему времени в пределах Северо-Западного Прикаспия создана система различных ООПТ (государственные заповедники, национальные парки, природные парки, природные заказники федерального и регионального значения, а также памятники природы) (Габунщина, 2000; Сводный список, 2001; Чуйков, Мошонкин, 2000). Меры охраны ООПТ, как показывают полевые наблюдения, выполняемые в рамках международных проектов, в биосферном заповеднике «Черные Земли» и в заказнике «Степной», благоприятно сказываются на сайгаках, которые проводят в пределах этих ООПТ значительную часть своего жизненного цикла (Лущекина и др., 2005). Учитывая важную роль, которую играют особо охраняемые природные территории в сохранении сайгака, целесообразно отработать принципиальную схему организации экологической сети для решения конкретной задачи. В оптимальную экологическую сеть принято включать ключевые природные территории (КПТ), непосредственно обеспечивающие поддержание экологического баланса путем сохранения биологического разнообразия природных комплексов и их компонентов; транзитные территории, благодаря которым поддерживаются экологические связи между КПТ; буферные территории, защищающие КПТ и транзитные территории от неблагоприятных внешних воздействий; восстанавливаемые (реставрируемые) ключевые, транзитные или буферные территории, ранее выбывшие из экологического каркаса (Лущекина и др., 2005).

При поддержке Фонда «Дарвинская инициатива» (Англия) проведено социально-экономическое обследование нескольких населенных пунктов в регионе Черных земель, результаты которого показали, что местное население плохо осведомлено о запрете охоты на сайгака (только 29 % из 100 опрошенных что-то слышали об этом). Для улучшения информированности населения о современной ситуации с сайгаком на территории Калмыкии, о существующих законодательных актах, о мерах, предпринимаемых для охраны сайгака, был подготовлен небольшой буклет, который широко распространялся среди разных слоев местного населения. Оценивая причины уменьшения численности сайгаков, большинство респондентов (79 %) на первое место ставят браконьерство, причем 42 % считают, что в основном браконьерством занимаются безработные люди. Более 91 % опрошенных признают, что добыча сайгаков ведется ради мяса и рогов, причем 34,5 % указали, что это делается в основном для последующей продажи, а не для собственных нужд (Меджидов и др., 2004). В СБ № 18 (2004 г.) был опубликован полный отчет о проведенных опросах, и мы надеемся, что такая информация должна помочь начать специальную программу по привлечению местного населения к охране и восстановлению численности сайгака.

Несмотря на все усилия по сохранению сайгака на территории Калмыкии и наблюдающуюся в последние 2-3 года некую стабилизацию его численности, с сожалением приходится констатировать, что популяция сайгака все еще находится в критическом состоянии. В сложившихся условиях привычные ведомственные методы охраны (например, ужесточение наказания за незаконную охоту) не принесут желаемых результатов. Нужны нестандартные подходы, основанные на современных технологиях анализа и решения комплексных междисциплинарных проблем регионального природопользования с одновременным сохранением природного и культурного наследия. В нашем случае эти технологии должны быть ориентированы, прежде всего, на повышение занятости и благосостояния местного населения через оказание содействия развитию рациональных и традиционных методов землепользования (Зименко, Кузнецов, 2005). С этой целью в 2005 г. на территории Яшкульского района был начат проект, поддержанный Британским Советом, по отвлечению местного населения от браконьерства путем создания условий для развития традиционного животноводства и улучшения благосостояния местного населения Калмыкии. Это небольшой пилотный проект, в ходе реализации которого несколько семей в поселках Таван-Гашун, Хулхутта и Утта будут обеспечены коровами традиционной калмыцкой породы, и всем необходимым для их содержания и размножения. Приплод от этих коров, согласно условиям проекта, будет передаваться безвозмездно другим семьям. Мы надеемся, что такая «цепная реакция» хоть в какой-то мере будет способствовать улучшению благосостояния местных жителей, повышению их занятости и прекращению браконьерства.

