СОБЫТИЯ Начинается создание горно-степного заповедника на Алтае 
ISSN 1726-2860
(печатная версия ISSN 1684-8438)

Содержание номера

№23-24 осень-зима 2007

СтратегияСтепи в опасности НЕ новые книги Степные пожарыЗащита уязвимых видовСтепи под охраной Имена Природоохранные инструментыПроектыНовостиЗаконодательствоИменаСтепи в опасностиСобытияОбъявления Новые книги От редакции

Степи под охраной

СОБЫТИЯ Начинается создание горно-степного заповедника на Алтае

Год назад на страницах СБ (№ 21–22, 2006) поднимался вопрос о необходимости сохранения крупнейшего массива горных степей Юго-Восточного Алтая – прежде всего, в пределах российской части пограничного с Монголией хребта Сайлюгем. Публикация оказалась неожиданно своевременной – уже весной прошедшего года Министерство природных ресурсов России вернулось к обсуждению давно, казалось бы, оставленных планов создания заповедника в Кош-Агачском районе Республики Алтай.

Итогом нескольких месяцев подготовительной работы стало заседание Комиссии по организации государственного природного заповедника «Сайлюгем», прошедшее 12 декабря 2007 г. в Горно-Алтайске. В работе заседания приняли участие представители правительства республики, МПР РФ, Росприроднадзора, муниципальных органов Кош-Агачского района, руководители действующих заповедников, представители Российского комитета МАБ, проекта ПРООН/ГЭФ «Сохранение биоразнообразия Алтае-Саянского экорегиона» и Алтае-Саянской программы WWF России.

Тон заседанию задал доклад и.о. директора Департамента государственной политики в сфере охраны окружающей среды МПР России А.М. Амирханова, напомнившего, что создание заповедника «Сайлюгемский» предписано Распоряжением Правительства РФ от 23.05.2001 г. №725-р «Об организации государственных природных заповедников и национальных парков на территории Российской Федерации». Остальные пять докладов касались различных аспектов обсуждаемого нового заповедника – в частности, его роли в сохранении биоразнообразия и обеспечении устойчивого социально-экономического развития региона.

Предлагаемые границы заповедника (45–50 тыс. га) и охранной зоны.
Возможный национальный парк включил бы всю очерченную территорию (240 тыс. га).

Важнейшими задачами будущего заповедника названы сохранение крупнейших в России группировок снежного барса и алтайского горного барана – аргали, одних из самых крупных в Алтае-Саянском экорегионе группировок сибирского козерога и сокола-балобана. Исходя из потребностей сохранения ключевых местообитаний этих видов, высказаны предложения по заповеданию двух участков: на хр. Сайлюгем (45–50 тыс. га) и в долине р. Аргут (до 100 тыс. га). Обсуждалось, каким образом при проектировании заповедника будут учтены интересы местных жителей – скотоводов, использующих степи Сайлюгема в качестве зимних (реже – и летних) пастбищ. Большинство присутствовавших экспертов высказалось в пользу создания здесь национального парка, а не заповедника, что позволило бы и увеличить общую площадь ООПТ, и обеспечить пространственную связь между предложенными участками. Однако позиция представителя министерства была категорична – необходимо следовать букве распоряжения Правительства, а там говорится о Сайлюгемском заповеднике.

В итоге, участники совещания решили приступить к созданию заповедника в составе указанных двух участков. Утвержден крайне сжатый график работ, по которому к апрелю 2008 г. должно быть готово эколого-экономическое обоснование, а к февралю 2009 г. – в Правительство РФ внесены предложения о создании заповедника и переводе занимаемых им земель в категорию земель ООПТ.

Комиссия попросила Российский комитет МАБ содействовать включению будущего заповедника во Всемирную сеть биосферных резерватов ЮНЕСКО.

Принято предложение проработать возможность образования здесь трансграничной российско-монгольской ООПТ, совместно с национальным парком «Сайлюгем» в Монголии. Такая ООПТ предусмотрена распоряжением Правительства РФ от 3.07.2003 № 907-р «Об утверждении перечня мероприятий по реализации Концепции развития приграничного сотрудничества в Российской Федерации». Решено, что работы по подготовке эколого- экономического обоснования и проектированию заповедника «Сайлюгем» будут финансироваться совместно МПР России и WWF при участии проекта ПРООН/ГЭФ по Алтае-Саянскому экорегиону.