Экосистемы, предпочитаемые сайгаком в Северо-Западном Прикаспии, относятся к переходной от степи к пустыне экотонной зоне. Благодаря этому они отличаются не только комплексностью и разнообразием растительного покрова, но и большим размахом многолетних изменений. А это накладывает свой отпечаток на сезонные особенности распределения сайгака, которые в отдельные годы могут резко отличаться. В современных условиях для сохранения сайгака и всего биологического разнообразия весьма перспективно применение экосистемного подхода, которому отведено важное место в Конвенции о биологическом разнообразии (1992). При применении экосистемного подхода необходимо следовать 12 принципам, в которых предусмотрено обеспечение взаимодействия всех секторов экономики и общества, привлечение результатов междисциплинарных исследований, учет пространственных и временных изменений экосистем и определенной инерции тех или иных экологических процессов (Неронов и др., 2005). Полагаем, что результаты, полученные в ходе реализации международных проектов на территории Калмыкии, будут способствовать применению экосистемного подхода по всему ареалу сайгака.

Работы выполнены при поддержке Фонда Darwin Initiative (№ 12/028), INTAS (№ 03-51-3579) и SEPS (№ 383). Авторы искренне признательны Правительству Республики Калмыкия, Администрации Яшкульского района, различным российским и международным организациям за поддержку исследований, проведенных на территории Республики Калмыкия и положенных в основу данного сообщения. Мы также благодарны всем нашим коллегам и добровольным помощникам за их бесценный вклад в дело сохранения сайгака.

Близнюк А.И. Роль хозяйственного освоения территорий в изменении численности калмыцкой популяции сайгака // Биота и природная среда Калмыкии. /Ред. И.С. Зонн, В.М. Неронов. М., 1995. 222-244.

Букреева О.М. Состояние европейской популяции сайгака // Млекопитающие как компонент аридных экосистем (ресурсы, экология, медицинское значение и охрана). Саратов, 2004. 22-23.

Габунщина Э.Б., Бакташева Н.М., Букреева О.М. и др. Формирование экологического каркаса (экологической сети) Республики Калмыкия. Элиста: Аридный центр РК, 2000. 36 с.

Зименко А.В., Кузнецов В.А. Перспективы сохранения сайгака в России: развитие традиционного землепользования в ключевых районах ареала // Экология и природная среда Калмыкии. Сборник научных трудов ГПБЗ «Черные земли». Элиста, 2005. 82-89.

Зонн И.С. Республика Калмыкия Хальмг Тангч – европейский регион экологической напряженности // Биота и природная среда Калмыкии. Ред. И.С. Зонн, В.М. Неронов. М., 1995. 6-18.

Лущекина А.А., Неронов В.М., Бадмаев В.С., Хлуднев А.В. Организация территориальной охраны природы и перспективы сохранения сайгака на правобережье Волги // Поволжский экологический журнал, 2005, № 1. 80-85.

Неронов В.М., Лущекина А.А., Арылов Ю.Н. Экосистемный подход для сохранения и восстановления популяции сайгака в Нижнем Поволжье // Биоресурсы и биоразнообразие экосистем Поволжья. Мат-лы Межд. совещ., 24-28 апреля 2005 г., Саратов. Саратов, 2005. 166-164.

Меджидов Р.А., Каминов Ю.Б., Обгенова О.Б. Мест-ное население о падении численности и возможностях сохранения сайгака в Калмыкии // СБ, 2005, № 18. 25-28.

Миноранский В.А., Подгорная Я.Ю. Наземные позвоночные Курникова Лимана // Труды ГПЗ «Ростовский». Вып. 1. Ростов-на-Дону: Изд-во ООО «ЦВВР», 2002. 265-271.

Сводный список особо охраняемых природных территорий Российской Федерации. М.: ВНИИЦлесресурс, 2001. 452 с.

Соколов В., Жирнов Л., Еремеев А., Шуваев Д., Висящев Г. Валютная лихорадка и сайгаки // Охота и охотничье хозяйство, 1991, № 4. 1-3.

Чуйков Ю.С., Мошонкин Н.Н. Система особо охраняемых природных территорий Астраханской области. (Современное состояние и перспективы развития). Астрахань: Изд-во Нижневолжского центра экологического образования, 2000. 124 с.

Контакт:

Арылов Юрий Нимеевич

Центр диких животных Республики Калмыкия

358000 Элиста, ул. Чкалова, 36

Тел./факс: (84722) 5 75 82

E-mail: saigak@elista.ru






Наверх
317 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России