Сохраняется опасение, что принятые решения могут быть ревизованы по мере учета информации о запасах и размещении полезных ископаемых при проектировании границ заповедника. Двусмысленно выглядит включение в протокол пункта «принять к сведению информацию о том, что работы по проекту строительства газопровода «Алтай» в настоящее время не ведутся и реальной угрозы для объекта Всемирного природного наследия «Золотые горы Алтая» в настоящее время нет». Формально коридор трассы газопровода исключен из рассматриваемой территории заповедника и вопрос о его строительстве не должен был затрагиваться в рамках процесса создания заповедника. К слову, угрозу объекту Всемирного природного наследия представляют сами планы строительства, представленные, например, в Ходатайстве (Декларации) о намерениях инвестирования в строительство газопровода «Алтай», разработанном по заданию ОАО «Газпром» в 2006 г.

Экосистема Сайлюгема должна быть сохранена – но как?

Послесловие к событию

Несомненно, экосистема хребта Сайлюгем обладает исключительной ценностью, ее значение выходит далеко за рамки регионального. Угрозы этой экосистеме (и ряду составляющих ее отдельных видов) – также отнюдь не местного масштаба. Речь, прежде всего, о браконьерстве, имеющем международный характер (в отношении аргали и балобана), и о перспективе разработки недр.

О недрах стоит сказать особо. В последние годы на Алтае рудные богатства раскупают как горячие пирожки. В том числе, в степных предгорьях и горно-степных котловинах ежегодно выставляется на торги несколько новых лицензий на освоение (доизучение и разработку) рудных месторождений – полиметаллических руд, золота и серебра, реже – иных металлов. Лицензии отдаются по цене от сотни тысяч до нескольких миллионов долларов. Большинство реальных покупателей – крупные компании, штаб-квартиры которых расположены за тысячи километров от Алтая, практически всегда с решающим (до 100 %) участием иностранного капитала.

В начале 2007 г. реальной стала угроза освоения Каракульского месторождения кобальта, вольфрама и ванадия на соседнем с Сайлюгемом хребте Чихачева. Лицензию на доизучение и разработку месторождения выкупило ООО «Алтайрудаметалл» (Барнаул) – дочерняя компания британской Imperial Mining Ltd. Планируется строительство горно-обогатительного комбината (ГОК).

В 2007 г. выставлялись на конкурс и другие участки на хребте Чихачева. Никому не известная московская фирма «Стэнтор» получила право пользования недрами сереброрудного месторождения Янтау. Только по стечению обстоятельств не была выдана лицензия на месторождение рудного золота «Барбургазинская площадь» – выигравшая аукцион компания не смогла внести нужную сумму. Но участок будет выставлен на торги повторно, освоение его всего лишь на год отсрочено. Планировалась продажа лицензии на расположенное поблизости сереброрудное месторождение – Озерную площадь; конкурс не состоялся, но очевидно он пройдет в 2008 г.

Район расположения всех этих месторождений на хр. Чихачева входит в границы ключевой орнитологической территории международного значения (КОТР «Талдуаир»), это также один из важнейших участков миграции аргали, малонарушенный массив горно-степных и высокогорных тундровых экосистем; ранее планировалось, что тут должен быть создан один из кластерных участков будущего Сайлюгемского заповедника… Теперь этот вопрос не обсуждается.

В восточной части самого хр. Сайлюгем горно-рудная компания «Металлы Алтая» (Горно-Алтайск) уже в 2007 г. собиралась начать добычу спекулярита (пластинчатой формы гематита).

Геологоразведочная деятельность в районе активизируется. Правительство республики и местные муниципальные власти рады любым инвестициям, ожидать от них противодействия горнякам не приходится. Единственным препятствием в этом случае может быть только ООПТ, имеющая федеральный статус.

Но означает ли это именно заповедник?

Потенциальные конфликты, к сожалению, не исчерпываются столкновением с горнодобывающими компаниями. Хотя на Сайлюгеме нет поселков, здесь расположено много чабанских стоянок (зимовок) и большая часть хребта (как видно на схеме) служит пастбищем для овец и рогатого скота (коров и яков). Скот здесь выпасается круглый год, пастбища используются в полукочевом режиме, с более или менее строгим разделением на зимние и летние.

В настоящее время пастбищная нагрузка в российской части хребта не превышает допустимых пределов и, видимо, не мешает существованию популяции архара. Зато она обеспечивает необходимый уровень стравливания степного травостоя и способствует поддержанию здесь достаточно высокой плотности многих видов норных грызунов и трех видов пищух. А это, в свою очередь, обеспечивает кормовую базу многим пернатым и четвероногим хищникам, включая такие редкие и угрожаемые виды, как беркут, степной орел, балобан, а из млекопитающих – манул. Обилие этих животных здесь прямо связано с сохранением выпаса скота. Тем более связано с ним обитание на Сайлюгеме таких пернатых падальщиков, как бородач и черный гриф.

Таким образом, сейчас выпас на Сайлюгеме не только не мешает сохранению степных сообществ и видов, но скорее наоборот – способствует поддержанию экосистемы.

Конечно, если поголовье скота будет бесконтрольно расти, ситуация изменится и станет похожа на ту, что сложилась на монгольской стороне хребта, где поголовье давно превысило оптимальную численность. Там перевыпас представляет серьезную природоохранную проблему, в том числе и для сохранения аргали. Однако на российской территории пока нет оснований для быстрого роста поголовья, во всяком случае в близком будущем. Это не означает, что присутствие на хребте пастушьих стоянок совсем не имеет отрицательных последствий для степных экосистем. Такие есть – это и некоторое увеличение браконьерства (хотя в основном оно не связано с местными чабанами), и беспокойство диких животных пастухами и собаками, и повышение смертности манула (основной враг которого – пастушьи собаки). Но позитивный эффект все же значительно больше.

Итак, исключение выпаса на Сайлюгеме нежелательно, достаточно обеспечить его регулирование природоохранными ограничениями.

Не менее важна судьба живущих здесь людей. Создание заповедника повлечет изгнание их с привычных мест кочевок (либо сразу создаст прецедент нарушения законодательства со стороны самой ООПТ). Свободных хороших пастбищ в районе нет, все поделено. Что этим семьям можно предложить взамен? Получается, что конфликт с местным населением закладывается самим фактом создания заповедника.

Мало того, само ожидание такого развития событий очень осложняет процесс создания ООПТ. Через месяц после принятия решения о начале работ по созданию заповедника жители Кош-Агачского района инициировали обсуждение вопроса в республиканском Законодательном собрании Эл-Курултай. За этим последовало проведение Круглого стола с участием депутатов и чиновников в районном центре, пос. Кош-Агач (7 февраля 2008 г.). В итоговом документе Круглого стола высказано пожелание уточнить границы землепользований в пределах создаваемого заповедника и исключить из него земли сельскохозяйственного назначения и паевые земли. Если это предложение будет принято, в границах заповедника останутся в основном высокогорные тундры, тогда как степные экосистемы будут почти полностью исключены.

Общая площадь заповедника на хр. Сайлюгем вынужденно планируется в размере 40–50 тыс. га, оставляя большую часть хребта – используемые пастбища – в охранной зоне. Но под давлением местных жителей и эта территория может еще уменьшиться.

Приемлемой альтернативой заповеднику мог бы стать национальный парк. Статус парка предусматривает зонирование и позволяет более гибко регулировать использование территории. В этом случае не пришлось бы полностью исключать выпас, сгонять с земли жителей. При этом режим парка достаточен, чтобы выстроить систему контроля за использованием пастбищ. В отношении притязаний на освоение недр национальный парк обеспечивает практически такую же защищенность, как и заповедник. Режим парка и права инспекторов по его охране вполне достаточны, чтобы эффективно бороться с коммерческим браконьерством. Наконец, в случае создания национального парка реально было бы увеличить площадь проектируемой ООПТ до 240 тыс. га, чтобы охватить всю российскую часть хребта (на схеме это соответствует границе охранной зоны планируемого заповедника), а возможно и больше.

Национальный парк – не лучшая форма ООПТ для защиты степных экосистем, однако наиболее приемлемая из предлагаемых российским законодательством. Но время ограничено – есть реальная опасность потерять степи Сайлюгема, как теряется сейчас ценная природная территория на хребте Чихачева.

И. Смелянский (Сибэкоцентр, Новосибирск)






Наверх
187 просмотров



Сибирский экологический центр
Центр охраны дикой природы
Проект ПРООН/ГЭФ по степным ООПТ России
Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия
Об издании

Популярное
ПРООН ГЭФ Минприроды России